3.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

Опираясь на то значение, которое в Торе имело понятие “субботы” как дня покоя и отдыха от деятельности в воспоминание о завершении творческой активности Творца (“Шесть дней можно делать дела, а в седьмой день - суббота покоя, священное собрание; никакого дела не делайте...” (Ваикра 23, 3),  Тора определяла аналогично «субботний год», который есть не что иное, как требование покоя для всего живого,  в том числе и для земли: “Шесть лет засевай поле твое…и собирай произведения их; а в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня; поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай. Что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и гроздьев с необрезанных лоз твоих не снимай: да будет это год покоя земли. В про­должение субботы земли да будет это вам в пищу, тебе и рабу твоему, и рабе твоей, и наемнику твоему и поселенцу твоему, поселившемуся у тебя, и скоту твоему и зверям, которые на земле твоей, да будут все произведения ее в пищу” (Ваикра 25, 1-7). Теологический смысл закона или института “субботних годов”, таким образом, определялся общим значением субботы в еврейской традиции и по отношению к земле выражался в восстановлении той целостности, каковую она имела в момент творения, но которой лишалась в процессе эксплуатации человеком. Все эти нарушения, говоря современным языком,  экологического равновесия (не случайно в Торе упоминаются звери, которые лишились своей экологической ниши в результате человеческого хозяйствования) должны были быть устранены в седьмой год или хотя бы сведены к минимуму.

Что касается социального содержания рассматриваемого института, то оно состояло в том, что весь урожай от земли, выросший без ухода за ней, предоставлялся в общее пользование всем, кто в нем нуждался, кто, не имея земли, вел полуголодное существование. Закон сглаживал образовавшееся экономическое неравенство, проявлял заботу о не выдержавших экономической конкуренции. Уничтожая на целый год право частной  собственности на землю, предоставляя частные земельные наделы всем нуждающимся в них, закон, во-первых, лишал состоятельных собственников возможности увеличивать свое состояние и, во-вторых, поддерживал в жизненной борьбе неимущих. Данный институт регулировал социально-экономические отношения в обществе так, чтобы исправить нарастающее неравенство между людьми, постарать­ся как бы вернуть все в первоначальное состояние относительно равных для всех членов этого социума условий, и тем самым вернуться к Божественному первоначальному замыслу. Этот институт является беспрецедентным для Древнего Мира и не только для него.

Что касается системы “юбилейных годов”, то они являли собой как бы высшую ступень в развитии идеи субботы как воспоминания о творческой активности Творца. Юбилейный год выступал, по законам Торы о земле и собственности на нее, в качестве следующей градации в субботней системе: “Насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семь лет, чтобы было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет. И освятите пятидесятый год. Пятидесятый год да будет у вас юбилей” (Ваикра 25, 8-13).

Сущность закона о “юбилейном годе” состояла также в требовании возвращения к тому порядку вещей, задуманному Творцом земли и человека, от которого последний по греховной своей природе отклонился. А поскольку этот порядок состоял, в том числе, и в равномерном распределении земли во владение каждого члена еврейского общества, то восстановление его неизбежно должно было принять форму возвращения и земельных наделов тем, кто их потерял в неравной борьбе за существование в течение пятидесятилетнего периода. “В юбилейный год возвратитесь каждый в наследственное владение свое” (Ваикра 25, 13).