"СПРАВЕДЛИВОЕ СООБЩЕСТВО" Л.КОЛЬБЕРГА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 

  Речь пойдет об интересном проекте создания "справедливых сообществ" - небольших (часто до 100 человек) объединений педагогов и уча­щихся   внутри   обычной   традиционной   школы. "Справедливое сообщество" - это воспитательная система, где свойственная большинству школ "нравственность принуждения" заменяется на "нравственность сотрудни­чества", где учитель и ученик имеют равное право голоса в решении всех основных проблем, а управление осу­ществляется органами, выбранными демократическим путем. Это сообщество живет по собственному кодексу поведения, построенному на основе принципов справед­ливости и заботы друг о друге.

Идея и алгоритм создания "справедливых сооб­ществ", а также первая их практическая реализация при­надлежат американскому психологу и педагогу Лоуренсу Кольбергу. Именно благодаря ему эти идеи нашли отра­жение в практике американских школ и университетов, а также разного рода исправительных учреждений. Пона­чалу "чистый" психолог, ученый в 70-е годы занялся практической работой по формированию чувства спра­ведливости у детей, то есть, по Кольбергу, формировани­ем их нравственности в целом, и натолкнулся на вопро­сы, которые традиционно волнуют педагогов: как обучать нравственным ценностям, можно ли передавать детям собственные моральные ценности или учитель должен сохранять "ценностный нейтралитет".

Поскольку для Кольберга основной моральной цен­ностью была справедливость, то, естественно, он задался главным для него вопросом: как и что нужно сделать, чтобы чувство справедливости вошло в кровь и плоть

каждого ребенка. Ответы он искал и в литературе и в жизни.

Изучение опыта школы Саммерхилл Александра Нейлла, деятельности израильских кибуцев, анализ взглядов философов и педагогов прошлого - Платона, И. Канта, Дж. Дьюи - привели Кольберга к выводу о не­обходимости организации всей школьной жизни, на основе принципов демократии и справедливости. А по­тому уже первые созданные им "справедливые сообщест­ва" были нацелены на улучшение морального климата школы, для чего вводился ряд демократических проце­дур, прежде всего равное участие администрации, учите­лей и учащихся в создании правил и норм поведения, в определении форм поощрения и наказания и т.п. Общие собрания становились неотъемлемой частью жизни шко­лы, возникали собственные традиции и ритуалы. Прила­галось много усилий для превращения школы из учебно­го учреждения в учебно-воспитательное, где не только приятно учиться, но еще и радостно проводить свободное время. Л.Кольберг призывал воспитателей к полной ре­конструкции всего педагогического процесса с целью достижения   в   нем   социальной   справедливости. "Справедливое сообщество" позволяет, по мнению Коль­берга и его последователей, сбалансировать справедли­вость и коллективность, обеспечить эффективное разви­тие каждого ученика, не нарушая целостности школьного сообщества. В идеале "справедливое сообщество" дает возможность и учителям, и ученикам обрести прочные ценностные ориентиры, трансформировать узкоэгоисти­ческие интересы в правила и нормы группового поведе­ния. Но важно не переступить черту, за которой находит­ся индоктринация, то есть прямое давление учителя на ценностные установки учащихся.

В ходе работы возник вопрос: "А могут ли дети вести себя в соответствии с принципами демократии, могут ли они не играть в демократию, а действительно организо­вать демократическую жизнь в школе?" Соратник и кол­лега Кольберга профессор Ральф Мошер отвечает одно­значно: "Да, могут". Он убежден в том, что дети могут быть честными в соблюдении установленных ими пра­вил, могут и хотят работать на благо своей школы и

окружающих их людей. В убежденность Мошера можно верить - ведь он сам много лет работал в ряде "справедливых сообществ", созданных на базе средних школ.

В начале 80-х годов сам Кольберг провел сравни­тельное исследование нравственного развития детей в нескольких школах Нью-Йорка, одни из которых зани­мались нравственным просвещением, организацией дис­куссий на моральные темы, другие работали по програм­ме создания "справедливых сообществ", а третьи - тради­ционно. В итоге оказалось, что участие в решении мо­ральных дилемм действительно несколько повысило уро­вень нравственного развития учащихся. Но значительно больших результатов педагоги достигли в атмосфере "справедливого сообщества". Именно здесь нравственное развитие детей ускорялось и принимало нужную направ­ленность. Суждения, высказываемые школьниками в условиях "справедливого сообщества", демонстрировали их большую моральную зрелость по сравнению с ребята­ми из контрольных классов. Оценивались также и учеб­ные успехи - в области математики, чтения и письма. И здесь учащиеся из "справедливого сообщества" оказались на высоте.

