Парадокс карьеры

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 

 

Начнем мы с парадокса карьеры, того, что мы называем «общественной жизнью» или работой, делом жизни и т. п. Традиционно считается, что карьера — дело мужское, по крайней мере, «не женское». Но этот взгляд вряд ли можно считать оправданным. Каждый человек — существо  очень разностороннее, у него много жизненной  энергии, которую надлежит со смыслом ис пользовать.  Если кто-то думает, что можно с успехом ограничиться, к примеру, только семьей, он глубоко заблуждается. Как же быть в таком случае с потребностью в общении, в познании нового, в создании чего-то, что радовало бы ум и сердце?

Если один из супругов (чаще жена) постановил, что делом его жизни является семья, то все указанные выше потребности (и не только эти) он будет пытаться удовлетворить внутри семьи. В этом случае второй из супругов (в нашем обществе это чаще всего муж) будет вынужден целиком и полностью заняться работой, чтобы обеспечить семью. Разумеется, ни сил, ни времени, ни энтузиазма на общение внутри семьи у него не останется, а потому соответствующие ожидания его «второй половины» окажутся тщетными. Более того, вторая половина будет чувствовать себя обделенной: «Он там общается, встречается, развлекается, а на меня, видите ли, у него времени не хватает!» Возникают претензии, обиды, потом ссоры и скандалы, а в финале — разбитое корыто «семейного счастья». И какой от этого прок? Кому хорошо от того, что «обязанности были распределены»?

Конечно, распределить обязанности мож но, но нельзя забывать о том, что кроме обя занностей у людей, существ живых и чувствующих, есть еще и потребности.  Вот почему так важно, чтобы и обязанности были распределены, и потребности находили себе достойное удовлетворение. В противном случае на одного из супругов ложатся обязанности не только по обеспечению семьи, но и по развлечению второго супруга, который скучает и тоскует, находясь в четырех стенах, пока первый вкалывает. Разумеется, подобную нагрузку немногие смогут выдержать.

Работа и карьера — это не только один из способов самореализации для человека (вне зависимости от пола), но прежде всего это средство повышения самоуважения. Если у тебя есть и семья, и работа — ты стоишь на двух ногах, а если только что-то одно — на одной. Согласитесь, последнее состояние вызывает чувство неуверенности в прямом и переносном смысле, причем сомнения в этом случае будут касаться прежде всего собственной персоны. Например, если женщина состоит в браке, но не имеет какого-то своего дела, своего занятия, то ей начинает казаться, что она полностью зависит от мужа, а поэтому ничего из себя (по крайней мере, сама по себе) не представляет. Если же она, напротив, удачлива в карьерных делах, но в личной жизни у нее хоть шаром покати, то опять-таки ситуация не лучше. Впрочем, если взять в качестве примера мужчину, вы мигом убедитесь, что ситуация и здесь мало чем отличается: с работой лады, но нет душевной отрады — беда, есть душевная отрада, а работы нет — и вовсе катастрофа.

Короче говоря, когда мы употребляем слово «карьера» или произносим слово «работа», речь идет и о мужчинах, и о женщинах, причем и о состоящих в браке. Прошло то время, когда кто-то должен был сидеть у пещерного очага, пока другой бегает за мамонтом, а кто-то должен был бегать за мамонтом, пока другой сидит у очага. Но с другой стороны, если все одновременно кинутся за мамонтом, то они могут, чего доброго, и друг друга в этом походе покалечить. Иными слова ми, на все в жизни должно быть время —  часть на карьеру и работу, часть — на личную  жизнь  (семейную или несемейную — на самом деле большого значения не имеет).

Вот после этой затянувшейся преамбулы мы и переходим к парадоксу карьеры. В чем же он состоит? Принято думать, что для достижения карьерного успеха нужно быть «ломовой лошадью», готовой положить на алтарь профессии всю себя. В этом, разумеется, есть доля истины — без увлеченности в профессии нечего делать. Но должна быть именно увлеченность, а это дело чувственное. Поэтому относиться к работе как к работе — значит обречь себя на неудачу. Какого-то прогресса при таком подходе достичь, наверное, можно, но, во-первых, он будет не столь эмоционально приятным, а во-вторых, однозначно не настолько внушительным, как хотелось бы.

Здесь-то и возникает шальная мысль: а не попробовать ли относиться к своей работе как к  флирту?  Речь, конечно, не о легкомысленности флирта, а о его чувственности. На этом расшифровка формулы не заканчивается. Флирт характеризуется еще и следующим: во-первых,  это способ входить в близкий контакт с другим человеком; во-вторых,  здесь присутствует игровой момент; в-третьих,  это определенная настроенность нашего психического аппарата, когда он представляет собой не какую-то аморфную, недееспособную структуру, а деятельную машину, нацеленную свернуть горы. Наконец, если вы флиртуете, вы относитесь к делу легко, без напряжения, без болезненной тревоги и озабоченности (как, например, в случае страсти). Подобное отношение к своему профессиональному поприщу оказывается, как мы увидим в дальнейшем, наиболее результативным.

