4.2. Развитие высшего уровня

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

системы ценностных ориентации личности

в ходе группового психологического тренинга

Как показывает проведенное нами исследование, именно цен­ностные ориентации самоактуализирующейся личности, состав­ляющие высший уровень ценностной системы, могут рассматри­ваться в качестве возможной цели индивидуального развития. По словам А. Маслоу, ценностные ориентации самоактуализирующей­ся личности представляют собой своего рода эталон, «научную», не имеющую ничего общего с предубеждениями исследователя, «естественную систему ценностей» [160, 196].

Однако желательность освоения и принятия таких ценностей конкретным человеком в демократическом обществе сталкива­ется с определенными этическими проблемами. А. В. Брушлин-ский справедливо поднимает вопрос о том, «насколько другие люди и общество в целом имеют моральное право воспитывать,

формировать ребенка, подростка, юношу, любого человека в духе строго определенных нравственных ценностей» [53, 235]. По его словам, указанное противоречие позитивно разрешается посред­ством «сотворчества» в ходе совместной деятельности субъек­тов обучения — «это сотворчество прежде всего именно обще­человеческих ценностей, поскольку они образуют тот наиболее общий и потому особенно прочный фундамент духовности, на основе которого каждый выбирает и прокладывает свой жиз­ненный путь, формируя более конкретные и частные нравствен­ные ценности и идеалы» [там же].

С учетом приведенных этических принципов нами был про­веден формирующий эксперимент, направленный на проверку положения о возможности формирования и развития в процес­се целенаправленного психологического воздействия ценностей, присущих самоактуализирующейся личности. Целью данного эксперимента была проверка действенности выделенных нами психологических факторов, определяющих доминирование выс­шего уровня в индивидуальной системе ценностей, а также уточ­нение содержания психологических механизмов ее развития в процессе психологического обучения.

Как показано в работах целого ряда авторов, изменение си­стемы ценностных ориентации с наибольшим эффектом может быть достигнуто в процессе групповых психотерапевтических тренингов или тренинговой формы обучения [56], [81], [196], [215]. Исходя из этого, в качестве основы формирующего эксперимен­та нами был выбран учебный групповой психологический тре­нинг, направленный на формирование у работников психолого-педагогического профиля профессионального видения мира, на идентификацию их с субъектом своей будущей профессиональ­ной деятельности. А. В. Серый обозначает подобный тренинг как «тренинг профессиональной самоидентификации» [224].

Такая тренинговая группа, создавая условия интенсивного переживания тех или иных событий и воспроизводя в сжатые сроки опыт реальной жизни, представляет собой достаточно адек­ватную модель личностного и профессионального развития. Как отмечает К. Рудестам, «группа оказывается микрокосмосом или обществом в миниатюре, отражающим в себе весь внешний мир и придающим реалистичность искусственно создаваемым отно­шениям» [215, 15]. Моделирование в групповом психологичес­ком тренинге ситуаций, связанных с практической деятельностью, оказывает влияние на соотнесение индивидом своих прин­ципов и установок с ценностями, значимыми для его професси­ональной деятельности, и развитие на основе их осознания и последующего принятия либо отвержения собственной цен­ностной системы. Одним из наиболее важных универсальных ме­ханизмов такого развития в процессе группового воздействия является возможность получения обратной связи и поддержки от людей, имеющих общие цели, проблемы или переживания. На значение механизма обратной связи в контексте эксперимен­тального воздействия на ценностные ориентации указывает, в частности, М. Рокич [290].

Среди многочисленных методологических оснований и направ­лений практической психологии на вопросы ценностного разви­тия в наибольшей степени ориентирована экзистенциально-гуманистическая традиция. В самом общем виде экзистенциаль­но-гуманистическая терапия направлена на снижение тревожно­сти через осознание смысла своей жизни и самостоятельный выбор будущего, принятие ответственности за сделанный выбор и достижение внутренней свободы, формирование позитивной «Я-концепции», т. е. через актуализацию именно тех факторов, ко­торые мы охарактеризовали как определяющие формирование высшего уровня системы ценностных ориентации.

