Мой подсознательный друг

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

 

     Ласковые  волны успокаивали  меня,  сочинительство  занимало, но  Нечто

вызывало у меня страх. В нем было что-то  от  колдовства. Эта  повелительная

рука, что  постоянно  подталкивала меня в заранее задуманном  направлении --

чья она?

     Нет повода для беспокойства, заверил меня аналитик. Нечто, как и волны,

исходит  из подсознания.  Во  время  обострения шизофрении  мой  мозг был...

(доктор  поискал  слово)  поврежден,  а сейчас  он приводит себя  в  рабочее

состояние.  На  время  ремонтных  работ  подсознание  помогает  мне  разными

способами, которые кажутся  мне странными, но на самом деле в них нет ничего

необычного. Это чрезвычайные меры. Со временем исчезнут и  Нечто, и волны, и

я  снова  стану самой собой. То,  что мое подсознание  помогает  мне, хотя и

таким  необычным  образом,  уже  само  по  себе  является  добрым  признаком

выздоровления.

     Аналитик  напомнил,  что  даже  во  время  безумия  подсознание  весьма

добросовестно заботилось обо мне. Этот факт произвел на него гораздо большее

впечатление, чем необыкновенные проявления моего подсознания. Представляю ли

я, сколько  людей избавились от шизофрении даже после длительного лечения  и

госпитализации?  Меньше  половины. Знаю ли  я, сколько людей  самоизлечились

внезапно,  без  всякой  медицинской  помощи?  Единицы.  Понимаю  ли  я   всю

неординарность ситуации, когда  больной человек полгода мечется по стране из

конца в конец, без  посторонней помощи, лечения, нормального отдыха и вдруг,

как  по  волшебству, вырывается  из  тисков  шизофрении? Самый  удивительный

случай, прямо ненормальность какая-то.  Когда-то  ненормальной меня называли

Операторы, и  слово  неприятно задело меня. Чтобы отвлечь аналитика от  этой

темы,  я  вернулась   к  своему  Нечто,  которому,   на  мой  взгляд,  слово

"ненормальный" подходило больше.

     Но  аналитик  стоял  на своем:  в  Нечто нет  ничего ненормального, это

просто крайне выраженная и достаточно распространенная форма предчувствия, и

мне встречалось  подобное  явление, но  в  более  слабой форме.  Подсознание

всегда отвечало  за мыслительный процесс, только до болезни оно делало это в

скрытой форме,  а  сейчас открыто.  Нечто обдумывает  вставшую  передо  мной

проблему, принимает решение  и вместо  того,  чтобы послать  в  мозг  мысль,

посылает настойчивые  импульсы предпринять  необходимое действие. Если бы  я

полностью выздоровела, то назвала бы Нечто наитием.

     Написанное по наитию  письмо  подруге, о  которой не вспоминала годами,

было   результатом    взаимодействия   определенных   событий,   вычисленных

подсознанием.  Моя подруга часто встречает одного из моих  друзей (о чем  на

сознательном уровне я забыла). Тот много путешествует и должен мне некоторую

сумму  (что  помнит  подсознание).  Письмо  дает  желаемый  результат.  Друг

возвращает долг. Мое подсознание также запомнило место, где лежала бумажка с

адресом, и заставило меня надеть плащ. Оно же подтолкнуло меня к зданию, где

я  нашла работу. А как  же объяснить  то, что  я  заранее знала, о чем будет

говорить человек? Ах, это! Телепатия  вообще мало изучена, но все  признают,

что  она  существует.  А  как же  шесть  выигрышей подряд в Лас-Вегасе?  Это

объяснить  труднее,  согласился аналитик, хотя встречаются  и более странные

явления.  Мой  случай  не такой  уж исключительный. Возможности  подсознания

ошеломляют, к сожалению, человек мало о них знает.

     Иссохший  берег с изумлением  воззрился на аналитика.  Что он  говорит?

Разве подсознание может думать? Оно же бессознательное. Аналитик  насмешливо

парировал: а кто же озвучивал голоса, выпустил  на сцену  Операторов, создал

сложный мир Операторов и Вещей? Кто подсказал мне слова, с помощью которых я

улизнула из  психиатрической  больницы?  Кто спас меня  от кугуара,  а затем

убедил покинуть мое жилище в горах?

     Аналитику все было ясно, как белый день. Когда я заболела,  подсознание

все взяло на себя.  Оно управляло мной, когда мой разум развалился,  оно  же

ведет  ремонтные  работы. Оно  почувствовало приближающееся  выздоровление и

направило меня к доктору. Там голоса оставили  меня в покое, и я узнала, что

мною  владело  безумие,  а  не  Операторы.  Я должна  помнить  только  одно:

подсознание -- мой истинный друг.

     Но  что же вызывает шизофрению? Сложность заключается в  том, что этого

не знает  никто.  На  сегодняшний  день  это  величайшая загадка медицины  и

психологии.   И  все   же,   все   же   --   аналитик   направил   на   меня

вопросительно-раздраженный  взор. Операторы каким-либо образом выражали свою

озабоченность сексом?

     Нет, они  занимались  бизнесом.  Их бизнес --  управление  Вещами.  Они

отдавались этому делу так же истово,  как монахи  своим молитвам или брокеры

игре на бирже.

     Аналитик вздохнул. И все же, все же -- он взглянул  на часы и  назначил

время  следующего приема,  когда  он  поподробнее  остановится  на  причинах

шизофрении. Правда, их не знает никто, но все же, все же...