Примечание:

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

[1] Лотман Ю. М. О русской литературе классического периода. Вводные замечания // Лотман Ю.М. О русской литературе. СПб., 1997 г., с. 596-597.

[2] Эйхенбаум Б. М. “Герой нашего времени” // Эйхенбаум Б. М. Статьи о Лермонтове. М. - Л., 1961 г., с. 200.

[3] Сидяков Л. С. Художественная проза А. С.Пушкина. Рига, 1973, с. 113. О. С. Муравьева в работе “Фантастика в повести Пушкина ”Пиковая дама”” даже не упомянула наблюдение Б. М. Эйхенбаума и начисто проигнорировала его концепцию пародийности “Пиковой дамы” (Пушкин. Материалы и исследованияю Л., 1978 г., т. VIII, с. 62-69).

[4] Петрунина Н. Н. Проза Пушкина (пути эволюции). Л., 1987 г., с. 220.

[5] Одоевский В. Ф. Парадоксы // Одоевский В. Ф. О литературе и искусстве. М., 1982, с. 31.

[6] Напомню наблюдение С. Аверинцева: “Ситуация, в которой рождался русский символизм, в определенной степени напоминала другую: рождение немецкого романтизма” (Аверинцев С. “Ученики Саиса”: о самоопределении литературного субъекта в русском символизме // Wiener Slavistshes Jahrbuch. Band 43. Wien, 1997, s. 9.

[7] Топоров В. Н. Заметки о поэзии Тютчева (еще раз о связях с немецким романтизмом и шелленгианством) // Тютчевский сборник. Таллинн, 1990, с. 32-107.

[8] Гуковский Г. А. Пушкин и русские романтики. М., 1965, с. 327.

[9] Гегель Г. В. Ф. Эстетика. М., 1969 г., т. 2, с. 232.

[10] Современное американское пушкиноведение. СПб., 1999, с. 302.

[11] Якобсон Р. Работы по поэтике.М., 1987, с. 215.

[12] Novalis. Schriften / Hg.von J.Minor. Jena, 1907. Bd. 3, s. 11.

[13] Берковский Н. Романтизм в Германии. СПб., 2001, с. 22.

[14] Берковский Н. Романтизм в Германии, с. 23.

[15] Гинзбург Л. О лирике. Л., 1974, с. 27-28.

[16] Коровин В.И. Романтические настроения в пушкинской лирике 20-х годов // История романтизма в русской литературе. 1790-1825. М., 1979, с. 187.

[17] Маймин Е.А. Пушкин. Жизнь и творчество. М., 1982 г., с. 61.

[18] Там же.

[19] См., например, классическую работу: Бонди С.М. Рождение реализма в творчестве Пушкина // Бонди С.М. О Пушкине. Статьи и исследования. М., 1978, с. 5-168.

[20] Л.В.Пумпянский во многих своих работах, долго остававшихся неопубликованными (см., например: “Об исчерпывающем делении, одном из принципов стиля Пушкина”), просто игнорировал проблему романтизма и фактически анализировал тексты Пушкина по правилам античной поэтики, что, на мой взгляд, в общем-то тоже является перебором (Пумпянский Л.В. Классическая традиция. М., 2000, с. 210-219).

[21] Веселовский А.Н. В.А.Жуковский. Поэзия чувства и “сердечного воображения”. М., 1999, с. 371.

[22] Манн Ю.В. Динамика русского романтизма. М., 1995, с. 7.

[23] См.: История русской поэзии. Л., 1968, т. 1, с. 244.

[24] Веселовский А.Н. В.А.Жуковский. Поэзия чувства и “сердечного воображения”, с. 375.

[25] Там же, с. 378.

[26] Степанов Н.Л. Слово в поэзии Пушкина // Степанов Н.Л. Лирика Пушкина. М., 1974 г., с. 189.

[27] См., напр.:Смирнов А.А. Романтическая лирика А.С.Пушкина. М., 1996. 188 с.

[28] Виноградов В.В. Стиль Пушкина. Дюссельдорф, 1969 г., с. 52.

[29] Petrich H. Drei Kapitel vom romantische Stil; цит. по изд.: Лосев А.Ф. Проблема художественного стиля. Киев, 1994 г., с. 76.

[30] Пушкин А.С. Евгений Онегин // Пушкин А.С. Собр. в 10 т. М., 1975, т. 4, с. 109.

[31] Лосев А.Ф. Диалектика художественной формы // Лосев А.Ф. Форма. Стиль. Выражение. М., 1995 г., с. 275.

[32Правда, Ю.М.Лотман в работе “Символ - ”ген сюжета”” обосновывает символический характер “Маленьких трагедий”. См.: Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. М., 1996 г., с. 115-145.

[33] Тютчев Ф.И. Соч. в 2-х т. М., 1980 г., т. 1, с. 63.

[34 Цит. по изд.: Аверинцев С.С. Поэты. М., 1996 г., с. 288.

[35] Тодоров Цв. Теории символа. М., 1999 г., с. 232.

[36] Там же, с. 234.

[37] Виноградов В.В. Стиль Пушкина, с. 19..

[38] Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1998 г., с. 342.

[39] Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1976 г., с. 136.

[40] Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в 30-ти т. Л., 1973, т. 5, с. 126-127.

[41] Аверинцев С. “Ученики Саиса”: о самоопределении литературного субъекта в русском символизме, с. 9.

[42] Там же, с. 10-11.

[43] Аверинцев С. “Ученики Саиса”: о самоопределении литературного субъекта в русском символизме, с. 15-16.

[44] Тодоров Ц. Теории символа. М., 1999 г., с. 232.

[45] Томашевский Б.В. Пушкин, кн. I. М. - Л., 1956, с. 604.

[46] Там же, с. 604.

[47] Там же, с. 604-605.

[48] См.: Вацуро В. “Северные цветы”. История альманаха Дельвига - Пушкина. М., 1978 г., с. 246-247.

[49] Томашевский Б.В. Пушкин, кн. 1, с. 605.

[50] Дьяконова Н.Я. Английский романтизм. М., 1978 г., с. 19.

[51] Манн Ю. Динамика русского романтизма. М., 1995, с. 55.

[52] См.: Фридман Н.В. О романтизме Пушкина (“Цыганы” в системе южных поэм) // К истории русского романтизма: М., 1973 г., с. 129-172.

[53] Там же, с. 130.

[54] Жирмунский В.М. Немецкий романтизм и современная мистика. СПб., 1914 г., с. 33.

[55] Фридлендер Г.М. Поэмы Пушкина 1820-х годов в истории эволюции жанра поэмы в мировой литературе (к характеристике повествовательной структуры и образного строя поэм Пушкина и Байрона) // Пушкин. Исследования и материалы. Л., 1974 г., т. VII, с. 101.

[56] См., например: Манн Ю. “Самое полное цветение русского романтизма” (южные поэмы Пушкина) // Манн Ю. Динамика русского романтизма, с. 31-92.

[57] Жирмунский В.М. Байрон и Пушкин. Л., 1924 г., с. 107.

[58] Проскурин О. Поэзия Пушкина, или подвижный палимпсест. М., 1999 г.

[59] Маймин Е.А. О русском романтизме. М., 1975 г., с. 107-108.

[60] Фомичев С.А. Поэзия Пушкина. Творческая эволюция. Л., 1986 г., с. 21-293.