В качестве ключевых понятий экзистенциально-гуманисти­ческой традиции можно выделить «аутентичность» и «интенцио-нальность», представляющие собой системные качества личнос­ти, интегрирующие в себе перечисленные выше психологические параметры. Данные качества являются одновременно целью и средством развития системы ценностей самоактуализирующейся личности.

Аутентичность, т. е. «подлинность», конгруэнтность и искрен­ность по отношению к самому себе, подразумевает постоянную рефлексию по поводу своей деятельности и умение управлять процессом общения, оставаясь при этом самим собой, спонтан­но реагируя на поведение и высказывания окружающих. Поня­тие «аутентичность», введенное К. Роджерсом, стало одним из ключевых и в гештальттерапии. Как отмечают Л. Ф Бурлачук и соавторы, главным атрибутом аутентичной личности — идеаль­ной модели развития человека — в теориях Ф. Перлза и К. Род­жерса является ответственность [56, 279]. В теории К. Роджерса принятие ответственности происходит при появлении доверия к своему «актуализационному опыту», которое, в свою очередь, обус­ловлено расширением «Я-концепции», отказом от собственных фиксированных рамок, оценок и целей. Гештальттерапия направ­лена на принятие ответственности через развитие независимо­сти, автономии, обусловленной осознанием и определением гра­ниц своей субъективной реальности, различные нарушения диапазона которых проявляются в виде тревоги.

Аутентичность тесно взаимосвязана с интенциональностью. По определению А. Е. Айви и соавторов, интенциональность — «это экзистенциальная конструкция, утверждающая, что человек, действуя в мире, должен ясно осознавать, что мир также воздей­ствует на него» [8, 308]. Тем самым интенциональность выступа­ет условием внутренней свободы, основанной на способности принимать ответственные решения в ситуации выбора и реали-зовывать их. Только интенциональная, внутренне свободная лич­ность способна адекватно оценить смысловые границы окружа­ющей действительности, принять на себя ответственность за результаты своей жизни и деятельности.

По В. Франклу, путь к интенциональности и смыслу лежит через перемены в конструктах и системе ценностей [249]. При этом А. Е. Айви и соавторы отмечают, что интенциональность тесно связана с гибкостью, восприимчивостью конструктов. По­этому задачей психолога является сделать изначально жесткие конструкты, дающие излишне фиксированную картину реальнос­ти, более гибкими, свободными, «интенциональными» и помочь тем самым клиенту взглянуть на ситуацию иначе [8, 182 — 202].

В теории Дж. Келли личностные конструкты представляют собой «понятийные системы, или модели», способы, при помощи которых человек осмысляет действительность. По его мнению, у здоровых людей личностный рост и развитие связаны с расши­рением диапазона, объема и охвата системы конструктов. Тре­вога в его определении — это «осознание того, что события, с которыми сталкивается человек, лежат вне диапазона примени­мости его конструктной системы» [цит. по 259, 467].

Поэтому проведенный нами учебный тренинг был в первую очередь направлен на развитие аутентичности и интенциональ­ности участников посредством придания большей гибкости пер­воначально жестким конструктам, оценочным позициям и стерео­типам. Базовым принципом целенаправленного психологического воздействия в рамках данной тренинговой группы являлось создание условий для свободного выбора высших ценностей че­рез усложнение системы личностных конструктов и расширение, тем самым, смысловых границ субъективной реальности.

Тренинг включал в себя приемы и техники клиентоцентриро-ванной терапии К. Роджерса [212], гештальттерапии Ф. С. Перлза [194] и логотерапии В. Франкла [249]. Данный подход, объединяю­щий указанные общие положения данных теорий, реализует принци­пы обобщенной теории Дж. Келли и может быть охарактеризован как осознанный, «систематический эклектизм» [8, 197]. Конкретные методические приемы и техники воздействия, использованные нами в ходе тренинга, были взяты из соответствующих практических руко­водств по психологическому консультированию, психотерапии и груп­повой психологической работе [8], [49], [166],[262].

