ГЛАВА XI. МЕТАЛЛЫ И СПЛАВЫ. МИНЕРАЛЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 

Основными металлами, употреблявшимися в Древнем Египте, были медь, золото,

железо, свинец, серебро и олово. Известен также один случай применения сурьмы и один —

платины.

Кроме того, египтянам были известны три сплава: бронза, представляющая собою

в основном сплав меди и олова, электрон — сплав золота и серебра и в очень позднюю эпоху

— латунь, являющаяся сплавом меди и цинка. Помимо этих металлов и сплавов, египтяне

пользовались также некоторыми рудами и минералами.

Перейдем к описанию этих материалов.

Сурьма

Ввиду множества ошибочных утверждений о широком употреблении в Древнем

Египте сурьмы мы вынуждены прежде всего твердо установить, что она собою представляет.

Сурьма — блестящий, серебристо-белый хрупкий металл, часто имеющий кристаллическую

структуру. В наши дни она применяется преимущественно при изготовлении некоторых

сплавов, например металла для типографского шрифта (гарт), «британского металла»1 и

антифрикционного сплава. В чистом виде сурьма в природе встречается редко и всегда

в очень небольших количествах. Для промышленных нужд она добывается из некоторых

естественных рудных соединений. Насколько известно, ни сурьма, ни сурьмяная руда

в Египте не встречаются, но, хотя положительных сообщений об этом и нет, тем не менее

следы соединений сурьмы, по всей вероятности, имеются в местных медных и свинцовых

рудах. Следы сурьмы найдены в никелевой руде с острова Сент-Джон в Красном море2.

Сурьмяные руды встречаются во многих странах мира, не имевших никаких связей

с Древним Египтом, но есть они и в странах, с которыми древние египтяне поддерживали те

или иные отношения. Например, их много в Малой Азии, они встречаются в Иране и —

в небольших количествах — на некоторых греческих островах: на Лесбосе (близ Митилены)

и на Хиосе.

Мы знаем только один случай применения металлической сурьмы в Древнем Египте и

очень немного случаев употребления ее соединений. Сурьма как металл была применена для

изготовления нескольких маленьких бусин XXII династии (945–745 годы до н. э.),

найденных Петри в Эль-Лахуне3. Так как совершенно невероятно предположить, что сурьма

в ту эпоху могла быть выплавлена из руды (процесс выплавки сурьмы стал известен в XV

или XVI веках н. э.), нет сомнения, что бусы были сделаны из самородного металла, но, был

ли этот металл привезен в Египет в виде сырья или в виде готовых бус, мы, конечно,

не знаем.

Кроме упомянутого случая, мы знаем еще только два примера употребления

металлической сурьмы во всем древнем мире. Данные об этом приводятся в статье

Глэдстона4 который говорит: «Опперт нашел в Хорсабаде табличку из металлической

сурьмы, а М. Сарзек в Телло — фрагмент вазы из чистой сурьмы». Ваза из Телло и есть та

самая «халдейская ваза», о которой говорит Вертело5.

Известны следующие случаи употребления в Древнем Египте соединений сурьмы:

а) краска для подведения глаз, периода XIX династии, состоящая из трехсернистой сурьмы6;

b) краска для подведения глаз (неизвестной даты), состоящая из сернистого свинца и

трехсернистой сурьмы7; соотношение двух сульфидов не установлено, но весьма вероятно,

что вещество в основном является свинцовым блеском (сернистый свинец), содержащим

лишь небольшой процент трехсернистой сурьмы как естественной примеси, и с) три

образчика краски для подведения глаз, содержавшие следы какого-то соединения сурьмы как

случайной примеси8. Таким образом, общераспространенное мнение о том, что египетская

краска для подведения глаз (кроме красок, состоявших из зеленого малахита) приготовлялась

из сурьмы или соединения сурьмы, является заблуждением, и нет никакого основания

называть ее сурьмой, стибием (stibium — старое название сульфида сурьмы, перенесенное

позднее на металл), трехсернистой сурьмой или каким-нибудь другим названием,

подразумевающим подобный состав. Это недоразумение возникло, вероятно, потому, что

греки9 и римляне10 пользовались соединением сурьмы как лекарством для глаз.

Древнеегипетские краски для подведения глаз, помимо малахита, состояли из свинцового

блеска (сернистого свинца), в котором иногда присутствовали как естественные примеси

следы трехсернистой сурьмы наряду с такими же случайными примесями черной окиси

меди, черной окиси железа и черной окиси марганца11.

Не считая чрезвычайно редкого употребления соединения сурьмы в качестве краски

для подведения глаз (известен только один, самое большее — два случая такого

употребления), соединение сурьмы и свинца присутствует как окрашивающее вещество

в желтом стекле, относящемся к XIX династии, персидскому и арабскому  периодам12;

следы сурьмы встречаются в некоторых древнеегипетских медных и бронзовых предметах,

где она является примесью, попавшей из медной руды.

Для возможного предотвращения повторения подобных ошибок, а также

во избежание упреков в невнимании к нескольким недавно опубликованным работам,

настаивающим на употреблении в Древнем Египте сурьмы, я без всякого желания с моей

стороны вынужден объяснить, почему я не включаю упоминающиеся там случаи в число

перечисленных примеров. Перехожу к критическому разбору трех самых новейших

утверждений:

1. Говард Картер, ссылаясь на надписи на крышках трех ларцов из гробницы

Тутанхамона, говорит, что в этих надписях, представляющих собою перечни содержимого

ларцов (уже отсутствовавшего когда они были открыты), упоминается сурьма, и затем

добавляет: «Мы нашли... порошок сурьмы... рассыпанный по полу камеры»13.

Надписи сделаны гиератическими знаками, и лишь две из них могли быть прочтены

в момент находки. Одна из надписей в настоящее время закрыта защитным слоем

парафина14. Из двух остающихся надписей в одной упоминается только благовонное курение

и гумми (вероятно, имеется в виду ароматная гумми-смола), в другой же перечислен ряд

предметов, среди которых фигурируют два приспособления «для наложения «msdmt»15 а это

слово обозначает краску для подведения глаз и обычно переводится как сурьма. Я беру

на себя смелость утверждать, что оно не обозначает сурьму, и я сильно сомневаюсь в том,

чтобы египтяне в тот период (да и вообще когда-либо) имели специальное слово

для обозначения металлической сурьмы, которая до сравнительно недавнего времени была

очень редким металлом. В самородном состоянии она встречается настолько редко, что она

не могла быть широко известна до тех пор, пока ее не научились  искусственно

добывать из руды, а это произошло не ранее XV века н. э. Но даже если допустить, что

«msdmt» обозначает не металлическую сурьму, а какое-то соединение сурьмы, то и тогда,

в свете того, что было доказано относительно состава египетских красок для подведения

глаз, маловероятно, чтобы это слово имело такое значение.

«Порошок сурьмы», якобы найденный в гробнице Тутанхамона — если принимать

это определение буквально, — должен представлять собою металлическую сурьму в виде

мельчайших частиц. Но, поскольку металлическая сурьма была в древности большой

редкостью, находка такого вещества настолько маловероятна, что убедить нас в этом может

только химический анализ. Кроме того, необходимо сказать, что блестящее светло-серое

жесткое вещество, каким является истолченная в порошок металлическая сурьма, было бы

совсем неподходящим материалом в качестве краски для подведения глаз. Даже в том

случае, если слово «сурьма» употреблено неточно, в широком смысле, и обозначает какое-

либо соединение сурьмы, например трехсернистую сурьму или окись, которые могли быть

известны в древности, внешний вид их настолько малохарактерен, что установить их

природу без химического анализа невозможно. Я позволю себе предположить, что Картер

принял за трехсернистую сурьму сернистый свинец (свинцовый блеск), который в Древнем

Египте употреблялся преимущественно в качестве краски для подведения глаз. (В гробнице

Тутанхамона были как раз найдены маленькие кусочки свинцового блеска, хранящиеся

теперь в Каирском музее.)16 Нелишне упомянуть, что я сам проработал с Картером

на раскопках в Луксоре восемь сезонов и видел и держал в руках большинство предметов,

найденных в этой гробнице. Как химик, я прекрасно знаком с внешним видом металлической

сурьмы и знаю все пробы на сурьму и ее соединения, но никаких веществ, сколько-нибудь

похожих на сурьму или на ее соединения, мне на глаза не попадалось.

2. В своей недавно вышедшей книге по истории Египта Готье пишет по поводу одной

сцены в гробнице Среднего царства в Бени-Хасане: «...особенно нужно отметить порошок

сурьмы, который египтяне очень ценили... в качестве краски для подведения глаз»17. Здесь

речь опять идет не о веществе, природу которого можно установить путем химического

анализа, а о переводе. Поэтому все вышесказанное применимо и к этому случаю.

3. Финк и Копп утверждают, что покрытие металлов сурьмой было известно в Египте

приблизительно в эпоху V или VI династии18. В качестве доказательства они приводят

медный кувшин и таз этой эпохи. На первом из этих предметов выделяются гладкие

блестящие участки «значительной величины», напоминающие серебро, а на втором — видны

маленькие разбросанные пятнышки, также похожие на серебряные. Химический анализ

показал, что пятна представляли собой тонкий слой металлической сурьмы. Авторы

подробно описывают примененные ими пробы, и, по-видимому, нет сомнения в том, что

белый металл действительно является сурьмой.

Финк и Копп анализируют возможность выделения сурьмы из меди и отвергают ее

потому, что, во-первых, им не удалось обнаружить сурьму в меди, во-вторых, они никогда не

слышали ни об одном случае декупрификации поверхности медно-сурьмяного сплава, и,

в-третьих, если бы такая декупрификация имела место, она никак не могла бы дать такой

гладкий, блестящий слой сурьмы. На основании этих соображений они приходят к выводу,

что слой сурьмы был нанесен намеренно, как имитация серебра. Они предполагают, что это

могло быть сделано двумя способами: путем применения трехсернистой сурьмы с содой или

при помощи окиси сурьмы, пятипроцентной уксусной кислоты (то есть уксуса) и полосок

железа — материалов, которые,  по их словам, «как известно, были доступны в Древнем

Египте». Рассмотрим по порядку всю эту аргументацию.

1) Финк и Копп говорят, что медь, из которой были сделаны эти предметы,

не содержала сурьмы. К сожалению, они не сообщают, ни сколько образчиков меди было

подвергнуто анализу, ни каким методом анализа они пользовались. Естественно, что им

приходилось принимать всевозможные предосторожности, чтобы не испортить предметы.

Поэтому они не могли отбирать крупные пробы. Но если не было отобрано достаточного

количества проб с разных участков предметов и если они не были подвергнуты тончайшему

анализу, например с помощью спектроскопа, то ничтожные доли сурьмы могли ускользнуть

от внимания исследователей.

Сурьма не так уж редко встречается в качестве примеси в древнеегипетских изделиях

из меди, и если ее не находили чаще, это объясняется главным образом тем, что ее и

не искали. Однако в настоящее время известно, что следы ее найдены в топоре среднего

додинастического периода19, в двух медных предметах IV династии20, в одном медном

предмете XII династии (0,2 % )21 и в другом медном предмете, возможно, того же периода

(0,7 %)22. Следы сурьмы были также обнаружены в одном недатированном, но, вероятно,

тоже раннем медном предмете23.

2) Финк и Копп считают декупрификацию поверхности медно-сурьмяного сплава

маловероятной. Если под этим иметь в виду выржавление меди из подвергнувшегося

коррозии поверхностного слоя предмета, содержавшего сурьму, причем так, чтобы осталась

чистая сурьма, то действительно невероятно, чтобы сурьма осталась в виде тонкого

блестящего металлического слоя.

О том, что кувшин и таз подверглись коррозии и, вероятно, даже в значительной

степени, свидетельствует то, что их пришлось очищать, причем потребовалось

применение химического, механического и электролитического методов чистки.

Последствиями такой коррозии должно было явиться разрушение первоначальной

поверхности с образованием обычных продуктов, встречающихся на корродированных

медных предметах из Египта, а именно главным образом окиси меди и основного карбоната

с каким-либо основным хлоридом, и если допустить, что медь содержала в качестве

естественной примеси небольшое количество сурьмы, что вполне возможно и вероятно,

то последняя могла превратиться в окись. Далее предметы были подвергнуты чистке. Как

пишут Финк и Копп, она была произведена с помощью нескольких ванн слабых щелочных и

кислотных растворов, причем отходившее вещество удалялось деревянными инструментами

или щетками. Упоминается также применение электролитического щелочного метода.

Но если, как мы уже говорили, корродированная поверхность содержала окись сурьмы,

а электролитическая обработка была, что весьма вероятно, проведена по методу,

разработанному Финком и Элдриджем24, то для этой цели должны были быть применены

железные аноды. Таким образом, создавались все условия для получения тонкого слоя

сурьмы на поверхности меди. Слой обнаруженной Финком и Коппом сурьмы отложился

именно тем путем, который и предполагали оба ученых, то есть при помощи железа

(за исключением того, что реакция проходила не в кислой, а в щелочной среде). Только это

произошло не в древности. Предположение, что египтяне умели покрывать металлы

сурьмой, настолько маловероятно, особенно для столь раннего периода, к которому

относятся упомянутые кувшин и таз, что для подтверждения его необходимы гораздо более

убедительные доказательства. Я полагаю, что как более крупные участки, так и небольшие

пятнышки на сосудах могли быть следствием чистки и что они являются результатом

восстановления сурьмы из окиси или какого-нибудь другого соединения этого металла,

присутствовавшего на корродированной поверхности меди25.

«Трехсернистая сурьма, — говорят Финк и Копп, — была обнаружена в древних

образчиках коля, а из этого соединения можно легко путем обжига получить окись».

Насколько мне известно, найден только один образчик коля (и тот на 1000–1500 лет моложе

кувшина и таза), состоявший из трехсернистой сурьмы; другой образец мог содержать

значительную долю трехсернистой сурьмы, но более вероятно, что процент сурьмы в нем

был весьма мал. В нескольких же других образцах, в которых зарегистрировано присутствие

сурьмы, количество ее было ничтожно. Но если бы даже несколько образцов коля

соответствующей даты и состояли из трехсернистой сурьмы (что за отсутствием конкретных

данных весьма маловероятно), то необходимо еще много фактических свидетельств, чтобы

доказать, что часть этого коля была превращена путем обжига в окись сурьмы и что

полученная таким образом окись была употреблена на покрытие кувшина и таза. Также

в высшей степени невероятно, чтобы в эпоху V или VI династии могли применяться полоски

железа. Даже если бы железо в этот период было уже хорошо известно (чего на самом деле

не было), то маловероятно, чтобы его могли использовать подобным образом.

Медь, бронза и латунь

Медь

Медь в противоположность золоту редко встречается в природе в виде чистого

металла и обычно добывается искусственно из невзрачных на вид руд. Тем не менее это один

из древнейших металлов, известных человеку. В Египте медь вошла в употребление раньше

золота, еще в бадарийский и ранний додинастический периоды.

Древнейшими из сохранившихся до нас медных предметов являются бусы, сверла и

булавки, относящиеся к бадарийскому периоду26, которые продолжали употребляться

в ранний додинастический период, когда к ним прибавились браслеты, маленькие долота,

кольца, наконечники гарпунов, различные мелкие орудия, как,  например, иглы и

щипчики, и другие небольшие вещицы27. «Все предметы, изготовленные до среднего

додинастического периода, весьма редки, невелики и непрочны»28,29. Но к концу

додинастического периода египтяне уже располагали «вполне эффективным медным

оружием»28, а в ранний додинастический период широко пользовались «тяжелыми

удобными топорами, теслами, долотами, ножами, кинжалами, копьями, орудиями и

украшениями»30, а также хозяйственной утварью, такой, как кувшины и тазы. Петри нашел

немало хорошо отделанных медных предметов эпохи I династии в царских гробницах или

кенотафах в Абидосе, хотя эти гробницы подверглись ограблению и еще прежде

раскапывались. Эмери недавно нашел очень много медных предметов в гробнице Джера

 (I династия) в Саккара, в том числе 121 нож, 7 пил, 68 сосудов, 32 шила, 262 иглы,

15 пробойников, 79 долот, 75 прямоугольных пластинок, 102 тесла и 75 мотыг31.

