Основное содержание диссертации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 

Во введении обосновывается актуальность исследования, степень разработанности проблемы, выделяются объект и предмет исследования, формулируются цель, задачи, гипотезы исследования, раскрываются его научная и практическая значимость, теоретическая и методологическая основа, приводится характеристика методов исследования, обозначаются  положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Идентичность в структуре личности» осуществлен анализ категории «идентичность» в контексте общей структуры личности с позиции бытийного подхода. 

В параграфе 1.1 «Личность и проблема идентичности» раскрывается содержание понятия «идентичность» и формулируется вывод о том, что, с одной стороны, он основательно потеснил более ранние исследования и термины «самосознание» и «Я-концепция», а  с другой – в большинстве концепций осмысление понятия «идентичность» в социологии, социальной психологии и психологии в целом происходило в направлении  установления взаимосвязи и отождествления  понятий «идентичность»,  «самосознание» и «Я-концепция» личности. 

Отмечается, что к концу 1990-х гг. в рамках различных направлений и теорий идентичности возникли определенные теоретико-методологические объяснительные модели идентичности, преодолевающие фрагментарное изучение личности. В контексте этих теорий идентичности (И. Гоффман, У. Джеймс, Ч. Кули, Д. Марсиа, X. Тэджфел, Дж. Тэрнер, Э. Эриксон, Э. Гидденс, Э. Эриксон, Н.В. Антонова,  Т.С. Бараулина, В.А. Ядов, И.С. Кон, А.Н. Кимберг) идентичность рассматривают как сложный интегративный психологический феномен и одновременно как понятие, характеризующее процесс уподобления, отождествления или самокатегоризации личности с кем-либо, чем-либо, процесс организации жизненного опыта в индивидуальное Я. Большинство исследователей признают идентичность рефлексивным феноменом, связанным с переживанием и осознанием человеком себя в мире. В этом смысле идентичность – синоним самосознания и всегда связана  с самостью и Я-концепцией. Я-идентичность, личностная идентичность и социальная идентичность – это разные плоскости анализа и понимания идентичности личности и всей Я-концепции. Идентичность и все ее уровни и составляющие определены и направляются   мотивационной структурой, ориентированной на достижение личностью позитивной самооценки. Любой вид идентичности всегда есть идентичность личности.

Последовательное развитие данной идеи позволило в работе перейти к описанию структуры, динамики и механизмов конструирования и реализации идентичности в контексте всей личности и преодолеть фрагментарное представление об «автономных» идентичностях внутри личности.

В параграфе 1.2 «Личность: понятие, структура и  пространства ее бытия» дается определение идентичности в рамках бытийного подхода как одного из современных персонологических направлений. Раскрывается основная идея бытийного подхода, которая заключается в том, что личность понимается как ведущая интегративная инстанция, стремящаяся и обеспечивающая объединение, структурирование и систематизацию всех характеристик бытия личности. Делается вывод о том, что предпосылками  становления бытийного подхода к рассмотрению личности выступили три направления психологической мысли: антропологический подход, субъектно-деятельностный подход, гуманистическая и экзистенциальная психология. Антропологический подход позволяет увидеть личность в пространстве других модусов человеческой реальности (Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов, О. Больнов, М. Бубер, И. Дерболав, Е.И. Исаев, Г. Ноль, Г. Рот, В.И. Слободчиков, К.Д. Ушинский и др.). Субъектно-деятельностный подход раскрывает тайну движущих сил и механизмов, определяющих и направляющих преобразовательную активность человека (Л.И. Анцыферова, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, В.В. Знаков, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский). Гуманистическая и экзистенциальная  психология описывают смысловую иерархию и содержательную направленность самоактуализации человека (К. Гольдштейн, Р. Бернс, Ф. Барон, А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, В. Франкл и др.).

Представления о личности, разрабатываемые в рамках данных теоретико-методологических подходов, обусловили возникновение в современном научном психологическом знании бытийного подхода к рассмотрению личности, в котором развивается комплексное представление о личности как об особом психологическом измерении, в котором биологическое и социальное претерпевают преобразования,  связанные  с  их  взаимообусловленностью и связанные с их обусловленностью прежде сложившимися элементами личностного психологического опыта (Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, В.В. Знаков, Д.А. Леонтьев, В.С. Мухина, С.Л. Рубинштейн, З.И. Рябикина, Г.Ю. Фоменко и др.). 

Основные положения о личности, формулируемые в диссертационном исследовании, в большей степени базируются на структурно-динамической теории личности З.И. Рябикиной, представителя бытийного подхода. Постулируется, что личность – это полисистемное образование, включающее пространство психических явлений и объективные пространства личностной бытийности (организм, события среды, деятельность).  Пространство психических явлений дифференцированно на смысловой и действенный (бытийный) слои. В  бытийном (действенном) слое представлены три объективных пространства личностной бытийности в виде взаимосвязанных, взаимопересекающихся подпространств: «планы и структуры поведения», «образ мира», «мотивационно-потребностная сфера». Захватывая смысловое или собственно личностное поле, они репрезентированы в личностном смысле как его компоненты: конативный, когнитивный, аффективный.