Как отмечает Р. Персоне, важной составной частью психоло­гического воздействия в группе является работа с видео — «она сама есть терапевтический процесс» [195, 102]. Поэтому моде­лируемые нами в тренинге ситуации практической деятельнос­ти психолога (элементы психологического консультирования, интервьюирования, работы ведущего групп), рассматриваемые профессиональные и личные проблемы участников, групповые дискуссии и другие элементы совместной работы фиксирова­лись посредством видеозаписи с последующим групповым про­смотром и обсуждением.

В проведенном видеотренинге профессиональной самоиден­тификации приняли участие 18 слушателей факультета повыше­ния квалификации психологов и социальных работников Кемеров­ского госуниверситета. Общая продолжительность его составила 40 часов. Тренинг носил полностью неструктурированный харак­тер. Для оценки особенностей ценностно-смысловой сферы и системы личностных конструктов участников группы до и пос­ле тренинга использовались следующие методики: тест М. Ро-кича, тест смысложизненных ориентации (СЖО) Д. А. Леонтьева, проективная методика «автобиография будущего» Г. Оллпорта и Дж. Гиллеспи [187], а также техника репертуарных решеток (ТРР) Дж. Келли [250].

Для выявления личностных конструктов исследуемых исполь­зовался метод триад элементов, предложенный Дж. Келли [250, 47]. В качестве элементов предлагаемого ролевого списка для заполнения репертуарной решетки нами были включены реальный и идеальный образы «Я», а также «самый удачливый», «са­мый счастливый» и «самый высоконравственный» из всех извес­тных испытуемому людей. Последние три элемента по Дж. Келли представляют собой «класс ценностей» системы личностных кон­структов [250, 62]. Все возможные варианты выделения трех из данных пяти элементов в совокупности составили десять триад.

В начале процедуры испытуемые должны были подставить в предложенный ролевой список имена знакомых им людей в соответствующие графы. После этого предлагалось принять ре­шение, чем двое из троих людей, отмеченных кружками в первой строке, «сходны между собой и тем отличны от третьего», и запи­сать в графе «Конструкты» соответствующую характеристику и ее противоположный полюс (см. образец заполненной решет­ки в приложении). Затем испытуемые должны были отметить га­лочкой всех других лиц, обладающих этой характеристикой. Ана­логичным образом заполнялись и все остальные строки решетки. В результате по каждому исследуемому было зафиксировано по десять выявленных конструктов, представляющих собой его сред­ства оценки действительности.

Все конструкты, выявленные в группе исследуемых, нами были разделены на два типа. К первому типу, который мы условно обо­значили как «жесткие», были отнесены явно поляризованные кон­структы, имеющие четко противопоставленные полюса, т. е. пред­ставляющие собой жесткую дихотомию: «ответственность — безответственность», «зависимость — независимость», «высокий интеллект —низкий интеллект», «оптимизм — пессимизм», «теп­лота—холодность» и т. п. Ко второму типу, условно названному «гибкие», мы относили конструкты, имеющие неявно противопос­тавленные полюса, т. е. более когнитивно сложные, свободные или «рыхлые» конструкты: «доброта — язвительность», «ум — ри­гидность», «честность — независимость» и т. п.

Данная методика, проведенная до и после тренинга, позво­лила выявить определенные изменения в системе личностных конструктов в процессе формирующего эксперимента (таблица 38). Полученные нами результаты позволяют говорить о некото­ром «размягчении» первоначально более жесткой и ригидной системы личностных конструктов, придании им большей гибкос­ти и восприимчивости, преодолении в ряде случаев непродук­тивных зафиксировавшихся оценочных стереотипов.

 

Таблица  38 Личностные конструкты исследуемых до и после тренинга

Конструкты

До тренинга

После тренинга

«Жесткие»

150

124

«Гибкие»

30

46

 

Х2=5,55;    р<0,02

 

Число «жестких» конструктов у каждого отдельного испытуе­мого (в данном случае от 1 до 10) можно интерпретировать как десятибалльный «индекс жесткости» его конструктной системы. Этот показатель в нашем исследовании обнаружил достовер­ную обратную взаимосвязь со значимостью творчества в инди­видуальной ценностной иерархии (г=0, 36 при р<0,05). Такая за­висимость подразумевалась, в частности, в работах А. Маслоу, по словам которого «преодоление дихотомии» является одной из основных характеристик самоактуализирующейся творческой личности [159]. Соответственно, изменение в ходе формирую­щего эксперимента непродуктивной «поляризованной оценоч­ной позиции» [111] было обусловлено актуализацией творчес­кой направленности участников группы.

