VIII

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

 

Противопоставление символа аллегории, как весьма точно заметил Цв.Тодоров, “изобрели романтики, и она (эта оппозиция - Е.К.) позволила им противопоставить себя всем неромантикам”[35].

Оппозиция СИМВОЛ - АЛЛЕГОРИЯ многое позволяет уяснить в природе пушкинской эстетики, которая реально существует в поле неромантизма.

Аллегория - это чисто условная реальность, не имеющая самостоятельного бытия и самостоятельной эстетической значимости. Аллегория появляется лишь для обозначения некоторой мысли, тенденции, явления. Символ же прежде всего существует вовсе не для того, чтобы что-то обозначать - функционально он отнюдь не иллюстративен: “Аллегория означает нечто непосредственно, то есть ее чувственно воспринимаемая сторона существует лишь для того, чтобы передавать некий смысл. Символ же означает нечто только косвенным, вторичным образом; он существует прежде всего ради самого себя, и лишь вторичным образом мы обнаруживаем, что он одновременно что-то означает”[36].

Пушкинский образ предназначен прежде всего для того, чтобы передавать некий смысл или даже смыслы. Арион из одноименного стихотворения - это вовсе не древнегреческий певец, это у Пушкина чисто условный персонаж, введенный для того, чтобы можно было аллегорически рассказать о судьбе последекабристскую эпоху. В принципе так же устроены знаменитые стихотворения “Пророк” и “Анчар”, и многие другие шедевры пушкинской лирики. И все это не случайно, ведь Пушкин не любил ни символов, ни романтизма.

Эстетика Пушкина построена на совершенно иных основаниях, что ощутимо и на стилистико-грамматическом уровне; см., например, такое наблюдение В.В.Виноградова, которое было сделано ученым в книге “Стиль Пушкина”: “Пушкин культивирует принцип конструктивного согласия, соответствия вещей, образов и идей в единстве композиции. Применения и переносы значений не должны разрывать прямой связи словесной цепи с тем поэтическим предметом, который непосредственно стоит за словом. Пушкин отрицает сложную транспозицию значений, “двойные” и тройные метафоры”[37] и т.д.

Образ у Пушкина создается, чтобы нечто обозначать, и потому он по своей сути знаков и антисимволичен.

Образ у Пушкина может сложно обозначать сложное, но общий аллегорический принцип при этом в общем-то остается неизменным.

Структуру же символа отличает совершенно иной характер.

Образ-аллегория конвенционален и конкретен; он требует понимания, а вот символ - нет: “Смысл знака, в отличие от символа, должен быть не только конвенциональным, но и конкретным. Это естественно. Иначе содержащаяся в знаке инструкция не может быть выполнена. Утрачивая ясность, знак становится знамением. Знаки требуют понимания, символы и знамения - интерпретации”[[38].

Аллегория, при всей своей конкретности, ясности, совершенно произвольна. Напомню замечательный пример аллегории, который в свое время привел А.Ф.Лосев (замечателен же этот пример тем, что в нем очень ясно видна произвольность аллегории): “У римского писателя Сенеки есть произведение, в котором он пародийно изображает полагавшееся в те времена официальное обожествление умершего императора. Но свое произведение он назвал “Отыквление”, поскольку тыква считалась символом глупости. Однако только благодаря неточности обывательской речи эту тыкву мы называем символом глупости.. Это не символ глупости, но аллегория глупости, потому что ни глупость совершенно не имеет никакого отношения к тыкве, ни тыква к глупости”[39].

Символ же, при всей своей принципиальной неконкретности и неясности, внутренне всегда мотивирован и даже по-своему закономерен.

 

* * *

 

Пушкин, не приняв романтической эстетики и даже, можно сказать, отвергнув ее, построил мощную, синтетическую аллегорическую эстетику, которая во многом была преодолена фактически только через столетие (чуть раньше) - у Бальмонта, Блока, Белого и других.

Дело тут не в индивидуальной творческой позиции того или иного автора Серебряного века, а в смене глобальной эстетической ориентации, в переориентации с четкого рисунка на волнистую линию, с аллегории на символ, темный, неопределенный, неясный.

Аллегории прежде всего доминировали в политических стихах о революции 1905 года, первой мировой войне и т.д. В целом же главенствовал символ. В этом плане особенно показателен Александр Блок - темнота его символов в высшей степени романтична.