Развитие личности – это  следствие возникающих и разрешаемых в этих пространствах противоречий. Личностный смысл выступает в качестве особого психологического механизма, возникающего из реальности объективного мира и обеспечивающего процесс согласования различных элементов субъективного опыта и внешнего значения. Бытие есть процесс воплощения личностью смыслового содержания личности в фактах средовых преобразований. Личностный смысл определяет субъектность и достижение личностью аутентичности бытия и самоактуализацию. Каким бы многообразным ни было проявление личности в бытии, как правило, вся энергия личности направлена на реализацию трех базовых потребностей: внутренняя согласованность, самоактуализация, внешнее подтверждение.

В параграфе 1.3 «Смысловые механизмы  реализации идентичности личности» последовательно определены особенности достижения внутренней согласованности, самоактуализации и внешнего подтверждения как ведущих потребностей личности. Анализ основных представлений о личности и регулирующей роли личностного смысла позволил сделать вывод о том, что личностный смысл как единица личности, с одной стороны, направляет целенаправленное освоение и выработку способов взаимосвязи со средой или формами деятельности, обеспечивая реализацию трех базовых потребностей личности, а с другой – сама потребность в самоактуализации, внутренней согласованности и внешнем подтверждении личности есть ценность и смысл личности.

Таким образом, внутренняя согласованность, самоактуализация  и внешнее подтверждение становятся личностными смыслами и одновременно смысловыми механизмами реализации личности. Данные смысловые механизмы обеспечивают реализацию личности и ее смысла жизни во всех пространствах бытия, захватывая и влияя на все составляющие и элементы  личности. Идентичность как элемент общей Я-концепции личности несет в себе отпечаток ядерных смысловых образований личности.

На основании этого формулируется определение: идентичность – это элемент общей структуры Я-концепции личности, который включает в себя основные ее (личности) характеристики и может быть рассмотрен как трехкомпонентная структура (когнитивный, конативный и аффективный компонент), представленная и реализуемая на разных уровнях бытийного и смыслового пространства психики. Личностный смысл в интегративном единстве конативного, когнитивного и аффективного компонента регулирует и поддерживает процесс многомерных идентификаций личности, а достижение внутренней согласованности, самоактуализации и внешнего подтверждения, являясь личностными смыслами, становятся смысловыми механизмами, обеспечивающими реализацию личности.

Однако внутренняя согласованность личностных смыслов может в большей степени дублировать какую-либо из внешних по отношению к психике систем, заменяя личностные смыслы структурами общественного сознания (значениями), что не дает личности самоактуализироваться в созидании своего смыслового пространства и жизненной среды. Гендер как социально-психологический пол личности  может выступать в качестве важнейшего культурного знака, которым человеку необходимо овладеть и интегрировать в  общую структуру Я-концепции, т. е. определиться в своей гендерной идентичности.

Во второй главе «Гендерная идентичность личности и особенности ее реализации» определены особенности эволюции понятий «гендер» и «гендерная идентичность» в гуманитарной мысли ХХ в., обозначена специфика понимания гендерной идентичности в психологии и представлена структурно-динамическая теория гендерной идентичности личности в рамках бытийного подхода.

В параграфе 2.1 «Гендерная идентичность как предмет междисциплинарного исследования: основные подходы и эволюция представлений» предложены схемы теоретического анализа и оценки основных направлений феминистских исследований и представлений о гендерной идентичности  личности в зарубежных персонологических концепциях. Выделены основные подходы, понятия и проблемы изучения гендерной идентичности личности в отечественной психологии.

Отмечается,  что значение и содержание понятия «гендерная идентичность» напрямую связано с осмыслением такого понятия, как «гендер». Большинство исследователей признают, что гендерная идентичность, будучи одной из существенных характеристик личности, на протяжении всей ее жизни определенным образом влияет на осознание человеком своей идентичности, а также на идентификацию индивида другими членами социума. Резюмируется, что идеи П. Бергера, Т. Лукмана, Э. Гоффмана, Т. Парсонса, А. Шюца оказали существенное влияние на развитие социально-конструктивистского представления о гендере и заложили основы объяснения механизмов формирования у человека индивидуализированной, субъективной гендерной картины мира.

Описаны стадии развития  женских исследований и основные положения феминистского исследования (Е.А. Здравомыслова, Т. Клименкова, С. Миллер, С. Ригер, Е.Р. Ярская-Смирнова), выделены основные особенности мужских исследований (И.С. Кон, С. Ушакин, С. Орлянский), дано определение гендерологии и гендерных исследований (О.А. Воронина, Е.И. Трофимова). Указывается на то, что вся история развития феминистской теории – это попытка уйти от идеи биполярности в понимании развития человека в категориях «биологическое или социальное».  Биологическое рассматривается не как причина специфических различий между мужчиной и женщиной, а через призму социально сконстурированного отношения индивида к собственной телесности.  Подчеркивая биосоциальную причину межполовых различий, в большинстве случаев понимания и использования термина «гендер» выделяют  следующие характеристики: биологический пол, гендерные роли и стереотипы, гендерную идентичность. То есть гендерная идентичность является одновременно и частью личности и внутренним отражением гендера – сложной социокультурной системы взаимодействия.

Отмечается, что в отечественной и зарубежной психологии накоплен богатый опыт в понимании пола, сущности половой идентичности и  факторов, влияющих на ее формирование (Б.Г. Ананьев, Л.С. Выготский, В.А. Геодакян, К. Джеклин, В.Н. Дружинин, Е.П. Ильин, А. Кинзи, Е. Маккоби и др.). Однако процесс развития гендерного подхода в отечественной психологии затрудняется различными теоретико-методологическими, информационными, организационными и другими трудностями: особенностями российского языкового, исторического и социокультурного дискурса; негативным стереотипом феминизма; слабой информированностью, противоречивостью гендерной тематики и стереотипностью мышления ученых и преподавателей и др.