Иногда утверждают, что в более ранние периоды, когда медь употреблялась

в сравнительно небольшом количестве, она добывалась из самородного металла (то есть

из меди, встречающейся в природе в металлическом состоянии). К этому вопросу мы еще

вернемся ниже, но нет никакого сомнения в том, что во все последующие периоды она

добывалась исключительно путем  выплавки из руды. Профессор Баннистер подверг

химическому анализу медное долото ранней династической эпохи и обнаружил, что оно

содержит 2,51 % серебра и 4,14 % золота. По этому поводу Деш говорит: «Состав этого

образца, содержащего высокий процент золота и серебра, наводит на мысль о самородном

происхождении данного металла»32. Коглен также считает33, что большой процент золота и

серебра свидетельствует о самородном происхождении этой меди. Это долото Баннистер

получил от меня, мне же оно досталось от покойного Ферта, нашедшего его в Нубии.

Сомнительно, чтобы такой сравнительно крупный предмет, как долото, о котором идет речь,

и в тот период, к которому его относят, мог быть сделан из самородной меди. Гораздо

правдоподобнее, что небольшое количество золота и серебра содержалось в руде34, что

бывает в восточной пустыне, откуда, вероятно, и происходила эта руда. Так, например, Болл

утверждает, что в юго-восточной пустыне «некоторые кварцевые жилы наряду с золотом

содержат медь»35. В золотых рудниках в Дунгаше (к востоку от Эдфу) также попадаются

жилы медной руды36. «Самородная медь, — пишет Рикард37, — встречается гораздо чаще,

чем это принято считать», и «употребление самородной меди знаменует собой начало всякой

древней металлургической культуры». Никто не спорит, что медь встречается в самородном

состоянии в различных частях земного шара и что в некоторых местах, особенно в Северной

Америке, она встречается в таком изобилии, что одно время широко употреблялась

для выделки украшений, оружия и орудий. Однако народы, пользовавшиеся самородной

медью, так и не пошли дальше по своей собственной инициативе и не научились сами

выплавлять медь из медных руд. Мы не имеем никаких свидетельств того, что в Египте

когда-либо  находили и употребляли самородную медь, и, хотя некоторые древнейшие

медные предметы, как, например, бадарийские бусы, и могли быть сделаны из самородного

металла, нет никакой уверенности в том, что они были из него сделаны. Такие утверждения,

как: «в додинастических могилах Египта... встречаются бусы из самородной меди»38, или

«в бадарийских могилах в Фаюме найдена самородная медь»39, или «небольшое количество

меди, главным образом в виде булавок, игл и шильев, выкованных из самородной меди,

обнаружено среди остатков древнейших земледельческих поселений в долине Нила»40, или

«теперь уже ни у кого нет сомнений, что древнейшим металлом, встречающимся на местах

доисторических поселений медного века, была самородная медь»41, — выходят за рамки

установленных и доказанных фактов.

При любом обсуждении вопроса об употреблении самородной меди в Древнем Египте

нужно иметь в виду следующий важнейший факт: употребление значительного количества

встречающейся в стране медной руды (малахита) в качестве краски для подведения глаз.

Эта руда легко может быть превращена в медь. Можно доказать, что малахит употреблялся

как источник меди, и применение его можно проследить так же далеко в глубь веков, как и

употребление меди, а может быть, и дальше. Таким образом, условия в Египте были весьма

благоприятны для раннего ознакомления с процессом выплавки меди из руды, и нам нет

необходимости постулировать наличие и использование там самородной меди.

В географических пределах современного Египта медь встречается в двух далеко

отстоящих друг от друга районах: на Синайском полуострове и в восточной пустыне. Однако

запасы руды в этих местах недостаточно велики, чтобы разрабатывать их в наши дни, между

тем как медные руды встречаются в гораздо большем количестве и в более доступных

районах в других странах.

Мы имеем два доказательства разработки медной руды и плавки металла в Древнем

Египте: во-первых, наличие древних рудников с найденными поблизости остатками

рудничных поселков и древних шлаковых отвалов и, во-вторых, надписи, оставленные

вблизи рудников рудокопными экспедициями.

Синай

Древние разработки медной руды или бирюзы, из которых иные достигают

значительной величины, известны в Магхара и в Серабит-эль-Кадиме. Оба эти места

расположены в юго-западной части Синайского полуострова на расстоянии приблизительно

девятнадцати километров друг от друга42.

Нет никакого сомнения в том, что в некоторых местах разработок добывалась

не медная руда, а бирюза, применявшаяся для изготовления бус и ювелирных изделий

не только в эпоху Древнего и Среднего царства, но даже еще в бадарийский период43.

В обоих упомянутых пунктах до сих пор можно найти бирюзу, а в Магхара местные бедуины

занимаются добычей ее и в наши дни. Главные разработки тянутся приблизительно на два

километра вдоль западного края долины44. В Серабит-эль-Кадиме бирюза в наши дни хотя и

встречается, но лишь в незначительном количестве, и ее там не добывают44,45.

Однако наряду с бирюзой в Магхара, несомненно, добывали в древности и медную

руду. Здесь были обнаружены остатки горняцких поселений преимущественно  эпохи

Древнего, а также и Среднего царства, и в Первых из них «найдено большое количество

медного шлака и отходов от плавки, осколки медной руды, множество сломанных тиглей и

фрагмент литейной формы»46, а во вторых — «большое количество медного шлака и

плавильных отходов, куски тиглей, древесный уголь, а в одном случае кусок содержимого

тигля в виде толченой, но еще не полностью восстановившейся руды»47; кроме того, там же

найдена недатированная форма для отливки клинков оружия48.

В Серабит-эль-Кадиме мы не находим таких явных свидетельств древней разработки

руды. Собственно говоря, эти рудники и не были тщательно исследованы с этой точки

зрения; но медная руда там встречается в непосредственной близости от поселения, а в храме

был найден тигель для плавки меди49. Стар и Бьютин утверждают, что «размах древнего

горного промысла в Серабите был очень широк» и что «нет никаких данных о том, что

египтяне искали там что-либо, кроме бирюзы»50.

Медная руда, добывавшаяся в древности как в Магхара, так и в Серабит-эль-Кадиме,

представляла собою главным образом зеленую углекислую медь (малахит); иногда это была

синяя углекислая медь (азурит) или кремнекислая медь (хризоколла); все они в настоящее

время встречаются лишь в очень небольших количествах51.

Рудокопные экспедиции оставили после себя надписи в Магхара52, в долине и

на рудниках Серабит-эль-Кадима, в храме в Серабит-эль-Кадиме и вблизи храма и

в Вади-Насб53.

В Магхара было найдено 45 надписей54, в том числе 36 наскальных, 8 граффити и

одна стэла. Самая ранняя из «их относится к I династии, три — к III, три — к IV, восемь —

к V, две — к VI и тринадцать — к XII династии. От XVIII и XIX династий сохранилось

по одной надписи. Пять надписей Древнего и восемь Среднего царства не могут быть

отнесены к каким-либо определенным династиям.

В долине и на рудниках близ Серабит-эль-Кадима было обнаружено 15 надписей54

(в том числе 10 на рудниках и одна, возможно, с рудника), причем 13 надписей на скалах и

две стэлы. Три из них относятся к XVIII династии и десять — к XIX. Одна надпись эпохи

Среднего царства не может быть отнесена к какой-либо определенной династии, а одна —

вообще сомнительной даты.

В храме и вблизи храма известно 288 надписей54, главным образом на отдельных

каменных плитах и стэлах, на статуэтках и других предметах; несколько надписей сделано

на стенах и на колоннах. Среди всех этих надписей есть одна с именем Хафры (можно почти

не сомневаться, что она относится ко времени более позднему, чем годы царствования этого

фараона, вероятно к эпохе Среднего царства), 72 надписи XII династии, 75 достоверных и

11 менее достоверных надписей XVIII династии, 30 надписей XIX династии, 22 надписи

XX династии, 38 несомненных и 4 менее достоверных надписи эпохи Среднего царства,

18 несомненных и 2 менее достоверных надписи эпохи от XIX или XX династии и

15 надписей, датировка которых весьма сомнительна.

В Вади-Насб была одна надпись на скале, датируемая XII династией.

В тех случаях, когда надписи имеют какое-либо отношение к горным разработкам,

в них часто упоминается бирюза55 и один раз — медь. Но для изучения истории добычи меди

в Египте они совершенно неудовлетворительны. Например, более ранние из них (I, III,

IV династии и начало V) просто перечисляют имена и титулы фараонов, а более поздние

(V династия) —  начальников экспедиций и сопровождавших их чиновников. Еще

позднее в надписях начинают отмечать цель экспедиций. Хотя можно не сомневаться, что и

в более ранние периоды целью экспедиций была добыча медной руды или бирюзы, тем

не менее прямых указаний на это в ранних надписях не имеется; поэтому возможно, что это

были чисто карательные экспедиции, хотя, по всей вероятности, функции их были шире.

Помимо упомянутых уже разработок в Магхара и Серабит-эль-Кадиме, найдены

следы древних разработок медных руд в следующих пунктах близ Серабит-эль-Кадима:

1. Джебель (гора) Ум Ринна, расположенная к северо-северо-западу от Серабит-эль-

Кадима, где имеется выемка шириной около 20 м, глубиной 1–2 м и длиной до 50 м. Здесь

добывался малахит, следы которого еще сохранились56.

2. Вади (долина) Малха. Эти разработки расположены рядом с Джебель Ум Ринна,

причем Вади-Малха служит водостоком для восточного склона горы. В этом месте

добывался малахит, еще имеющийся здесь в небольшом количестве57.

3. Вади (долина) Кариг, которую Баррон называет Вади-Халлик. Она расположена

к западу от северной части Вади-Насб. Здесь имеется выемка, или котлован, имеющий около

100 м в длину, 10 м в ширину, в среднем около 9 м в глубину. Здесь добывался малахит, и

рудник был совершенно истощен58.

В юго-восточной части полуострова древние разработки медной руды и древние

шлаковые отвалы сохранились в следующих местах:

1. Близ равнины Сеннед. Место разработки здесь имеет вид естественного рва,

протянувшегося приблизительно на три километра и «чрезвычайно богатого» синей

углекислой медью (азуритом)59.

2. В холмах к западу от равнины Небк-Шерм. Часть руды представляет собою

малахит. Возможно, что только он и добывался в древности, но здесь имеется и

хризоколла, месторождения которой были открыты современной геологической разведкой

в Вади-Шамра (иногда именуемой Вади-Шамара)60.

3. Близ Вади-Рамчи, одного из притоков Вади-Насб, впадающей в залив Акаба

у Дахаба61.

Помимо уже упомянутых нами шлаковых отвалов, расположенных близ некоторых

рудников, шлаковые кучи имеются и там, где нет никаких рудных разработок. Самые

большие из них находятся в Вади-Насб (Болл называет ее Вади-Насиб), пролегающей

к северо-западу от Серабит-эль-Кадима. В этой вади, как мы уже отмечали, есть надпись

XII династии. Продолжением этой кучи является шлак, разбросанный по всей дороге

до стэлы Аменемхета IV62.

Такие же кучи древнего шлака, но меньшего размера находятся на южной стороне

Се Баба (нижняя часть Вади-Насб), расположенной к юго-западу от Серабит-эль-Кадима63.

Древняя куча шлака имеется и в Джебель (гора) Сафариат, к югу от Джебель

Гебрана64.

Восточная пустыня

Месторождения медной руды имеются в целом ряде районов восточной пустыни,

а именно:

1. В Вади (долине) Арабе, расположенной почти прямо на восток от Бени-Суэфа

(приблизительно 29° северной широты), недалеко от Суэцкого залива. Исследованный мною

образец руды оказался хризоколлой. Руды здесь мало, и нет никаких свидетельств ее

разработки в древности65.

2. В Джебель (гора) Атави, расположенной немного южнее широты Луксора,

но ближе к Красному морю, чем к Нилу; здесь имеются следы древних разработок, но вид

руды не известен65.

3. В Джебель (гора) Дара (приблизительно 28° северной широты, 33° восточной

долготы), где имеются признаки древних разработок. Руда — хризоколла66.

4. В Дунгашских золотых копях, расположенных к востоку от Эдфу (приблизительно

24°50' северной широты, 33°45' восточной долготы). Вид руды не известен, нет также

указаний, разрабатывалось ли это месторождение в древности. Запасы руды, по-видимому,

незначительны67.

5. Среди низких холмов к югу от Вади (долины) Джемал (24°35' северной широты,

34°50' восточной долготы). Руда — малахит. Указаний о древних разработках не имеется67,68.

6. В Хамише (24°32' северной широты, около 34° восточной долготы). Здесь имеются

старые разработки с тремя основными шахтами. Руда — халькопирит или медный колчедан

(сульфид меди и железа). Стены одной шахты покрыты коркой из синих соединений меди,

образовавшихся из пиритов69.

7. В Абу Сеяле, который иногда неправильно называют Абсиелем (22°47' северной

широты). По данным Уэлса, руда встречается в форме пирротита (железных пиритов),

в соединении с медными пиритами (сернистая медь)70, но рудные обнажения хризоколловые,

хотя возможно, что медные пириты находятся под поверхностью. В древности

месторождение интенсивно разрабатывалось и, судя по сохранившимся остаткам шлака и

древних плавильных печей, по крайней мере часть руды выплавлялась тут же на месте.

8. В Ум Семиуки у подножья Джебель (гора) Абу Хамамид, приблизительно в 50 км

от берега моря к северо-западу от Рас Бенас. Здесь имеются обширные древние разработки

с несколькими шахтами. Руды на поверхности — малахит и азурит с мощностью пласта

приблизительно семь метров; ниже залегают сернистая  медь, сернистый цинк и

свинцовая руда, причем сернистый цинк содержит серебро. Сохранились рудодробилки,

глиняные сосуды (возможно, разбитые тигли) и шлак. Это месторождение меди — наиболее

крупное из всех открытых в Египте. Некоторые разработки уходят под землю на 12–15

метров71.

Помимо уже упомянутых шлаковых отвалов, встречающихся близ рудников, в одном

месте имеется шлаковый отвал, близ которого нет никаких рудников. Он находится

в Куббане, на восточном берегу Нила против Дакка (23°10' северной широты)72.

Происхождение выплавлявшейся там руды не установлено, хотя часто высказывается

предположение, что ее привозили из рудников в Абу Сеяле. Но древние печи и шлак,

сохранившиеся возле рудника в Абу Сеяле, говорят о том, что часть руды, по-видимому,

выплавлялась на месте.

Качество руды

Анализы египетских медных руд очень немногочисленны. Еще меньше их

опубликовано. Вот то немногое, что имеется в литературе:

Синай, (а) Юго-западные рудники. По Рикарду73, руда содержит от 5 до 15 % меди,

по Рюппелю — до 18 %74. (b) Юго-восточные рудники. Образчик руды, исследованный

профессором Дешем, содержал 3 % меди75.

Восточная пустыня, (а) Два образчика руды, исследованные Химическим

департаментом в Каире, содержали 36 % и 49 % меди76. (b) По имеющимся сведениям, руда

из Абу Сеяла в среднем содержит значительно больше трех процентов меди, а местами даже

до 20 % 77. (с) В образчике руды из Абу Хамамида оказалось 13 % меди78.

Размеры добычи руды

В отдельных районах некоторое представление о количестве переработанной

в древности руды можно получить по величине шлаковых куч, но эти данные весьма

приблизительны. Даже если предположить, что все отвалы сохранились и известны, чего,

конечно, нет на самом деле, то многие из них не исследованы и не измерены. Мы уже

упоминали известные нам шлаковые отвалы, но сколько-нибудь подробные данные

опубликованы только о шлаковых отвалах в Вади-Насб, Се Баба и Куббане. Рассмотрим их

по отдельности.

Куча шлака в Вади-Насб. По измерениям Петри, сделанным в 1906 году, длина ее

равна 150 м, ширина — 90 м, а высота достигает от 1,8 до 2,4 м79. Однако тот же Петри

приводит совершенно иные данные Бауэрмана (английский геолог, исследовавший в 1868

году этот округ), а именно 225 × 180 м79. Согласно другому автору, отвал, по Бауэрману,

имеет 315 м в длину, 225 м в ширину и от 2,5 до 3 м в высоту80. По словам самого

Бауэрмана81, куча шлака, имеющая в плане форму эллипса, занимает площадь примерно

315 × 180 м. Что же касается толщины слоя шлака, то она весьма неравномерна: иногда она

достигает 2,5–3 м, но на большей части площади шлак покрывает горную породу лишь

тонким слоем. Сотрудник Египетского управления по триангуляции пустынь Г. У. Муррей

измерил в 1929 году этот шлаковый отвал и нашел, что он делился на две кучи: одну —

площадью приблизительно 230 × 110 м при средней толщине слоя 1 м и вторую — площадью

100 × 60 м, очень неправильной формы, представляющей собою очень тонкий слой шлака82.

