Введение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

 

Вот уже скоро как десять лет Россия живет в условиях практически непрекращающегося социально-экономического кризиса. И уже достаточно говорилось о его разрушительном влиянии на социальную сферу. Опубликовано множество статей, разработано немало программ, принимались правительственные постановления и президентские указы. Справедливости ради, стоит сказать, что немало замечательных идей было реализовано: нормой мышления стали приюты, появились комплексы социально-педагогической помощи (адаптации). Но так и не произошла комплексная реорганизация системы социальной защиты несовершеннолетних. Новые структуры встраиваются в действующую систему, приспосабливаются к ней, латают ее прорехи, и в результате – обеспечивают ее дальнейшее существование с минимально возможными изменениями.

Основные причины такого положения мы видим в следующем:

отсутствие комплексного анализа существующей социальной ситуации – говоря о наркомании и правонарушениях несовершеннолетних, беспризорности, часто забывают об их общем корне – социальной дезадаптации. В результате принимаемые меры не приводят к ожидаемому эффекту, а социальная дезадаптация проявляется в новых формах;

предлагаемые программы работы с несовершеннолетними группы риска исходят из административно-бюрократической логики (ведомственное разделение функций, вертикальная подчиненность по ведомственным линиям и т.д.), что значительно затрудняет реальное решение проблем социальной защиты, обычно носящих комплексный, межведомственный характер;

значительный разрыв между теорией и практикой: в настоящее время издается достаточно много литературы по социальной работе, около десяти ВУЗов только в Москве готовят социальных работников, в то время как на территории Москвы и Московской области не действует ни одной государственной социальной службы, работающей с несовершеннолетними.

Сложившаяся ситуация связана, в первую очередь, с инертностью государственного аппарата, жесткостью сложившихся административно-бюрократических стереотипов. В течение многих лет система работала в относительно стабильной, практически не изменяющейся ситуации. Коренные перемены, произошедшие за последние 10 лет в обществе,  проблемы, возникшие перед ним, застали систему социальной защиты абсолютно неготовой к их решению. Более того, неприспособленной к какому-либо изменению. Достаточно долгое время не признавалось само наличие многих социальных проблем, таких как наркомания, беспризорность, проституция малолетних. Типичная реакция многих официальных лиц в ответ на запрос социального работника два-три года назад: «В нашем районе беспризорных нет, а наркоманов – 4 человека, состоящих на учете в диспансере». Сейчас проблемы признаются, спускаются директивы о необходимости проведения мероприятий по профилактике наркомании, безнадзорности и т.д. Различные учреждения и организации берутся за их решение: организуются лекции и тренинги, открываются клубы и центры. Но, к сожалению, их количество весьма ограничено, лишь немногие из детей могут воспользоваться ими. Кроме того, деятельность этих структур часто осуществляется без какой-либо взаимосвязи, часто пересекается, и в то же время не складывается в целостную систему социальной защиты несовершеннолетних. 

Анализ деятельности детских программ Фонда «НАН» позволил нам достаточно четко определить наши представления как о самой проблеме, так и о целевой группе. В своей работе мы встречались с беспризорниками, правонарушителями, с детьми, употребляющими ПАВ, и даже с теми, кто совмещал все перечисленное в одном лице. Выяснение причин возникновения данных проявлений, работа по их преодолению позволяет сделать вывод, что все это симптомы одного явления – социальной дезадаптации. Эта мысль не нова, многие педагоги, психологи, социологи обосновывают ее в своих исследованиях.

Но, к сожалению, до настоящего момента в практических программах работы с несовершеннолетними она не находит реализации. Можно привести массу примеров неудачных попыток преодоления симптомов (частных проявлений) социальной дезадаптации без учета ее комплексного характера. Так, борьба милиции с беспризорностью, сводилась к задержанию беспризорника, выяснению личности и отправки по последнему месту его пребывания: в семью, учреждение и т.д. При этом не принималась во внимание ситуация, вынудившая ребенка уйти на улицу. В результате несовершеннолетние были вынуждены выбирать между домашним насилием и милицейским произволом.

 Эффективность работы КДН с правонарушителями крайне низка из-за отсутствия реальных механизмов воздействия и адекватных способов реагирования. Предупреждения, выговоры, угрозы сообщения в школу редко действуют на того, кто предпочитает улицу учебе и семье.

В последнее время широкое признание получило мнение о необходимости комплексного подхода к решению проблем несовершеннолетних. В школах вводят ставки психологов и социальных педагогов, комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) пытаются привлекать на свои заседания не только представителей школ и милиции, но и специалистов (наркологов, психологов, социальных работников, педагогов-организаторов). Но попытка организовать в каждом учреждении целостную структуру, позволяющую реализовать всесторонний подход, не приносит желаемого результата. Происходит раздувание штата, принятие на себя несвойственных функций, снижение профессионального уровня специалистов. В то же время возникает ситуация конкуренции между различными ведомствами и структурами, перекладывание ответственности и присвоение прав.

Попытка решить эту проблему была предпринята Российским благотворительным фондом «Нет алкоголизму и наркомании» (Фонд «НАН»). Исходя из опыта практической деятельности с несовершеннолетними, была разработана концепция Реабилитационного Пространства (РП). В соответствии с этой концепцией, Реабилитационное Пространство представляет собой территориальную систему учреждений, ведомственных структур, общественных инициатив, принимающих участие в профилактике социальной дезадаптации несовершеннолетних и их реабилитации. Цель реабилитационного пространства – обеспечение единства и непрерывности реабилитационного процесса, включающего профилактику и выявление социально дезадаптированных несовершеннолетних, реабилитационные мероприятия, направленные на их позитивную социализацию. Основные тезисы, составляющие Концепцию реабилитационного пространства, были сформулированы в ходе практической работы с детьми, подростками и их родителями:

Все отклонения в поведении несовершеннолетних: безнадзорность, правонарушения, употребление психоактивных веществ имеют в своей основе один источник – социальную дезадаптацию, корни которой лежат в проблемах семьи.

Оптимальная среда для полноценного развития ребенка – это родная семья. Лишение семьи всегда становится травмой для ребенка. Это означает, что основные наши усилия должны быть направлены на работу с семьей, организацию сотрудничества с ней, совместное решение проблем. Только в том случае, если все меры, предпринятые в отношении семьи, доказали свою безрезультатность и дальнейшее продолжение работы с ней не представляется возможным, рассматривается  вопрос об изъятии ребенка.

Социально дезадаптированный ребенок, подросток, находясь в трудной жизненной ситуации, является жертвой, чьи права на полноценное развитие и самореализацию в обществе грубо нарушены. Даже в том случае, когда он сам становится правонарушителем, это способ, которым он дает обществу знать о своих нарушенных правах. И это может стать сигналом для начала реабилитации. Только в этом случае мы можем надеяться, что подобные проявления больше не повторятся.

Только комплексный подход к реабилитации несовершеннолетних группы риска может дать стабильный положительный результат и позволит избежать возобновления критической ситуации.

Единство реабилитационного процесса обеспечивается принятием принципов социальной терапии.

Принцип «клиентоцентризма», определяющий направленность всех действий на развитие и самореализацию клиента, его восстановление как полноценного члена общества.

Принцип системности, означающий необходимость всестороннего анализа как самой проблемы социальной дезадаптации, так и каждого конкретного случая, и применение системы мероприятий, адекватных выявленной проблематике.

Принцип развития, означающий готовность системы к развитию, включению в нее новых структур, изменению функциональной наполненности структур, уже существующих, в зависимости от требований социальной ситуации.

Принцип целостности, означающий деятельность на всех уровнях социальной политики: от клиента, его семьи и социального окружения, во взаимодействии с общественной инициативой, учреждениями и исполнительной властью, до уровня законодательства и государственной социальной политики в целом.

Таким образом, РП не является административно-бюрократической системой с четко определенными границами, иерархической подчиненностью и закрепленными полномочиями. Это функциональное объединение, структура которого определяется потребностями эффективности конкретного реабилитационного процесса.

Реализация цели и принципов РП предполагает приближение социальных услуг к клиентам, координацию деятельности различных структур в процессе реабилитации, выявление существующих потребностей в социальных услугах и инициирование появления новых структур, механизмов, законов. Для реализации этих задач в рамках проекта «Право на детство» Российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании» была организована социальная служба для социально дезадаптированных несовершеннолетних. Социальный работник становится посредником между клиентом, его потребностями и обществом. Он доносит до клиента социальные требования, социальный запрос (например, не пить, заниматься воспитанием своих детей и т.д.). В то же время он делает доступными для клиента услуги общества, содействует восстановлению его прав, показывая заинтересованность общества в его судьбе. Выступая в качестве представителя клиента, социальный работник использует возможности всех профильных учреждений, организаций и других структур как средства в процессе реабилитации клиента и выступает тем самым в качестве координатора их деятельности.

Не менее важной частью деятельности социального работника является содействие преобразованию существующих структур, изменение направленности их усилий. Сам факт сотрудничества с какой-либо структурой еще не означает ее включения в систему РП. Главным условием при этом является принятие вышеуказанных принципов. И социальный работник выступает в качестве их носителя и проводника. Представляя, с одной стороны, интересы и потребности клиента, с другой – существующие ресурсы территории, социальный работник способен выполнять преобразовательную функцию, используя при этом свои профессиональные знания и соотнося свои действия с профессиональной позицией.

Главным вопросом при организации социальной службы является выделение целевой группы, понимание круга проблем, с которыми работает социальный работник. В настоящее время появляется множество различных вариантов специализации социальных работников, социальных служб. Среди них разделение по ведомственному признаку (школьный социальный педагог, социальный работник в медицине и т.д.), по возрасту, по «симптому», с которым работает социальный работник (наркозависимость, беспризорность и т.д.). Согласно нашим представлениям, социальная служба действует с максимальной эффективностью в том случае, если она создается, исходя из анализа определенной социальной проблемы, и направлена на ее решение. Для нашей социальной службы такой корневой проблемой является социальная дезадаптация несовершеннолетних.