Несмотря на это к концу 1990-х гг. (времени активного включения и укрепления  феминистской методологии в академические психологические исследования) в психологии личности сложилось представление о том, что половая идентичность есть результат сложного взаимодействия биологических особенностей, социокультурных влияний и  экзистенциальных выборов личности. С 1990-х гг. до настоящего времени психологические исследования  активно используют понятие «гендерная идентичность» и исследуют особенности  взаимодействия всех трех аспектов жизни человека  – биологического, социального и личностного, анализируя их связь с другими психологическими явлениями и состояниями в различных когортах. В зарубежной и отечественной психологии усиливается идея не столько о социальном конструировании гендерной идентичности, сколько о том, что гендерная идентичность – это результат сложного взаимодействия организмических, социальных и психологических (собственно личностных) факторов, по мере становления  и реализации гендерной идентичности усиливается регулирующая и смыслообразующая роль самой личности. 

Сравнительный анализ основных понятий, использующихся для интерпретации гендерной идентичности (биологический пол, гендер, гендерная идентичность, гендерные стереотипы, гендерные роли, гендерный дисплей), позволил сделать вывод о том, гендерная  идентичность исследуется не просто как компонент гендера, а как сложный системный конструкт и элемент личности, взаимосвязанный   со всеми личностно принимаемыми образами Я. Понимание гендерной идентичности в качестве элемента общей Я-концепции личности позволило перейти к рассмотрению гендерной идентичности в контексте бытийного подхода к рассмотрению личности.

В параграфе 2.2 «Гендерная идентичность личности» представлена теория гендерной идентичности личности, включающая характеристику ее структурно-динамических составляющих.

Определено, что гендерная идентичность – это результат сложного процесса согласования всех факторов, который протекает в субъективном, внутреннем психологическом мире личности. В ходе этого процесса человек решает задачу принятия или выработки способов социокультурной презентации своих организмических качеств в той манере и форме, которая отвечает его собственным личностным особенностям и смыслам.

В гендерной идентичности как элементе общей Я-концепции личности находят отражение  структурные компоненты, функции, механизмы и потребности личности. В контексте структурно-динамических характеристик личности, разрабатываемых в рамках бытийного подхода, определены важнейшие составляющие и механизмы функционирования гендерной идентичности как мультиполярной модели психологического пола личности.

Структурные характеристики  гендерной идентичности личности могут быть раскрыты через понятия «объективное гендерное пространство» и «субъективное гендерное пространство» личностной бытийности.  Объективное гендерное пространство личностной бытийности – это  собственно гендер или сложная динамическая система внешних биосоциокультурных факторов, предваряющих развитие психических явлений и состояний и фиксированных в следующих фактах бытия личности: среда – гендерные стереотипы и эталоны, организм – гендерная телесность, деятельность – гендерные роли. В психологическом (субъективном) пространстве гендер как осваиваемая внешняя данность оформляется в гендерную идентичность, где три пространства личностной бытийности воссоздаются как взаимосвязанные, взаимопересекающиеся пространства в действенном и смысловом слое. В действенном (бытийном) и смысловом слоях это особые смысловые конструкты: образ мира = гендерные представления; мотивационно-потребностная сфера =  гендерное самоотношение; планы и структуры поведения = гендерный ролевой репертуар. В смысловом или собственно личностном поле, перечисленные конструкты репрезентированы в личностном смысле как некие формулировки (самоопределения): гендерные представления о себе (когнитивный);   гендерная самооценка (аффективный); гендерные планы, способы и структуры поведения (конативный).

Таким образом, основными структурными составляющими  гендерной идентичности являются репрезентированные в смысловом слое личности гендерные представления о себе, гендерная самооценка и гендерные планы, способы и структуры поведения.  Вариант гендерной идентичности личности – это сочетание различных  свойств и качеств, которыми личность сама характеризует свою гендерную идентичность через гендерные представления о себе, гендерную самооценку, гендерные планы, способы и структуры поведения.       

Динамические характеристики гендерной идентичности личности определяются тем, что гендерная идентичность детерминирована всем сложным процессом  взаимодействия биологического и социокультурного влияния  с личностными смыслами, обеспечивающими определенные способы репрезентации гендерной идентичности во внешнем пространстве и реализации базовых потребностей личности: стремление к внутренней согласованности, самоактуализации и внешнему подтверждению.

Личностный смысл как единица личности, отражающая в себе все ее (личности) составляющие и функции, выступает как механизм реализации гендерной идентичности подчиненный или «пронизанный» потребностью личности в достижении внутренней согласованности, самоактуализации и внешнего подтверждения. Индивидуализированные и конкретизированные за счет личностного смысла потребности в достижении внутренней согласованности, самоактуализации и внешнем подтверждении гендерной идентичности служат смысловыми механизмами реализации гендерной идентичности личности, возникающими в процессе взаимодействия всех компонентов объективного и субъективного гендерного пространства личностной бытийности.

Это значит, что конструирование гендерной идентичности личности – не простое усвоение личностью культурно заданных образцов и норм некоторого гендера, это всегда реализация внутренних замыслов и смыслов личности, всей Я-концепции, обеспечиваемая и направляемая стремлением к достижению внутренней согласованности, самоактуализации и внешнему подтверждению. Содержание смысловых механизмов реализации гендерной идентичности личности и смысл жизни как вершинный смысловой регулятор личности связаны с вариантом гендерной идентичности,  возрастными особенностями и профессиональной деятельностью.