По вычислению Петри, количество шлака равняется 100 000 т, Рикард же,

на основании измерений Бауэрмана, дает цифру в 50 000 т83. Последняя цифра кажется

нам слишком малой по сравнению с размерами отвала. Даже в том случае, если толщина

слоя шлака равнялась в среднем 60 см, шлак должен был весить не менее 118 000 т.

Чтобы определить вес шлака, необходимо знать не только габариты шлаковых

отвалов, но и удельный вес материала. Точных данных об этом не имеется, есть только

догадки. Не располагая образцами шлака из отвалов в Вади-Насб, я определил удельный вес

пяти образцов такого же медного шлака из Се Баба; он колеблется от 3,1 до 3,5 со средним

в 3,36, что я и принимаю за ориентировочный средний удельный вес шлака из Вади-Насб.

При таком удельном весе вычисление общего веса шлака приводит к следующим

результатам: а) исходя из измерений Петри, общий вес шлака должен равняться 98 000 т, что

приближается к определению самого Петри — 100 000 т; b) исходя из измерений Бауэрмана,

он должен быть не менее 100 000 т, поскольку даже при средней толщине слоя в 60 см он

должен равняться 118 000 т; с) исходя из измерений Муррея, вес шлака равен

приблизительно 90 000 т.

По утверждению Рикарда, шлак содержит 2,75 % меди84, что на 100 000 т шлака дает

2750 т меди. Рикард считает, что это количество равно одной трети первоначального

содержания меди в данной руде, и таким образом определяет количество выплавленной меди

в 5500 т85.

Шлаковый отвал в Се Баба. По данным Петри, одна из куч этого отвала имеет 24 м

в длину и 18 м в ширину86. Но есть и другие цифры: 15 × 15 м при высоте 30 см87. Однако,

по мнению Гривса, все эти цифры слишком  велики для количества оставшегося

в настоящее время шлака. Он говорит, что отвалы постепенно вымываются88. Удельный вес

шлака, как мы уже говорили, равен 3,36. Таким образом, вес всего шлака, по приведенным

измерениям, должен равняться 450 или 235 т, а вес извлеченной из него меди — 25 или 13 т.

Шлаковый отвал в Куббане. Эта куча шлака имеет 31 м в длину и 4 м в ширину89;

высоту определить трудно, так как весь отвал занесен песком, поэтому в наших расчетах мы

примем ее за 60 см. Я определил удельный вес двух образцов этого шлака; он оказался равен

2,8 и 3,0, что дает среднюю цифру в 2,9. Общее количество шлака в таком случае равно

220 т, и если предположить, что соотношение первоначального содержания меди в руде и

извлеченного металла то же, что и в Синае, то можно считать, что на данное количество

шлака приходится приблизительно 12 т выплавленной меди.

Исходя из расчетов по шлаковому отвалу в Вади-Насб, минимальное количество

чистой меди, полученное в древности из синайских рудников до образования этого отвала

(XII династия), равнялось 5500 т, хотя в действительности оно, вероятно, было больше.

К этому количеству необходимо прибавить медь, выплавленную в Магхара, Се Баба,

Джебель-Сафариате, на равнине Сеннед и в гористом районе на крайнем юго-востоке, что

должно в сумме составить значительную цифру. К сожалению, за исключением части

металла, полученного в Се Баба, рассчитать количество меди, добытой в этих рудниках,

невозможно. К синайской меди нужно прибавить медь, извлеченную из рудников восточной

пустыни, но единственной базой для вычисления является шлаковый отвал в Куббане,

представляющий собою лишь небольшую часть отходов от всей переплавленной руды.

При любом подсчете общего количества руды, добытой в египетских рудниках, и при

изучении вопроса о потребности страны в металле до XVIII династии (когда, как известно,

начинается ввоз меди из Азии) не следует забывать, что Египет и тогда, как и теперь, был

 сравнительно небольшой сельскохозяйственной страной, большая часть населения

которой не пользовалась медью. Не следует также забывать, что еще в 1800 году н. э., то есть

более чем 5200 лет спустя после начала применения меди в Египте и всего лишь 145 лет

тому назад, когда медь в Египте имела уже гораздо более широкое применение, чем

в древности, общая мировая добыча этого металла равнялась всего лишь 10 000 т90. В общем

количестве меди, потреблявшейся в Древнем Египте, продукция синайских рудников и

рудников восточной пустыни должна была занимать немаловажное место. Поэтому нельзя

согласиться с утверждением де Моргана, что выплавка меди в синайских рудниках (он,

по-видимому, не знал о рудниках восточной пустыни) была «незначительна»91 и что Египет

«следует исключить из списка стран, занимавшихся производством меди»91. Хотя Лепсиус

ошибочно принимает покров из марганцевых руд на некоторых вершинах Синая за шлак

(он пишет о «больших горах шлака» и об «искусственных холмах, покрытых массивным

твердый, черный и стекловидный. Остальная же часть сплавилась не до конца: этот шлак зеленого цвета и

содержит металлическую медь как в виде больших кусков, так и в виде крупных зерен. Анализ такого шлака,

если пробы не отобраны как следует опытным специалистом, а взяты наугад, может только ввести

в заблуждение. Муррей сообщил мне, что в одном из исследованных им образцов оказалось 2,3 % меди.

шлаковым гребнем»92), это отнюдь не умаляет ценности фактических данных о количестве и

размерах древних разработок медной руды и перечисленных нами древних шлаковых

отвалов.

Время начала добычи меди

Ввиду того что и в Магхара и в Серабит-эль-Кадиме — единственных двух

местностях Синая, где сохранились древние надписи, — добыча медной руды сочеталась

с добычей бирюзы, а также потому, что оба эти материала (так же как медь) употреблялись

в одинаково ранних периодах93, мы не можем с уверенностью сказать, относились ли

древнейшие из этих надписей к медной руде или к бирюзе. О том, что во время Древнего

царства по крайней мере часть горного промысла в  Магхара приходилась на долю

медной руды, свидетельствуют обнаруженные там горняцкие поселения того времени, где

были найдены куски медной руды, тигли, медный шлак, плавильные отходы и литейные

формы94. Тот факт, что в одном медном топоре среднего додинастического периода95 и

в нескольких медных полосках эпохи I или II династии96 содержалось некоторое количество

марганца, служит весьма убедительным доказательством добычи медной руды по соседству

с марганцевыми месторождениями в Синае, вероятно в Магхара. В таком случае выплавка

меди из синайской руды практиковалась уже в средний додинастический период.

Недавно в пустыне к юго-востоку от Ассуана была найдена стэла эпохи Сенусерта I

(XII династия), надпись на которой гласит, что фараон приказал некоему чиновнику

по имени Гор собрать «медь страны Нубии»97. Эта стэла и шлаковые отвалы в Куббане

являются в настоящее время единственными доказательствами древней разработки меди

в восточной пустыне. Куббанский форт, несомненно, был захвачен Египтом в эпоху

империи, но не раньше XII династии98. Следует отметить, что в списках дани, получаемой

египтянами в разное время от народов, живших к югу от Египта, никогда не упоминается

медь. Это наводит на мысль, что добыча меди в восточной пустыне всегда находилась

в руках египтян, а не нубийцев. Возможно, что, когда Страбон в описании Эфиопии говорит:

«Там добывают также медь, железо и золото»99, — он имеет в виду восточную пустыню

Египта. То же самое фактически повторяет и Диодор: «Говорят, что в ней (в Эфиопии)

добывают золото, серебро, железо и желтую медь»100. Но география  того времени

весьма туманна, и оба автора могли иметь в виду южную Эфиопию, находившуюся в Судане,

или вообще Судан, где имеются места разработки этих металлов, а не входившую в состав

Египта северную часть Эфиопии.

Древнейшие упоминания о ввозе меди в Египет извне (исключая Синай) относятся

к XVIII династии, когда, так же как и в следующую эпоху XIX династии, медь ввозили

из Речену101 и Джахи102 в Сирии; из Аррапахита103 в западной Азии (предполагается, что это

современный Киркук, лежащий между двумя рукавами реки Заб в Месопотамии); из Азии104;

из «Страны бога»105 (название, применявшееся по отношению к нескольким совершенно

различным и отдаленным друг от друга местам, в том числе к странам западной Азии,

восточной египетской пустыне и Пунту) и из Иси106 (многие считают, что под этим

названием подразумевался Кипр, но Уэйнрайту удалось доказать, что этим словом

обозначался не Кипр, а страны, расположенные на побережье северной Сирии107).

Подарки медью, которые Египет получал из Алашия в эпоху XVIII династии,

исчислялись такими количествами, как 5 талантов, 9 талантов, 18 талантов, 80 талантов и

200 талантов; иногда же мы читаем просто: «много меди»108.

Медные руды

Из медных руд в Египте (включая Синай) встречаются преимущественно азурит,

хризоколла, малахит и сернистая медь. Мы упоминали вскользь эти руды, говоря о древних

разработках их месторождений, теперь же рассмотрим их более подробно.

Азурит — очень красивый на вид, темно-синий основной карбонат меди,

встречающийся обычно среди отложений других медных руд. Места залегания азурита

известны как в Синае, так и в восточной пустыне. Будучи окисленным продуктом,

образовавшимся в результате разложения сернистой меди, азурит всегда находится

на поверхности или близ поверхности. Поэтому его легко найти и нетрудно разрабатывать.

Он встречается в небольших количествах и не так часто, как малахит, с которым он обычно

сочетается. В Древнем Египте азурит применялся не только для выплавки меди, но и как

краситель109, пока не был вытеснен искусственной синей фриттой.

Хризоколла — синяя или сине-зеленая силикатная медная руда, кремнистая

по химическому составу. Она встречается как в Синае, так и в восточной пустыне и,

по-видимому, добывалась в древности для выплавки меди в обоих этих районах. Помимо

использования хризоколлы для выплавки меди и изредка в качестве краски для подведения

глаз110, нам известен один пример совершенно иного применения этого материала, а именно

сделанная из хризоколлы фигурка ребенка, найденная в одной додинастической могиле

в Гиераконполе111.

Малахит (по древнеегипетски «шесмет») представляет собою зеленую углекислую

медь и является основной и наиболее ранней из использовавшихся в древности медных руд.

Это объясняется тем, что малахит, как и азурит, является окисленным продуктом,

образовавшимся при разложении сернистой меди, и поэтому встречается на поверхности

большинства месторождений меди. В Египте малахит имеется как на Синае, так и

в восточной пустыне. Какое-то из этих двух месторождений было первым древним

источником снабжения Египта медью. Употребление в Египте малахита восходит еще

к тасийскому112 и бадарийскому периодам. Начиная с этого времени и по крайней мере

до XIX династии он применялся в качестве краски для подведения глаз113. Очень  рано

он получил распространение как краска для стенной росписи114. Употреблялся он и

для других целей; очень важно, например, применение малахита для окрашивания глазури и

стекла115; изредка он шел на изготовление бус, амулетов116 и других мелких изделий.

Но особую ценность малахит представлял как сырье для выплавки меди, так как это самая

богатая медью руда.

Добыча руды

Надо полагать, что медные руды, и главным образом малахит, вначале и долгое время

потом добывались исключительно из поверхностных залеганий без всяких попыток ведения

подземных разработок. Для вырубки руды было вполне достаточно грубых каменных

(кремневых) орудий. Но позднее вслед за уходящими под землю жилами люди начали рыть

шахты, для чего они, несомненно, пользовались уже медными долотами, образцы которых

сохранились до нас начиная с позднего до династического периода. В синайских рудниках

Петри нашел свидетельства употребления для вырубания породы только медных долот и

не обнаружил никаких следов применения каменных орудий117.

Выплавка меди

Дробленую руду перебирали вручную и затем плавили.

В наше время медь получается из руды в результате целого ряда сложных

металлургических процессов в особых плавильных печах, причем характер этих процессов и

устройство печей обусловливаются составом обрабатываемой руды. Мы не намереваемся

описывать эти методы и лишь вкратце поясним основную сущность обработки группы

окисных руд, к которой принадлежит малахит. Руду смешивают с коксом и соответствующими

флюсами и плавят в печи с дутьем. Древнеегипетский вариант современного метода

заключался в том, что раздробленную руду смешивали с древесным углем прямо

на земле в кучах или в неглубоких ямах. Иногда место плавки старались расположить на

склоне холма или в долине (как это было, например, в Вади-Насб в Синае), чтобы полностью

использовать выгоды, которые мог дать ветер. То, что движение воздуха раздувало огонь,

было, конечно, замечено уже в глубокой древности. В более позднее время появляются меха.

Карелли нашел в Синае остатки древней печи для выплавки меди. Она представляла

собою вырытую в земле яму глубиною около 75 см, окруженную каменной стенкой с двумя

отверстиями для дутья118.

Медь плавится при температуре 1083° по Цельсию; такая температура вполне могла

быть получена описанным нами примитивным способом при условии закладки за один раз

небольшого количества руды. Коглен пишет119, что для выплавки меди из малахита или

другой углекислой руды достаточно температуры 700–800° по Цельсию.

В результате произведенных Когленом экспериментов в области простейших

способов плавки медных руд для получения металлической меди он пришел к выводу, что

медь была получена впервые случайно, но не на лагерном костре, не в яме и не на каком-

либо другом открытом огне, как принято считать, а в гончарной печи, то есть в закрытой

камере120. Но металлическая медь была известна задолго до знакомства с гончарными

печами, и поэтому я считаю, что она была впервые открыта при глазуровании стеатита или

кварца, причем последний мог быть и в целом и в толченом состоянии (вещество сердцевины

фаянса); как я уже отмечал, для изготовления глазурованного стеатита, глазурованного

твердого кварца и фаянса необходима закрытая камера121. Если это так, то медь является

египетским открытием122.

По завершении плавки несгоревшее и лишь наполовину сгоревшее топливо убирали,

чтобы дать металлу остыть. Затем полученный «металл дробили на сравнительно небольшие,

более удобные для пользования куски. Вероятно, это делалось немедленно после

затвердевания металла, так как в этой стадии медь особенно хрупка и легко разбивается

на куски молотком123. Коуленд пишет, что этот способ плавки меди применялся в Корее еще

в 1884 году124.

Рикард отмечает123, что в результате такой примитивной плавки получалась «губчатая

масса металла, не полностью сплавленная и содержащая посторонние вещества».

Обработка меди

Чтобы придать форму кускам сырцовой меди, полученным в результате дробления

выплавленной массы (всегда небольшой), и сделать их пригодными для употребления,

необходимо было подвергнуть их ковке. Люди рано обнаружили, что медь — довольно

мягкий и ковкий металл и что при обработке молотом она уплотняется и освобождается

от некоторых наиболее грубых примесей. В более позднюю эпоху сырую медь,

по-видимому, переплавляли для улучшения ее качества. Брайтон нашел в округе Кау–Бадари

тигель, вероятно для переплавки или отливки меди, который, по его описанию125, «сделан

из грубой серой глины или золы; внутренняя поверхность его местами сплавилась в стекло, и

на ней сохранились следы медного шлака. С внешней стороны тигель покрыт чем-то вроде

штукатурки. В стенке тигля на половине высоты имеется отверстие, но носика нет. Высота

тигля около 12 см». Петри также нашел тигли, применявшиеся для плавки меди, но он

не дает их подробного описания126. Поскольку в раннюю эпоху не было таких

приспособлений, как специальные щипцы для держания горячего металла, ковка вначале

 поневоле была холодной, о чем свидетельствует микроскопический анализ древних

медных изделий.

Позднее было обнаружено, что медь значительно легче и скорее формовать путем

плавки и отливки ее в формы. Формы были открытыми. Петри утверждает127, что их

«вырезали из толстого куска керамики и обмазывали внутри ровным слоем тонко

отмученной глины с золой». Мне это кажется излишне сложным; гораздо проще было бы

выдавить форму ранее сделанного предмета в сырой глине, а затем высушить ее и обжечь,

в результате чего получилась бы керамическая форма. Употреблялись также и каменные

формы, примером которых, по-видимому, может служить форма, найденная в Синае

де Морганом128. Насколько мне известно, древнейшим примером литья является топор

среднего додинастического периода, найденный Брайтоном. Исследовавший его

Г. Карпентер пишет, что «он был отлит в грубой форме, а затем либо подвергнут холодной

ковке и закален, либо откован в горячем состоянии»129.

