Билет 12.  Поэзия трубадуров.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

1) Кто такие трубадуры. Создателями куртуазной лирики  были трубадуры – провансальские поэты и певцы. Происхождение самого слова “трубадур” связано со значением глагола trobar  --  "находить"  (в значении  "изобретать, находить новое”). Время существования – XI-XIII вв. Надо отметить, что трубадуры, в отличие от вагантов, которые писали как на латыни, так и на родном языке,  писали исключительно на провансальском языке и извращались так, что на русский это с точным смыслом стихами почти не переводится. Первым трубадуром считается Гильем Аквитанский (1071-1126). Знамениты были также Джауфре Рюдель (сер.XII века), Маркабрюн (сер.XII века), Бернарт де Вентадорн (годы творчества: 1150 - 1180), Гираут де Борнель (1162 - 1200), Бертран де Борн (ок. 1140 - 1215), Арнаут Даниэль (ок. 1140 - 1200), Пейре Видаль (последняя четверть XII века).

2) Традиционный характер поэзии. Полностью укладываясь в каноническую систему жанров, лирика трубадуров по сути требовала не индивидуального, а жанрового образа автора, слиться с которым стремилось реальное “я” поэта. Конечно, в творчестве трубадуров отражались их реальные пристрастия, вкусы и убеждения, реальный жизненный опыт, но все это непременно проецировалось на закрепленный в традиции каркас (ситуативный и изобразительный), поскольку трубадуры были уверены, что такая традиция выработала наилучшие средства для достижения любого состояния или движения души и задача  состоит лишь в том, чтобы “оживить” искренним чувством готовые формы жанра. То есть поэзия трубадуров строилась на отождествлении изображаемых реальных событий жизни с устойчивыми моделями ее восприятия.

Отличаясь условностью и каноничностью, все персонажи и ситуации лирики трубадуров описывались при помощи системы устойчивых формул. Дама  куртуазных поэтов непременно прекрасна. Она совершенна душой и телом и способна внушить возвышенную всепоглощающую страсть. Для Дамы были характерны такие приметы, как “свежие ланиты”, “атлас рук”, “свет глаз”, отражавшие сверкающую субстанцию божественной красоты. Бертран де Борн даже написал песню о “составной Даме”, где свел воедино черты, позаимствованные у Дам других поэтов. Аналогичный характер имело и “я” лирического героя: независимо от конкретных сословных, психологических и иных примет трубадуров каждый из них представлял в идеальном облике певца куртуазной любви.

3) Характеристика куртуазной доктрины любви. Любовь не заинтересована в результатах, она ориентирована не на достижение цели, а на переживание, которое одно способно принести высшую радость влюбленному. Эта радость достигается долгим путем страданий, но уже само добровольно принятое страдание оборачивается для трубадура радостью.

Не порывая с изначальным эротизмом, новая концепция, сделавшая Даму принципиально недоступной, сосредоточила энергию любви на ее идеальном аспекте. Явившись источником духовного совершенствования для мужчины, эта любовь в какой-то мере освобождала и женщину от господствовавшего не протяжении средних веков отношения к ней как к существу низшего порядка, виновнице грехопадения и сосуду зла.     

Трубадуры воспевали не свою чувственность, а нечто совсем иное - любовь человека к Благу, Красоте и Совершенству как к началам, обладающим абсолютной властью в мире, наполняющим его смыслом и нравственной теплотой. Новаторство же их заключалось в том, что они впервые решились отождествить это благо не непосредственно с Богом и Девой Марией, а с идеализированной женственностью, воплощающей высшие духовные ценности, сосредоточенные и персонифицированные в образе Дамы.

Эта идеализация имела двоякий смысл. С одной стороны, любовь к Даме мыслилась как отблеск и предвкушение небесной любви и потому принимала формы обожествления и религиозного поклонения. Исключая плотский, супружеский элемент отношений, поэты акцентировали сугубо духовный характер воспеваемого ими чувства.

