3.2. Структура ценностных ориентации личности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

Каждый человек, принадлежащий какому-либо определенно­му обществу, в той или иной степени ориентируется на весь на­бор ценностей, которым оно характеризуется. Очевидно, все при­надлежащие к одной социокультурной среде обладают одними и теми же ценностями, хотя их значимость в индивидуальной иерархии может быть различной. Как уже отмечалось, ориента­ция на ту или иную ценность или группу ценностей автоматичес­ки подразумевает определение ранга ее значимости по отноше­нию ко всем остальным, т. е. предполагает наличие иерархической системы ценностных ориентации. По словам Э. Фромма, систе­ма ценностных ориентации, или «система ценностных координат карты мира», есть у каждого индивидуума [252, 200]. В этой связи более корректно говорить не о «сформированности» либо «не-сформированности» системы ценностных ориентации конкрет­ного человека, а об уровне ее развития, который, по нашему мне­нию, определяется доминированием в ней того или иного ценностного «пласта».

Различным методам диагностики индивидуальной системы ценностей посвящены работы многих отечественных авторов, в частности, Д. А. Леонтьева, Л. М. Смирнова, О. А. Тихомандриц-кой и Е. М. Дубовской, И. Г. Сенина, В. Г. Морогина и др. В соот­ветствии с задачами нашего исследования для изучения уров-невой структуры системы ценностных ориентации личности был выбран тест М. Рокича, адаптированный на русском языке А. А. Гоштаутасом, А. А. Семеновым, В. А. Ядовым и модифици­рованный Д. А. Леонтьевым [147]. В отличие от большинства других методов, направленных скорее на диагностику ведущей ценностной направленности, данный тест позволяет исследовать особенности целостной иерархии терминальных и инструмен­тальных ценностей, в которой они упорядочены на основании субъективного ранга их значимости. Для конкретизации крите­риев ранжирования мы также использовали методический при­ем, предложенный С. Р. Пантилеевым: испытуемым предлага­лось учитывать не только значимость ценности, но и степень ее реализованности. Для этого после завершения ранжирования списков терминальных и инструментальных ценностей испытуе­мому предлагалось оценить степень реализованности каждой из ценностей в его сегодняшней жизни в процентах.

Для экспериментального подтверждения модели уровневой организации системы ценностных ориентации мы использовали метод факторного анализа, который позволяет выявить латент­ные переменные ее внутренней структуры. При этом под факто­ром понимается математически сконструированная переменная, удовлетворяющая требованиям теоретической модели фактор­ной структуры [41]. В нашем исследовании для факторного ана­лиза использовалась корреляционная матрица рангов значимо­сти 36 терминальных и инструментальных ценностей 425 студентов Кемеровского госуниверситета.

Ранее при исследовании факторной структуры системы цен­ностных ориентации Н. И. Лапиным было выделено одиннадцать факторов [260], Д. А. Леонтьевым найдены семи- и шестифак-торные решения [147], А. В. Шариков и Э. А. Баранова выявили только три значимых фактора [264].

В нашем исследовании в результате факторного анализа выделилось тринадцать факторов, которые в общей сложности объясняли 61,20% дисперсии. Однако при этом большинство факторов имело незначительный вес и с трудом поддавалось четкой интерпретации. Для содержательного анализа нами было выбрано три основных фактора с весом соответственно 9,32%, 8,07% и 6,27%. В качестве критерия уровня значимости исполь­зовалась нагрузка на фактор 0,30, с учетом которой ранги цен­ностей объединились в факторы следующим образом: 1-й фак­тор включил в себя 17 ценностей, 2-й — 8 ценностей и 3-й — 11 ценностей, при этом некоторые ценности вошли в несколько факторов (таблицы 2-4).

