Крючколовство

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

 

     Меня  заинтересовало то, о чем больше всего  говорили голоса: о методах

работы Операторов. Они объясняли, как строятся отношения между Операторами и

Вещами, какими способами подсознание  использует сознание и побуждает  его к

действиям,  а  больше  всего разговор  шел  о  методах,  с  помощью  которых

Операторы используют друг друга. Одним из таких методов  было крючколовство,

непонятное и непривлекательное занятие Западных Парней.

     В основе описания этого метода лежало то, что я уже видела среди людей,

от  которых бежала. Как заметил Буравчик,  нечего возмущаться,  обыкновенное

дело. Операторам нечего стыдиться. Крючколовство -- вполне  законный бизнес,

им  все  Операторы балуются, ну,  а  для  Западных  Парней  --  это средство

существования. Надо  признать,  что  и у меня  дома, где я  жила до болезни,

некоторые  Операторы  предпочитали  зарабатывать  себе  на   хлеб  таким  же

крючколовством,  вместо  того,   чтобы  добросовестно  выполнять  порученную

работу. Будучи в здравом уме, я с брезгливостью и  страхом видела, как  люди

изощренно разрывали друг друга в клочья,  и вот  в безумии мне представилась

возможность   увидеть   ту  же  картину  и  оценить  ее   более  объективно.

Крючколовство -- всего  лишь бизнес,  один  из способов заработать на жизнь.

Как-то  Проныра  заметил:  "Точно так  же, как  деньги  дают  Вещи  ощущение

надежности и самоуважения, то же  самое дают Операторам  набранные ими очки.

Если копнуть, то выяснится, что и Операторы, и Вещи действуют из одних и тех

же побуждений. Все мы в одном котле варимся".

     И если  крючколовство вызывало  у меня брезгливость, объяснил Буравчик,

то только потому, что  меня так воспитали и приучили так думать. "Уж эта мне

Кареглазая! Если кто и ведет себя непорядочно, так это она. Пытается внушить

тебе, что крючколовство -- незаконное дело", -- заключил он возмущенно.

     Я  часто  слышала,  как  Операторы  употребляли  выражение   "обработка

мозгов". И  вот  шаг  за шагом  Операторы терпеливо обрабатывали мой разум в

необходимом  для  них  направлении.   Меня  постепенно  вели  от  спокойного

восприятия   взаимоотношений   между   Операторами   и  Вещами  к  осознанию

правомерности  использования  крючколовства  на любом  уровне: Оператором по

отношению  к  Вещи; Оператором  к  Оператору;  Вещью  к Вещи. Нечто не имело

ничего  против  крючколовства.  Коль  основой  жизни  является  конкуренция,

крючколовство -- лишь  способ выживания. Иссохший берег  усвоил смолоду, что

это занятие -- ужасное и бесчеловечное, и не смог вовремя переучиться.  Зато

Нечто видело всю картину в более мудром и реальном свете. Операторы внушали,

что для меня жизненно важно научиться принимать крючколовство таким,  каково

оно есть, без ужаса и страха.