1.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

В публицистической литературе принято писать о грандиозных возможностях Интернет, ассоциации с которым аналогичны ассоциациям со светлым будущим всего человечества. Основная идея данной статьи тривиальна: виртуальное пространство – не более чем кодированные электромагнитные сигналы, позволяющие относительно быстро накапливать, преобразовывать и пересылать сообщения. Поэтому виртуальная коммуникация и Интернет не имеют никакого значения для содержания социологических идей, а равным образом и любых других идей, не только гуманитарных, но даже технических и информационно-технологических. Разумеется, в Сети имеется огромное количество интересной для социолога информации, многие источники телекоммуникационных ресурсов систематизированы П.Г. Арефьевым. Свою задачу я вижу также в том, чтобы очертить некоторые проблемы социологии текстообразования (мы можем без всяких затруднений истолковать текст как надындивидуальный факт, сообщество sui generis) и «социологии Интернет», которая благодаря работе десятков исследователей, прежде всего Барри Уэлмана и его школы, стала признанным и авторитетным направлением в нашей области. Многие очерченные в статье идеи заимствованы из работ моих коллег И.Р. Купер, подготовившей диссертацию «Гипертекст как форма организации социального знания», А.В. Бахмина, опубликовавшего статью «Сотрудничество и конфликт в виртуальном сообществе», а также С.И. Паринова, создавшего сетевые сервисы, обеспечивающие функционирование онлайнового сообщества – «Российской виртуальной лаборатории для экономистов и социологов»

Разумеется, одним из главных вопросов является перспектива практического применения телекоммуникации в преподавании социальных наук. Здесь многое неясно. Однако есть и вещи очевидные. Во-первых, для содержания преподавания (для идей) Интернет не имеет практического значения, поскольку издержки (финансовые и временные) на поиск и обработку информации многократно перекрывают полезные эффекты. Во-вторых, даже для систематического чтения литературы по узкой специальности от научного сотрудника требуются немалые усилия. Я не располагаю более или менее надежными данными об интенсивности и репертуаре чтения в российском научном сообществе, но есть сведения зарубежного происхождения: научные сотрудники и преподаватели читают очень мало из того, что они обязаны читать по службе, не потому, что они ленивы, а потому что обработка и, в целом, потребление информации – очень трудоемкое дело. Я не ошибусь, если предположу, что на рабочих столах научных сотрудников и преподавателей годами лежат книги, которые надо срочно прочитать. А каково читать материалы в Сети? Соответственно, меняются и техники чтения – чтение, что называется, по строчкам уступает место «сканированию», штурмовому полету над текстом, при котором мелькают параграфы и главы, зато мгновенно опознаются прецедентные тексты: имена, цитаты, термины. Если так, то, в-третьих, радикально меняются требования к организации текста в науке и преподавании. Происходит технологическая революция в форматах текстообразования: прежде всего, переход от кодекса к свитку и функционально-технологическое реструктурирование текстового производства. Для нас, преподавателей, это означает превращение учебного процесса из человеческого общения учителя и ученика в изготовление знания с заранее заданными параметрами. Если угодно, мы можем назвать этот процесс локковским термином «импринтинг», и все станет ясно. Маленькое «но» заключается в том, что Интернет имеет к этому процессу отношение лишь в той степени, в какой шаблоны изготовления web-страниц и html-ные форматы требуют тщательной организации текста – поток сознания здесь не нужен. Мультимедийная версия учебного курса или монографии представляет собой технологический процесс par excellence. Здесь преподаватель общественных наук должен стать технологом или уйти с арены. Далее я попробую перечислить требования, предъявляемые к форматам курсов.

Переход текстообразования и коммуникации в науке и образовании на электронные носители сам по себе не имеет существенного значения. Производство и распространение идей могут с успехом осуществляться и на традиционных (в том числе «бумажных») носителях. Во всяком случае, текст, созданный на компьютере и почти мгновенно распространенный по Сети сетей, ничем не лучше текста, написанного чернилами, практически неразборчиво, на оборотных сторонах листов, и не только не опубликованного, но и преданного грызущей критике мышей, как это случилось с «Немецкой идеологией». Еще до того, как просвещение стало оправдывать знание, великие раввины немало заботились о том, чтобы толкование текста и мира было закрыто от неподготовленного недоброго человека. Интернет им бы не пригодился. Во всяком случае, популярность текста и его качество не одно и то же.