Таблица 2 Параметры фактора 1 и их факторные нагрузки

№ п/п

Ценности

Нагрузка на фактор

1

Счастливая семейная жизнь

-0,57

2

Воспитанность

-0,48

3

Аккуратность, чистоплотность

-0,45

4

Исполнительность

-0,40

5

Ответственность

-0,37

6

Честность

-0,36

7

Здоровье

-0,35

8

Любовь

-0,35

9

Эффективность в делах

0,31

10

Свобода

0,32

11

Развитие

0,35

12

Смелость в отстаивании своего мнения

0,35

13

Твердая воля

0,35

14

Творчество

0,40

15

Познание

0,42

16

Независимость

0,42

17

Широта взглядов

0,43

Все три основных фактора оказались биполярными. Каждый из них представляет собой две достаточно хорошо выраженные группы связанных между собой ценностей, отчетливо противо­стоящие друг другу (рис. 3—5). Поскольку ранг значимости ценностей представляет собой обратное числовое значение (наи­большее равно 1, наименьшее — 18), на положительном полюсе каждого фактора располагаются ценности с отрицательной фак­торной нагрузкой.

В первом факторе на положительном полюсе сосредоточе­ны социально одобряемые ценности, которые можно также на­звать традиционными, — семейная жизнь, воспитанность, аккурат­ность, исполнительность, честность и т. д. Им противостоит группа ценностей, которую можно обозначить как «духовная свобода», — широта и независимость взглядов, свобода, ориентация на по­знание, развитие и творчество. Исходя из характеристики поло­жительного полюса, соответствующего значимости традиций, а также конформной ориентации на групповые нормы и социаль­ное одобрение, т. е. на ценности социализации, данный фактор можно интерпретировать как «приверженность традиции».

Положительная корреляция при р<0,01 Отрицательная корреляция при р<0,01

Рис. 3. Графическое изображение корреляционных взаимосвязей

между параметрами фактора 1 (нумерация соответствует

приведенной в таблице 2).

Положительный полюс второго фактора является гетероген­ным. Он включает в себя как ценности творчества, красоты природы и искусства, так и ориентацию на счастье других, чуткость и терпимость. В целом одновременная значимость этих ценнос­тей может быть интерпретирована как свойственное самоактуа­лизирующейся личности гармоничное развитие, в своем наивыс­шем выражении соответствующее интеграции, преодолению противоречия между ценностями индивида и общества. Дости­жение гармонии в данном случае обусловлено относительной «инструментальностью» самореализации по отношению к общей направленности на счастье других людей. Поэтому данный фак­тор можно условно назвать «альтруистическая направленность». Альтернативой этому является эгоцентрическая ориентация на «низшие», в понимании А. Маслоу, ценности — деньги, обществен­ное признание и высокие запросы.

Таблица  3 Параметры фактора 2 и их факторные нагрузки

№ п/п

Ценности

Нагрузка на фактор

1

Творчество

-0,55

2

Чуткость

-0,53

3

Красота природы и искусства

-0,49

4

Счастье других

-0,46

5

Терпимость

-0,41

6

Высокие запросы

0,31

7

Общественное признание

0,51

8

Материально обеспеченная жизнь

0,69

Третий фактор на своем положительном полюсе включает ориентацию на такие ценности, как развлечения, любовь, незави­симость и свобода, которая в этом контексте может быть интер­претирована как «свобода от ограничений». На противополож­ном полюсе находятся ценности, представляющие собой осмысленную стратегию личностного роста, — ответственность, познание, продуктивная жизнь и собственно развитие. В данном случае оба полюса являются гетерогенными, при этом разделе­ние явно проходит между терминальными и инструментальными ценностями (рис. 5). Недостаточная согласованность целей и средств их достижения может свидетельствовать об определенной дисгармонии. Этот фактор, который мы по положительному полюсу условно обозначили как «освобождение от ограничений», отражает действие описанного В. Франклом невротического ме­ханизма адаптации и устранения тревоги, когда потребность в раз­влечениях связана с фрустрацией стремления к смыслу [249, 30].

Положительная корреляция при р<0,01 Отрицательная корреляция при р<0,01

Рис. 4. Графическое изображение корреляционных взаимосвязей

между параметрами фактора 2 (нумерация соответствует

приведенной в таблице 3).

