1.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

В основе социального учения иудаизма лежат книги Торы (Ветхого Завета - по христианской традиции) [1]; взгляды раввинов, законоучителей на общество и принципы его организации, на социальную справедливость восходят к идеям и принципам, содержащимся в этом источнике. Понимание специфики социального учения иудаизма требует анализа положений, постановлений, законов и императивов Ветхого завета, в которых отражены основные принципы социальной жизни и организации древних евреев, понимание роли и места личности в обществе.

В Древнем Мире у подавляющего большинства народов личность поглощалась государством. Выдающиеся философы древности, например, Платон не поднимались до понимания значимости личности, ее собственного достоинства.  Еврейская концепция основывается, в первую очередь, на идее гармонии общества и личности, являющейся неповторимой и уникальной ценностью. Понимание сущности человека в Торе выражено следующим образом: “Человек создан по образу Всевышнего”. В каждом человеке присутствует Божественная искра, жизнь любого свята, и не существует никакой меры, с помощью которой можно было бы определить ее ценность. Следовательно человека нельзя рассматривать как предмет, механизм или винтик социального организма или государства.

Общества, в которых личность является самоценностью, где охраняются ее права, сегодня принято называть демократическими. Их древним аналогом или предшественником и было Моисеево государство. Примером тоталитарного общества с деспотической формой политического бытия в Древнем Мире может служить Египет, с которого Платон и списывал проект “справедливого” государства.

Римский историк I в. н.э. Иосиф Флавий называет форму государственного правления и социальной организации древнееврейского народа “теократией”, что по-гречески означает “власть Бога”. “Некоторые народы, - писал Флавий, - доверили высшую политическую власть монархии, другие - олигархии, третьи - народной массе. Наш Законодатель … придал своей конституции форму - если так можно выразиться – теократии” [2].

Отметим, что сегодня под теократией понимают политическую власть священнослужителей или соединение власти религиозной и светской в одном лице или органе. Флавий под подлинной теократией понимал даже не столько форму государственного правления, сколько основной закон древнееврейского общества, дающий общие принципы, нормы общественной и государственной жизни народа и восходящий к самому Богу, а также принцип или идею Божественного происхождения социальных и юридических норм, по которым жил еврейский народ, как считается, после добровольно заключенного договора с Богом. Понимаемый таким образом принцип, точнее - дух теократизма, или всевластия Бога, пронизывает и одухотворяет все формы жизни еврейского народа на протяжении его истории.

Одним из непосредственных следствий господства теократии в жизни древних евреев была личная самостоятельность, невиданное в Древнем Мире чувство свободы в народе. Моисеево законо­дательство не допускает деления древнееврейского народа на полноправных правителей и бесправных подданных, в силу того, что все члены общества равно подчинены верховному Царю - самому Яхве,  а значит все они перед ним равны, ибо они все вместе заключили “клятвенный договор с Ним: главы колен, старейшины, надсмотрщики, жены, дети и пришельцы, от дровосека до черпающего воду” (Дварим 29, 10-13). Провозглашенное иудейским законодательством равенство членов древнееврейского общества находило практическую реализацию в существовании развитой системы ограничения всевластия  и деспотизма древнееврейских царей (поэтому некоторые историки сравнивают еврейскую государственность с конституционной монархией), а также через судебную систему Древнего Израиля, высшим долгом которой являлись строжайшая независимость и неподкупность. Перед судебной системой были равны все - и первосвященник и дровосек.

Подобное политическое и правовое равноправие членов древнееврейс­кого общества находило для себя прочную основу, прежде всего, в экономическом равенстве, т.е. в равном распределении среди них материальных благ. Однако если о политическом и правовом равноправии членов древнееврейского народа имеются отдельные работы, то проблемы экономического равноправия в Древнем Израиле пока не привлекали необходимого внимания. Они станут основным предметом исследования настоящей статьи. К. Маркс, на наш взгляд, совершенно прав, когда указывает, что для понимания любого общества необходимо подвергнуть анализу, прежде всего, существующие в нем отношения собственности и нормы, их регулирующие.