6.2.3. Алгоритм второй

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Состояние ДЭВ. Состояние сверх­человека периодически наблюдается у каждого из нас. Задача этой системы упражнений сделать его постоян­ным, чтобы оно стало характерной чертой и почти при­вычкой, а не возникало в виде случайных эпизодов.

Отличительная особенность этого состояния — со­бранность и гармония всех душевных, ментальных и физических сил организма, когда «Я» управляет стихи­ями и согласует их. Под стихией понимается любое яв­ление, которое возникает независимо от нас и так или иначе влияет на нас. Ветер, солнце, вода, земля, эмо­ции, мысли (да, да, эмоции и мысли тоже) — стихии. Стихия сама по себе нейтральна, не исключая эмоций, но действие ее двойственно — она может как разрушать, так и созидать. Нет сил хороших или плохих — все зависит от того, каким образом они используются. Так, солнце несет жизнь и смерть одновременно. Глоток во­ды спасает гибнущего в пустыне, и та же вода топит или обрушивается ливнями, смывающими урожаи. Мысли могут воскресить, могут и убить. И наше Эго — всего лишь поплавок в океане этих таинственных сил. Очень часто этот поплавок оказывается захлестнутым стихи­ями — личность страдает от обилия стрессов, психи­ческих блоков, неразрешенных проблем. В старину та­кое состояние объяснялось влиянием дьявола, сим­волика которого изображалась в виде перевернутой пентаграммы.

Эта фигура схематически напоминает голову козла, с которым ассоциировался образ князя тьмы. Однако любая метафора и сказочный сюжет всегда основаны на строжайшем реализме. Модель любого состояния очень удобно укладывать в графические символы. Они емко и концентрированно передают суть идеи. Поче­му сатану рисовали именно в виде перевернутой звез­ды, с точки зрения психофизиологии будет ясно не­сколько позже. Для этого нам необходимо исследовать символику прямой пентаграммы, несущей позитивное начало.

Эту фигуру мы можем встретить в самых различных эзотерических школах, принадлежащих различным эт­носам, — от китайской натурфилософии до каббали­стических откровений. И везде она в принципе означает одно и то же — единство и гармоничное взаимодейст­вие основных космических стихий. Кроме того, звезда представляет собой схематический контур человека, изображение которого известно из знаменитого рисун­ка Леонардо да Винчи. Вершина звезды соответствует голове, горизонтальные лучи — раскинутым рукам, диа­гональные — ногам. Вершина символизирует «Я» индивида, остальные пронумерованные точки означают че­тыре стихии, или четыре космических первоэлемента, взаимодействие и комбинация которых дает, поучению мистицизма, основу всему существующему миру — это Земля, Вода, Воздух, Огонь. Данные элементы име­ют свои качества, которые определяют свойства каждо­го из них.

 

• Воздух — влажный и теплый.

• Вода — влажная и холодная.

• Огонь — сухой и теплый.

• Земля — сухая и холодная.

 

В свою очередь эти элементы составляют и суть ор­ганизма как микрокосмоса и определяют его жизнедея­тельность. Исходя из этого принципа, мы сразу обна­ружим самую непосредственную взаимосвязь того, что еще древние определили лозунгом: «Человек— Все­ленная», подчеркивая их единство и изначальную гар-'монию.

Стало быть, каждый из этих элементов имеет и свое i психофизическое представительство. Та или иная пси­хическая функция соответствует определенному эле­менту.

 

• Воздух — Сметь.

• Вода — Знать.

• Огонь — Желать.

• Земля — Молчать.

 

Указанные качества зашифрованы в символических знаках животных, упоминание которых мы можем встретить в Апокалипсисе апостола Иоанна: Орел, Человек, Телец, Лев. Каждое из этих существ выражает волю той или иной стихии и соответствующей психической функ­ции — Орел смел, Человек знающ, Телец молчалив, Лев пылок.

 

1. Кто смеет, тот заглушает в себе сознание опасности и устремлен к активности.

2. Кто полностью доволен собой и своим знанием, не проявляет ни активности, ни желания к приобрете­нию новых знаний.