Гендерная  идентичность личности  находится в постоянной динамике, в процессе постоянного согласования внутриличностных компонентов и согласования внутриличностного с внешним. Однако преодоление внутренних и внешних противоречий – это сложный, не всегда протекающий благополучно процесс. Поэтому достижения внутренней согласованности, самоактуализации и внешнего подтверждения личность может переживать различного рода кризисы.

Описаны основные положения современной теории кризисов, выделены подходы к описанию кризиса реализации гендерной идентичности личности. Обозначено, что теория кризисов в современной психологии не является однородной и целостной и часто конструируется исследователем или практиком с опорой на различные подходы и взгляды (Ф.Е. Василюк, Г.А. Вайзер, Л.С. Выготский, Г.Г. Горелова, А.Н. Демин, В.В. Козлов, Б. Ливехуд, Э. Линдеманн, Г. Селье, Г. Шихи,  Э. Эриксон и др.). Однако в большинстве случаев под кризисом понимается состояние человека, возникающее при блокировании его целенаправленной жизнедеятельности, как дискретный момент развития личности. Говорят о кризисе личности (личностный кризис)  и кризисном состоянии. Возникающий на разных этапах жизненного пути, связанный с разнообразными причинами и событиями кризис всегда влечет за собой серьезное переструктурирование личностных смыслов, ценностей, целей, поведенческих паттернов. Кризис личности – это всегда проверка целостности личности, ее идентичности и зрелости. Кризис идентичности – утрата собственной идентичности, ощущение отсутствия последовательности в своей жизни.

Существует  проблема определения кризиса личности, классификации кризисов, определения содержания и механизмов преодоления кризисов. Выделяются различные стороны кризисов личности:  профессиональные, семейные, кризисы занятости, культурные, этнические  и т.д.  Актуальным для современного человека в постоянно меняющемся социокультурном пространстве и достаточно востребованным в практике психологического консультирования является изучение кризиса реализации гендерной идентичности личности  в различных когортах (у гетеросексуальных мужчин и женщин; у гомосексуальных мужчин и женщин, трансвеститов, транссексуалов и др.).

Отмечается, что психологические исследования кризиса реализации гендерной идентичности затруднены по нескольким причинам: доминирование клинического подхода во взглядах на вариативность сексуальности и гендерной идентичности личности, в рамках которого любое инвариантное, ненормативное проявление  считается патологией; сложность публичной артикуляции исследований проблем гомосексуалистов, лесбиянок и других типов гендерной идентичности в академическом сообществе; слабая разработанность самого концепта «кризис реализации гендерной идентичности личности».

В рамках предлагаемой  теории гендерной идентичности личности сформулировано определение кризиса реализации гендерной идентичности. Определено, что кризис реализации гендерной идентичности – это одновременно или последовательно происходящее рассогласование внутренних компонентов гендерной идентичности (гендерных представлений,  гендерной самооценки и гендерных планов и структуры поведения) и  рассогласование внутренних составляющих гендерной идентичности с  внешними гендерными пространствами (гендерные стереотипы и эталоны, гендерная телесность, гендерные роли). Такое сложное рассогласование в гендерной идентичности личности затрудняет реализацию трех базовых потребностей личности и выражается в невозможности реализации личностью важнейших смыслов: достижения внутренней согласованности, самоактуализации и внешнего  подтверждения гендерной идентичности личности.

Схема психологического анализа кризиса гендерной идентичности может включать в себя различные позиции: причины (предпосылки и источники) возникновения кризиса; психологические симптомы (степень проявления, переживания); динамика (длительность, фазы, этапы); факторы и способы преодоления (прохождения) кризиса; критерии преодоления; обстоятельства, усугубляющие протекание кризиса; цена преодоления (А.Н. Демин, В.В. Козлов, Б. Ливехуд и др.). В центре внимания данного исследования – факторы и способы преодоления (прохождения) кризиса. Факторы и способы преодоления  кризиса гендерной идентичности могут быть разнообразными: внешними (обстоятельства, влияние других событий и людей и т.д.) или внутренними (собственно психологические механизмы – способность самоорганизации, активность, переструктурирование мотивационного комплекса личности, обретение новых смыслов и ценностей и т.д.).  Смысловые механизмы реализации гендерной идентичности рассматриваются как один из важнейших внутренних факторов и способов преодоления кризиса реализации  гендерной идентичности. 

В третьей главе «Исследование смысловых механизмов реализации гендерной идентичности личности» представлены результаты эмпирического исследования, направленного на изучение и описание особенностей гендерной идентичности личности, смысловых механизмов ее реализации и кризиса реализации гендерной идентичности личности у современных русских гетеросексуальных профессионально ориентированных мужчин и женщин.