По словам Д. А. Леонтьева, личностные конструкты выступа­ют в качестве источников и носителей значимых для человека смыслов [148, 30]. В нашем исследовании расширение и услож­нение системы личностных конструктов, позволяющее выйти за рамки зафиксировавшихся шаблонов и более адекватно оце­нить себя и окружающую действительность, оказалось законо­мерно сопряжено с осознанием и расширением смысловых гра­ниц субъективной реальности. В ходе проведенного нами тренинга произошло повышение различных показателей осмыс­ленности жизни (рис. 9). Это свидетельствует о повышении уров­ня самопонимания участников тренинга, осознании и интенсив­ном переживании ими осмысленности своей жизни, своих жизненных и профессиональных целей, формировании образа «Я» как сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить жизнь в соответствии со своими целя­ми и представлениями о ее смысле.

Субъективное переживание наличия смысла жизни связано с осознанием и принятием ответственности за результаты сво-

 

До тренинга После тренинга

Рис. 9. Усредненные показатели по тесту СЖО до и после тренинга.

 

ей деятельности, что характерно для самоактуализирующейся личности. Осознанные и принятые человеком общие смыслы жизни, по Б. С. Братусю, представляют собой его личностные ценности [51, 89]. В нашем исследовании одновременно с рас­ширением смысловых границ субъективной реальности произош­ли определенные сдвиги собственно ценностных ориентации участников группы, связанные с осознанием значения для себя (т. е. личностного смысла) высших ценностей.

Предложенные Дж. Келли три элемента, отнесенные им к группе элементов-ценностей (люди, олицетворяющие собой удачу, нравственность и счастье), по существу, весьма близки выделен­ным нами типам ценностных ориентации личности, которые ха­рактеризовались преимущественной ориентацией соответственно на внешние обстоятельства, социальное одобрение или же на самореализацию, т. е. на низший, средний или высший уровень системы ценностей.

Для сравнения представлений исследуемых о соответствую­щих типах личности с реальным и идеальным образами их соб­ственного «Я» участникам группы после выявления конструктов дополнительно предлагалось проранжировать элементы решет­ки по каждому конструкту, начиная с тех, которые больше всего соответствуют выявленному полюсу, и заканчивая теми, которые больше всего соответствуют противоположному полюсу (напри-

 

мер, от самого открытого до самого закрытого). То есть элемен­ты ролевого списка выступали одновременно и в качестве эле­ментов ранговой решетки.

Для определения степени субъективной близости элемен­тов ранговой решетки одновременно по всем выявленным кон­структам нами рассчитывались соответствующие «коэффициен­ты близости» (/с) для каждого исследуемого. Так, степень близости между образами реального и идеального «Я» (элементами 1 и 2) определялась по следующей формуле:

 

где

где у,1 — координаты элемента 1; \) — координаты элемента 2; N — количество конструктов.

Аналогичным образом по ранговой решетке каждого иссле­дуемого подсчитывались коэффициенты близости между следу­ющими парами элементов:

«Я реальное» — «самый высоконравственный человек»;

«Я реальное» — «самый счастливый человек»;

«Я реальное» — «самый удачливый человек»;

«Я идеальное» — «самый высоконравственный человек»;

«Я идеальное» — «самый счастливый человек»;

«Я идеальное» — «самый удачливый человек».

Обобщенные сравнительные результаты введенных нами семи коэффициентов, полученные до и после тренинга, приведены в таблице 39. В связи с типом используемых данных в нашем ис­следовании указанные коэффициенты принимают значения в ди­апазоне от 0, 316 до 1, 265, где наименьшее значение соответству­ет максимальной близости между элементами ранговой решетки.