Трубки для дутья употреблялись уже при V династии, поскольку они изображены

в одной из гробниц этой эпохи130, меха же появились только в период XVIII династии131.

 

При изготовлении кинжала, ножа или долота режущий край, естественно,

приходилось отковывать для отточки и придания ему нужной формы. Ковка увеличивала

твердость металла, и это не могло долго оставаться незамеченным. Но при слишком

продолжительной ковке медь становится хрупкой. Это также было  скоро замечено, и

против этого были приняты меры. Средством понижения хрупкости меди служит нагревание

ее до температуры от 500 до 700° по Цельсию. Процесс этот называется отжигом, или

отпуском, и цель его — сделать медь не твердой, как иногда ошибочно утверждают,

а мягкой. Единственным средством придания меди твердости была ковка, и так называемый

«утраченный секрет», о котором так часто говорят, является мифом. Деш на опыте доказал,

что медь с исходной твердостью 87 (по шкале Бринелля) можно одной лишь ковкой довести

до твердости 135132. Твердость испытанной тем же способом современной стали колеблется

от 100 до 800133. Процесс ковки вызывает изменения кристаллического состояния, при

которых медь тверже, чем в обычном состоянии. Через некоторое время это ненормальное

состояние проходит и медь возвращается к своему обычному мягкому состоянию134.

Египтяне очень рано достигли высокого мастерства в обработке меди. Пожалуй,

самыми замечательными образцами их искусства являются большая статуя Пепи I

(VI династия) и найденная вместе с ней небольшая статуя — древнейшие известные нам

египетские статуи из металла, причем одна из них является и самой крупной135. Часто

утверждают, что эти статуи сделаны из бронзы. Основанием для этого служат

опубликованные Масперо результаты анализа136, произведенного в Риме профессорам

Моссо, согласно которому в состав металла входит 6,6 % олова. Сам Масперо не придает

этому никакого значения и называет металл медью. По всей вероятности, здесь произошла

какая-то ошибка. Очевидно, Моссо подверг анализу пробу от  какого-то другого

предмета, а не от этой статуи. Материал был исследован также д-ром Глэдстоном, который

пишет, что присутствие олова сомнительно137. Я сам подверг анализу пробу, взятую

от большой статуи, и не обнаружил в металле олова. После этого анализ произвел и

профессор Деш, по опубликованному подробному отчету которого в пробе оказалось 98,2 %

меди. Олова же вообще не было138. До сих пор не удалось точно установить, выкованы эти

статуи или изготовлены методом литья. Имеются высказывания в пользу как того, так и

другого способа. Мне кажется, что, если бы статуи были отлиты, они должны были бы

отливаться в закрытых формах, а это в тот период было неосуществимо ввиду выделения

из металла при остывании пузырьков газа, поглощенного из атмосферы во время плавки.

Древнейшим в Египте примером отливки меди в закрытых формах являются, по-видимому,

четыре медных ящика, найденных Французской археологической экспедицией в Тоде

в Верхнем Египте139. Их приблизительные размеры при толщине металла 1 мм равны в двух

случаях 30 × 19 × 13 см, а в двух других — 45 × 29 × 19 см. Крышки выдвижные, на дне

каждого ящика имеется по две крестовины. Значительная часть поверхности ящиков покрыта

ямками, которые я считаю результатом дутья, а не коррозии, хотя поверхность металла

корродирована. На очищенном мною большем из двух ящиков, хранящемся в Каирском

Beni Hasan, II, Pls. IV, VII, XIV. N. de G. Davies, The Tomb of Two Officials, Pl. VIII; The Tomb of Two Sculptors,

Pl. X; The Tomb of Puyemrê, Pls. XXIII–XXIV.

музее140, оказалось небольшое пятно неправильной формы на нижней стороне крышки и

очень большое пятно на дне ящика, занимающее почти половину дна. Я считаю, что эти

пятна — брак при литье. Хотя содержимое ящиков и было неегипетским, все же в высшей

степени вероятно, что сами ящики были сделаны в Египте, поскольку надписи на них

выполнены египетскими гиероглифами.

Прекрасными образцами ранних изделий из меди являются таз и кувшин, найденные

Рейснером в гробнице царицы Хетепхерес (IV династия)141. Таз и корпус кувшина выкованы,

носик же кувшина отлит и вставлен в проделанное для него отверстие. По-видимому, он был

закреплен путем холодной ковки, поскольку ни сварка, ни пайка твердым или мягким

припоем в то время еще не были известны; они были открыты много позднее. Гарленд и

Банистер утверждают, что «нет никаких свидетельств применения сварки, твердого припоя

из меди или бронзы или мягкого припоя до позднеримского периода»142. Петри143, а также

Финк и Капп144 упоминают другие подобные же тазы и кувшины из царских гробниц,

сделанные при помощи той же техники. Известен один кувшин времен Древнего царства,

у которого носик прикреплен медными заклепками145.

Мягкий припой не был известен до позднего времени; однако я знаю один случай

применения твердого припоя для спаивания меди в гробнице Хетепхерес. Однажды я чистил

цилиндрические медные втулки для вертикальных подпорок балдахина, сделанные

из свернутых в трубку листов меди с заходящими друг на друга краями. Вдруг я заметил

тонкий серебристо-белый слой по обеим сторонам швов и между двумя слоями меди. Анализ

показал, что этот слой состоял если не целиком, то в значительной степени из серебра, хотя

нельзя совершенно исключить присутствие в нем небольшого количества меди. Совершенно

очевидно, что он играл роль припоя. Припой на бронзовой флейте поздней эпохи «почти

не уступает по составу лучшим современным припоям»146. Как серебряные, так и медные

трубы из гробницы Тутанхамона спаяны, и, по-видимому, серебром.

Практиковалось также покрытие меди серебром147 (один пример) и золотом148 (много

примеров).

Известно, что тонкая листовая медь употреблялась еще в эпоху I династии для

покрытия деревянных изделий, причем металл прикрепляли медными гвоздиками. Тонкие

полоски меди в очень раннее время применялись для скрепления дерева.

Анализ древних изделий из меди149 показал, что (как и следовало ожидать) медь

никогда не была чистой, а всегда содержала небольшое количество примесей, чаще всего

сурьму, мышьяк, висмут, марганец, железо, никель и олово. Общее количество примесей

обычно не достигало 1 %, но иногда бывало и больше. Все эти посторонние вещества

попадали в медь из руды и, за исключением висмута, являющегося вредной примесью,

делали медь более твердой.

Иногда по поводу этих примесей можно услышать, например, такие утверждения:

«Для придания меди большей твердости к ней добавляли в небольших количествах

различные присадки: висмут, марганец, мышьяк и олово; это достигалось, вероятно, путем

смешения руд и дальнейшего восстановления»150, или «до этой эпохи медь употреблялась

лишь с небольшими количествами примесей, придававших ей большую твердость»151.

Эти утверждения приписывают намеренным действиям то, что на самом деле было

результатом естественных условий. Они не только противоречат вероятности, но и не

подтверждаются никакими конкретными данными. Из всех металлов в Египте умышленно

прибавляли к меди только олово, в результате чего получалась бронза. Позднее

для облегчения литья в бронзу стали прибавлять свинец.

Бронза

Термин «бронза» в его современном употреблении имеет широкое значение и

охватывает целый ряд различных сплавов, состоящих преимущественно из меди  и

олова, иногда с небольшим добавлением других веществ, среди которых можно отметить

цинк, фосфор и алюминий. Что касается древней бронзы, то она представляла собою более

простой сплав, состоявший лишь из меди и олова со следами тех примесей, которые могли

присутствовать в исходном сырье. Позднее, как уже упоминалось, к бронзе иногда

добавлялся свинец, но эта примесь, хотя и укладывается в категорию бронзовых, не типична

для нормальной бронзы. В наши дни обычная бронза содержит около 9–10 % олова,

но древняя бронза менее устойчива по составу, и содержание олова в ней колеблется от 2 до

16 %. Если олова меньше 2 %, то в таких случаях присутствие его является обычно результатом

содержания небольшого количества окиси олова в медной руде, и такую смесь вообще

неправильно называть бронзой. Дело в том, что производство искусственного сплава меди

с оловом знаменует собою определенную ступень в истории древней цивилизации, которую

не следует смешивать с предыдущей более ранней ступенью, когда люди умели пользоваться

только медью, даже если эта медь содержала иногда примеси, в том числе след олова.

Преимущества бронзы перед медью заключаются в следующем: а) Прибавка

небольшого количества олова — до 4 % — делает медь более твердой и прочной,

в особенности при ковке, хотя при пятипроцентном содержании олова сплав при ковке

становится хрупким, если его не подвергать в это время частому отжигу152. Когда была

впервые обнаружена опасность слишком большого содержания олова в бронзе и найдено

средство борьбы с этим путем отжига — не установлено. b) Прибавка олова понижает точку

плавления меди (температура плавления меди — 1083°, сплава из 95 % меди и 5 % олова —

1050°, сплава из 90 % меди и 10 % олова — 1005°, сплава из 85 % меди и 15 % олова —

960°153. с) «Олово увеличивает текучесть расплавленной  массы, облегчая процесс

литья. В этом состоит главное преимущество превращения меди в бронзу. Медь плохо

приспособлена для литья не только потому, что она сжимается при охлаждении... но и в силу

своей тенденции поглощать газы, в результате чего она становится пористой. Присутствие

олова препятствует поглощению кислорода и других газов»154.

Начало истории применения бронзы не ясно, но несомненно лишь одно — что она

была открыта не в Египте. Хотя в настоящее время в Египте известны месторождения

оловянной руды, нет никаких свидетельств и очень мало оснований предполагать, что они

были известны и разрабатывались в древности. Кроме того, мы знаем, что бронза была

известна и употреблялась в западной Азии задолго до того, как она достигла Египта.

Имеются сторонники и европейского и африканского происхождения бронзы, но нет

никакого сомнения в том, что она была открыта в Азии155. В Уре была найдена бронза,

относящаяся ко времени между 3500 и 3200 годами до н. э.156, и знакомство с бронзой,

по всей вероятности, распространилось из Азии в Египет, а позднее в Европу. Несмотря

на столь раннее употребление бронзы в Уре, она не могла быть открыта и в южной

Месопотамии, ибо в этой стране не имеется никаких металлических руд.

Проще всего предположить, что открытие бронзы было делом случая. Для такого

случая могло существовать лишь четыре возможности: во-первых, сплавление

металлической меди с металлическим оловом; во-вторых, плавка смеси медной руды

с металлическим оловом; в-третьих, плавка естественного соединения меди и олова —

станнита и, в-четвертых, плавка либо естественного соединения, либо искусственной смеси

двух руд: медной и оловянной. Две первые возможности отпадают, так как они требуют

предположения, что олово  было известно раньше бронзы, между тем как все известные

нам факты свидетельствуют о противном. Третья возможность очень маловероятна,

поскольку естественное соединение меди с оловом — станнит — встречается лишь

в небольших количествах и в очень немногих местах. Кроме того, если бы бронзу с самого

начала производили именно этим путем, люди никогда бы не пришли к использованию

основной и единственно важной оловянной руды — касситерита, между тем как мы имеем

в более поздние эпохи множество доказательств применения этой руды и производства

металлического олова. Наконец, если бы сырьем для выплавки бронзы служил станнит,

то процент олова и серы в древней бронзе был бы значительно выше. В настоящее время

в одной из областей Китая разрабатывается месторождение станнита. «Выплавленный

металл содержит... 42,57 % олова, 49,7 % меди, 1,3 % серы и 1,8 % свинца»157. Деш пишет158:

«Анализы древних бронз противоречат теории случайной выплавки из минералов,

содержащих медь и олово. Такого рода минералы всегда имеют сложный состав, и из них не

может получиться таких чистых сплавов, какие представляют собою древние бронзы.

Поэтому мы считаем, что эти бронзы были выплавлены из смесей окисленных руд меди и

олова и что эти смеси приготовлялись намеренно». Однако в более поздней работе Деш

говорит159: «Естественно предположить, что древние сплавы являются результатом

смешения медной и оловянной руд, так что первая бронза могла быть получена случайно».

Исключив, таким образом, встречающиеся в естественном состоянии минералы,

содержащие одновременно соединения меди и олова, мы должны обратиться к четвертой

возможности — к искусственному смешиванию двух руд. Заметим, что вначале такое

смешивание могло быть и не намеренным, а могло произойти в результате того, что обе

руды залегали в непосредственной близости друг от друга, как это иногда случается. Но это

могло произойти только в районе такого  месторождения руд, так как до открытия

бронзы не было никакого смысла возить олово с места на место160.

Поскольку бронза не была продуктом местного происхождения, первоначально ее

в Египте было немного, и прошло немало времени, пока новый сплав не получил широкого

распространения. Обычно считается, что хотя бронзу вначале и доставляли в Египет

в готовом виде, в конце концов ее стали изготовлять на месте из привозной меди и олова,

но прямых доказательств этого нет. Поскольку, однако, другие страны восточного

Средиземноморья (например, Греция) производили бронзу (иначе на что бы шло

привозившееся с запада олово, о котором рассказывают Геродот и другие античные авторы),

то можно предполагать, что и Египет не являлся в этом отношении исключением.

Ввиду недостаточного количества химических анализов древнеегипетских

металлических изделий до сих пор не ясно, когда в Египте впервые стали пользоваться

бронзой. Нередко в археологических отчетах предметы называют медными или бронзовыми

наугад или даже один и тот же предмет называют то медным, то бронзовым, как будто эти

термины являются синонимами. Если исключить все случаи таких небрежных описаний,

остается несколько безусловно бронзовых изделий, относящихся к ранним периодам.

Рассмотрим их. Первым в хронологическом порядке является небольшой брусок квадратного

сечения длиной около 4 см, найденный Петри в Медуме161. Если он относится к тому же

времени, что и весь комплекс сопровождающих находок, «он должен датироваться эпохой

царствования Хуфу»162 (IV династия, около 2900 года до н. э.). Петри называет его

«странным предметом»163 и, хотя относит его именно к этой эпохе, тем не менее делает

оговорку: «К сожалению, он был найден не самим мною, и единственное, что внушает мне

опасение, это мысль о том, что он мог  упасть сверху во время работы»164.

На следующем месте стоит кольцо, которое де Морган относит ко времени несколько

позднее конца III династии165; по словам же Вертело, оно неопределенной даты166.

Следующий в хронологическом порядке предмет — это тонкая бритва, которую Монд

относит к IV династии; согласно анализу, произведенному профессором Дешем, она сделана

из бронзы и содержит 8,5 % олова167. Далее следует ваза, согласно описанию — VI династии,

но никаких подробностей относительно нее не приводится168. От XI династии до нас

сохранились чаша169 (в описании говорится только, что она из Луксора, без всяких

подробностей, а потому датировка ее может быть ошибочной) и статуэтка (найдена в Меире

и считается древнейшей известной нам бронзовой статуэткой)170. Две чаши найденные

Гарстангом в Бени-Хасане, не могут относиться ко времени позднее XII династии171, и

поскольку химик, производивший анализ, просто отмечает наличие олова, не указывая

процентного содержания, то вполне возможно, что они сделаны не из бронзы, а из меди

с небольшой естественной примесью олова. От этой же династии до нас сохранилось

несколько вполне достоверных образцов бронзовых изделий, в том числе орудия172; поэтому

мы можем считать эпоху Среднего царства началом бронзового века в Египте. Начиная

с XVIII династии172 бронза уже хорошо известна, и в последующие периоды она широко

употребляется для отливки маленьких статуэток. Однако употребление бронзы не

положило конец применению меди; например, в гробнице Тутанхамона меди оказалось

больше, чем бронзы. Среди медных предметов из этой гробницы можно назвать целый ряд

миниатюрных орудий, принадлежащих фигуркам ушебти. Я подверг их химическому

анализу и определил, что они преимущественно состояли целиком из меди без всякой

примеси олова или только со следами его; в нескольких случаях содержание олова было

заметно, но не превышало 2 %173. Исследован был также один из больших металлических

накладных запоров на ковчегах, в которых был заключен саркофаг; он был сделан из меди,

как, вероятно, и все остальные запоры. Д-р А. Скотт определил, что металлическая полоса,

стягивающая основание наружного ковчега, была медной с содержанием 2,5 % олова174.