Остановимся на наиболее значимых определениях флирта и на его использовании в качестве инструмента по организации своего профессионального роста.

Относиться к своей работе (карьере, профессии) как к  флирту — это значит:

* быть увлеченным своим делом;

* уметь налаживать эффективный контакт с теми людьми,  с которыми вам приходится взаимодействовать по работе;

* реализовывать в своем деле «игровой момент», начиная от общей настроенности и заканчивая использованием возможностей нестандартных, оригинальных ходов и решений;

* естественным образом привлекать на свою сторону  все возможности, потенциалы и энергию собственного  психического аппарата;

* испытывать неподдельную радость от того, что у  тебя есть эта работа.

Остается только узнать, как всего этого добиться, чему, собственно, и посвящена эта книга.

Большинство профессий предполагает не обходимость взаимодействия с другими людь ми.  Этот контакт может быть непосредственным, как, например, у распространителя того или иного товара, услуги, а может быть и опосредованным, как, например, у производителя этих товаров и, в меньшей степени, услуг. Если вы проявляете искреннюю заинтересованность в другом человеке, то он с высокой долей вероятности ответит вам тем же, а следовательно, распространит эту заинтересованность и на то, что вы делаете. В бизнесе это вопрос исключительной важности! Если вы сумели заинтересовать и увлечь человека, то будьте уверены — успех вам гарантирован.

Наконец, всякая деятельность, осуществляемая в коллективе, предполагает взаимодействие и с начальствующими лицами, и с подчиненными. Если не наладить с ними эффективного контакта, не привлечь их на свою сторону, то дело не пойдет. Только в том случае, если вы умеете найти подход к людям, с которыми вам приходится работать, они будут работать на вас. Если же вы не способны к подобному продуктивному конформизму, как говорится, дороги не будет. Вот почему так важно относиться к работе как к флирту.

Всякое дело является игрой, и не понимать  этого нельзя. Вместе с тем игра не должна  превращаться в борьбу, но обязана служить креативному подходу к решению проблем.  Наверное, вы не раз встречали людей, которые настолько серьезно относятся к своей работе, что при общении с ними испытываешь настоящее замешательство. Эти персонажи ведут себя так, словно на том, чем они занимаются, свет клином сошелся, а потому все — и стар и млад — обязаны немедленно мобилизоваться в их действующую армию в качестве пушечного мяса под названием «ополченцы». Разумеется, сотрудничать с такими людьми и хотелось бы, да больно жутко, а без сотрудничества далеко не уедешь. Кроме того, подобный подход просто скучен и не воодушевляет никого, кроме организатора рассматриваемого процесса. Если же вы относитесь к работе с ощущением игры, действа, то данный процесс неизменно обретает и динамику, и насыщенность, что сказывается на эффективности предприятия самым существенным образом.

С другой стороны, здесь кроется подвох. Дело в том, что игра предполагает некоторую борьбу между выигравшими и проигравшими. Вы рискуете заполучить себе врагов там, где вам жизненно необходимо сотрудничество и содействие (об этом мы будем подробно говорить отдельно). Вот почему понятие «флирт» подходит сюда больше, чем понятие «игра», ведь флирт — это не борьба, а такое взаимодействие, при котором участники игры стимулируют друг друга.

Наконец, если воспринимать работу как работу, то средства решения проблем неизбежно будут стандартными, а на стандартных решениях в условиях современного бизнеса много не заработаешь. Психологи уже достаточно давно ввели в обиход слово «креативность», которое обозначает нестандартность в постановке задач, оригинальность подходов и решений. Именно это и может обеспечить нам игровой момент, скрытый в самой сути флирта.

Нашу психику, наш мозг можно заставлять работать, но лучше, если он сам начнет моти вировать нас на осуществление той или иной  деятельности.  Обычно наша психика и наш мозг замечательным образом подсказывают нам, как ничего не делать или же как делать то, что вовсе не нужно делать. Вот почему большинство людей пребывают в состоянии хронической борьбы с собственным психическим аппаратом.

В каком-то смысле мы напоминаем в этом случае барона Мюнхгаузена, который пытается вытащить себя за волосы из болотной трясины. Задача эта, безусловно, креативная, но из тех, которые и не могут быть решены должным образом, и вряд ли вообще должны рассматриваться. Да и вообще бороться с самим собой — дело в высшей степени неблагодарное! Желающие быть успешными должны думать не о том, как понукать и пришпоривать свой психический аппарат, а о том, как привлечь его и его возможности на свою сторону.

В случае, когда мы переживаем состояние, близкое по сути к состоянию увлеченности, свойственной флирту, мозг оказывается не в оппозиции к нашим целям и задачам, а в содружестве с ними. Вы, наверное, и сами знаете, на что способен человек, находящийся в состоянии флирта. Звезду с неба достать, землю с орбиты сместить, цветы под снегом отыскать — это не проблема. Почему? Потому что флирт создает в головном мозгу человека доминанту.