Как показывают полученные нами результаты, в процессе проведенного формирующего эксперимента в наибольшей сте­пени сблизились между собой субъективный образ реального «Я» участников группы и их представление о «самом счастли­вом» человеке (элементы 1 —4), обнаружив даже в малой группе исследуемых статистически значимые различия. Такое достаточ­но существенное изменение «Я-концепции» в сторону иденти­фикации себя с «самым счастливым» человеком оказалось вза-

 

Таблица 39

Коэффициенты близости между элементами ранговой решетки исследуемых до и после тренинга

 

 

 

Пары элементов

До тренинга

После тренинга

4

Р

М

т

М

т

1-2

0,52

0,03

0,60

0,06

-1,22

-

1-3

0,69

0,03

0,69

0,04

-0,04

-

1-4

0,77

0,04

0,63

0,03

2,74

0,010

1-5

0,68

0,03

0,67

0,04

0,21

-

2-3

0,64

0,04

0,62

0,05

0,36

-

2-4

0,72

0,03

0,67

0,03

1,21

-

2-5

0,67

0,04

0,69

0,04

-0,27

-

имосвязано, в частности, с изменением в ходе формирующего эксперимента значимости ряда инструментальных ценностей, т. е. с выбором более адекватных средств достижения личност­ных целей. Так, степень близости между образом «Я» и образом счастливого человека обнаружила достоверную положительную вза­имосвязь со значимостью таких ценностей, как терпимость (г=0,43 при р<0, 05) и широта взглядов (г=0, 41 при р<0, 05), и находи­лась в отрицательной корреляции со значимостью высоких зап­росов (г=-0, 52 при р<0, 05).

Закономерно, что в ходе формирующего эксперимента про­изошли определенные изменения в ценностной иерархии ис­следуемых (таблицы 40 и 41), связанные с переориентацией уча­стников группы на высший уровень системы ценностей. Так, в результате проведенного нами тренинга в число значимых пе­реместились ценности внутренней свободы, самостоятельности в суждениях и поступках, независимости и решительности в ре­ализации собственных действий. Достаточно существенно воз­росла субъективная значимость продуктивности собственной жизни и максимальной самореализации, творческого самовыра­жения. Одновременно с этим заметно снизились ранги значи­мости материальной обеспеченности, а также воспитанности и хороших манер, т. е. ценностей адаптации и социализации.

 

Таблица 40

Групповые иерархии терминальных ценностей исследуемых до и после тренинга

№ п/п

До тренинга

После тренинга

1

счастливая семейная жизнь

счастливая семейная жизнь

2

интересная работа

продуктивная жизнь

3

активная деятельная жизнь

активная деятельная жизнь

4

уверенность в себе

интересная работа

5

любовь

уверенность в себе

6

продуктивная жизнь

свобода

7

материально обеспеченная жизнь

здоровье

8

познание

познание

9

здоровье

любовь

10

наличие хороших и верных друзей

развитие

11

свобода

творчество

12

развитие

материально обеспеченная жизнь

13

жизненная мудрость

жизненная мудрость

14

творчество

наличие хороших и верных друзей

15

общественное признание

общественное признание

16

развлечения

развлечения

17

красота природы и искусства

красота природы и искусства

18

счастье других

счастье других

Таким образом, расширение в процессе тренинга границ субъективного смыслового пространства закономерно сопровож­далось ростом значимости ценностей личностного роста и са­мореализации, а также определенным обесцениванием низших, «гомеостатических» и внешних, социально одобряемых ценнос­тей. Такая переориентация с низшего и среднего уровней цен­ностной системы на ее высший уровень подтверждается также результатами, полученными при анализе «автобиографий буду­щего» участников группы до и после тренинга. Данная методика, предложенная Г. Оллпортом и Дж. Гиллеспи [187], заключалась

 

Таблица 41

Групповые иерархии инструментальных ценностей исследуемых до и после тренинга

№ п/п

До тренинга

После тренинга

1

образованность

широта взглядов

2

широта взглядов

жизнерадостность

3

терпимость

образованность

4

жизнерадостность

независимость

5

честность

рационализм

6

смелость в отстаивании своего мнения

терпимость

7

эффективность в делах

эффективность в делах

8

ответственность

ответственность

9

воспитанность

смелость в отстаивании своего мнения

10

самоконтроль

твердая воля

11

независимость

честность

12

рационализм

чуткость

13

твердая воля

самоконтроль

14

чуткость

аккуратность, чистоплотность

15

высокие запросы

воспитанность

16

исполнительность

высокие запросы

17

аккуратность, чистоплотность

исполнительность

18

непримиримость к недостаткам

непримиримость к недостаткам

в написании автобиографии, «пролонгировав ее на 30 лет впе­ред», т. е. собственной биографии исследуемых в возрасте на 30 лет старше сегодняшнего.