С другой стороны, сам факт выдвижения на первый план не абстрактного блага и не небесного Бога, а “земной”, хотя и обожествляемой, Дамы говорит о стремлении трубадуров закрепить высшие ценности не в потусторонней, религиозной, а в “посюсторонней” сфере. Это подтверждает, что пользуясь мистическими смыслами и формулами, трубадуры создали тем не менее чисто светскую лирику.

Необходимо подчеркнуть, что формируясь в феодальной среде, поэзия трубадуров неизбежно осмысляла любовь к Даме в терминах феодальных отношений. Поклоняясь Даме как божеству, поэт в то же время был “верен” и “служил” ей как вассал своему сеньору,

Красота Дамы толковалась как отражение божественной красоты и совершенства, а любовь - как томление по этому идеалу и стремление к нему. Дама тем самым становилась лишь персонификацией тех идеальных свойств, обладать которыми стремится куртуазная личность. При этом решающую роль играл мотив неразделенной и неудовлетворенной любви (образы “далекой Дамы”, “недоступной Дамы”), то есть недосягаемого идеала, к которому можно лишь бесконечно стремиться. Арнаут де Марейль писал: “Я не думаю, что любовь может быть разделенной, ибо, если она будет разделена, должно быть изменено ее имя”.

Поэзия трубадуров представляла собой сознательную и целенаправленную эстетическую “игру”, но игру отнюдь не формалистическую, потому что куртуазная любовь к Даме с абсолютной полнотой воплощалась именно в акте поэтического творчества: наилучшим образом восславить Даму как раз и значило сложить наилучшую, то есть наиболее изощренную, песнь в ее честь. Вот почему самой большой смысловой нагруженностью и напряженностью в куртуазной лирике обладало слово “петь”, которое значило:

1)         творить саму песню;

2)         выражать экзальтированное чувство трубадура;

3)         воспевать Fin’Amors ;

4)         создавать звуковую гармонию, вселяющую чувство куртуазной  “радости”;

5)         любить.

Перекрещиваясь, все эти значения создавали единое семантическое ядро, так что в конечном счете “петь” и “любить” начинали восприниматься как абсолютные синонимы. Тем самым любовная песнь как бы замыкалась на самой себе, ибо была воплощенным устремлением к добру, истине и красоте, высшим напряжением творческих сил трубадура, разрешавшимся в куртуазной Радости.

4) Понятие куртуазного универсума. Центральное место в поэтическом мире трубадуров занимало понятие Fin’Amors (“тонкая”, “совершенная” любовь, порождаемая Богом) как источник всего комплекса куртуазных качеств, начиная верностью и доблестью и заканчивая любыми формами вежества и обходительности. Этому понятию противостоит Fals’Amors - “неистинная”, “бессмысленная” любовь - порождение абстрактного зла, выводящая за пределы куртуазного мира. Вокруг оппозиции этих двух понятий формируется сложный комплекс терминов, составляющих основное ядро куртуазных ценностей. Все это отразилось в изображении аллегорического Дерева Любви.

Бог (как единственно возможный источник любви) à fin amors à cortezia à куртуазные ценности – 1) valor (самоценность куртуазной личности, которая возникает от наличия  красоты, разума, молодости)                                                              

2) joi (радость, возникающая от куртуазного служения)                                                                             3) pretz (честь)     короче, это куртуазное поведение: щедрость,

mezura (мера)  верность, щедрость, куртуазная речь.

 Ему противопоставлена система антикуртуазных качеств:

Зло (абстрактное зло, а не дьявол) à fals amors à vilenia (некуртуазность)à 1) felonia (антитеза valor – притворство, за которым скрываются отрицательные качества: уродство, неразумие, старость), 2) enoi (тоска, скука, раздражение от некуртуазности) 3) desonsor  4) demesura  (антитеза п. 3-4: высокомерие, неверность, неучтивость).

5) Основные жанры и персонажи. Творчество провансальских поэтов в жанровом плане было весьма формализованным (нормализованным): соблюдению правил написания  произведения придавалось очень большое значение, как с точки зрения содержания, так и с точки зрения формы. При этом нередко содержание песен бывало закреплено за данным  жанром вместе  с определенными обязательными композиционными элементами.