Действительно, как объяснить ребенку, что такое де­мократия, честность, порядочность и как они проявляют­ся во взаимоотношениях людей? Очевидно, это невоз­можно сделать только на словах и с помощью личного примера, хотя и первое, и второе чрезвычайно важно. Но еще важнее, наверное, третье: ежедневно ставить детей в ситуации, в которых они должны проявлять свои лучшие человеческие качества.

Словом, у каждого ребенка должен накапливаться опыт социально полезного поведения, опыт жизни в условиях, формирующих высоконравственные установки, которые позже не позволят ему вести себя непорядочно, бесчестно.

Одним из наиболее удачных и долго существующих "справедливых сообществ" является Скарсдейльская аль­тернативная школа, к анализу деятельности которой мы и переходим.

Вам предстоит познакомиться с деятельностью одно­го из самых эффективных и до сих пор активно функ­ционирующих "справедливых сообществ", созданных при средней школе в пригороде Нью-Йорка Скарсдейле. На­селение последнего в подавляющем большинстве состав­ляют хорошо обеспеченные государственные чиновники, дипломаты, врачи и другие представители высших слоев среднего класса. Школа, которую кончали многие из них и которую традиционно посещают их дети, хотя и счита­ется государственной, но по уровню материальной осна­щенности и формам обучения больше напоминает част­ные учебные заведения США. Как бы то ни было, сюда приходят дети, в основном настроенные на учение, гото­вящие себя к государственной или политической карье­ре, к достижению профессиональных высот.

Надо сказать, идея "справедливого сообщества" в Скарсдейле попала на благодатную, подготовленную к восприятию альтернативных решений почву. Дело в том, что еще за пять лет до начала работы по концепции Кольберга здесь внедрялась другая альтернативная про­грамма, суть которой сводилась к проведению общих собраний педагогов и учащихся, обсуждению на этих собраниях основных волнующих всех вопросов. Именно тогда сложилось ученическо-учительское объединение, получившее и до сих пор сохранившее название "Скарсдейльская альтернативная школа". Как и любое интересное начинание, дети восприняли ту первую про­грамму с большим воодушевлением - с удовольствием посещали общие собрания, пламенно дискутировали и горячо отстаивали свою точку зрения.

Через несколько лет эта первая программа была под­вергнута тщательной проверке, проведенной двумя неза­висимыми и, несомненно, авторитетными экспертами -Франком Смитом из Колумбийского университета и Ала­ном Гробердом из Массачусетского технологического института. В подготовленном ими отчете, в частности, говорилось: "Скарсдейльская альтернативная школа - это чрезвычайно эффективное учебное заведение, совме­щающее в себе и "школу", и "альтернативную школу"... Школа действительно производит очень сильное впечат­ление. Оно связано прежде всего со сформированностью                               113

у учащихся комплексного "чувства сообщества", чест­ностью и открытостью во взаимоотношениях между со­бой и с педагогами, глубокой преданностью и привер­женностью учеников и учителей самой идее подобной школы".

Однако шло время, пыл постепенно угасал, собрания становились все более скучными, все меньшее количе­ство учащихся удостоивало их своим вниманием. Заду­мываясь впоследствии над причинами неудовлетворен­ности подростков, педагоги пришли к такому выводу. Главная причина состояла в том, что принятые решения чаще всего оставались на бумаге, никак не влияя на жизнь школы.

