Фрейдопоклонник

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

 

     На следующий день я поспешила на прием с большим, чем обычно, подъемом.

Ведь  в  этот  день  аналитик  попытается  определить,  что же  вызвало  мою

шизофрению. И хотя этого не знает никто, по его  загадочно мерцающим  глазам

поняла, что у аналитика есть парочка секретов в запасе.

     Обычно  спокойные  в  кабинете  аналитика,  волны  стали одна за другой

обрушиваться  на  берег,  как только  я  переступила  через  порог. Я  сходу

напомнила, что  доктор  хотел рассказать о причинах моего срыва. Тот  кивнул

головой и сразу ухватил быка за рога.

     Все очень просто. По его мнению, причиной психозов, особенно в Америке,

вляется  неполноценная  половая   жизнь.   Сам  аналитик   был   француз.  Я

поинтересовалась, что же вызывает шизофрению во Франции. Аналитик  глянул на

меня нехорошим  глазом, что происходило всякий раз, когда волна подбрасывала

мне вопрос, а я его задавала. Возмущенный аналитик не мог понять одного: как

это получилось,  что, имея в своем  распоряжении  полных шесть месяцев,  мое

подсознание ни разу не задумалось о сексе, а ведь у него была для этого уйма

возможностей.

     Если у  Нечто и имелось  что сказать по  этому вопросу,  оно  предпочло

промолчать.  Волны  тоже не  торопились  мне на выручку. Иссохший берег тоже

задумался  над проблемой и изумился не меньше аналитика. Надо  признать, что

мое  подсознание  оставалось  равнодушным  и к  массе  других  вопросов. Оно

никогда  не  обсуждало моих друзей или  семью, деньги, замужество, политику,

родителей, смерть или налоги. Оно было занято изучением мира Операторов.

     -- У него, наверное, одноколейный ум, -- заключила я.

     В ответ на вопросительный взгляд  аналитика  я  пояснила,  что говорю о

своем подсознании. Замечание  почему-то вызвало у него раздражение.  Да  уж,

ничего не скажешь, прямо  в точку. Все бессознательные умы --  одноколейные.

Просто  диву даешься, до чего  же они одноколейные. Это и по их отношению  к

сексу видно. Уму непостижимо, почему мое подсознание битых  полгода  болтало

об  Операторах  и Вещах, когда с таким же  успехом могло  все шесть  месяцев

говорить о сексе.

     Мало  того,  что аналитик был французом, он к тому  же был  поклонником

Фрейда. Позднее я пришла к выводу, что классические сторонники Фрейда  очень

напоминают немногочисленную религиозную секту, одержимую своим набором идей.

Занятые сооружением спичечных святынь на безбрежных  просторах  истины,  они

полагают,  что  все вокруг тоже принадлежит  им. По  мнению аналитика, любое

нервное  или  психическое  расстройство  объясняется единственной  причиной:

недостаточно полноценной сексуальной жизнью.

     Мы  обсудили мою сексуальную жизнь.  У  меня она оказалась недостаточно

полноценной. Я поинтересовалась, что можно считать полноценной жизнью.

     -- В вашем возрасте  у вас уже должно было быть не меньше сотни мужчин,

а то и сотня с четвертью.

     Цифра меня потрясла, я пыталась подсчитать, сколько же это будет в год,

но такая арифметика оказалась не под силу моему иссохшему берегу.

     -- И даже в этом случае не исключены эмоциональные проблемы. Американцы

-- скверные любовники.

     При ста двадцати  пяти любовниках  в прошлом, даже если не обсуждать их

качество, проблем не избежать, подумалось мне.

     Вовсе нет. У меня  неправильный подход к проблеме. Множество  связей --

единственный   выход  для  деловой   женщины.  Карьера  и  замужество  редко

совместимы.  Разнообразная  и полная сексуальная  жизнь -- вот  единственный

выход.

     На берег накатилась волна, и я робко спросила:

     -- Вам не кажется, что такое огромное количество увлечений само по себе

может расстроить нервную систему?

     Я была довольна своим вопросом. Я, как марсианин, обсуждала марсианские

проблемы с марсианином и чувствовала себя на равных. Но  тут выяснилось, что

акцент у меня остался земным.

     -- А кто сказал,  что надо увлекаться? -- раздраженно спросил аналитик.

-- То,  что  вы  называете  увлечением, не имеет  ни  малейшего отношения  к

подсознанию. В отличие от  женщин, у  мужчин  более реалистичное отношение к

сексу.

     Новая волна пришла на подмогу и кое о чем напомнила.

     -- В Европе живет мой приемный ребенок.

     Мы немного поговорили на  эту тему.  Похвально, когда человек  берет на

себя заботу о ребенке, отметил аналитик, но обстоятельство не вызвало у него

особого  интереса.  Не  стоит  отвлекаться  на  побочные  предметы,  следует

придерживаться основной линии.

     Очередная волна была в сомнении. Разве секс для меня -- основная линия?

     --  Мне  кажется,  что  у  женщины  материнский инстинкт  сильнее  всех

остальных.   По-моему,   природа   поступила   разумно,   наделив    женщину

инстинктивным  стремлением  вить  свое  гнездо,  а мужчин  не менее  сильной

сексуальной инициативой.

     Аналитик  смотрел на  меня холодным  взглядом  морской чайки.  А  волны

вылетали на берег, накрывая одна другую.

     -- Мне кажется,  что секс как удовлетворение полового  желания помогает

мужчине внутренне самоутвердиться, придает ему уверенность.  Но я думаю, что

большинство женщин  понимают  секс  по-другому. Похоже, об этом позаботилась

сама природа.

     Аналитик раздраженно хлопнул ладонью по столу.

     --  Типично  женские  рассуждения!  Все это  чепуха,  слышите,  чепуха!

Женщины сами себя не понимают.

     Уходя от аналитика, я  все пыталась разделить сто двадцать пять  мужчин

на  годы, прошедшие  со времени моего полового созревания. Наконец, иссохший

берег  справился с  задачей. Цифра просто  изумила  меня.  Подсознание сочло

необходимым прокомментировать полученный результат. Берег омыла новая волна.

     У моего сознания  было либо слишком ограниченное  логическое  мышление,

либо весьма  развитое чувство  юмора.  Как сообщила  волна, чем  бы  ни была

вызвана  шизофрения, с таким количеством любовников у меня просто не хватило

бы времени заболеть.