1.1.4. Основные проблемы психологии как науки.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

            Современные психологические исследования весьма разнообразны и разноплановы, но все-таки обычно выделяют несколько основных "глобальных" проблем:

психофизиологическая – проблема соотношения психики и тела, прежде всего - мозга;

психосоциальная – о зависимости психики от социальных процессов и роли психики в реализации социальных ролей индивидуально и в группах;

психопраксическая -.о психической регуляции практической деятельности и об изменениях психики в процессе этой деятельности;

психогностическая – об отношении чувственных и умственных психических образов к отображаемой ими реальности; частью этой проблемы является психофизическая – о соотношении субъективных качеств воспринятого образа и физических параметров воспринимаемого сигнала. 

В современной научной психологии имеется множество научных школ. Но при разработке любой проблемы большинство исследователей придерживаются определенных методологических принципов:

детерменизма – всякое явление имеет причины и следствия, без понимания которых невозможно понимание и самого явления;

системности – всякое отдельное психическое явление представляет собой  часть целостной психики, имеет в ней свое место и роль и может быть понято только в связи с другими психическими явлениями и психикой в целом;

развития - в ходе жизни психические процессы не остаются неизменными, они изменяются, переходят с одного уровня на другой.

Проблемы и принципы психологических исследований приобрели современную формулировку относительно недавно, в середине ХХ века. Интерес же к психическим явлениям возник у людей еще в глубокой древности.            Психика – чрезвычайно сложный объект для исследования и понимания, поэтом с древних времен делались попытки понять ее с помощью других, более простых объектов или метафор, то есть искали, на что похожа психика.

 На каждом этапе развития науки и техники в качестве "модели" психики предлагали самое высшее техническое достижение того времени. Еще Платон описывал психику как колесницу, запряженную двумя конями – воспитанным и диким. В 17 веке наиболее совершенным механизмом был насос и великий Р. Декарт описал психику как движение животных духов по нервам-трубкам, давление в которых создавал мозг-насос. Было изобретено книгопечатание – и тут же появилась теория, описывающая мозг как "чистую доску" на которой "отпечатывается" жизненный опыт. В конце 19-го века возникла метрология – были созданы знаменитые эталоны метра, килограмма, секунды. Сразу же появилась идея измерить психику. Эта идея оказалась неисполнимой, но очень эффективной – родилась экспериментальная психология. На рубеже 19-20-го веков чудом техники был телефон – и очередная теория приписала мозгу, в качестве основной функции, прием, переключение и передачу сигналов. Теория, согласно которой в поведении живых существ главную роль играет сохранение гомеостаза (постоянства внутренней среды организма) появилась сразу вслед за широким распространением  технических устройств с автоматическим регулированием на основе обратной связи (пример такого устройства – холодильник, в котором поддерживается заданная температура). Создание голографии немедленно породило теорию о голографических принципах памяти.

Психофизиологическую проблему своеобразно "решали" те, кто размышлял о создании "искусственного человека". Попытки создать "искусственного человека" столь же древни, как и объяснения психики с помощью технических "аналогов". В Греческих мифах бог-кузнец Гефест сделал медного "человека-стража", сильного, но туповатого, которого Прометей победил хитростью. В средневековой Праге бытовала легенда о Големе – глиняном великане, созданном для защиты, но, в итоге, убившем своего хозяина. Успехи физиологии и медицины на рубеже 19-20-го веков вдохновили "создателей" Франкенштейна и за ним – массы чудовищ, которых мы сейчас назвали бы биороботами. С легкой руки К. Чапека по страницам фантастических книг стали бродить буквально толпы роботов, иногда – злобных и агрессивных, иногда – высокоморальных, как у А.Азимова, например.

Появление кибернетики, а затем – ЭВМ ознаменовало собой новый этап попыток понять психику по аналогии с техническим устройством. С самого начала, со времен Н.Винера, делались попытки моделирования работы мозга и элементов психики, как для совершенствования машин, так и для лучшего понимания мозговых механизмов. Тексты о роботах перекочевали со страниц фантастики на страницы научных журналов. Теория и практика, связанные с компьютерами, стали "перекрестком", на котором встречаются и взаимообогащаются точные, технические, естественные и гуманитарные науки. Но они далеко не равноправны. Обычно исследователи, имеющие техническое или естественнонаучное образование, а также часть психологов априори (заранее) считают, что настоящее объяснения любых  явлений возможно только с точки зрения физики или химии, в крайнем случае – биохимии или молекулярной биологии. Именно эти процессы должны определять все остальные явления, как в технике, так и в живых организмах, в том числе – психические.

 Еще недавно инженеры и программисты, занимавшиеся компьютерным моделированием, "по умолчании" были уверены, что, если достаточно точно воспроизвести физиологические механизмы мозга, за этим "автоматически" последуют соответствующие психические процессы. Эти надежды не сбылись. Однако физиология мозга и психология стали источниками знаний и вдохновения для компьютерного моделирования, а эти модели, в свою очередь, заставили по-новому взглянуть на многие старые проблемы физиологии и психологии.

Одна из старинных проблем, которая получила новое осмысление – психофизиологическая. Со времен Декарта самым материалистическим считается принцип психофизиологического взаимодействия, согласно которому физиологические процессы являются причинами психологических и полностью их определяют. Такое мнение бытует до сих пор, особенно среди врачей. За последние 200 лет было проведено огромное количество работ, в основном на животных разного уровня, от червей до приматов, в которых одновременно регистрировали элементы поведения и физиологические процессы в мозге. Казалось, можно будет найти физиологические "коды" психических процессов. Однако, непосредственно "состыковать" физиологические процессы с психическими не удалось. Стало ясно, что физиологические процессы не определяют психические, а служат их механизмами и у психики есть собственные свойства, несводимые к физиологическим. Физиологические и психические процессы – явления разного уровня, хотя и связанные с одним объектом.

Ни один, даже достаточно простой психический процесс не базируется только на физиологических механизмах. У людей огромное значение имеет социум, он составляет основную часть среды и чем младше ребенок, тем важнее социум для его психики. Поэтому одна из основных проблем психологии – психосоциальная. Вне социума, без нормального общения, у человека психика не развивается. Еще в первой половине ХХ века В.С.Выгодский в России, Ж.Пиаже и другие исследователи в Европе убедительно доказали, что у ребенка развитие всех психических процессов начинается как внешняя деятельность, совместная со взрослым и только постепенно становится внутренней психической деятельностью.

Психика появляется и развивается при взаимодействии физиологии нервной системы и социума, но является автономным объектом, имеет особые динамические свойства, не сводимые ни к физиологии, ни к социологии, ни, тем более, к физике или математике. (Такое сведение называется редукционизмом).