12.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 
238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 
255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 
272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 
289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 
306 307 308 309 310 

Диалектная лексика

В русской лексической системе выделяются группы слов, сфера употребления которых ограничена той или иной территориальной закрепленностью. Такие группы называют диалектными. В своей основе - это говоры крестьянского населения, которые до сих пор сохраняют отдельные фонетические, морфологические, синтаксические и лексико-семантические особенности. Это дает возможность выделить диалектизмы фонетические (ж[о]на вместо жена, п[и]сня, м[и]сто вместо песня, место; дум[а]т вместо думает в севернорусских говорах; н[я]су, р[я]ка вместо несу, река; [хв]артук вместо фартук и др. в южнорусских говорах); диалектизмы морфологические (например, видел сво[им] глаз[ам], говорил с умн[ым] люд[ям], где наблюдается совпадение окончаний твор. и дат. падежей мн. числа в северных говорах, и нисё[ть], пойдё[ть] вместо несет, пойдет или у м[и]н[е], у с[и]б[е] вместо у меня, у себя - в южных) и диалектизмы лексические, среди которых выделяются собственно лексические и лексико-семантические.

Собственно лексическими диалектизмами называются слова, которые совпадают с общелитературными по значению, но отличаются своим звуковым комплексом. Они называют те же понятия, что и тождественные им слова литературного языка, т.е. являются синонимами. Так, собственно лексическими диалектизмами являются слова: голицы, шубенки (сев.) - варежки; баской (сев.) - красивый; векша (сев.) - белка; стёжка (южн.) - дорожка; грёбовать (южн.) - брезгать, пренебрегать; балка (южн.) - овраг, гай (южн.) - лес и др.

Лексико-семантическими диалектизмами называются слова, совпадающие в написании, произношении с литературными, но отличающиеся от них своим значением. Подобные диалектизмы являются омонимами по отношению к словам литературным. Например: виски (курск., воронеж.) - волосы на всей голове и виски (лит., мн. ч. от висок) - боковая часть черепа выше линии, проходящей от уха до глаза; волосы, растущие на боковой части черепа впереди уха; бодрый (южн., рязан.) - нарядный, красиво убранный и бодрый (лит.) - полный сил, здоровый, энергичный; козюля (южн., калуж., орлов., курск.) - змея и козюля (лит.) - дикая коза; пыж (волж.) - нос судна, самый перед его; пыж (сев., вост.) - конопляная мякина и пыж (лит.) - пучок пеньки, ткани, бумаги для забивки заряда.

В своей основной массе диалектные слова не входят в общелитературный язык. Но через разговорную речь (особенно через просторечие) диалектизмы проникают в литературный язык.

Из диалектов в литературный язык пришли некоторые названия, связанные с циклом сельскохозяйственных работ, разного рода промыслов, качеств, действий, явлений и т.д. Например: борона (боронить), борозда, веретено, вилок (капусты), жмых, жуткий, закром (закрома), земляника, зыбь, копна, конопатить, корчевать, мохнатый, мямлить, стрекоза, ухаб, хилый, цапля и др.

Одним из путей проникновения диалектных слов в литературный язык является их умелое, умеренное использование в газетных публикациях, в языке художественной литературы. Злоупотребление местными речевыми средствами засоряет язык и лишает его возможности выполнять основную функцию - коммуникативную (лат. communicatio - сообщение, связь), а также снижает его воздействие на читателя (см. § 15).

Так, если в литературном языке имеются, например, слова ухват, горшок, мочалка и другие, то нет необходимости вводить равнозначные им диалектизмы рогач, махотка, вехотка (от слова вехоть - так в уральских говорах называют мочалку). (См., например, у И.С. Тургенева в рассказе «Бежин луг»: Кругом все такие буераки, а в оврагах козюли водятся, где первое южнодиалектное «сухие овраги» объяснено тут же, а второе «гадюки» становится понятным из последующего текста.)

Употребляют слова из местных говоров и русские писатели XX в. (например: А.С. Новиков-Прибой, М.А. Шолохов, П.П. Бажов, В.М. Шукшин, В. Белов, В. Астафьев, В. Распутин, М. Халфина и др.), которым они также служат средством придания речи особой выразительности, создания местного колорита. См., у В. Астафьева в рассказе «На далекой северной вершине»: Небольшая для этих мест пологая гора - верст пять в длину и с версту в поперечнике, вся заросшая лесом, шипицею [т.е. шиповником, сиб. - М. Ф.] да черничником, - со всех сторон окружена гибельными, непроходимыми осыпями<...>

В установлении норм употребления диалектизмов, а также границ их использования большую роль сыграли статьи А.М. Горького, написанные им в период дискуссии о языке, проведенной в 1934 г. в связи с обсуждением романа Панферова «Бруски».

Для современного литературного языка диалектизмы дают все меньше образных средств даже тогда, когда изображаются люди из крестьянской среды, так как рост культуры всего населения, а также влияние средств массовой информации способствуют тому, что все более активно протекает процесс сближения местных говоров с литературным языком. Этот процесс захватывает всю систему диалекта, но наиболее проницаемой является лексическая система. При этом наблюдается сложный, многоступенчатый процесс коренной перестройки диалектной лексики: сужение сферы употребления отдельных диалектизмов до полного их исчезновения из словаря говора в связи с изменением методов ведения сельского хозяйства, угасанием отдельных ремесел, заменой или исчезновением многих социально-бытовых реалий и т.д.