Доминанта — это такое состояние психического аппарата, когда все его потенциальные возможности направлены на решение одной основной задачи. Если мы сможем возбудить в себе необходимую доминанту, то всякая задача будет решена нами быстро и качественно. Вот почему, если мы относимся к работе как к флирту, успех нам гарантирован. Ну и в довершение всего я бы хотел еще раз подчеркнуть: если вы относитесь к работе как к флирту, она перестает быть для вас проблемой, мукой, повинностью, напротив, развлекает и увлекает, вы совершенно естественным образом перестраиваетесь на рабочий лад, а потому имеете все шансы на быстрый успех. Если же вы относитесь к работе как к работе, то чего-то тоже добьетесь, но ни сам этот процесс, ни его результат не будут вас радовать должным образом.

В советские времена была такая присказка: «Помните: каждая выкуренная сигарета убивает одну минуту вашей жизни, каждая выпитая вами бутылка водки убивает 10 минут вашей жизни, а каждый рабочий день — 8 часов жизни!» Если кого-то такой вариант устраивает, возражений нет, если же есть желание вернуть 8 часов жизни на каждый рабочий день, то придется научиться относиться к работе как к флирту. В этом парадокс, хотя и не очень-то парадоксальный.

 

Зарисовка из психотерапевтической практики: 

«С боем взяли город Брест, по городу прошли…» 

Ему еще нет 30 лет, но он уже руководит мощным полиграфическим бизнесом. Состояние его дел — исключительное! Прекрасная семья! Любимая красавица-жена родила ему двоих детей (очаровательную девочку и любознательного мальчика) и создает все условия, чтобы обеспечить их впечатляющий быт. Высшее образование, друзья, связи, где надо и не надо, бизнес на всех парах идет вверх, конкуренты кусают локти, сотрудники молятся на него, как на Бога. А впереди радужные перспективы — только работай! И ведь, что удивительно, он без этой работы, как рыба без воды, но вот сидит у меня в кабинете и жалуется.

Не могу, устал, сил нет, не могу больше! — он говорит эмоционально и серьезно, так, словно речь идет о каких-то катастрофах мирового масштаба. — Голова совершенно не работает. Понимаете, доктор, мне на деловых встречах все сразу становится понятно, я излагаю сухой остаток, а потом вынужден сидеть и полчаса слушать, пока мои партнеры рассуждают о том о сем. Потом они со мной соглашаются… Но эти полчаса, доктор, это ужас какой-то! У меня мозги кипят! Я совершенно не понимаю, что они дальше обсуждают!

— И какой предлагается выход? — с подвохом спрашиваю я.

— Да бросить все это к черту! Уехать куда-нибудь…

— Куда, например? — мне становится интересно.

— Да хоть куда! В Брест! — восклицает он.

— Блестяще! — восклицаю я. — И что ты там будешь делать? — мне, правда, интересно, что он будет делать в Бресте.

— Да что угодно! Бочки таскать! Да, грузчиком! Бочки! — эта идея ему явно понравилась. Когда он получал свое экономическое образование, то так именно и подрабатывал — грузчиком.

— Очень хорошо! Переезжаем в Брест, устраиваемся грузчиком. На вокзал?

— Да, на вокзал, — с легкостью соглашается он.

— И начинаем таскать бочки, — продолжаю я. — И вот мы таскаем бочки. День таскаем бочки, два дня таскаем бочки, три дня таскаем бочки… Другие люди рядом таскают бочки, и мы таскаем. Таскаем?.. — я просто интересуюсь.

— Таскаем… — теперь он соглашается со мной без особого энтузиазма.

— Очень хорошо. Никакие в голову идеи не приходят? — я просто интересуюсь!

— Тут надо продумать, чтобы как-то все это организовать… — он задумался.

— Организовать таскание бочек? — теперь я интересуюсь уже с предвзятостью.

— Да. Ведь не дело же…

— И чем все это, я прошу прощения, отличается от организации твоих нынешних сотрудников, твоих партнеров и бизнеса в целом? Поменяли канцтовары на бочки? Шило, так сказать, на мыло?.. А потом, я думаю, надо еще найти инвесторов, пойти к начальнику вокзала и предложить ему перестроить подъездные пути. А потом выйти на мэра города Бреста с предложением…

Еще секунду назад он был сконфужен, а теперь стал так задорно смеяться, что я просто не мог продолжить свою мысль. Почему он смеется? Потому что теперь ясно, что любимая работа просто превращена в проблему, а на деле она вовсе таковой не является. Она, и это совершенно очевидно, приносит ему удовольствие, в противном случае он вряд ли бы желал заняться тем же самым, поменяв лишь формальную сторону дела. Но, бог мой, это ведь до какого отчаяния он себя довел, относясь к работе, в которую он, кстати, влюблен, как к работе, а не как к флирту. Право, если бы он начал флиртовать (что он по прошествии нашего разговора и сделал), то дело пошло бы иначе.

И оно пошло иначе!