В параграфе 3.1 «Программа, методы и методики исследования» описаны основные гипотезы и процедуры исследования, дана характеристика выборки и способов обработки данных, представлены методы и конкретные методики изучения особенностей гендерной идентичности личности и смысловых механизмов ее реализации. Обозначено, что программа эмпирического исследования, соотносимая с теоретической и организационной моделью всего исследования, представляет собой исследовательскую стратегию «восхождение к теории» и включает следующие этапы:

1) диагностика и описание вариантов гендерной идентичности личности: гендерные  представления изучались с помощью методики О.Г. Лопуховой, гендерные самооценки – методики С.А. Будасси; гендерные планы, способы и структуры поведения -  методики диагностики межличностных отношений Т. Лири (модифицированный вариант Л.Н. Собчик);

2) изучение и описание содержания смысловых механизмов реализации гендерной идентичности личности: достижение внутренней согласованности – при помощи методики О.Г. Лопуховой, методики С.А. Будасси, методики диагностики межличностных отношений Т. Лири (модифицированный вариант Л.Н. Собчик); самоактуализация – при помощи самоактуализационного теста САТ (модифицированный вариант опросника личностных ориентаций Э. Шострома), полуструктурированного интервью и методики «Ценностные ориентации» М. Рокича (модификация Е.Б. Фанталовой);  внешнее подтверждение – посредством методики диагностики межличностных отношений Т. Лири (модифицированный вариант Л.Н. Собчик); смысл жизни – с помощью проективного рисунка «Смысл жизни» и «Смысл смерти», проективного сочинения «Смысл жизни» и «Смысл смерти».

Такой выбор методов и методик для изучения гендерной идентичности и смысловых механизмов ее реализации позволил преодолеть ряд эмпирических проблем: сложность диагностики гендерной идентичности личности как вариативного  и мультиполярного конструкта; недостаток валидных и надежных стандартизованных процедур, исследующих не только гендерные стереотипы, а индивидуализированные представления  и самооценки личности о своей гендерной идентичности; необходимость исследовать динамические аспекты гендерной идентичности не как «застывшей» характеристики личности, а как изменяющегося и развивающегося ее элемента. Сочетание количественной и качественной стратегий исследования позволило описать гендерную идентичность и смысловые механизмы ее реализации не как отдельные структурные элементы гендерной идентичности, а в реальном ее функционировании.

В параграфе 3.2 «Результаты исследования смысловых механизмов реализации гендерной идентичности личности»  представлены конкретные эмпирические результаты и обозначены особенности гендерной идентичности личности у современных профессионально ориентированных русских гетеросексуальных мужчин и женщин.  Обобщены полученные теоретические и эмпирические результаты и характеристики смысловых механизмов представителей различных вариантов гендерной идентичности личности, описаны кризисы реализации гендерной идентичности и специфика смысложизненных ориентаций.

Подтверждена эмпирическая гипотеза о том, что гендерные представления, гендерная самооценка и гендерные планы, способы и структуры поведения определяют вариант гендерной идентичности, и гипотеза о том, что содержание смысловых механизмов реализации гендерной идентичности личности и смысл жизни как вершинный смысловой регулятор личности связаны с вариантом гендерной идентичности,  возрастными особенностями и профессиональной деятельностью.

Среди обследуемых респондентов выявлено четыре варианта гендерной идентичности личности, различающиеся между собой по гендерным самооценкам, гендерным представлениям и гендерным планам, способам и структурам поведения. Выявлено, что взаимодействие и многовариантное сочетание данных параметров не только определяет вариант гендерной идентичности у обследуемых мужчин и женщин, но и специфику  переживаний,  проблем адаптации или реализации гендерной идентичности личности. Так, мужчины и женщины со средней гендерной самооценкой могут испытывать большие затруднения и неудовлетворенность в реализации своего варианта гендерной идентичности. Это связано с тем, что у них наблюдается наибольшее рассогласование между образами Я – реальный мужчина/женщина и Я – идеальный мужчина/женщина (по результатам опросника  Т. Лири t - достоверно, при р≤ 0,05 у женщин в 5 шкалах  из 8, у мужчин – в 2 из 8 шкал). 

Отмечено, что современные русские гетеросексуальные мужчины и женщины разного возраста, занятые в различных профессиональных сферах и находящиеся на разных этапах профессиональной деятельности, по-разному используют смысловые механизмы достижения внутренней согласованности, самоактуализации и внешнего подтверждения) для преодоления внутриличностных противоречий и реализации гендерной идентичности.

Установлено, что в процессе достижения согласованности гендерной идентичности личности мужчины достигают внутренней согласованности к 36–45 годам, а женщины – к 26–35 годам. Выявлено, что у женщин  со средней гендерной самооценкой и андрогинными, андрогинно-феминными, андрогинно-маскулинными и маскулинными представлениями в возрасте 19–25 лет небольшое понижение гендерной самооценки преодолевается к 26–35 годам и связано с повышением гендерной самооценки за счет переосмысления гендерных представлений, согласования маскулинных и феминных качеств (r > 0,60)  и ориентацией на независимое, уверенное, неагрессивное, но открытое и прямолинейное поведение. У мужчин со средней гендерной самооценкой и андрогинными, андрогинно маскулинными и маскулинными представлениями в 26–35 лет небольшое понижение гендерной самооценки преодолевается к 36–45 годам за счет переосмысления гендерных представлений, в которых маскулинные качества должны занять ведущее положение по отношению к феминным (r < 0,60), и за счет ориентации на независимое и доминирующее поведение.