В связи с этим следует заметить, что хотя иногда и можно отличить древнее медное

изделие от бронзового путем одного лишь наружного осмотра, как, например, тонкие

изделия из кованой меди, тем не менее такое определение на глаз всегда вызывает сомнение,

и внушить полную уверенность может лишь химический анализ.

Уэйнрайт датирует начало производства бронзы в Египте приблизительно 1500 годом

до н. э.175

Обработка бронзы,

Обрабатывали бронзу так же, как и медь, то есть ковали или отливали. О значении

ковки свидетельствуют два опыта, проделанные профессором Дешем. Для первого опыта

была взята бронза с содержанием олова 9,31 %. Если до ковки ее твердость была 136

(по шкале Бринелля), то после ковки она возросла до 257. Во втором случае бронза

с содержанием олова 10,34 %, обладавшая до ковки твердостью 171, дала после ковки

показатель 275, что, как отмечает Деш «является уже значительной твердостью»176.

В позднюю эпоху бронза в Египте широко использовалась для изготовления

статуэток, которые отливались либо сплошными, либо полыми внутри. Более крупные были

обычно полыми, мелкие — из сплошного металла. Отдельные части человеческих фигур,

в особенности руки, часто отливались отдельно и прикреплялись к фигуркам на шипах,

причем как шипы, так и гнезда для них отливались вместе с деталью. Обычным способом

литья177 было так называемое литье по восковой модели (с утратой формы); этот процесс,

применявшийся для отливки сплошных фигур, складывался в основном из следующих

операций: прежде всего из пчелиного воска изготовляли модель той фигуры, которую

предполагалось отлить; эту модель для получения литейной формы покрывали каким-нибудь

пригодным для этого материалом, вероятно, глиной или какой-нибудь глиняной смесью,

и вставляли для устойчивости в песок или в землю; после этого форму нагревали, воск

плавился и выгорал или вытекал через отверстие или отверстия, оставленные для заливки

расплавленного металла, форма же становилась твердой, крепкой и была готова

для употребления; в такую форму вливали расплавленный металл; после застывания металла

форму разбивали и отливка подвергалась окончательной отделке при помощи зубила.

Отливка полых предметов была лишь вариантам сплошного литья, введенным

из экономии, поскольку для отливки полых фигур требовалось гораздо меньше металла и

воска. В этом случае прежде всего изготовлялась формовочная шишка из кварцевого песка

(вероятно, смешанного с небольшим количеством какого-нибудь органического вещества

для большей пластичности, позволявшей придать ему приблизительную форму будущего

предмета). Шишку покрывали тонким слоем воска, из которого уже тщательно вылепливали

нужную фигуру. Дальше повторялся процесс, применявшийся при отливке сплошных фигур,

то есть модель для образования литейной формы покрывалась глиной или  глинистой

смесью, вставлялась для устойчивости в землю или в песок и нагревалась, в результате чего

воск выгорал или вытекал, а наружная глиняная оболочка становилась твердой и крепкой.

Расплавленный металл заливался в пространство между формовочной шишкой и стенками

наружной формы, где раньше находился воск, и, после того как он застывал, форму

обкалывали. Формовочная шишка, как правило, оставалась на месте. В настоящее время

в Британском музее хранится такая полая бронзовая голова от статуэтки Рамзеса II178.

Я исследовал несколько образцов вещества от формовочных шишек египетских

бронзовых статуэток. Все они состояли из почерневшего песка, то есть почерневших

песчинок, а не просто смеси песка с каким-нибудь черным веществом. Эта чернота

представляла собою какое-то соединение железа, иногда с небольшой примесью

органического вещества. Петри также характеризует вещество формовочных шишек как

почерневший песок179. Эдгар же называет его «твердым, зернистым, светлым составом,

вроде штукатурки с примесью песка»180. Способ закрепления формовочной шишки

во избежание смещения после выплавки воска и до заливки металла не известен181; мы знаем

только, что в позднюю эпоху для этой цели употреблялись железные перекрестные

подпорки182.

В гробнице Рехмира в Фивах (XVIII династия) изображен процесс отливки

металлических дверей для храма Амона в Карнаке183. В сопроводительной надписи

говорится, что металл был привезен из Сирии. Название металла переводится как медь или

бронза, но можно не сомневаться, что это бронза, так как отливка производится в закрытую

форму, а медь для этого не годится, особенно при изготовлении такого большого

предмета, как дверь; кроме того, бронза, помимо того, что она была более удобным

в обращении материалом, дала бы гораздо лучшие результаты. Такие же сцены литья

металла изображены в двух других гробницах XVIII династии в Фивах184. По изображениям

нельзя судить о материале, из которого сделаны формы. В Каирском музее хранится

половина закрытой каменной формы для отливки каких-то предметов, похожих

на декоративные навершия для шестов или ножки для мебели185. Гарлэнд и Банистер пишут,

что эта форма, «несомненно, предназначалась для полого литья тем способом, каким в наши

дни отливаются дешевые статуэтки: в форму заливается металл, и, когда внешний слой его

затвердеет, оставшийся внутри в жидком состоянии металл сливается»186.

Латунь

Другим сплавом меди является латунь, представляющая собою смесь меди с цинком.

Этот сплав был открыт сравнительно недавно, хотя и за много сот лет до начала выплавки

цинка как самостоятельного вещества. Поэтому вначале образование латуни явилось, должно

быть, результатом сплавления меди или медной руды с цинковой рудой, а не

с металлическим цинком, и, по всей вероятности, она, так же как бронза, была получена

случайно. Руды, содержащие соединения меди и цинка, иногда встречаются в природе,

например в Египте187, в Грузии и в других местах Кавказа.

Латунь в I веке н. э. перевозили на судах вниз по Красному морю из Египта (или через

Египет) в Адулис (Массова)188. Латунные кольца и серьги поздней эпохи найдены

в нубийских могилах189.

Золото и элекрон

Золото

Золото очень широко распространено в природе, главным образом в самородном

состоянии. Оно почти никогда не бывает совершенно чистым и обычно содержит немного

серебра190, иногда — медь, а изредка — следы железа и других металлов. Обычно оно

встречается в аллювиальных песках и гравиях, являющихся продуктами разрушения

золотоносных пород, обломки которых были когда-то смыты реками, в настоящее время

нередко уже пересохшими, или в виде жил в кварцевых породах. В Египте золото

встречается в обоих состояниях. Благодаря наличию его в стране, его блестящей желтой

окраске и легкости добычи золото было одним из первых металлов, известных египтянам

(хотя медь и предшествовала ему), и мы встречаем его уже в додинастических погребениях.

Поскольку извлечение золота из песка и гравия проще, чем извлечение его из твердой

породы, примитивные народы обычно начинали добычу золота с аллювиальных россыпей, и

египтяне, вероятно, не были исключением из этого правила.

Золотоносный район Египта, занимающий «огромную площадь»191, расположен

между долиной Нила и Красным морем, главным образом в той части восточной пустыни,

которая простирается на юг от дороги Кена — Кусейр до суданской границы, но древние

разработки встречаются также значительно севернее широты Кена и за южными пределами

Египта, в Судане, почти до самой Донголы192. Большая часть этой территории находится

в Нубии, или Эфиопии193, как ее называли античные  авторы, причем в наше время

к Египту относится Нижняя Нубия194 (от Ассуана до Вади-Хальфа), а Верхняя Нубия

(от Вади-Хальфа до Мероэ) принадлежит к Судану. Геродот, говоря об Эфиопии, пишет:

«...здесь большое обилие золота»195. Данн говорит, что «следы древних разработок

встречаются по всей территории Судана к северу от 18-й параллели. Известно по меньшей

мере 85 крупных разработок, которые можно без колебания приписать египтянам или

средневековым арабам до X века н. э.»196 В Синае месторождения золота не известны,

несмотря на вполне благоприятные геологические условия; однако отдельные смутные

намеки в некоторых древних хрониках, возможно, и указывают на то, что когда-то в этом

районе добывалось золото.

По поводу россыпного золота Рикард пишет197, что, как ему известно, в одном

из районов восточной пустыни имеются прииски «огромной протяженности». Местность

«выглядит как бы перепаханной». На площади в сто квадратных миль земля взрыта

в среднем на глубину 2 м. Стюарт говорит198, что «во всех небольших долинах, прорезающих

основную сланцевую породу, имеется множество разработок золотых россыпей. Возможно,

что некоторые из этих приисков относятся к довольно позднему времени, так как золото

в восточной пустыне добывалось и в арабский период. Несколько лет тому назад работавший

в этих местах по поручению египетского правительства А. Г. Гукер нашел очень небольшое

количество россыпного золота в Вади-Корбиай в юго-восточной пустыне.

В общей сложности в Египте насчитывается не менее ста мест древних разработок

золота в кварцевой породе. Некоторые копи достигали глубины около 90 м. Сохранившиеся

отвалы крайне бедны золотом; на этом основании можно сделать вывод, что древние методы

извлечения металла при всей их примитивности были весьма эффективны.

Касалось ли дело аллювиальных россыпей или золотоносных кварцевых жил, древние

египтяне «были прекрасными старателями, и до сих пор не удалось открыть ни одного

сколько-нибудь значительного месторождения, которое они пропустили»199.

191 A. Llewellyn, in Bull. Institution of Mining and Metallurgy, 352 (1934), p. 23.

192 Stanley С. Dunn, Notes on the Mineral Deposits of the Anglo-Egyptian Sudan, p. 13.

193 Название «Эфиопия» употреблялось весьма свободно. Иногда оно охватывало и Абиссинию

(современные жители которой называют себя эфиопами) и южный Судан, хотя чаще древняя Эфиопия

соответствовала географически современной Нубии и не включала Абиссинию.

Золотодобывающая промышленность Египта возродилась несколько десятилетий

тому назад200, и, хотя теперь она снова замерла, за восемнадцать лет — с 1902 по 1919 год

включительно — было добыто 84 074 унции чистого золота на сумму более чем 357 914

фунтов стерлингов. Однако за последующие восемь лет — с 1920 по 1927 г. — добыча

золота упала до 2867 унций стоимостью в 13 106 фунтов стерлингов201. В настоящее время

она совсем прекратилась, но не вследствие истощения запасов золота, а ввиду трудности и

дороговизны работы.

Значительное количество добытого в наше время и еще не тронутого золота

не оставляет сомнения, что большая часть золота, использовавшегося в Древнем Египте,

была местного происхождения, в особенности в более ранние периоды, и что его хватало

даже на экспорт, как свидетельствуют письма, найденные в Эль-Амарне. Естественно,

однако, что, несмотря на это, египтяне не упускали любой возможности захватить побольше

золота в качестве дани или трофея во время победоносных войн, так как это был ценный,

а потому и желанный металл. Десять золотых слитков эпохи XII династии весом 6,5 кг,

найденных в Тоде в Верхнем Египте, очевидно, представляют собою чужеземные дары202.

Утверждения Петри, что «в эпоху I династии в Египте, без сомнения, пользовались

азиатским золотом, которое легко отличить по колеблющемуся  содержанию серебра

(около одной шестой)»203, или что «золото I–XII династий содержит в среднем 16 % серебра,

что свидетельствует о его происхождении не из Нубии, а из Пактолана»204, основаны на

недостаточном знании природы египетского золота, которое, как мы увидим ниже, всегда

содержит серебро, нередко 16 % и более; Петри говорит также, что золото, сохранившееся

до нас от II династии, «содержало сурьму, что наводит на мысль о трансильванском

теллуриде золота и сурьмы»203. Он имеет в виду золотой с сердоликами скипетр Хасехемуи,

найденный им в Абидосе205. Развивая его мысль, Пик и Флер пишут206: «...фрагмент золотого

предмета, найденный в гробнице царя Хасехемуи... был покрыт налетом красной соли

сурьмяной кислоты207. Насколько известно, сурьма соединяется с золотом только

в присутствии теллура, а единственное в пределах Старого света место, где встречается

золото в соединении с теллуром, расположено в районе Карпатских гор. Самое богатое

месторождение золота в этом районе находится в Трансильвании, где добыча золота ведется

по крайней мере с римских времен... Заметим, что около 3000 года до н. э. золото

из Трансильвании могло достигнуть Египта». В одной из своих последующих работ Пик

более определенно говорит208, что «золото из Трансильвании, по-видимому, достигло Египта

в конце II династии». То же самое, но в еще более решительной форме повторяет Херд209.

Профессор Мейерс, говоря об этом золоте, делает две ошибки210: во-первых, он называет

обнаруженную в золоте примесь теллуром вместо сурьмы, между тем как ничто

не свидетельствует о присутствии в золоте теллура; во-вторых, он пишет о  «высоком

проценте», несмотря на отсутствие каких-либо сообщений о количественном содержании

сурьмы. Поскольку вопрос о происхождении золота, которым пользовались египтяне

в древнейший период своей истории, имеет большое значение, исследуем различные

утверждения по поводу возможного применения золота из Трансильвании. Петри пишет, что

золото, о котором идет речь, содержало сурьму, что не вызывает сомнения, так как,

насколько я понимаю, анализ был сделан Глэдстоном. Однако процент сурьмы не указан211,

о чем можно только пожалеть, поскольку это имеет немаловажное значение. По-видимому,

это было небольшое количество, возможно, даже только следы сурьмы. Один из древних

методов очистки золота (впрочем, трудно установить, насколько он древен) заключался

в применении сернистой сурьмы, в результате чего часть сурьмы могла оставаться в золоте,

хотя в столь раннюю эпоху (II династия) этот метод, конечно, не мог практиковаться,

поэтому он не может служить объяснением присутствия сурьмы в том золоте, о котором

идет речь. Однако это показывает, что присутствие сурьмы в золоте отнюдь еще

не свидетельствует о его происхождении из Трансильвании.

Утверждение, что сурьма может соединяться с золотом только в присутствии теллура,

также неверно, так как сурьма сплавляется с золотом в любой пропорции без помощи

теллура, причем мы не имеем никаких данных относительно образования в результате этого

красного антимоната золота.

Предположение, что золото, о котором идет речь, происходит из Трансильвании,

иными словами, что там уже в эпоху II династии (около 3000 года до н. э.), хотя бы

в небольшом количестве, добывали золото, особенно в виде сильванина, и экспортировали

его в Египет (страну, где золото встречалось в изобилии и было в то время уже хорошо

известно), настолько невероятно, что должно быть отвергнуто. Далее, теллурид золота

(калаверит) — серого цвета и поэтому не похож на золото по внешнему виду, на основании

чего можно предполагать,  что он стал известен уже в сравнительно позднее время.

Кроме того, извлечение золота из этой руды сопряжено с большими трудностями.

И, наконец, теллурид золота из Трансильвании не содержит сурьмы212.

Согласно письменным источникам, золото в эпоху XII династии привозили в Египет

с юга, но ничто не свидетельствует о привозе золота с севера вплоть до XIX династии.

Перечислим все места, упоминаемые в качестве источников золота:

На юге: XII династия213 — Коптос, Нубия; XVIII династия214 — Горная страна, Карой,

Коптос, Куш, Пунт, Южные страны; XIX династия215 — Акита, Страна бога, Карой, Пунт;

XX династия216 — Эдфу, Эму, Коптос, Куш, Страна малахита, Негрские страны, Омбос.

На севере: XIX династия — Ливия217; XX династия — Азия218; XXII династия —

Хентхеннофер219.

Одна из старейших карт в мире, хранящаяся в настоящее время в Туринском музее,

сделана на папирусе и изображает золотоносный район в восточной пустыне Египта. Карта

относится к правлению Сети I (XIX династия; 1313–1292 годы до н. э.).

Добыча золота

Древний метод обработки золотых руд для получения металла был очень прост.

При разработке россыпного золота песок или гравий просто промывали в проточной воде,

которая уносила более легкий материал, тогда как более тяжелые частицы золота оставались.

Их собирали и сплавляли в небольшие слитки. Иногда попадались и небольшие самородки;

два таких самородка были обнаружены в одной гробнице архаического периода

в Эль-Кабе220.