Словом, несмотря' на кажущееся благополучие (блестящие учебные успехи, интерес к знаниям, отсут­ствие дисциплинарных нарушений) возникла настоятель­ная потребность изменить сложившуюся ситуацию. И счастливый случай не замедлил представиться. Как раз в этот период, летом 1977 года, трое скарсдейльских педа­гогов получили возможность прослушать в Гарварде курс по нравственному воспитанию и "справедливым сооб­ществам". Поскольку лекции увлеченно и заинтересован­но читал сам Л.Кольберг, а педагоги были настроены на восприятие нового, они искренне загорелись идеей внед­рения "справедливого сообщества" в своей школе, быстро осознав, что последнее позволит им одновременно ре­шить несколько взаимосвязанных задач: во-первых, не отступать от общего стратегического направления учеб­но-воспитательного процесса, нацеленного на когни­тивное и моральное развитие своих учащихся, на форми­рование у них чувства общности и принадлежности своей школе; во-вторых, объединить идею общих собраний с демократическим процессом принятия решений и, нако­нец, в-третьих, оздоровить всю атмосферу школы в це­лом.

Кольберг разделял энтузиазм педагогов Скарсдейла и всячески помогал им в становлении "справедливого со­общества", особенно на первых этапах: посещал вместе со всеми общие собрания, а затем организовывал их коллек­тивное обсуждение; подбирал повестку дня следующих собраний. Позднее именно он предложил дополнить об

щие еженедельные собрания школы регулярными встре­чами небольших групп, состоявших из двух педагогов и 10—12 учащихся и получивших впоследствии название "сущностных групп". Как правило, встречи членов каж­дой группы носили домашний, раскованный характер, побуждали каждого высказывать свою точку зрения, по­зволяя даже самым робким проявить себя.

Кроме всего прочего, в Скарсдейле начал эффектив­но функционировать "комитет справедливости", позво­лявший проводить в жизнь, то есть соблюдать те законы и правила, которые принимались на общих собраниях. Включая в свой состав педагогов и 10 учащихся, этот комитет служил своеобразным арбитром в решении всех спорных вопросов. В организации его работы Кольберг принял самое активное участие. В целом присутствие Кольберга и постоянно проявляемое им уважение к мне­нию учащихся явно способствовали пробуждению у по­следних самоуважения и уважения к происходящему.

Достаточно ясно позиции ученического большинства альтернативной школы выражены одним из подростков в опубликованной в школьном журнале статье. Называя в качестве ключевой темы большинства дискуссий пробле­му совмещения ответственности перед сообществом и права личности на полное самоопределение, учащийся задается вопросом: "Какие обязательства несет ученик перед школой в связи с удовлетворением его собственных индивидуальных потребностей?" По его мнению, в Скар­сдейле этот вопрос решается очень нетрадиционно преж­де всего в силу предъявления к учащимся значительно большего количества требований, нежели в обычной школе. Но при этом и рабочее время педагогов значи­тельно превышает обозначенные в расписании часы: 8.30—15.00.   "Наша школа,- продолжает подросток, - не ограничивается названным временем и не прекращает свою деятельность после него: в течение всего дня, даже вечером, а иногда по выходным проводятся уроки и со­брания, не говоря уже о дополнительных по индивиду­альным проектам. Кроме обязательного посещения опре­деленных собраний и мероприятий и ответственности за возможные пропуски, существуют вопросы, которые мы постоянно, намеренно рассматриваем в рамках индивиду-                                     

альной ответственности. Мне кажется, такой тип обсуж­дения, значительно превышающий просто вопросы пла­нирования или структуры школы, постоянно включаю­щий в обсуждение проблемы межличностных отношений и индивидуальных свобод, отражает особенности нашей школы по сравнению с традиционной средней школой... В целом, я думаю, нам присуще значительно более силь­ное чувство погруженности в школьную жизнь и ответ­ственности за нее, нежели учащимся обычной средней школы". Трудно что-либо добавить к сказанному, отме­тим лишь развитую у подростков способность к анализу и явно проглядывающее в каждой строчке чувство гордости за свою школу. Кстати, наше посещение несколько лет назад общего собрания в Скарсдейле, беседа с учениками и интервьюирование некоторых из них свидетельствовали о том же: дети явно гордились своей школой и ощущали ответственность за все происходящее в ее стенах.

В качестве иллюстрации сказанного опишем, как проходило в Скарсдейле одно из типичных общих собра­ний. Итак, 75 подростков, юношей и девушек в возрасте от 14 до 17 лет и вместе с ними около десяти учителей и директор Антонио Эринелла расположились на полу и на маленьких круглых диванчиках большой круглой комна­ты. Двое подростков вполне уверенно и очень серьезно играли роль ведущих, а за их спиной можно было прочи­тать написанный на доске весьма любопытный текст: