ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СКАЗКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 

Сюжетные мотивы волшебной сказки восходят к глубочайшей старине. Но отчего

позднейший народ обо всем этом помнит и тянет, и тащит за собою сказку? Так, что и само

понятие «народ» невозможно представить без сказки. Какая корысть? Ведь сам народ не зна-

ет и не понимает уже ее древнейших корней. А во многое, что происходит в сказке, уже и не

верит. В прошлом веке и в начале нынешнего русские фольклористы проводили опрос ста-

риков-сказочников: верят они или нет в то, о чем рассказывают? Выяснилось, в большинстве

случаев в собственно сказочные, фантастические элементы волшебной сказки никто не ве-

рит. Другое дело — былины (параллельный фольклорный жанр). Старые крестьяне-

сказители воспринимали былину как быль, как то, что действительно было когда-то на свете.

Даже невероятная физическая сила былинных богатырей получала объяснения. Дескать, в

старое время, когда все было лучше, встречались такие могучие мужики — богатыри. Но

чтобы верить в сказку?..

Спрашивается: почему же доисторическую сказку народ любит и ценит не меньше,

чем свою историческую, сравнительно близкую и правдоподобную былину, а скорее —

больше? Очевидно, сказка, даже понимаемая как вранье или выдумка, выражает очень важ-

ные стороны народного миросозерцания. Сказочные образы не сохранились бы в народной

памяти в течение тысячелетий, если б не содержали в себе какие-то непреходящие, неуми-

рающие ценности всечеловеческого бытия и сознания. Запоминается и передается из поко-

ления в поколение только то, что так или иначе дорого людям. В итоге, сама устойчивость

сказочного предания доказывает, что оно заключает в себе что-то невероятно значительное

(доброе, хорошее, нужное, прочное, вечное) и потому — незабываемое.