Доказано, что в процессе самоактуализации гендерной идентичности личности семья и профессиональная деятельность выступают в качестве важнейших, неотъемлемых смысловых составляющих – ценностей личности мужчин и женщин различных возрастов, занятых в различных профессиях и находящихся на разных этапах профессионализации. Выявлено, что особую ценность для мужчин в процессе самоактуализации гендерной идентичности занимает достигнутый результат: карьера, работа, профессионализм, социальный статус, где семья, дом и дети выступают как результат достижений.  Обследуемые мужчины стремятся совершать «личностные вклады в свое дело», т. е. чаще используют стратегию культурализации, и в оценках своей эффективности ориентированы на собственное мнение, самоудовлетворенность, социальные эталоны успеха и высокого карьерного статуса. Женщины в реализации  гендерной идентичности используют стратегию «личностные вклады в других», т. е. персонализацию, и критериями самореализации определяют конкретное мнение, удовлетворенность других и социальные нормы морали. Особую ценность для женщин имеют «другие»: семья, родственники, друзья, коллеги и вообще люди.

Определено, что в юношеском возрасте и девушки, и юноши в ходе самоактуализации гендерной идентичности ориентированы на поиск интересной работы, свободу, материальную независимость и создание семьи. В зрелом возрасте наблюдаются существенные различия: для мужчины актуальным становится стремление повысить свой профессиональный рост и статус, а для женщины – улучшить здоровье, гармонизировать отношения с любимым человеком и приобрести свободу. Единственное общее переживание для мужчин и женщин –стремление улучшить свое материальное состояние.

Описано, что в процессе подтверждения гендерной идентичности обследуемые женщины и мужчины, стремясь  подтвердить свою гендерную идентичность и в пространстве профессиональной деятельности,  и в сфере отношений, по-разному реализуют себя: для мужчин актуальным в подтверждении их гендерной идентичности является: «власть над» другими в профессиональной и мужской роли и «независимость от» эмоциональных привязанностей в мужской роли, а для женщин – «власть над» другими в гендерной роли и «независимость от» эмоциональных привязанностей в профессиональной роли.

У женщин образы реальной женщины и реального профессионала (r>0,60 по 4 шкалам из 8), идеальной женщины и идеального профессионала (r>0,60 по 5 шкалам из 8) достаточно тесно связаны между собой. Причем ориентация на дружелюбное отношение к окружающим и ценность, значимость мнения других для подтверждения гендерной идентичности – это стержневой компонент для женщины в гендерной роли, но в профессиональной деятельности для женщины более ценны независимость и автономия, где они могут игнорировать дружелюбные отношения и ответственность «за других».

У мужчин образы реального мужчины и реального профессионала (r>0,60 по 8 шкалам из 8), идеального мужчины и идеального профессионала в сознании связаны больше (r>0,60 по 7 шкалам из 8), чем у женщин.  В целом особенности подтверждения гендерной идентичности для мужчин связаны с ориентацией на дружелюбное отношение к окружающим и сотрудничество, однако ценность этих отношений в профессиональной роли несколько выше, чем в роли мужчины. Более значимым и стержневым компонентом для мужчины является подтверждение его власти, уверенности в себе, умения быть организатором, руководителем и командиром, хотя в мужской роли он готов быть менее властным, более заботливым и ответственным.

Подтверждается идея о том, что смысл жизни как вершинный смысловой регулятор личности, имеющий индивидуализированное содержание, связан с вариантом гендерной идентичности,  возрастными особенностями и профессиональной деятельностью.

Выявлено, что в изображении и понимании личностью смысла жизни феминные черты связаны с большим объемом,  метафоричностью и движением времени, а маскулинные – с изображением времени и реалистичностью, конкретностью, и эта тенденция усиливается к зрелому возрасту. Реалистичность и конкретность в изображении смысла жизни связаны скорее с маскулинными чертами у мужчин и у женщин; существенное переосмысление (от метафорического к реалистичному) наблюдается у юношей при переходе к зрелому возрасту.

К зрелому возрасту усиливается более объемное, реалистичное и движущееся во времени осознание смысла смерти; феминные черты у женщин и мужчин связаны с символическим, метафорическим пониманием смысла смерти. У мужчин в юношеском возрасте происходит переосмысление смысла смерти, его конкретизация; зрелые маскулинные мужчины понимают смысл смерти как реалистичное событие, связанное с отсутствием движения, потерей активности.

В понимании смысла жизни и смерти личностью в наибольшей степени представлены две позиции: оптимистический акцент на жизни, поиск бессмертия; экзистенциальный взгляд – радость принятия жизни со всеми ее стадиями, принятие жизненного цикла и факта смерти. Третья позиция – пессимистическая одержимость смертью, фатализм, капитуляция, даже движение к смерти, суицидальные тенденции, подверженность несчастным случаям, отрицание и игнорирование здоровья – представлена в следующих смыслах личности: для маскулинных и андрогинно-маскулинных мужчин смерть – это потеря движения и  активности и одновременно отдых; для феминных и андрогинно-феминных мужчин смерть – это старт в вечность, начало новой жизни; для всех женщин смерть – это боль и скорбь, но у андрогинно маскулинных и маскулинных женщин – это освобождение, у андрогинно-феминных и феминных женщин – это рай и плата за грехи.

Обозначены основные результаты и выводы эмпирического исследования, сформулированы итоговые характеристики выявленных вариантов гендерной идентичности личности и смысловых механизмов ее реализации.

В четвертой главе «Психология гендерной идентичности личности и психологическая поддержка личности, находящейся в кризисе реализации гендерной идентичности» обосновано новое направление отечественных исследований в области психологии личности – психологии гендерной идентичности личности, определены методологические и методические основы индивидуального консультирования и социально-психологического тренинга, направленных на поддержку личности, находящейся в кризисе гендерной идентичности.