Греческий писатель II века до н. э. Агатархид, посетивший египетские золотые

рудники и подробно изложивший все, что он там видел, оставил описание египетского

метода извлечения жильного золота из кварцевых пород. Хотя оригинал этого труда утрачен,

описание рудников, к счастью, сохранилось благодаря Диодору, который полностью

цитирует его221. Скалу сначала раскалывали и разламывали при помощи огня, после чего

обломки дробили кирками и молотами. После этого раздробленную породу извлекали

из шахты и сперва толкли в больших каменных ступах до величины гороха, а потом мололи

в ручных мельницах до превращения в мелкий порошок. Этот порошок промывали водой

на наклонной плоскости для отделения металла, который затем сплавляли в небольшие

слитки. До сих пор на древних рудниках мы находим немало мельниц-камнедробилок и

остатки каменных столов для обработки измельченной руды при получении золота.

В приложении в конце книги мы приводим результаты анализов двадцати различных

образцов золота, взятых от древнеегипетских предметов222. Из этих анализов видно, что

процент золота колеблется от 72,1 % (17 каратов) до 99,8 % (23,5 карата). По определению

Рэнсом Уильяме, проба золота в лучших образцах древнеегипетских ювелирных изделий

колеблется от 70,8 % (17 каратов) до 91,7 % (22 карата), но она упоминает также образцы и

более низкой пробы — 13, 12 и 9 каратов223.

Томас приводит пробы пяти образцов золота из современных египетских рудников,

колеблющиеся от 84 % золота (20 каратов) до 90,3 % (21,5 карата)224, если считать, что

единственной примесью было серебро. Исследование значительного количества образцов

золота из шести крупнейших современных египетских рудников дало результаты,

колеблющиеся от 76 % (18,2 карата) до 86 % (20,6 карата), опять же если исходить

из предположения, что единственной примесью было серебро225.

Большие кольца, по-видимому, из абиссинского россыпного золота, исследованные

в египетской Государственной пробирной палате, содержали 91,7 % чистого золота

(22 карата), а золотые бруски, полученные для пробы из рудников в восточной пустыне, —

83,3 % (20 каратов).

Основной, а иногда и единственной примесью в египетском золоте является серебро.

Медь встречается редко и в небольшом количестве; иногда имеются следы железа.

Очистка золота

Если судить по результатам анализов золотых изделий226, древнеегипетское золото,

во всяком случае до персидского периода (525–332 годы до н. э.), не подвергалось

специальному процессу очистки или рафинирования. Однако в древних текстах имеются

упоминания о чистом золоте; в письменных памятниках XX династии (1200–1090 годы

до н. э.) упоминается золото двукратной и трехкратной очистки227, а в памятниках XX династии

(1090–945 годы до н. э.)228 — высокопробное золото, что наводит на мысль об очистке.

Агатархид (II век до н. э.) описывает применявшийся в Египте метод очистки золота путем

нагревания его со свинцом, солью, оловом и ячменными отрубями229; однако он не называет

никаких мер для регенерации серебра, которое, вероятно, пропадало. С конца

XVIII династии иногда практиковалось искусственное понижение пробы золота путем

добавления меди. Петри отмечает, что многие золотые кольца конца ХVШ династии

 «стоят почти на грани с медными»230. Одно исследованное мною кольцо этого типа,

относящееся к какой-то поздней, но не определенной дате, содержало около 75 % меди и

25 % золота.

Обработка золота

О том, что египетские ювелиры были большими мастерами своего дела,

свидетельствуют некоторые сохранившиеся до нас образцы их работы, например четыре

браслета из Абидоса (I династия)231; золотая фольга и золотые штифтики, или заклепки,

из Саккара (III династия)232; золотые изделия из могилы царицы Хетепхерес (IV династия)233;

золотая голова ястреба из Гиераконполя (VI династия)234; золотые изделия, найденные

в Дашуре и Лахуне (XII династия)235 и в гробнице Тутанхамона (XVIII династия)236.

Отдельные процессы работы золотых дел мастеров изображены в стенной росписи

некоторых гробниц, например в гробнице Тии в Саккара (V династия)237; в гробнице Мера

в Саккара (VI династия); в одной гробнице в Бени-Хасане (XII династия)238 и в гробнице

Рехмира в Фивах (XVIII династия)239.

Даже в такую раннюю эпоху, как IV династия, древние ювелиры умели уже

обрабатывать сразу значительное количество золота, о чем свидетельствуют, например,

золотые украшения на балдахине Хетепхерес, а ко времени XVIII династии они могли уже

делать массивные золотые гробы, подобные гробу Тутанхамона, который, имеет 184 см

в длину, весит 110,4 кг и покрыт снаружи и внутри художественной резьбой.

Золоту придавали необходимую форму как с помощью ковки, так и с помощью литья

(температура плавления золота — 1063° С, то есть на 20° ниже температуры плавления

меди); его украшали резьбой и рельефами; применяли для орнаментальных целей в виде

зерни; превращали в тонкие листы для покрытия мебели, деревянных гробов и других

предметов; накладывали  на медь и серебро и разрезали на тонкие полоски, изготовляя

таким образом золотую проволоку; отбивали до превращения в еще более тонкие листки

для золочения; окрашивали, паяли240 и полировали. В сущности говоря, нельзя назвать почти

ни одного современного способа обработки золота, который не был бы известен

древнеегипетским мастерам, причем многие из этих способов применялись в очень раннюю

эпоху. Методы работы египетских ювелиров подробно изучены и описаны Уильямс241,

Вернье242 и Петри243.

Толщина измеренных мною образчиков листового золота (фольги) колеблется

от 0,17 мм до 0,54 мм, а толщина самых тонких листков для позолоты — от 0,01 до 0,09 мм.

Петри утверждает, что фольга часто имеет толщину около 0,0051 мм244. Однако древнее

листовое золото гораздо толще современного, толщина которого колеблется от 0,00008 мм

до 0,0002 мм245.

Когда листовое золото (более толстые листы), которое обычно покрывали рельефами

или резьбой, употреблялось для украшения деревянных предметов, его накладывали прямо

на дерево и укрепляли при помощи маленьких золотых заклепок, как, например,

на фанерном гробе III династии из Саккара246. Однако при употреблении более тонких

листков дерево предварительно покрывалось слоем специальной штукатурки (джессо),

на котором золото укреплялось при помощи какого-то связующего вещества, вероятно клея.

При золочении еще более тонким листовым золотом также накладывался слой штукатурки,

но, каким связующим веществом  пользовались в этом случае, не ясно, хотя профессор

Лори утверждает, что однажды он обнаружил признаки применения для этой цели яичного

белка247.

Накладное золото

Золото накладывали как на медь, так и на серебро. Накладывание золота на медь

производилось двумя различными способами: либо тонкое листовое золото наковывалось

на медь, либо золотая фольга прикреплялась каким-то связующим веществом, которое

при анализе всегда растворяется в воде и поэтому, вероятно, представляет собою камедь или

клей. Примерами первого способа являются: а) два медных прута накладного золота,

относящиеся к I династии248; b) медные перья накладного золота (VI династия)249;

с) маленькая печать-пуговица приблизительно VI династии, показанная мне Гаем Брайтоном;

d) один амулет в виде ибиса (возможно, что таких амулетов два)250 и несколько предметов,

вероятно браслетов251, найденных Брайтоном и относящихся ко времени VII–VIII династии;

е) медное ожерелье накладного золота эпохи XII династии. Примерами второго способа

являются крупные «ромашки», по-видимому, из меди, пришитые к льняному покрову

из гробницы Тутанхамона252, а также, вероятно, и похожие на них по виду «ромашки» из так

называемой «гробницы царицы Тии»253.

В качестве примеров накладного золота на серебре можно назвать нагрудное

украшение эпохи XXII династии и клинок кинжала, очищенные мною254 и описанные

Вернье255.

Окраска золота

Одной из особенно заметных черт древнего золота является разнообразие его окраски,

охватывающее целую гамму цветов от ярко-желтого, тускло-желтого и серого до различных

оттенков красного, включая красновато-коричневый, светло-кирпичный, алый, темно-

пурпурный (пурпурно-сливовый) и замечательный розовый оттенок. Все эти эффекты,

за исключением последнего, являются случайными. Ярко-желтое золото довольно чистое;

тускло-желтое — содержит в небольших количествах другие металлы, как, например,

серебро и медь, которые в местах обнажения подверглись химическим изменениям. Серое

золото содержит большой процент серебра, превратившегося на поверхности в хлористое

серебро, которое и потемнело, как это обычно бывает с этим веществом. Золото красновато-

коричневого оттенка содержит железо и медь, и, по-видимому, присутствие этих металлов и

является причиной его окисления. В некоторых случаях красный или пурпурный цвет

оказался результатом окрашивания золота каким-то органическим веществом. Розовым

цветом обладают некоторые предметы, хранящиеся в Каирском музее, например золотая

«ромашка» из так называемой «гробницы царицы Тии» (XVIII династия), диадема

из гробницы царицы Таусрет256 (XIX династия) и серьги Рамзеса XI (XX династия),

но особенно часто розовый оттенок встречается среди золотых предметов из гробницы

Тутанхамона, о которых я несколько лет тому назад писал следующее257: «Химический

анализ показывает, что розовый цвет не является следствием какого-нибудь коллоидного

изменения золота или воздействия органическим лаком. Нагретое докрасна золото не теряет

своего цвета. Цвет не только не бледнеет, но в некоторых случаях становится скоре более

интенсивным. Однако цветная пленка на столько тонка (по-видимому, меньше 0,000025 см),

что  очень трудно произвести анализ, не повредив самого предмета. Единственной

металлической примесью, которую удалось обнаружить в розовом золоте, являются следы

железа. Поскольку известно, что самородное золото иногда краснеет при покрытии его

тонким просвечивающим слоем окиси железа, предполагается, что и окраска

древнеегипетского розового золота объясняется присутствием окиси железа; но как

получилась эта окраска, не известно. Обычно золотые предметы такого цвета бывают

равномерно окрашены со всех сторон. Этот факт наводит на мысль, что их окунали в раствор

соли железа, после чего нагревали. О том, что эта розовая окраска была намеренной,

свидетельствует правильное и систематическое распределение ее по всей или части

поверхности предметов». Предположение, что розовый цвет некоторых золотых

древнеегипетских предметов является результатом воздействия железа при последующем

нагревании, получило недавно полное подтверждение. Профессору Буду из университета им.

К Джона Гопкинса в Балтиморе удалось воспроизвести его с такой точностью, что копии

нельзя отличить от оригиналов. Розовая окраска была получена путем сплавления чистого

золота с очень небольшим количеством железа258.

Электрон

Электроном называется сплав золота и серебра, который может быть как

естественным, так и искусственным. Первоначально это был естественный сплав; что же

касается электрона, применявшегося в Древнем Египте, то он, вероятно, всегда был

естественного происхождения. Оба компонента в сплаве могут содержаться почти в любом

соотношении. Когда процент золота высок, электрон выглядит как обычное золото, когда же

в сплаве много серебра, он имеет серебристо-белый цвет и может сойти за серебро. Однако

в этих крайних случаях металл уже не называют электроном; этот термин применяется лишь

к сплаву бледно-желтого цвета. Именно его греки называли electron, а римляне electrum.

Обычно принято считать, что он назван так ввиду его сходства по цвету с янтарем,

который Гомер и Гесиод называли electron. Но, поскольку электрон был известен, вероятно,

раньше, чем янтарь, возможно и обратное явление, то есть что янтарь получил свое название

благодаря сходству со сплавом.

Древние хроники сообщают, что электрон привозили в Египет из Пунта259, Эму260,

с Плоскогорья261, из Южных стран262 с рудника, расположенного восточнее Родезии263, и

с гор264. Все перечисленные места находятся к югу от Египта, и нет никаких указаний на то,

чтобы электрон когда-нибудь привозили с севера; нет также данных, свидетельствующих

о том, что он поставлялся из Пактолуса, как утверждает Петри265. Грань между золотом и

электроном совершенно произвольна. Когда сплав содержит меньше 20 % серебра, мы

называем его золотом, если же серебро содержится в количестве 20 или более процентов и

сплав имеет светло-желтый цвет, мы называем его электроном, что соответствует

определению Плиния266.

Согласно опубликованным анализам267, различные образцы древнеегипетского

электрона содержат от 20,3 до 29 % серебра. Несколько перстней из Каирского музея,

которые нельзя подвергнуть анализу, имеют приблизительно такой же оттенок светло-

желтого цвета, как золото и серебро в 15 каратов, что соответствует 37,5 % серебра.

Роз пишет268, что «в ряде местностей встречается самородный электрум почти белого цвета»

и что, «согласно Филлипсу269, серебро может составлять больше половины веса сплава,

достигая 39 % состава».

Уже приведенные нами результаты анализов современного египетского золота

показывают, что электрон встречается в Египте в естественном виде, и нам  кажется,

что местных ресурсов его вполне хватало для удовлетворения нужд страны. Причина,

по которой принято считать, что электрон в Египте не встречается, заключается в том, что

современные золотоискатели считают его просто низкопробным золотом, поскольку в наши

дни он ценится лишь как источник золота и серебра.

Электрон тверже золота и лучше противостоит трению и износу, которым обычно

подвергаются ювелирные изделия. Может быть, именно поэтому им и пользовались

в Древнем Египте.

Он использовался главным образом в ювелирном деле, и начало его применения

восходит к раннединастическому периоду; он был в употреблении еще в эпоху XXI и

XXII династий и использовался для ювелирных изделий, а также для изготовления напалков

для пальцев рук и ног.

Железо

Хотя соединения железа чрезвычайно широко распространены в природе,

металлическое железо является редкостью и обычно встречается в сравнительно небольших

количествах. Это самородное железо бывает двух видов: а) земного происхождения,

встречающееся обычно в виде мельчайших зерен в некоторых вулканических породах и

в редчайших исключениях — большими массивами (известен, в сущности, только один

такой массив в Гренландии), и b) небесного происхождения, в виде метеоритной пыли и

кусков метеоритов, состоящих целиком из железа или содержащих его. Метеоритное железо

имеет одну весьма характерную особенность: оно почти неизменно содержит никель

в количестве приблизительно от 5 до 26 %270, но чаще всего — 7–8 %, тогда как железо

земного происхождения и железные руды редко содержат никель, и если даже он

присутствует, то в очень небольших количествах.

В Египте очень много минералов, содержащих железо, и уже в очень раннюю эпоху

(в додинастический период) из железной руды (гематита) делали бусы, амулеты и мелкие

украшения271, а некоторые соединения железа — охры, сиены и умбры, но особенно красная

и  желтая охры — употреблялись в качестве красок272. Руды встречаются главным

образом в восточной пустыне и в Синае273, а охры преимущественно близ Ассуана274 и

в оазисах западной пустыни275.

Немногие вопросы вызывали столько споров, сколько вопрос о начале употребления

в Египте железа. Подобно тому как, стремясь найти объяснение обработке древними

египтянами твердых пород камня, некоторые ученые признают существование какой-то

чудесной и таинственной сверхтвердой бронзы или меди (секрет изготовления которой был

утерян), так нередко раздаются голоса, утверждающие, что египтяне должны были знать и

применять для этой цели железо и даже сталь276, В подтверждение этой теории был

выдвинут факт находки нескольких образцов железных изделий, относящихся к очень

ранней дате, причем сторонники теории раннего применения железа объясняют небольшое

количество находок способностью железа легко окисляться. Однако, хотя железо

действительно легко окисляется в сырой почве, особенно в присутствии соли, оно не

подвержено окислению в обычных условиях, преобладающих в скальных и других

египетских гробницах, хорошо защищенных от проникновения воды. Таким образом,

находка нескольких образцов железа как раз доказывает, что и другие образцы, если бы они

существовали, при аналогичных условиях должны были бы также сохраниться. Не следует

забывать и того, что окислившееся железо не исчезает, а превращается в соединение, которое

не только устойчиво, но благодаря красноватой  окраске и большему объему, чем

первоначальный объем металла, становится лишь еще более заметным.

Те, кто считает, что древние египтяне пользовались для обработки твердых пород

камня железными орудиями, придают большое значение железному предмету, найденному

в большой пирамиде в Гизэ277, и рассматривают его как свидетельство применения железных

орудий при сооружении этой пирамиды. В подтверждение этого они цитируют то место

из Геродота, где он упоминает в связи с пирамидами железные орудия278. Однако большая

часть камня, из которого построена пирамида, не принадлежит к числу твердых пород и

легко могла быть обработана без помощи железных орудий. Железный предмет, найденный

в пирамиде, не является орудием или частью какого-нибудь орудия, и важно отметить, что

древнейшие изделия из железа представляли собою преимущественно оружие и амулеты,

а не орудия труда. Геродот же в этом месте говорит не об орудиях, применявшихся при

постройке пирамиды, а о стоимости всей постройки и, в частности, включает сюда же

стоимость орудий, которые он счел за железные, так как привык к тому, что для обработки

камня применялись железные орудия. Вот его буквальные слова: «...и сколько они должны

были истратить на железо, которым они работали...» В другом месте он же пишет, что

эфиопы, шагавшие в войске Ксеркса, несли короткие стрелы «с наконечниками не из железа,

а из заостренных камней»279.

