13.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

«Современные требования», диктуемые публичным дискурсом и общественностью, способствуют формированию двух планов научного знания. Первый (презентабельный) создается для «общественности», второй (не вполне презентабельный, но более правдивый, — для внутреннего пользования) фокусирован на аномалиях, конфликтах и других внутренних проблемах профессионального сообщества, которые иногда обозначаются как «быт науки». «Этнографическое» направление в социологии науки открывает здесь мир лаборатории и устную коммуникацию-диалог между посвященными [18]. Предполагается, что в текстах второго плана непосредственно связываются содержание знания и интересы тех, кто создает его. Проблема состоит в том, что в электронной коммуникации базовое различие между внешним и внутренним текстом дисциплины в значительной степени преодолевается. Электронная коммуникация открывает неизмеримо большие возможности для «утечки» текстов второго плана. Например, многие онлайновые журналы и другие полнотекстовые источники созданы как альтернативные версии по отношению к «традиционным» научным и литературным направлениям. В той мере, в какой сеть сетей открыта для всех, экспертный контроль, привычный для традиционных форм интеллектуальной социализации и воспризнания вкладов, становится локальным и эпизодическим. Обычно это приводит к «балканизации» совокупного текста дисциплины и учебных программ. Пока доля электронных источников в совокупном тексте социологии и их влияние на профессиональное сообщество незначительны. Электронные книги  и журналы занимают маргинальное положение в институциональной структуре науки, а большинство лидирующих периодических изданий воздерживаются от создания открытых полнотекстовых версий в сети. Сохранение институционального контроля в науке и обеспечение внутренней экспертизы осуществляется традиционными «бумажными» изданиями. Отчасти это связано с инерционностью «публикации» как важнейшей формы организации знания и оценки научного вклада. Электронные издания ориентированы не столько на укрепление, сколько на разрушение «парадигм» и нормализованных дискурсивных техник. Еще одним свидетельством «балканизации» совокупного текста дисциплины в виртуальном пространстве является его стилистическое контаминирование — в массиве электронных текстов наряду с образцами логической и экспериментальной доказательности все чаще встречаются и беллетристика, и паранаучные произведения. М. Линч и Дж. Боген назвали такого рода контаминацию политично ‑ «эпистемическим выравниванием» [19].

Телекоммуникационный обмен является наиболее полным выражением принципов научного этоса: универсализма, коммунизма, незаинтересованности и организованного скетицизма. Норма создается здесь не контрольными органами науки, а принимаемым «по умолчанию» обязательством, соблюдение которого делает науку профессией. При этом в эгалитарной по своей природе телекоммуникационной форме производства знания сохраняется выраженная вертикальная стратификация профессионального сообщества. Изменения в ценностно-нормативных регуляторах научной деятельности находят выражение не столько в явных, артикулированных формах контроля, сколько в литературных модах и «практических» установках экспертов. Интенсивность информационного обмена и видимая свобода коммуникации в гиперпространстве усиливают групповую борьбу [20], интенсифицируются неформальные корпоративные отношения и, следовательно, доминирующую роль в воспроизводстве знания играют виртуальные сообщества и соответствующие формы организации текста [21]. На смену массовой коммуникации, основанной на пространственном различении автора сообщения и аудитории, приходит интерактивная коммуникация ‑ аналог межличностного общения. Гиперпространство не разрушает «естественную» межличностную коммуникацию, а наоборот, повышает ее интенсивность и расширяет многообразие ее форм независимо от предметного содержания. Нормы, идеологии, предрассудки, моды, этикеты, стандарты жизни, круг общения, представления о возможном и необходимом являют собой проекцию виртуального мира на повседневную жизнь.