Образ собственного будущего участников группы до тренинга отражал ориентацию скорее на «материалистические» ценности (в терминологии Р. Ингльхарта), к которым мы в данном случае отнесли материальный достаток, карьеру, престиж и внешние символы успеха. В качестве примера приведем одно из харак­терных сочинений:

«Я специалист в области психологии, параллельно занима­юсь вопросами теологии и философии, читаю лекции по курсу «психология менеджмента и маркетинга». Мой муж имеет свое частное дело, а именно мастерскую по ремонту иномарок. В его подчинении находится 26 человек. Старшая дочь работает в кре­дитном отделе иностранной валюты в крупном банке. Имеет двоих детей (мальчика и девочку). Ее муж — вице-президент другого крупного банка. Младшая дочь работает детским хирургом в го­родском больничном центре. Имеет двух девочек. Ее муж — ад­вокат. Собирается практиковать 3 года в Германии».

Несмотря на упоминание ценностей профессиональной са­мореализации и семейного благополучия, в данном случае они явно являются лишь внешними символами успеха и высокого социального статуса, только средствами повышения собствен­ной значимости в глазах окружающих. Индивидуальными ценно­стями в данном случае являются исключительно те, которые счи­таются таковыми значимыми другими.

После тренинга ценностные предпочтения участников пре­терпели изменения, заключающиеся в определенной переориен­тации на «постматериалистические» ценности — помощь другим людям, профессиональный и личностный рост, самореализацию и творчество. Для сравнения приведем еще одно сочинение:

«Замужем, два сына. Семейная жизнь сложилась отлично. Работаю психологом-перинатологом, достигла успехов и призна­ния. В течение всех этих лет постоянно повышала свои знания и квалификацию. Работа приносит огромное удовлетворение, по­скольку я могу помочь людям, которые ко мне обращаются. Люди меня считают счастливой женщиной и хорошим специалистом, я себя ощущаю также. У меня есть еще время совершенствовать­ся и самоактуализироваться, т. к. вершины я еще не достигла».

Здесь профессиональное образование и профессиональный рост выступают в качестве средства осуществления собствен­ных альтруистических побуждений, реализация которых, в свою очередь, является необходимым условием достижения внутрен­ней гармонии. Однако личностное развитие на этом не останав­ливается, приобретая характер самостоятельной высшей терми­нальной ценности.

В целом, общее количество участников группы, ориентиро­ванных преимущественно на подобные «постматериалистичес­кие» ценности, в процессе проведенного тренинга существенно возросло (таблица 42). Это свидетельствует о действенности выделенных нами факторов и механизмов формирования выс­шего уровня ценностной системы, подтверждая выдвинутое пред­положение о возможности целенаправленного развития ценнос­тей самоактуализирующейся личности посредством тренингового обучения.

Таблица  42 Ценностные ориентации исследуемых до и после тренинга

Ценностные ориентации

До тренинга

После тренинга

«материалистические»

16

10

«постматериалистические»

2

7

 

К2 =4,14;   р<0,05

 

Полученные нами результаты позволяют уточнить содержа­ние механизма интернализации, являющегося основой форми­рования и развития высшего уровня системы ценностных ори­ентации личности. Содержание механизма интернализации ценностей может быть теперь представлено в виде следующей схемы: усложнение и расширение диапазона применимости лич­ностных конструктов, выступающих в качестве средств оценки действительности — осознание и расширение границ своей субъективной реальности — осознание внутренней свободы вы­бора будущего — осознанный самостоятельный выбор и внутрен­нее принятие высших ценностей — осознание и принятие на себя ответственности за сделанный выбор — реализация высших цен­ностей в собственной деятельности. Как показывает проведен­ный нами формирующий эксперимент, условия реализации дан­ного механизма могут быть достаточно адекватно смоделированы при соответствующей организации процесса обучения.