Перейдем к описанию предметов из железа, относящихся к ранним временам и

найденных в Египте. Самыми древними из них являются две группы маленьких трубчатых

бусин (в одном случае — семь, в другом — две) додинастического периода, найденных

Уэйнрайтом в Герце280. Когда они были найдены, они находились уже в состоянии полного

окисления, но исследовавший их профессор Гоуленд утверждает, что они были изготовлены

из металлического железа путем сгибания тонкой полоски металла в трубочку. После

Гоуленда их исследовал профессор Деш и обнаружил, что они содержат  7,5 %

никеля281; это доказывает, что они были сделаны из метеоритного железа. Следующим

в хронологическом порядке является упомянутый выше железный предмет из пирамиды

Хуфу, найденный с внешней стороны в каменной кладке пирамиды282. Хотя сообщения

нашедшего этот предмет Гилла и других лиц, обследовавших место находки, отличаются

определенностью и точностью и с ними приходится считаться, все же более вероятно, что

это железо, оказавшееся неметеоритным283, недавнего происхождения и попало внутрь

пирамиды через щель в каменной облицовке, когда камень уже в современную эпоху,

но задолго до работы Вайза растаскивали на строительные нужды284. Следующим примером

является кусок окиси железа, относящийся к IV династии, найденный Рейснером в Долинном

храме Менкаура в Гизэ; эта окись была первоначально маленьким кусочком железа,

входившим в «набор магических предметов»285. Далее следует несколько фрагментов

топора-мотыги, найденные Масперо в Абусире. Эту находку ориентировочно относят

к VI династии286, но у Масперо нет полной уверенности в правильности этой датировки,

которая вполне резонно может считаться спорной. Нужно также отметить массу железной

ржавчины, найденную Петри вместе с медными теслами типа VI династии287, о которой он

говорит: «...здесь все абсолютно ясно, и каким бы то ни было сомнениям нет места»288.

Химический анализ показал отсутствие в ржавчине никеля, что свидетельствует

о неметеоритном происхождении железа289. Нет никаких оснований предполагать, что это

было какое-нибудь  орудие или утварь; что представлял собою этот предмет и как он

попал в основание храма в Абидосе — вероятно, навсегда останется тайной; возможно,

однако, что эта куча ржавчины была когда-то куском случайно полученного железа, который

люди не могли использовать, так как ковка раскаленного докрасна металла была еще

не известна. Далее следует крошечный амулет Песеш-Кеф из Дейр-эль-Бахри с серебряной

головкой и железным лезвием, относящийся к эпохе XI династии. Деш подверг лезвие

анализу и обнаружил в нем 10 % никеля, что свидетельствует о метеоритном происхождении

металла290. На следующем месте стоит железный наконечник копья из Нубии, который

относят ко времени XII династии291, но трудно поверить, чтобы в таком глухом углу, как

Нубия, знали и умели употреблять железо, да еще в виде крупного оружия, за четыреста лет

до того, как царь Египта (Тутанхамон) стал впервые обладателем одного лишь маленького

железного кинжала, и более чем за тысячу лет до того, как железо получило широкое

распространение во всем Египте. Это настолько невероятно, что в подтверждение столь

ранней даты должны быть приведены гораздо более веские доказательства, тем более что

этот наконечник копья почти в точности похож на наконечники копий, до недавнего времени

применявшиеся в этой местности. Уэйнрайт отмечает, что этот наконечник имеет

не черешок, как все наконечники эпохи XII династии, а втулку292. Далее следуют часть

долота и обломок мотыги; их относят к XVII династии293, но никаких точных сведений о них

не имеется. В гробнице Тутанхамона (конец XVIII династии) было найдено несколько

предметов из железа294: кинжал, миниатюрный подголовник, амулет в виде глаза,

вправленный в золотой браслет, и шестнадцать орудий с ручками обычной величины,

сделанными из какого-то хвойного дерева, но с такими мелкими и тонкими лезвиями, что

они не могли  бы служить даже игрушками для малолетнего царя. Общий вес лезвий

равен приблизительно четырем граммам. Уэйнрайт полагает, что это были магические

инструменты для ритуальной церемонии «открывания уст» мумии покойного фараона295.

Теоретически можно предположить, что эти предметы сделаны из метеоритного железа, но,

поскольку материал еще не был подвергнут химическому анализу, сказать это точно нельзя.

Подголовник, являющийся типично египетской принадлежностью и поэтому, вероятно,

сделанный в самом Египте, плохо выделан и имеет ряд дефектов, которые могут быть

следствием либо неопытности в обработке железа, либо недостаточно высокой температуры.

Металл подголовника отличается по цвету и качеству от металла, из которого сделаны

кинжал, глаз и миниатюрные орудия; он имеет темную гладкую поверхность и не покрыт

ржавчиной. Весит он приблизительно 47 граммов.

Начиная со времени Тутанхамона количество найденных железных предметов

постепенно увеличивается вплоть до XXV династии (712–663 годы до н. э.), от которой

сохранился целый ряд железных орудий296. После этого железо получает уже более широкое

распространение. Приблизительно в эпоху XXVI династии (663–525 годы до н. э.)

в Навкратисе и Дефенне оно становится таким же обычным и, возможно, даже более обыч-

ным, материалом, чем бронза. В это время его уже выплавляют в самом Египте297. В 255–254

годах до н. э. рабочим на каменоломнях выдавали железный инструмент298, а один папирус

Птолемеевской эпохи из Фаюма «приводит интересные подробности относительно орудий и

других предметов, сделанных из железа»299.

Из всего этого очевидно, что по крайней мере однажды в весьма древние времена

египтяне нашли немного метеоритного железа и сделали из него бусы, но они еще

не знали, что такое железо и как извлекать его из руд. Вероятно, даже им было не известно,

что именно этот кусок вещества, из которого они сделали бусы, упал с неба, хотя в более

позднюю эпоху они, возможно, уже разбирались в происхождении метеоритного железа и,

как предполагает Уэйнрайт300, использовали его для изготовления мелких предметов

ритуального назначения. За несколькими исключениями (из которых некоторые, вероятно,

относятся к гораздо более поздней дате, чем это предполагается), такое положение

продолжалось вплоть до XVIII династии, когда Тутанхамон стал обладателем железного

кинжала и небольшого количества железа, достаточного для изготовления шестнадцати

крошечных лезвий, миниатюрного подголовника и маленького амулета. Можно

не сомневаться, что это железо было подарком фараону от одного из царей западной Азии —

родины обработки железа. Железо, вероятно, было редкостью и в Палестине и Сирии,

по крайней мере до конца XVIII династии, поскольку в перечне дани, наложенной Египтом

на покоренные им народы, оно упоминается только один раз, а именно в том месте, где

говорится о получении Тутмосом III «железных сосудов» из Тинея — неизвестной страны,

расположенной к северу от Египта301. Позднее царь Митанни Тушратта подарил

Аменхотепу III «кинжал со стальным клинком», «один железный миттен накладного

золота», два «железных перстня накладного золота», «один кинжал с железным клинком и

рукояткой, украшенной лазуритом», и еще «один кинжал со стальным клинком»302. Тот же

Тушратта поднес Аменхотепу IV «десять железных колец, покрытых золотом»302. В могиле

Шешонка (XXII династия), открытой Монтэ в 1939 году в Танисе, были найдены железное

«священное око», вправленное в золотой браслет, и грубый подголовник из плохо

выделанного железа, свидетельствующий о том, что даже в эпоху XXII династии выплавка и

обработка железа, в Египте были еще очень слабо развиты.

Первым свидетельством разработки в Египте железных  руд для выплавки из них

металла являются открытые Петри в Навкратисе в северо-западном углу Дельты остатки

мастерской по выплавке железа, относящейся к VI веку до н. э.303 Однако откуда

происходила использовавшаяся в этом случае руда, не известно. Железные руды

разрабатывались в древности в восточной пустыне304,305 (возможно, римлянами) и близ

Ассуана305,306.

Главная причина, почему человек познакомился с железом гораздо позднее, чем

с медью, несмотря на то, что железной руды в природе значительно больше, чем медной,

а выплавка железа не сложнее выплавки меди, заключается, вероятно, в том, что медь

поддается холодной ковке, тогда как железо можно ковать только в раскаленном состоянии.

Вероятно, люди не раз случайно получали неочищенное металлическое железо,

но отбрасывали его за бесполезностью. Лишь много времени спустя, когда кто-то

попробовал ковать его в горячем состоянии, было обнаружено, что при таких условиях же-

лезо становится почти таким же ковким, как и медь. Еще одно затруднение заключалось,

очевидно, в том, что ковать раскаленное докрасна железо молотками без ручек невозможно,

а египтяне по позднего времени знали, по-видимому, только такие молотки.

Восстановление металла из железной руды возможно лишь в присутствии углерода

при температуре не выше 500°С307. В этих условиях железо превращается в вязкую массу,

которую можно обрабатывать при нагревании до 800–900°С308. Но достаточно жидким и

пригодным для литья оно становится только при температуре около 1530°С; такая

температура была недостижима для древних  металлургов. Лишь в XIV веке, то есть

всего несколько сот лет тому назад, люди научились строить доменные печи, дававшие

жидкий металл для литья. Таким образом, в древности литье железа было невозможно, и в

этом отношении железо уступало меди и бронзе, а поскольку обработка железа была труднее

ввиду его меньшей ковкости, причем оно лишь ненамного превосходило твердостью медь и

бронзу (а возможно, даже и уступало им в твердости), новый металл казался вначале менее

удовлетворительным, чем старые.

Древнее ковкое железо вследствие способа его изготовления содержало очень мало

или вообще не содержало углерода (менее 0,2 %); такое железо при нагревании и

мгновенном охлаждении становится не тверже, а мягче. Но с увеличением процентного

содержания углерода железо приобретает свойство становиться более твердым. Именно

более высокое содержание углерода (от 0,2 до 2 %) вместе с вытекающим отсюда новым

свойством и составляет разницу между ковким железом и сталью. Сталь — это железо,

к которому прибавлено небольшое количество углерода, сообщающее ему вышеупомянутое

свойство (содержание углерода в обычной современной стали колеблется приблизительно

от 0,7 до 1,7 %). Железо лишь тогда получило широкое применение для изготовления

оружия и орудий, когда люди открыли (сначала чисто эмпирически, без уяснения лежащего

в основе принципа) способ добавления к железу углерода (так называемое

обуглероживание), в результате чего твердость металла при нагревании и мгновенном

охлаждении (закалке) повышалась309. Это может быть достигнуто путем нагревания

до высокой температуры смеси железа с углеродом; железо поглощает некоторую часть

углерода, причем количество поглощенного углерода зависит от продолжительности

контакта; у поверхности оно больше, к центру же постепенно уменьшается. Одно время

для изготовления стали применялся процесс (известный под названием процесса

цементации), который в какой-то мере применяется до сих пор. Железо обкладывали

древесным углем и подвергали в течение нескольких дней сильному нагреву. Правда, этот

способ является сравнительно поздним изобретением, но подобные же результаты могут

быть достигнуты при частом и многократном нагревании железа в костре из древесного угля.

По-видимому, этот последний метод и применялся в древности для увеличения твердости

металла. Вероятно, он был открыт в процессе ковки и неоднократного нагревания,

необходимых для очистки кусков железа от остатков шлака и других примесей и избавления

их от образующихся после первоначальной выплавки пузырьков воздуха, которые могут

впоследствии способствовать пористости металла.

Поскольку производство железа из руд не было египетским открытием, то трудно

предположить, что процессы последующей обработки этого металла были придуманы

египтянами. Поэтому вполне вероятно, что в Египет привозили азиатских кузнецов, чтобы

научиться у них выплавке и обработке нового металла.

Следует отметить, что в Абидосе был обнаружен сплав меди и железа

раннединастического периода310.

Свинец

Хотя свинец в Древнем Египте никогда не имел широкого применения, он был одним

из первых металлов, с которым познакомились египтяне, так как он был известен им уже

с додинастического периода311. Столь раннее знакомство со свинцом объясняется двумя

причинами. Во-первых, в Египте имеются месторождения свинцовых руд, и одна из них

(свинцовый блеск) очень напоминает по внешнему виду металл, а потому должна была

привлечь внимание людей. Во-вторых, свинец очень легко извлекается из руды.

Основные месторождения свинцовой руды в Египте находятся в Джебель Розас312,

расположенной примерно  в 70 милях к югу от Кусейра и на расстоянии нескольких

миль от берега Красного моря. Но залежи свинца имеются и в других местах, а именно

в Ранга, на побережье Красного моря313 в округе Сафага близ Красного моря313, где

приблизительно в двух милях к югу от залива Сафага сохранились древние разработки,

покрывающие весь склон известнякового холма314; в сочетании с медными рудами

в Ум-Семиуки315 и близ Ассуана313. Недавно месторождения свинца были обнаружены в Зуг

эль-Баре и Ум-Реге на побережье к югу от Кусейра. За четыре года разработок — с 1912

по 1915 год — рудники в Джебель Розас дали более 18 000 т руды в виде смеси карбоната и

сульфида свинца в сочетании с карбонатом цинка316. В руде содержится от 25 до 55 %

металлического свинца, очень небольшое количество серебра и следы золота317. По словам

Холла, «анализы показали наличие в руде до 58 % свинца и 37 % цинка»318. Основной

свинцовой рудой является сульфид свинца (свинцовый блеск), употреблявшийся в Египте

с бадарийского до коптского периода в качестве краски для подведения глаз319.

Извлечение свинца из свинцовых руд является простейшей из всех металлургических

операций и состоит лишь в прокаливании руды. В наше время эта операция производится

в специальных печах, в древности же руду просто наваливали на разложенный прямо на

земле или в неглубокой яме костер, и жидкий металл, точка плавления которого равна 327°С

(меньше одной трети температуры, необходимой для плавки золота), стекая, скапливался

в основании костра.

Свинец использовался для многих целей, в  частности для изготовления

небольших фигурок людей и животных320,321, грузил для рыболовных сетей321, перстней321,

бус322 и других украшений321, моделей подносов и блюд321 и пробок323 он применялся

в качестве присадки к бронзе (иногда до 20 %, что должно было значительно понижать

температуру плавления бронзы и таким образом облегчать литье). Иногда из свинца делали

сосуды324 и головные уборы богов (двадцать таких головных уборов неопределенной даты и

неизвестного происхождения хранится в Каирском музее325). Свинец употреблялся также

для заполнения бронзовых гирь и полых бронзовых статуэток. Сульфид свинца (свинцовый

блеск), как мы уже говорили326, широко применялся в качестве краски для подведения глаз.

Соединение свинца и сурьмы применялось как желтая краска для окрашивания стекла327.

Известны три случая употребления в качестве красок окисей свинца: красной окиси свинца

(свинцового сурика) — в стенной живописи греко-римского периода328, того же свинцового

сурика — на недатированной, но, вероятно, поздней палетке писца329 и желтой окиси свинца

(массикот) — на палитре художника или писца, датируемой приблизительно 400 годом

до н. э.330 Можно почти не сомневаться в том, что приблизительно до XVIII династии

употреблявшиеся в Египте свинец и свинцовый блеск были большей частью (если

не целиком) местного происхождения, и нет никаких оснований утверждать, что «свинец,

вероятно, доставлялся из Сирии»331 до египетских завоеваний в Азии,  после которых,

согласно древним хроникам, свинец стали ввозить из Джахи332, Речену333 и Иси334. Иси —

это не Кипр, как часто утверждают, поскольку на Кипре нет свинцовых руд; согласно

Уэйнрайту335, так называлась страна, расположенная на северном побережье Сирии.

Платина

Платина встречается только в металлическом состоянии, но никогда не бывает

чистой, а всегда в соединении с другими, главным образом родственными ей металлами:

иридием, палладием, осмием, родием и рутением, а также часто с золотом.

Известен лишь один случай нарочитого употребления платины в Древнем Египте,

а именно узкая платиновая полоска, врезанная в металлический футляр позднего времени.