В параграфе 4.1 «Основы психологии гендерной идентичности личности: предмет и методы исследования, место в системе психологического знания» отмечается, что гендерный и бытийный подход и сформулированная на их основе теория гендерной идентичности личности служат теоретико-методологическими предпосылками для оформления нового направления в психологии –  психологии гендерной идентичности личности. Сформулированы определение, предмет, обозначены направления исследований и методы исследования в этой новой отрасли психологического знания. Показано, что психология гендерной идентичности личности – это отрасль психологической науки, изучающая закономерности  и процессы функционирования гендерной идентичности личности. Предметом данной отрасли выступает гендерная идентичность личности – ее характеристики и варианты, условия, способы и механизмы формирования и функционирования, стратегии и направления ее реализации.

Выделяются следующие направления и задачи в исследовании гендерной идентичности: исследование характеристик и вариантов гендерной идентичности; изучение условий, способов и механизмов конструирования и функционирования гендерной идентичности личности; исследование стратегий и направлений реализации гендерной идентичности личности.

Существенная особенность психологии гендерной идентичности заключается в том, что она относится к междисциплинарной области знаний. Поэтому основными методами исследования гендерной идентичности личности могут быть различные объяснительные (объективный, измерительный, количественный) и интерпретативные (субъективный, понимающий, качественный) методы психологии. Однако актуальной теоретико-методологической и эмпирической задачей на данном этапе формирования психологии гендерной идентичности личности является разработка и апробирование конкретных качественных и количественных достаточно надежных и валидных процедур и методик для изучения гендерной идентичности личности как мультиполярного и мультипарадигмального конструкта.

В параграфе 4.2 «Индивидуальное психологическое консультирование личности в кризисе гендерной идентичности» обозначено, что результаты проведенного теоретического и эмпирического исследования позволяют перейти к разработке методологических и методических основ не только нового направления в психологии, но и нового вида психологической услуги – ориентирования личности в сфере гендерных отношений и возможностей реализации своей гендерной идентичности.

Сформулирована цель индивидуального психологического консультирования личности, находящейся в кризисе реализации гендерной идентичности, – активизация самого человека в преодолении кризиса. Результатом психологического консультирования становятся  новые психологические состояния личности – осознание личностью своих ведущих смыслов в реализации гендерной идентичности, другими словами, конгруэнтность и аутентичность. Определены задачи психологического консультировании, которые связаны и обеспечиваются за счет существования в личности смысловых механизмов реализации гендерной идентичности:

– достижение внутренней согласованности компонентов гендерной идентичности личности;

–  расширение или экспансия во внешнюю среду своих гендерных представлений через гендерные планы, способы и структуры поведения  с учетом гендерной самооценки;

– согласование внутренних гендерных представлений, гендерной самооценки и гендерных планов, способов и структур поведения с внешними требованиями гендерной роли;

– осмысление и принятие собственного смысла жизни как вершинного регулятора личности.

Отмечается, что этапы консультирования личности, находящейся в кризисе реализации гендерной идентичности, в общем виде совпадают с основными этапами консультирования, используемыми в консультативной, психокоррекционной и терапевтической практике. Однако специфика данного вида консультирования заключается в том, что этапы, методы и приемы работы с клиентом должны быть соотнесены с определенными принципами, которые содействуют эффективной организации взаимодействия консультанта и  клиента в процессе преодоления кризиса реализации гендерной идентичности. Выделяются следующие принципы: принцип осознанности консультантом своей гендерной идентичности; принцип толерантности к гендерной идентичности клиента;  принцип расширения идентификаций у клиента; принцип открытости для контактов вне психологической консультации;  принцип поддержки и стимулирования социальной активности клиента;  принцип позитивного информирования.

В параграфе 4.3 «Гендерный подход в практике групповой работы с личностью» рассмотрены особенности социально-психологического тренинга (СПТ) как одного из видов психологической поддержки личности, находящейся в кризисе реализации гендерной идентичности: цели, задачи и результаты тренинга носят ярко выраженный социальный характер;  участники тренингов подбираются не столько по принципу добровольности, сколько в результате активной просветительской или социальной работы, по различным социально-экономическим критериям (возраст, биологический пол, уровень или критерий факта дискриминации или маргинальности и т.д.); логика, структура, принципы и способы работы в тренинге включают опыт решения кризиса реализации гендерной идентичности личности и связанной с ним  социальной проблемы, который вытекает не только из психологии, но и из других наук и дисциплин, государственной и общественной практики;  ведущим (тренером)  является специалист в области психологии или социальный работник.

СПТ по решению гендерных проблем предполагает обязательный учет следующих позиций: большее внимание информированию, просвещению участников по вопросам права, социальных гарантий и льгот, институциональных ресурсов поддержки; акцентирование (активизация, проговаривание) на личном опыте  отдельных участников группы, включая их прошлый жизненный опыт; стимулирование и поддержка межличностных контактов среди участников в ходе тренинга и за его пределами; высокая личностная открытость тренера для контактов внутри группы и после завершения работы.

Отмечается, что перечисленные подходы в индивидуальной и групповой работе с личностью создают методологические и методические основания для организации психологической поддержки личности, находящейся в кризисе гендерной идентичности. Главное отличие такой работы – ориентация не на типологизацию, коррекцию и нормативизацию личности, а на психологическую поддержку целостности, усиление адаптированности и реализацию личности в постоянно меняющихся социокультурных условиях. Предложенный в рамках исследования комплекс психодиагностических процедур, принципы и приемы психологического консультирования, пример социально – психологического тренинга, направленного на преодоление кризиса реализации гендерной идентичности личности могут быть использованы в практике индивидуального и группового семейного и  профессионального  консультирования.  

