10.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Социология Интернет: наука и образование в виртуальном пространстве

В публицистической литературе принято писать о грандиозных возможностях Интернет, ассоциации с которым аналогичны ассоциациям со светлым будущим человечества. Основная идея моего сообщения тривиальна: виртуальное пространство — не более чем кодированные сигналы, позволяющие относительно быстро накапливать, преобразовывать и пересылать сообщения. Если так, то виртуальная коммуникация не имеет значения для содержания социологических идей, а равным образом и любых других идей, не только гуманитарных, но даже технических и информационно-технологических. То обстоятельство, что в сети доступны многообразные материалы, представляющие интерес для преподавателей социологии (систематизация этих источников проведена П.Г. Арефьевым [1]), не меняет положения дел: доступность информационных массивов зависит не от их доступности, а от умения пользователя сформировать запрос. Проблема, следовательно, заключается в сопоставлении традиционных «кругов чтения» и профессиональной коммуникации в Интернет.

Свою задачу я вижу также в том, чтобы очертить некоторые проблемы социологии текстообразования (мы можем без всяких затруднений истолковать текст как надындивидуальный факт, сообщество sui generis) и «социологии Интернет», которая благодаря работе десятков исследователей, прежде всего Барри Уэлмана и его школы, стала признанным и авторитетным направлением в нашей области [2]. Многое из того, о чем я собираюсь говорить, заимствовано из работ И.Р. Купер, подготовившей диссертацию «Гипертекст как форма организации социального знания» [3], А.В. Бахмина, опубликовавшего статью «Сотрудничество и конфликт в виртуальном сообществе» [4], а также С.И. Паринова, создавшего сетевые сервисы, обеспечивающие функционирование онлайнового сообщества [5].

Особый интерес представляют перспективы практического применения телекоммуникации. Восхищение скоростями и объемами передачи информации не препятствует трезвому взгляду на структурные изменения в формах текстообразования и стиле научной работы. Даже для систематического чтения литературы по специальности от научного сотрудника требуются изрядные усилия. Научные сотрудники и преподаватели читают очень мало из того, что они обязаны читать по службе, не потому, что они ленивы, а потому что обработка и, в целом, потребление информации — трудоемкое дело. Я не ошибусь, если предположу, что на рабочих столах каждого из нас лежат книги, которые надо срочно прочитать. А каково читать материалы в сети? Соответственно, меняются и техники чтения — чтение, что называется, по строчкам уступает место сканированию, штурмовому полету над текстом, при котором мелькают параграфы и главы, зато мгновенно опознаются прецедентные тексты: имена, цитаты, термины. Если так, то радикально меняются требования к организации текста в науке и преподавании. Происходит технологическая революция в форматах текстообразования: прежде всего, переход от кодекса к свитку и функционально-технологическое структурирование текстового производства. Для нас, преподавателей, это означает превращение учебного процесса из «человеческого» общения учителя и ученика в изготовление знания с заранее заданными параметрами. Если угодно, мы можем назвать этот процесс локковским термином «импринтинг». Однако Интернет имеет отношение к этому процессу лишь в той степени, в какой шаблоны изготовления web-страниц и html-ные форматы требуют тщательного структурирования текста. Здесь преподаватель общественных наук должен стать технологом или уйти с арены.

По всей вероятности, Интернет не повышает интенсивность потребления информации (по крайней мере, в науке), количество читателей может и не увеличиться, зато количество писателей может расти практически неограниченно.

Переход текстообразования и коммуникации в науке и образовании на электронные носители сам по себе не влияет на содержание сообщений, но форма сообщения — уже сообщение. Текст, созданный на компьютере и почти мгновенно распространенный по сети, ничем не лучше текста, написанного чернилами. Еще до того, как просвещение стало оправдывать знание, великие раввины немало заботились о том, чтобы толкование текста и мира было закрыто от неподготовленного недоброго человека. Интернет им бы не пригодился.