Билет 5. Макиавелли. Государь.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

1) Философия истории. Соотношение судьбы с мудростью и доблестью.

 Тут будет такой цитатничек, хотите, прямо ей так и процитируйте, хотите – перескажите своими словами. “Я предположу, что, может быть, судьба распоряжается лишь половиной наших дел, другую же половину, или около того, она предоставляет самим людям.  Я уподобил бы судьбу бурной реке, которая, разбушевавшись, затопляет берега...: все бегут от нее прочь, все отступают перед ее напором, бессильные его сдержать. Но хотя бы и так, -- разве это мешает людям принять меры предосторожности в спокойное время, то есть возвести заграждения и плотины так, чтобы выйдя из берегов, река либо устремилась в каналы, либо остановила свой безудержный и опасный бег”. “Я думаю  также, что сохраняют благополучие те, чей образ действий отвечает особенностям времени, и утрачивают благополучие те, чей образ действий не отвечает своему времени”. “Каждому из этих людей выпал счастливый случай, но только их выдающаяся доблесть позволила им раскрыть смысл случая, благодаря чему отечества их прославились и обрели счастье...  Только тот, кто обладает истинной доблестью, при внезапном возвышении сумеет не упустить того, что фортуна сама вложила ему в руки, то есть сумеет, став государем, заложить те основания, которые другие закладывали до того, как достигнуть власти”. “Судьба являет свое всесилие там, где препятствием ей не служит доблесть, и устремляет свой напор туда, где не встречает возведенных против нее заграждений”.

 

2) Философия практического действия. Проблема быть и казаться. “Государю нет необходимости обладать всеми добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими. Дерзну прибавиить, что обладать этими добродетелями и неуклонно им следовать вредно, тогда как выглядеть обладающим ими полезно. Надо являться в глазах людей сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым – и быть таковым в самом деле, но внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо”. “Что может быть похвальнее для государя, нежели соединять в себе все лучшие из качеств. Но раз в силу своей природы человек не может ни иметь одни добродетели, ни неуклонно им следовать, то благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же – воздерживаться по мере сил, но не более

Хорошо иметь славу щедрого государя, но тот, кто проявляет щедрость, чтобы слыть щедрым, вредит самому себе. Ради того, чтобы не обирать подданных, награждая немногих, иметь средства для обороны, не обеднеть, не вызвать презрения и не стать поневоле алчным, государь должен пренебречь славой скупого правителя”.

3) Образ государя. Формообразующая активность. “Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй – зверю. Одна (сторона) без другой не имеет достаточной силы. Государь должен быть подобен льву и лисе”. Приводит в пример кентавров. Мол, не зря  отдали Геракла на воспитание Хирону, где он научиился и  мудрости, и силе (если можно  так сказать). А ранние гуманисты противопоставляли зверей и человека. “Новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив, так чтобы излишняя доверчивость не обернулась неосторожностью, а излишняя недоверчивость не озлобила подданных... Но когда государь ведет многотысячное войско, он тем более должен пренебречь тем, что может прослыть жестоким, ибо, не прослыв жестоким, нельзя поддержать единства и боеспособности войска”.

“любят государей по собственному усмотрению, а боятся – по усмотрению государей.

Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание.

Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же”.

Универсализм и протеизм личности. Оппозиция Чезаре Борджиа и Агафокл. Тут придется обойтись без цитат. Вообще-то вся семейка Борджиа была феноменально злодейской. Папа Александр VI, как и его сынок Чезаре, был отравителем, дочка Лукреция – развратницей. Но М. Бурно восторгается ими (А. и Ч.). Он считает Ч. универсальным правителем, потому что тот умел действовать согласно обстоятельствам. Он был жесток, когда и насколько это было нужно. Так, он отправил в Чезену своего наместника Рамиро де Орко, чтобы тот навел там порядок. Тот действовал жесткими методами. И однажды Ч.Б. решил, что хватит уже жестокости, теперь надо стать милосердным. И он велел казнить Рамиро де Орко как якобы виновника всех жестокостей в городе. А сам Борджиа тут вроде бы и ни при чем, он добрый. Единственная ошибка Б. – это то, что он позволил занять папский престол не тому кандидату.

Агафокл и Оливеротто тоже действовали жестокостью, но их жестокость была их природным качеством, они не могли остановиться в нужный момент, т.е. не умели подстраиваться под обстоятельства. Поэтому М.. их осуждает. 

Переосмысление ренессансных понятий универсального человека, доблести и свободы. У М. доблесть и злодейство не взаимоисключающие понятия. Свобода – тоже свобода от морали. 

Понятие varieta и отразившиеся в трактате столкновения должной универсальной природы государя с неизменностью психологической структуры личности. У понятия varieta 2 смысла: разнообразие людей внутри человечества и разнообразие человеческих возможностей. Далее цитаты. “И нет людей, которые умели бы к этому приспособиться, как  бы они не были благоразумны. Во-первых, берут верх природные склонности, во-вторых, человек не может заставить себя свернуть с пути, на котором он до того времени неизменно преуспевал. Вот почему осторожный государь, когда настает время применить натиск, не умеет этого сделать и оттого гибнет, а если бы его характер менялся в лад со временем и обстоятельствами, благополучие его было бы постоянно”. “Итак, в заключение скажу, что фортуна непостоянна, а человек упорствует в своем образе действий, поэтому, пока между ними согласие, человек пребывает в благополучии, когда же наступает разлад, благополучие его приходит конец. Так что те из наших государей, кто, властвуя много лет, лишился своих государств, пеняют не на судьбу, а на собственную нерадивость”.

Не знаю, к какому пункту эта фраза относится, но фраза важная. М. разграничивает политику и мораль, В политике все ориентировано на успех, поэтому ни о какой морали речь не идет.

Проблематика “Г” в последующей литературе.