В заключении диссертации подводятся краткие итоги и определяются перспективы дальнейшего анализа исследуемой проблемы.

Общие выводы диссертационного исследования:

1. Определение гендерной идентичности личности  и смысловых механизмов ее реализации связано с обоснованием понятия идентичности как элемента общей Я-концепции личности и  описанием структурно-динамических  характеристик личности в контексте бытийного подхода.

2. Гендерная идентичность личности выступает как результат сложного взаимодействия организмических, социальных и психологических (собственно личностных) факторов; по мере становления и реализации гендерной идентичности усиливается регулирующая и смыслообразующая роль  самой личности.

3. Структурными компонентами гендерной идентичности личности являются гендерные представления (когнитивный компонент), гендерная самооценка (аффективный компонент) и гендерные планы, способы и структуры поведения (конативный компонент), которые репрезентированы и реализуются в трех объективных пространствах гендерной бытийности личности (среда, организм, деятельность) как гендерные стереотипы и эталоны, гендерная телесность, гендерные роли. Гендерные представления, гендерная самооценка и гендерные планы, способы и структуры поведения обусловливают вариант гендерной идентичности личности.

4. Динамический аспект гендерной идентичности определяется тем, что достижение личностью внутренней согласованности, ее самоактуализация и внешнее подтверждение гендерной идентичности выступают в качестве смысловых механизмов, обеспечивающих преобразование внешних гендерных норм, образцов и ролей в индивидуализированный опыт личности и реализацию гендерной идентичности личности. Смысловые механизмы реализации гендерной идентичности характеризуются следующими особенностями:

– под достижением внутренней согласованности гендерной идентичности  понимается стремление личности к согласованию всех компонентов гендерной идентичности (гендерных представлений, гендерной самооценки, гендерных планов, способов и структур поведения);

–  под самоактуализацией гендерной идентичности понимается стремление личности к экспансии своих ценностей и смыслов в объективных гендерных пространствах личностной бытийности в виде культурализации или персонализации как способов самоактуализации;

– под внешним подтверждением гендерной идентичности понимается стремление личности согласовать объективные и субъективные пространства гендерной бытийности личности.

5. Содержание смысловых механизмов реализации гендерной идентичности личности и смысл жизни как вершинный смысловой регулятор личности обусловлены вариантом гендерной идентичности,  возрастными особенностями и профессиональной деятельностью.

Кризис реализации гендерной идентичности личности – сложный многоуровневый процесс, связанный с одновременным или последовательным рассогласованием внутренних структурных компонентов гендерной идентичности (гендерных представлений,  гендерной самооценки и гендерных планов, способов и структур поведения) и  рассогласованием внутренних составляющих гендерной идентичности с  внешними гендерными пространствами (гендерные стереотипы и эталоны, гендерная телесность, гендерные роли).

6. Современные русские профессионально ориентированные гетеросексуальные мужчины и женщины – представители различных вариантов гендерной идентичности, разного возраста, занятые в различных профессиональных сферах и находящиеся на разных этапах профессиональной деятельности, по-разному реализуют свою гендерную идентичность:

– в процессе достижения согласованности гендерной идентичности личности для женщин со средней гендерной самооценкой и андрогинными, андрогинно-феминными, андрогинно-маскулинными и маскулинными представлениями в возрасте 19–25 лет актуальны согласование маскулинных и феминных качеств и ориентация на независимое, уверенное, неагрессивное, но открытое и прямолинейное поведение,  а для мужчин со средней гендерной самооценкой и андрогинными, андрогинно-маскулинными и маскулинными представлениями в 26–35 лет – ориентация на независимое и доминирующее поведение, в котором маскулинные качества должны занять ведущее положение по отношению к феминным;

– в процессе самоактуализации гендерной идентичности личности семья и профессиональная деятельность выступают в качестве важнейших, неотъемлемых смысловых составляющих – ценностей, связанных с реализацией гендерной идентичности. Однако мужчины чаще используют стратегию культурализации, а женщины – персонализации;

– в процессе подтверждения гендерной идентичности для мужчин актуальны: «власть над» другими в профессиональной и мужской роли и «независимость от» эмоциональных привязанностей в мужской роли, а для женщин – «власть над» другими в гендерной роли и «независимость от» эмоциональных привязанностей в профессиональной роли;

– смысл жизни как вершинный смысловой регулятор личности связан с вариантом гендерной идентичности,  возрастными особенностями и профессиональной деятельностью. В понимании смысла жизни и смерти личностью представлены три позиции: оптимистический акцент на жизни,  экзистенциальный взгляд (принятие жизненного цикла и факта смерти) и пессимистическая одержимость смертью, фатализм.

12. Гендерный и бытийный подходы и сформулированная на их основе теория гендерной идентичности личности служат теоретико-методологическими предпосылками для оформления нового направления в психологии – психологии гендерной идентичности личности. Выявленные и описанные смысловые механизмы реализации гендерной идентичности личности могут быть внедрены в практику психологического консультирования в виде новой психологической услуги в консультировании – ориентирование личности в сфере гендерных отношений и возможностей реализации своей гендерной идентичности. 

Основные идеи и результаты исследования изложены в 59 научных  публикациях.