3. Кто молчит, тот себя не проявляет, но все впитывает и принимает к сведению.

4. Кто желает, тот и активен, и восприимчив.

 

Теперь, исходя из сказанного, мы условно разделим первоэлементы на внутренние и внешние. С точки зре­ния мистического мышления это может выглядеть не слишком обоснованно, ибо «то, что вовне, то и во мне», но сохраняющаяся инерция рационального сознания вполне допускает подобную условность. Для человека, восприятие которого работает вне традиций эзотери­ческих концепций, подобный путь представляется прак­тически более удобным.

Внешние первоэлементы — это силы природы, из­начальные энергии которых проявляются в окружаю­щей среде.

Внутренние первоэлементы — это свойства и каче­ства организма, проявляющиеся в виде функций или систем. В данном случае можно говорить о внутреннем воздухе, внутренней воде, внутреннем огне, внутрен­ней земле. Кстати, подобные элементы встречаются постоянно — их использует и беллетристика для обо­значения тех или иных психофизических состояний. Внутренний воздух может быть адекватен ментальности, интеллекту. Внутренняя вода — интуитивности. Внут­ренний огонь— эмоциям. Внутренняя земля — воле и интроверсии.

Состояние Целостности достигается, когда «Я» уп­равляет всеми этими элементами так, что они начина­ют действовать слаженно, укрепляя силу личности. Ес­ли мы вновь обратимся к пентаграмме, то увидим, какие психические процессы могут быть выражены в звезде.

Четыре угла расположены ниже одной верхней точ­ки, где и сосредоточено Эго, управляющее стихиями. Поэтому мистическое состояние выражается еще фор­мулой 1+4. Отсюда становится понятным психофизический смысл перевернутой пентаграммы, которая олицетворяет собой власть стихий над человеком, превращающих его в марионетку. Такая позиция соот­ветственно может быть описана формулой 4+1. Теперь посмотрим, что может произойти, когда тот или иной элемент становится доминирующим в структуре лич­ности.

Воздух, подчиняющий себе личность, отрывает ее от земли. Такие люди полностью уходят в сферы своих ин­теллектуальных построений, теряя ориентацию в ре­альности. Подобная тенденция постепенно ослабляет эмоциональные контакты, и человек подвергается все более глубокой шизоидизации. Таких людей раньше называли «странными», «чудиками», «не от мира сего». Обычно их сторонились и не доверяли им, полагая, что «здесь дело не совсем чисто».

Преобладание Воды легко может смешать интуи­цию с фантазией и инфантильной чувствительностью. В этих чертах можно легко себе представить возник­новение истерического психоза. Таких уже напрямую и в открытую обвиняли в сношении с дьяволом, и не без оснований — они потрясали воображение не только средневекового обывателя, но и ученых мужей того вре­мени, которое в качестве примитивной регуляции об­щественного порядка прибегало к инквизиторским ме­тодам. Неуемные фантазии вперемежку со страстным галлюцинированием приводило истериков на костер, в «очищающем» пламени которого они еще умудрялись петь, хохотать и выкрикивать свои последние закля­тия, что и неудивительно — подобные состояния часто сопровождаются потерей болевой чувствительности.

Доминирующий Огонь сжигает личность, подавляя ее страстями и импульсами. Переполненные неуправ­ляемыми влечениями, такие мити карамазовы и рого­жины в готические времена также попадали в фокус неусыпного ока великих инквизиторов. Чрезвычайная эмоциональность, раскаленная до предела надрывная эффективность рано или поздно заставляют человека совершать опасные для него самого или для окружающих поступки. Его поведение становится деструктив­ным. Чаще всего — это или половые психопаты, сек­суальные маньяки, подверженные самым различным перверсиям, или истероиды с безудержными тенден­циями к демонстративности. Повезет тому, кто при этом обладает гениальностью маркиза де Сада, но, как показывает история, подавляющему большинству та­ких людей все же не везло, и они заканчивали свой путь или в петле или на горящих поленьях.

