Глава 10. Души промежуточных Уровней.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 

После того, как души в своем продвижении поднимаются над Уровнем II и вступают промежуточные стадии развития, их активное участие в деятельности первичной группы значительно сокращается. Это не означает, что они возвращаются к своего рода изоляции в которой находятся совсем молодые души. Души, поднявшиеся на средние Уровни развития, меньше общаются со своей первоначальной группой потому, что они стали более зрелыми и опытными и могут действовать более самостоятельно. Эти души также меньше воплощаются.

На Уровнях III и IV мы, наконец, готовы взять на себя более серьезные обязательства. Взаимоотношения с нашим Гидом меняются отношения типа «учитель-ученик» заменяются отношениями коллег, работающих вместе. Поскольку наши старые Гиды получают новые группы учеников, приходит очередь и нам развивать учительские навыки, чтобы в конечном итоге обрести необходимую квалификацию и взять на себя обязательство быть Гидом для молодых душ.

Я уже говорил, что переходные стадии Уровней II и IV представляются мне особенно трудными для определения степени развития души. Например, некоторые души начинают ориентировать себя на роль учителя еще на Уровне III, в то время как другие Субъекты, которые определенно относятся к Уровню IV, считают, что они не готовы быть хорошими Гидами.

Несмотря на высокие стандарты морали и поведения, существа, достигшие промежуточных Уровней зрелости, очень скромно относятся к своим достижениям. Естественно, бывает по-разному, но я заметил, что пациентам, находящимся на этой стадии и выше, как правило, свойственна большая сдержанность и уравновешенность, и я склонен скорее доверять, чем сомневаться в искренности побуждений этих Субъектов, пребывающих в состоянии гипноза на сознательном и подсознательном уровнях. Эти люди проявляют дальновидность, демонстрируя веру и убежденность в позитивном будущем человечества, что обнадеживает и вдохновляет окружающих их людей.

Мои вопросы к более зрелым душам больше ориентированы на эзотерические темы, касающиеся замысла и творения. Я сознаюсь, что воспользовался шансом получить от этих душ знание более высокого порядка, которого нет у других, менее опытных душ. Некоторые пациенты признавались, что чувствовали, как я настойчиво побуждал их извлекать из глубин сверхсознательной памяти серьезные духовные воспоминания, и они правы. Более продвинутые души этого мира обладают поразительной проницательностью и способностью к постижению вселенского плана жизни, и я хочу получить от них как можно больше информации.

Мой следующий Субъект достиг в своем развитии верхней ступе ни Уровня III и как душа он излучает желтую энергию, без каких либо красных оттенков. Это мужчина невысокого роста, примерно пятидесяти лет, с не очень броской внешностью. Со своей тихой, вежливой манерой обращения, он показался мне слишком уж учтивым. Я чувствовал, что его непритязательность несколько напускная, и за ней таятся более сильные эмоции. Самая поразительная его особенность — это темные печальные глаза, которые приобретают еще большую выразительность, когда он начинает говорить о себе, высказываясь прямо и твердо.

Он рассказал мне, что работает в благотворительной организации, распространяющей продукты питания для бездомных, и что когда-то он был журналистом. Этот пациент приехал издалека, что бы поговорить со мной о беспокоящем его спаде энтузиазма в работе. Он сказал, что устал и хотел бы провести остаток своей жизни в тихом одиночестве. Во время первого сеанса мы прошлись по основным характерным особенностям его многочисленных прошлых жизней, чтобы лучше определить правильное направление его теку щей жизни.

Я начал с того, что ввел моего Субъекта в состояние регрессии, и он вспомнил ряд своих первых жизней, начиная с самой первой, в которой он был мужчиной по имени Кроу-Мэгнен, жившим в условиях каменного века около 30 000 лет назад. Переходя вместе с ним от жизни к жизни, я заметил некую постоянную тенденцию в его поведении, которую можно назвать позицией волка-одиночки — в противоположность обычной тенденции людей держаться за свой род или племя. В промежутке между 3 тысячелетием до нашей эры и 500 г. до нашей эры мой пациент прожил ряд жизней на Среднем Востоке — это был период становления ранних городов-государств относящихся к шумерской, вавилонской и древнеегипетской культурам. Находясь даже в теле женщины, этот Субъект стремился избегать семейных уз и не имел детей. Будучи же мужчиной, он предпочитал кочевой образ жизни.

Когда мы добрались до средневековой Европы, я уже привык к бунтарским проявлениям этой души, сопротивлявшейся тираническим обществам. В течение этих своих жизней мой Субъект работал над тем, что воодушевлял людей, избавляя их от страха, но в то же время не вступал ни в какие группировки. Испытывая тяжелые лишения и многочисленные спады, он продолжал жить как странник, одержимый страстью к свободному передвижению.

Некоторые жизни были не слишком эффективными, но в двенадцатом веке я обнаружил его в Центральной Америке в теле ацтека, создавшего группировку индейцев, которая выступила против притеснений высшего жречества. Он был убит как изгой, но при этом, благодаря ему, между традиционно враждующими племенами установились мирные отношения.

В четырнадцатом столетии эта душа была европейским летописцем, который отправился в путешествие по шелковому пути в далекий Китай, чтобы узнать и понять народы Азии. Никогда не имея трудностей с языками (как и в своей нынешней жизни), мой пациент прожил и умер в Азии, в крестьянской деревне, счастливо дожив до глубокой старости. В начале семнадцатого века, живя в Японии, он был членом клана Кровоточащий Журавль (Bleeding Crane). Эти люди были уважаемыми, независимыми самурайскими наемника ми. В конце этой своей жизни мой Субъект жил в уединении, консультируя в стратегических вопросах наиболее слабых противников правящих группировок (Tokugawa shoguns).

Будучи по своей природе аутсайдером и исследователем, путешествующим по странам и континентам в поисках истины, эта душ неустанно искала рациональное зерно и смысл жизни, оказывая при этом помощь тем, кого она встречала на своем пути. Я был даже удивлен, когда узнал, что мой Субъект был в девятнадцатом веке женой американского фермера-поселенца. Фермер умер вскоре после женитьбы. Я знал, что мой Субъект сознательно выбрал жизнь вдовы с детьми, привязанной к клочку земли и имуществу и не имею щей возможности свободно передвигаться, это было своего рода испытанием.

Когда эта часть нашего сеанса завершилась, я знал, что работал с более продвинутой, старой душой, причем, мы не коснулись огромного числа других его жизней. Поскольку эта душа приближается к Уровню IV, я бы не удивился, если бы его первое появление на Земле произошло 70 000 лет назад, а не 30 000. Однако, как я уже упоминал, душам не обязательно иметь сотни физических жизней, чтобы прогрессировать. Однажды мне пришлось иметь дело с пациентом, который, воплощаясь на Земле всего 4000 лет, достиг в развитии своего сознания Уровня III,— это довольно выдающееся явление.

Я побеседовал со своим пациентом о его текущей жизни и свойственных ему методах познания. Он объяснил, что никогда не был женат и что в социальном отношении он предпочитал занимать позицию «неприсоединения». Я предложил ему рассмотреть несколько альтернативных вариантов в его текущей жизни. Прежде всего, я чувствовал, что недостаток близости в отношениях с людьми на протяжении очень многих жизней препятствовал его прогрессу. После того, как этот сеанс закончился, он захотел, чтобы мы продолжи ли исследовать его ум с целью выявления информации о духовном мире. На следующий день я погрузил его в состояние сверхсознания, и мы снова приступили к работе.