7.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

Данное увещевание свидетельствует о том, что экономические законы Торы неразрывно связаны с этикой иудаизма, в основе которой лежат идеи милосердия и справедливости. Недаром слово “цедак” (справедливость, милосердие) является ключевым для Торы (в ней этот термин более 260 раз упоминается в различных ситуациях). Еще раз подчеркнем, что если ссуда давалась на открытие коммерческого дела, то еврейский суд принимал все усилия для возвращения долга, а также для того, чтобы с общего дела можно было получать доход. Уже в I в. н.э. Сангедрион выработал правила в отношении дачи в долг и пути возвращения средств в расширяющихся коммерческих сделках [4].

Таким образом, именно милосердие и его практические формы - благотворительность в первую очередь - в значительной степени определяют социальную направленность социально-экономического уче­ния иудаизма: помощь ближнему.

Формы благотворительности (“гемилут хасадим”, что  буквально означает – “оказание милости”, т.е. любое проявление сочувствия ближнему посредством материальной, нравственной и т.п. поддержки) в Торе таковы: 1) гостеприимство и прокормление голодных; 2) снабжение бедных одеждой в обувью; 3) посещение больных и уход за ними; 4) погребение умерших, присутствие на похоронах; 5) утешение скорбящих по умершим родственникам; 6) выкуп пленных; 7) выдача замуж девушек из бедных семей.

Как заявляют агадисты5, сам Бог продемонстрировал людям примеры всех этих видов благотворительности. Р. Симлап, например, утверждает, что “Тора начинается благотворительностью и кончается благотворитель­ностью. Начинается благотворительностью, ибо сказано: “И сделал Бог Адаму и Еве его одежды кожаные” (Быт. 3, 21) и кончается благо­творительностью, ибо сказано: “И он похоронил его (Моисея – Авт.) в долине” (Дварим 34, 6; Сота 14а). Речь, как явствует из текста, идет о втором и четвертом видах благотворительности. Законоучители утверждали, что человек должен следовать примеру Бога, быть таким же милостивым, как Он (Шаб. 133а). Тора и Талмуд рассматривают благотворительность не как акт доброй воли по отношению к  ближнему, а как религиозный долг каждого имущего по отношению к неимущему.