Когда Земля является властителем души, последняя замыкается в своем внутреннем молчании и становит­ся неподвижной. Аутизм не является чертой, которая бы привлекала окружающих. На людей скрытных, живу­щих обособленно, смотрят с некоторым подозрением. Их таинственность неизменно порождает догадки, а те в свою очередь — сплетни. Совершенно очевидно, что в далекие времена такой человек запросто мог спрово­цировать вопрос: «А чем это он занимается там у себя?», и вызвать недвусмысленный ответ: «Не иначе как всту­пает в сношения с дьяволом». Людская молва всегда жестока и безапелляционна — тем и страшна. И вот уже подозреваемого по чьему-то доносу волокут на дыбу, где бедняга и сознается во всех своих мыслимых и не­мыслимых грехах.

 

Как бы то ни было, но указанные здесь примеры, не­смотря на их кажущуюся метафоричность, раньше слу­жили вполне достоверным диагностическим критерием, на котором основывалась примитивная психиатрия, хотя она и не называлась таковой.

Однако отцы церкви, сами того не ведая, в большин­стве своем были прекрасными психиатрами. Не распо­лагая современной терминологией, они располагали ин­туицией и опытом, что позволяло им проводить перво­классную психотерапию на самом высоком уровне — примером тому служит практика экзорцизма.

С точки зрения современной психиатрии каждый че­ловек располагает определенным набором характерологических черт, которые могут быть описаны и уложены в условные классификационные рамки. В том случае, ког­да какая-то черта начинает превалировать и становится слишком выраженной особенностью поведения, говорят об акцептуации личности. Если же данная особенность приобретает черты крайне резкие, гипертрофированные, то речь идет уже о таком явлении, которое в настоящее время принято называть термином «психопатия».

У любого субъекта возникают минуты мнительности, склонности к уединению, повышения или понижения ак­тивности, снижения настроения или его колебания; иног­да эти минуты могут растягиваться в часы или даже дни, но не более того. Ее величество Норма включает меха­низмы компенсации, которые быстро приводят к вос­становлению равновесия сдвинутого душевного гомео-стазиса. Если же компенсирующие механизмы недо­статочно сильны или деформированы, то этот акцент становится практически постоянным, и уже по жизни шагает армия мучеников — психастеников, шизоидов, аутистов, циклоидов, истероидов, эпилептоидов.

Тот же методологический принцип мы наблюдаем и в Мистической Традиции — если все элементы более или менее согласованы, то таковой является и личность — гармоничной, стабильной, то есть нормальной. Если же один из элементов является преобладающим, то это при­водит ко всякого рода проблемам, причину которых раньше усматривали в дьявольском влиянии (анома­лия), а сейчас усматривают в нарушении деятельности психодинамических структур (аномалия). В обоих слу­чаях — аномалия. Точки зрения — спиритуально-теологическая и психиатрическая — принципиально совпадают.

Существует еще один нюанс в отношении взаимодействия тех же элементов друг с другом и с Эго. До сих пор речь шла о возможном доминировании одного из них. Но как быть с тем, когда они все в равной степени сильны, наделены властью и одновременно выходят из-под кон­троля «Я»? В таких случаях уже говорили об одержимо­сти. Сейчас вместо одержимости используется другой термин, который точно отражает сущность процесса, происходящего внутри такой личности. И хотя термин Шизофрения (см. с. 38) ввел в XX веке швейцарец Блеплер, можно предположить, что слово это ненароком ис­пользовал и кто-нибудь из древних греков.

Во всяком случае, и в магии, и в психиатрии суть подхода к подобному состоянию одинакова — она интерпре­тируется как расщепление, рассогласование, дискоординация душевных процессов. Интересно также отметить, что как истинные одержимые плохо поддавались лече­нию, так и современные шизофреники в основе своей являются хроническими больными.

Проведенная параллель между психиатрией и Мисти­ческой Традицией обнаруживает их несомненное сход­ство, и это дает нам основание считать, что методы, при­меняемые некогда мастерами мистической практики, обладали набором качеств, которые могут вполне отве­чать требованиям психогигиены, психопрофилактики и психотерапии. В этом же ключе можно говорить и о сле­дующем алгоритме.