Заключение.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

 

До последнего времени наша социальная служба существовала как общественная (негосударственная) структура. Во многом это помогло: в организации работы с клиентами не было надежды на «административный ресурс» за спиной, при общении с государственными структурами – не было ведомственной принадлежности и, следовательно – узковедомственных интересов. Мы имели возможность экспериментировать: изменять структуру службы и должностные обязанности сотрудников, привлекать к работе различных специалистов, и многое другое.

Но такое положение несет в себе и массу неудобств. Нет стабильности и уверенности в завтрашнем дне службы, нет реального подтверждения потребности государства в подобной структуре, нет статуса, позволяющего на равных говорить с теми чиновниками, которые не желают принимать в расчет практическую деятельность и ставят во главу угла свое спокойствие при отсутствии изменений.

Есть множество вариантов  организации государственной социальной службы для несовершеннолетних. Практически во всех районах, где проходила деятельность наших социальных работников, им предлагали выделить свои ставки педагогов-организаторов, специалистов по социальной работе при управе и т.д. Но принятие этого варианта с неизбежностью приведет к распаду целостной службы, потере ее духа, изменению принципов. На настоящий момент, когда еще нет четкого понимания социальной работы среди чиновников, еще сильны старые стереотипы работы с социально дезадаптированными несовершеннолетними, стереотипы отношения к ним как к неполноценным, недостойным, сохранение дееспособной социальной службы возможно только в качестве отдельной, самостоятельной структуры.  При этом крайне нежелательна ведомственная принадлежность социальной службы, это с неизбежностью вызовет проблемы взаимодействия с другими ведомствами. Да и сама социальная работа, по определению носит межведомственный характер. В качестве оптимального варианта возможна территориальная подчиненность (Окружная социальная служба с подчинением префектуре Округа). При этом КДН, обладая по закону достаточно большими полномочиями, выступает в качестве основного инструмента воздействия социального работника. Сами заседания КДН со временем могли бы превратиться в собрания специалистов, прообразом которых на настоящий момент является консилиум.

Конечно, в зависимости от местных условий возможны самые различные варианты организации социальной службы. Главное для этого – понимание чиновниками, политиками, обывателями, необходимости комплексной социальной работы, ее социальной, а в конечном итоге, экономической выгоды. Только работая с проблемой семьи можно надеяться, что дети вырастут полноценными гражданами своей страны, что не будут пополняться интернаты, детские дома и приюты, что снизится количество правонарушений несовершеннолетний и т.д.

В рамках данной работы у нас не было возможности подробно рассмотреть все аспекты организации и деятельности социальной службы. Многие вопросы, такие как обучение социальных работников, психологическая работа с социальной службой и ее клиентами,  требуют отдельного издания.

Параллельно с данным методическим пособием выходят издания по организации работы с социально дезадаптированными детьми и подростками в рамках различных реабилитационно-профилактических программ, разработка по реформированию КДН, по элементам ювенальной юстиции. Мы надеемся также, что в дальнейшем будут подготовлены к изданию пособия по обучению социальных работников и организации психологической службы в системе реабилитационного пространства. Только комплексный подход к решению проблемы социальной дезадаптации несовершеннолетних может принести реальные результаты. И социальная служба – это та структура, которая может объединить усилия всех участников реабилитационного процесса, сделать их доступными для клиентов. Деятельность социального работника позволит превратить работу с несовершеннолетним из «футбола», когда ребенка (а вместе с ним и ответственность) посылают, передают, направляют из одной структуры в другую, в реабилитационные цепочки, в составлении которых принимает участие и сам ребенок, и его родители. И по этим цепочкам, в сопровождении социального работника, ребенок идет, приобретая собственные ресурсы, становясь полноценным членом социума, способным брать и отдавать, не нанося вред другим.

Конечно, не на все вопросы у нас есть ответы, но мы ищем их своей практической деятельностью. При этом главным принципом остается уважительное отношение к клиенту (ребенку и его семье), вера в его силы и возможности развития.

 

 



* По мнению авторов, отклоняющееся поведение несовершеннолетних в подавляющем большинстве вызвано социальной ситуацией и ответственность за него ложится на общество. Не вызывает сомнения, что голодающий ребенок, стащивший булочку – позор для государства. Но подросток, воспитывающийся психологически и педагогически безграмотными родителями, подвергающийся в семье эмоциональному насилию и отвержению, вынужден уйти на улицу и жить по ее законам. И мы не видим принципиального различия в этих ситуациях.

* При саботаже следует вместе с семьей прояснить реальные возможности и причины уклонения от обязательств. Действительно ли, у родителя нет времени сходить с ребенком к специалисту (наркологу, психологу…) по причине занятости на работе. Нужно вместе  выбрать удобное для посещения время, проверить, возможно, сходить вместе.