Таким образом, проведенное нами исследование подтвер­дило, что система ценностных ориентации личности не является внутренне однородной структурой. Выделенные факторы, кото­рые условно обозначили как «приверженность традиции», «альт­руистическая направленность» и «освобождение от ограничений», близки к описанным нами типам ориентации на ценности соци­ализации, индивидуализации и адаптации. Положительные полюса выделенных факторов, по нашему мнению, прямо соот­ветствуют иерархии уровней смысловой сферы личности, пред­лагаемой Б. С. Братусем. В его модели выделяются низший «эго­центрический» (отражающий направленность на собственную выгоду), «группоцентрический» (ориентация на благо «своих») и высший «просоциальный» (направленность на общее благо) уров­ни развития смысловых систем [51]. Такое соответствие позво­ляет говорить о том, что описанные нами факторы также пред­ставляют собой уровни системы ценностных ориентации личности, которые находятся в определенной иерархической зависимости и соподчиненности. При этом высшим уровнем является «альтру­истическая направленность», или ориентация на ценности макси­мальной самореализации ради счастья всех людей, а низшим — «освобождение от ограничений», т. е. ориентация на обуслов­ленные фрустрацией «защитные» ценности.

Таблица 4 Параметры фактора 3 и их факторные нагрузки

№ п/п

Ценности

Нагрузка на фактор

1

Развлечения

-0,54

2

Свобода

-0,44

3

Независимость

-0,43

4

Любовь

-0,42

5

Смелость в отстаивании своего мнения

-0,32

6

Жизнерадостность

-0,31

7

Развитие

0,35

8

Исполнительность

0,39

9

Ответственность

0,39

10

Познание

0,41

11

Продуктивная жизнь

0,43

Однако такая иерархическая организация уровней вовсе не свидетельствует о необходимости последовательной реализа­ции ценностей более низкого уровня для формирования уровня более высокого порядка, как это подразумевалось в ранних ра­ботах А. Маслоу применительно к иерархии потребностей. В проведенном нами исследовании не обнаружилось никаких зна­чимых корреляций между рангом значимости ценностей высше­го уровня и процентом реализованности ценностей, отнесенных к более низким уровням системы.

По существу, выделенные факторы указывают на возможный выбор вектора развития системы ценностных ориентации лич­ности. Как следует из приведенной интерпретации трех основ­ных факторов, носящих биполярный характер, выбор того или иного вектора развития в каждом конкретном случае определя-

 

Положительная корреляция при р<0,01 Отрицательная корреляция при р<0,01

Рис. 5. Графическое изображение корреляционных взаимосвязей

между параметрами фактора 3 (нумерация соответствует

приведенной в таблице 4).

 

ется разрешением противоречия между ориентацией на ценно­сти более низкого или более высокого уровней. В общем виде выбор стоит между описанными Э. Фроммом полярными стрем­лениями «иметь или быть», между направленностью на личност­ный рост либо регресс. Выделенные нами факторы близки к его модели нормального либо аномального развития, включающей три «модуса ориентирования»: некрофилия — биофилия, нарцис­сизм — любовь и симбиоз — независимость. По словам Э. Фром­ма, чем более выражено каждое «ориентирование», тем более прослеживается тенденция к конвергенции всех трех «модусов», независимо от общего направления развития. Совпадающие на положительном и отрицательном полюсах развития три «ориен­тирования» он обозначает, соответственно, как «синдром роста» и «синдром распада» [253, 87]. На основе концептуальной схемы Э. Фромма нами предлагается аналогичная векторная модель раз­вития системы ценностных ориентации личности (рис. 6). Общий уровень развития ценностной системы, тем самым, определяется степенью близости описанных нами векторов.

Таким образом, взаимосвязь общего уровня развития ценно­стной системы и ориентации на ценности того или иного уровня

РАЗВИТИЕ

СРЕДНИЙ УРОВЕНЬ

Рис 6. Векторная модель развития системы ценностных ориентации личности.

носит достаточно сложный характер. Уровень развития системы ценностных ориентации личности должен, вероятно, определять­ся выраженностью ценностной направленности одновременно по всем трем векторным осям.

Можно также предположить, что если ориентация по любой из осей на ценности низшего уровня носит, говоря словами А. Маслоу, характер «здорового регресса», то есть представляет собой временный «шаг назад ради двух шагов вперед», то она может соответствовать и более высокому общему уровню разви­тия ценностной системы. Тем не менее окончательное разреше­ние противоречия в пользу ориентации на ценности того или иного уровня все же подразумевает доминирующее положение данного уровня в индивидуальной ценностной иерархии, что может повлечь за собой формирование соответствующего типа личности.