Поэзия трубадуров -- по преимуществу любовная. Трубадуры воспевали любовь в численно  преобладающем  и наиболее важном по своему значению жанре куртуазной  песни,  или кансоны

Провансальская  кансона обычно сдержит в себе 5-7 строф, замыкаемых одной  или двумя  посылками  (торнадами). Посылки состоят из 3-4 стихов, повторяющих  метрическую  структуру  и  рифмы  заключительной строфы.  В  них обычно содержится указание на адресата песни, часто --  зашифрованного условным именем, "сеньялем".

Однако трубадуры воспевали не только любовь и дам. В своих  произведениях  они  откликались на все актуальные вопросы современности: писали о политических событиях, вопросах морали, высмеивали своих политических или  религиозных  противников,  проповедовали  крестовые походы, прославляли доблесть и щедрость своих покровителей и друзей, оплакивали  их  смерть. Все это можно было сделать в жанре сирвенты. В сирвентах было принято пользоваться метрическими схемами  и музыкой уже существующих кансон.

Целая серия политических сирвент принадлежит  знаменитому трубадуру Бертрану де Борну. Он и известен в основном своими сирвентами, сквозной мотив которых – любовь к войне, к которой он постоянно призывает королей и баронов. Трубадуры могли обмениваться сирвентами, но чаще они вдвоем писали одну сирвенту (или один за двоих). Получался подвид сирвенты – прения.

Существовало два основных варианта прений – тенсона и джок партит, или партимен. Тенсона допускала свободное развитие диалога. Партимен предусматривает, что трубадур, открывающий прения, задавал тему, сводимую к дилемме, которая и будет обсуждаться в песне, причем собеседники должны придерживаться противоположных взглядов.

К диалогическим жанрам относится также жанр пастурели, своим названием обязанный тому, что его героиней всегда является пастушка.

Третий жанр, сохранивший элементы диалога, -- альба, песня, посвященная неизбежности разлуки влюбленных на рассвете, о наступлении которого возвещает сторож или верный друг, всю ночь охранявший место свидания. Для композиции произведений этого жанра характерно употребление в конце каждой строфы слова “альба” -- “заря, рассвет”.

Персонажи: Дама, влюбленный трубадур, муж Дамы, lauzengiere (сплетник, клеветник, доносчик).

Дама – воплощение куртуазного идеала. Лексическая топика – из религиоз. Лит-ры, прославляющей Деву Марию.

Муж – носитель некуртуазных качеств.

Lauzengiere – олицетворение антикуртуазных чувст (ревности, страха, fals amore) и поведения, направленного на разрушение любви. Персонификация любого препятствия.

6) Особенности проявления авторского самосознания. Индивидуальное начало проявляется в рамках канона, отсюда роль трубадура, закрепившиеся за ним черты.

Бертран де Вентадорн – мастер светлого стиля. Считал, что настоящая любовь рождает настоящую песню.

Маркабрюн в наибольшей степени оказался под влиянием религиозной идеологии. Отсюда и его глубокая, во многом темная, герметическая поэзия. В энергичных, порой даже слегка грубоватых стихах он критически оценивал обычаи своего времени – но не против куртуазии, а наоборот, против ее упадка.

О Джауфре Рюделе –певец  “дальней любви”. Воспевал Даму, до которой никак не мог дотянуться. Жизнеописание говорит, что это была принцесса Триполитанская.  Изощренный стиль, полный иносказаний и намеков, не дает нам возможности установить с абсолютной точностью, имел ли автор ввиду расстояние географическое или социальное.

Арнаут Даниэль – слава очень трудного поэта, мастер темного стиля. Переставил два основных начала поэзии трубадуров: любовь и поэтическое мастерство: только настоящая песня свидетельствует о подлинности любви.

Индивидуальное начало проявлялось и в совершенстве формы. Именно поэтому высшим достижением являлся “темный стиль”, т.е. большое количество метафор, недосказанностей и т.д., так, чтобы тебя понимали избранные.