Исследовавший ее Вертело считает, что это «сложное соединение целого ряда металлов

платиновой группы, включающее также золото»336. Несколько золотых предметов эпохи

XII династии, хранящихся в Каирском музее, покрыты многочисленными серебристо-

белыми пятнами. Я исследовал эти пятна, насколько это было возможно без опасения

повредить сами предметы, и обнаружил, что это была платина или какой-то другой металл

из платиновой группы, но, вероятнее, все же платина. Петри сообщает о таких же твердых

белых пятнах, обнаруженных им на других золотых вещах той же династии. Он называет

вещество, из которого состоят пятна, осмиридием337 (естественный сплав осмия и иридия),

хотя и не приводит в пользу этого никаких  доказательств. Гораздо вероятнее

предполагать, что это в основном платина. Масперо утверждает, что некоторые золотые

ювелирные изделия XVIII династии содержат платину338; Р. Уильямс также обнаружила

в ряде древнеегипетских золотых предметов вкрапления подобных же частиц339.

Насколько мне известно, до сих пор не обнаружено ни одного случая содержания

платины в современном египетском золоте, но следы ее имеются в никелевой руде с острова

Сент-Джонс в Красном море340. Обнаружена она и в золоте из провинции Сеннар

в Судане341. Платина встречается в западной Абиссинии, где несколько лет тому назад ее

разрабатывали, хотя и в небольшом масштабе342.

Серебро

Серебро встречается в природе в двух состояниях: в металлическом и

неметаллическом.

Самородное серебро, почти совершенно чистое, встречается лишь в небольших

количествах, обычно в кристаллической форме (в виде игл, нитей, сетки или дендритов) и

значительно реже в виде кусков и тонких пластинок. Серебро имеется также почти во всяком

золоте и составляет иногда значительный процент343.

Главными серебряными рудами являются сернистое серебро, иногда в соединении

с сульфидом сурьмы или мышьяка, и хлористое серебро. Однако металл, добываемый

из этих руд, составляет лишь около трети всей мировой добычи серебра, остальные же две

трети извлекаются не из серебряных руд, а из руд других цветных металлов, и прежде всего

свинцовых, цинковых и  медных; последние содержат очень небольшое количество

серебра (обычно от 0,01 до 0,1 %) и поэтому могут рассматриваться как бедные серебряные руды.

Насколько известно, ни самородное серебро, ни настоящие серебряные руды в Египте

не встречаются. Но египетское золото всегда содержит серебро, процент которого в золоте

из современных рудников колеблется от 9,7 до 24344. В подвергнутых химическому анализу

древнеегипетских изделиях из золота и электрона содержание серебра колеблется

от ничтожного количества, очевидно, в виде следов (в одном образце, по-видимому,

очищенного золота) до 29 %345; однако мы не имеем никаких доказательств, что все эти

предметы были изготовлены из египетского металла. Кроме того, серебро в весьма

небольших количествах встречается в местной свинцовой346 и никелевой руде347.

В египетском свинцовом грузиле для сети приблизительно 1400 года до н. э., сделанном,

вероятно, из местного свинца, было обнаружено 0,03 % серебра348, а в свинцовом блеске

из Джебель Язуса — 0,01 % серебра349.

В Египте были найдены серебряные предметы, относящиеся еще к додинастическому

периоду350, но они были очень редки приблизительно до эпохи XVIII династии, когда

количество серебра несколько увеличилось, хотя относительно широкое распространение

оно получило уже значительно позднее. Например, могильный инвентарь из гробницы

царицы Хетепхерес351 (IV династия) свидетельствует о том, что в то время серебро было

более редким и ценным металлом, чем золото, поскольку золото здесь представлено в виде

богатых украшений для мебели, маленьких блюд, кубка и бритв, между тем  как все

обнаруженное серебро состояло из двадцати ножных браслетов, выложенных бирюзой352,

лазуритом и сердоликом, и из небольшого количества фольги на подголовнике. Нужно

сказать, что хотя благодаря слегка выпуклой наружной поверхности браслеты и выглядят

массивными, в действительности они представляют собою лишь тонкие пластинки. Однако

это была не основная гробница Хетепхерес, и возможно, что серебряные предметы

из главной гробницы были похищены. Даже полторы тысячи лет спустя в гробнице

Тутанхамона мы находим всего лишь несколько серебряных предметов (хотя и здесь,

конечно, многое было разграблено). Самыми крупными из них были труба и ваза в форме

граната. В Танисе был найден серебряный гроб и девять серебряных сосудов XXI династии,

а в 1939 году в том же Танисе — серебряный гроб и четыре маленьких серебряных гроба

с канопами эпохи XXII династии. Все они в настоящее время хранятся в Каирском музее353.

Петри пишет, что серебро в додинастический период «вероятно, получали

из Сирии»354 (чем он и объясняет его дефицитность354,355), и говорит, что «оно могло

добываться только в рудниках северной Сирии»356. Однако это не подтверждается никакими

конкретными данными, и можно почти не сомневаться, что до египетских завоеваний в Азии

в эпоху XVIII династии египтяне обходились в основном внутренними ресурсами.

Серебряные изделия и слитки времен XII династии, найденные в Тоде в Верхнем Египте357,

были, вероятно, подарками из Азии. Древние летописи до XVIII династии хранят молчание

относительно источников серебра. В период XVIII династии  серебро привозили

из Ашшура358, Кета359, Нахарины360, Речену361, Синджара362 и Джахи363, то есть из азиатских

стран, а в эпоху XIX династии — из Страны бога364 (судя по контексту, какой-то страны,

лежащей к северу от Египта), Кета365 и Нахарины366 — то есть опять-таки стран Азии,

а также из Ливии367, расположенной к северо-западу от Египта.

Как мы уже отмечали, ни самородное серебро, ни настоящие серебряные руды

в Египте не встречаются, хотя в очень небольших количествах серебро содержится в местной

свинцовой и никелевой рудах. Таким образом, ввиду отсутствия в стране самородного

серебра и серебряных руд естественно возникает вопрос, откуда египтяне получали серебро.

Нет никаких данных, позволяющих предполагать, что египтяне до династического и

раннединастического периодов обладали достаточными познаниями в металлургии

для выделения из свинцовых руд содержащихся в них ничтожных количеств серебра (хотя

эти руды и разрабатывались; главным образом — свинцовый блеск, употреблявшийся

в качестве краски для подведения глаз и для выплавки металлического свинца). Такое

предположение еще менее вероятно в отношении никелевых руд, которые в древности

вообще не разрабатывались. Не могли выделять его и из местного золота или электрона, хотя

оба эти металла и содержат большой процент серебра, поскольку даже в греческий период

египтяне не обладали еще необходимыми для этого знаниями, о чем свидетельствует

описанный Агатархидом368 способ очистки золота (главным образом от серебра), при

котором серебро превращалось в хлористое серебро и выбрасывалось. Я твердо убежден, что

и в Египте и в Западной Азии существовали сплавы золота с серебром, подобные электрону,

но с таким большим содержанием  серебра, что они выглядели серебристо-белыми369, и

что именно эти сплавы и являлись первым древним серебром, то есть это и было «белое

золото», как египтяне называли серебро. Доказательством этому служит тот факт, что все

раннеегипетское серебро является, по существу, именно таким сплавом и содержит иногда

даже значительный процент золота. Подвергнутые анализу образчики серебра содержали

от 1 до 38,1 % золота370.

Мы не знаем такого египетского серебра, которое отличалось бы всеми качествами и

чистотою серебра, выплавленного из руды. Так, в ряде случаев оно не имеет ровной белой

окраски, свойственной полученному из руды серебру (которое при выплавке неизбежно

переходит в жидкое состояние и хорошо смешивается), а покрыто желтоватыми пятнами,

очевидно, вследствие неравномерного распределения присутствующего в нем золота. Мы

можем видеть это на ножных браслетах царицы Хетепхерес (IV династия), на некоторых

предметах из гробницы Тутанхамона (XVIII династия) и на браслетах и металлических

«перчатках» конца XIX династии371.

Никто не сомневается в том, что древнее золото и электрон были естественными

продуктами, которые и сейчас встречаются в Египте; поэтому многие готовы допустить, что

и серебро было таким же естественным продуктом, но далеко не все признают, что и в наши

дни могут встречаться сплавы золота и серебра с таким большим содержанием последнего,

что они имеют белый цвет. Такие сплавы обычно принято считать низкопробным золотом,

поэтому определению истинного характера такого металла могли мешать отчеты и

донесения, в которых он фигурировал просто как плохое золото. В древности дело обстояло

иначе: серебро было редким металлом, и вследствие этого оно было в несколько раз дороже

золота. Поэтому оно, вероятно, являлось предметом самых интенсивных поисков и даже

небольшие месторождения его представляли большую ценность и разрабатывались

до полного истощения. О том, что подобные сплавы  встречаются и сейчас,

свидетельствуют результаты произведенного Клоде и опубликованного Олфордом372 анализа

двадцати шести образцов современного египетского жильного золота из кварцевых пород.

Вычислив соотношение золота и серебра в этих образцах, мы можем убедиться, что

в пятнадцати случаях на одну часть серебра (или даже больше) приходится одна часть

золота, причем высшим соотношением является 3,3 части серебра на одну часть золота. Все

эти образцы должны были быть серебристо-белыми, поскольку сплав серебра с золотом,

содержащий 50 и более процентов серебра, имеет белый цвет. Меллор пишет об одном

образце естественного сплава золота и серебра из Норвегии, содержавшем 28 % золота,

а следовательно, 72 % серебра373; этот сплав также, без сомнения, был серебристо-белого цвета.

В конце концов серебро, как это практикуется и в наши дни, стали получать

из содержащих его свинцовых руд, о чем свидетельствует эксплуатация рудников Лавриона

в Аттике (Греция) в V374 и IV374,375 веках до н. э., а возможно, даже и раньше.

Но сомнительно, чтобы эти или какие-нибудь другие греческие рудники положили начало

древним разработкам этих руд. Более вероятно, что первая выплавка серебра из руды

(без сомнения, серебряно-свинцовой) была осуществлена в западной Азии, где такие руды

широко распространены. В Анатолии и Армении обнаружено много древних серебряных

рудников, к сожалению не поддающихся датировке, где сереброносная руда содержит

главным образом свинцовый блеск и сульфид цинка376. В Грузии и в других местах Кавказа

также имеются месторождения подобных руд, но не известно, эксплуатировались ли они

в древности377. Кроме того, свинцовые руды с содержанием серебра широко

распространены в Иране, но и здесь мы не имеем никаких сведений относительно древних

разработок378.

Плиний утверждает379, что «египтяне окрашивали серебро». «Как ни странно, —

говорит он, — но ценность серебра возрастает, если его великолепный блеск потускнел.

Делают это следующим образом: одна треть одной части лучшей кипрской меди...

смешивается с одной частью серебра и с таким же количеством пережженной серы. Все это

нагревается в глиняном тигле, замазанном сверху глиной...» «Серебро можно заставить

потускнеть и с помощью желтка круто сваренного яйца». Когда Плиний говорит

об «окрашивании» серебра (tinguit), это наводит на мысль о каком-то способе обработки, при

применении которого серебро темнеет или чернеет. Особенно это явствует из той части

текста, где говорится о придании серебру тусклого цвета (nigrescit) с помощью сернистых

соединений, содержащихся в яичном желтке. Но описанный процесс вовсе не является

процессом изготовления какой-нибудь протравы или лака для нанесения на поверхность

серебра. Плиний рассказывает об изготовлении сплава серебра и меди, приобретающего

черную окраску под воздействием сернистых соединений этих металлов, и его удивляет

применение именно этого черного сплава вместо чистого белого серебра. Описание Плиния

наводит на мысль о черни, несколько древних образцов которой сохранилось в Египте

до нашего времени. Одним из примеров служит хранящийся в настоящее время в Каирском

музее кинжал царя Амасиса (начала XVIII династии). Клинок кинжала сделан из золота, но

с обеих его сторон вдоль центральной оси тянется узкая полоска черного вещества

с инкрустированными надписями и орнаментом из золотой проволоки. Черное вещество

было, очевидно, укреплено на месте, когда оно находилось еще в пластичном состоянии, и

тогда же, вероятно, была вставлена и золотая инкрустация. Состав черного вещества

не установлен, но ясно, что это не металл, а скорее всего сернистое серебро или смесь

сернистых соединений нескольких металлов. В таком случае  это не что иное, как чернь.

Так же называет это вещество и Вернье380, определяющий «чернь» как соединение серы

с металлом, имеющее в ювелирном деле такое же применение, как эмаль. Другой

предполагаемый пример египетской черни мы находим на небольшом бронзовом ящичке

эпохи XXV династии, находящемся в настоящее время в Луврском музее. Ящичек был

тщательно исследован Вертело, который произвел и химический анализ материала381.

Оказалось, что это бронза с большим содержанием свинца, покрытая с обеих сторон слоем

черного вещества толщиною около 0,5 мм, которое, по мнению Вертело, является чернью.

Этот слой, так же как и металл, из которого сделан сам ящичек, содержит значительное

количество меди, а также олово и некоторое количество сернистого серебра со следами

какого-то жирного вещества. Черное вещество инкрустировано надписями и орнаментами,

которые могли быть укреплены, лишь пока оно находилось еще в пластичном состоянии.

Накладное серебро

Способ накладывания серебра на медь был известен египтянам очень давно, о чем

свидетельствует, например, найденный Брайтоном медный кувшин II династии382.

Профессор Томсон, описывая этот кувшин, говорит: «Материал, из которого сделан кувшин,

содержит олово, но определить, достаточно ли в нем олова, чтобы считать его бронзой,

невозможно, не повредив самый предмет383. Сосуд был, по-видимому, выкован из листа

обработанного холодным способом металла. На внешней поверхности кувшина отчетливо

виден слой серебра или олова, скорее — серебра, но определить это точно, не испортив

сосуд, невозможно. Судя по некоторым признакам, это было достигнуто путем наковки

на медь или бронзу другого металла еще до изготовления кувшина. Носик,

Admiralty, London, Geology of Mesopotamia and its Borderlands, p. 69.

по-видимому, также был набит на корпус сосуда с помощью молотка». Позднее кувшин был

исследован профессором Т. Б. Диксоном, который утверждает, что на поверхности меди

лежал очень тонкий слой, несомненно, не олова, а серебра. Серебро было наложено либо

в чистом состоянии, либо в виде сплава с медью. Ни Брайтон, ни Томсон и ни Диксон

не дают никаких сведений о том, какую часть поверхности сосуда занимает это «накладное»

серебро. Если оно было обнаружено только вокруг места прикрепления носика, то не был ли

это просто серебряный припой того типа, о котором мы уже говорили384, выступивший

за края шва? Для объяснения технологии накладки серебра Брайтон воспользовался моим

предположением о возможности применения в этом случае метода, применявшегося

при выделке «золотой» нити для «священного ковра», который египетское правительство

раньше ежегодно посылало в Мекку. Эта «золотая» нить в действительности была

серебряной, покрытой тонким слоем золота, что достигалось следующим образом385: толстые

полоски серебра обертывали тонкими листками золота и нагревали на древесном угле

в маленьком горне, откуда их периодически вынимали и сильно протирали толстым

агатовым прутом. В результате этого золото сплавлялось с серебром и образовывало тонкую,

ровную, плотно и крепко прилегающую пленку. После этого полосы протягивали через

несколько волочильных досок, пока не получалась нить нужной толщины, выглядевшая

совершенно как золотая. Серебром были также покрыты два найденных в Эдфу маленьких

прямоугольных предмета (возможно, ножи или бритвы) эпохи Древнего царства386.

Серебро в древности шло главным образом на изготовление бус, ювелирных изделий,

ваз и чаш. Но и из него, так же как из золота, делали тонкие листы и фольгу, применявшиеся

для покрытия дерева. Остатки тонкого листового серебра сохранились на одеяниях царя и

царицы, изображенных на троне Тутанхамона, на маленьких «полозьях», прикрепленных

к каждой ножке одного ларца, на полозьях небольшого ковчега, на скобках  больших

ковчегов и на ручках двух полозьев под канопическим ящиком. Известны примеры

употребления серебряной фольги: на письменной доске из той же гробницы,

на подголовнике из гробницы царицы Хетепхерес (IV династия) и на одном из гробов и

на ложе из гробницы Юи и Туи (XVIII династия). Мы уже приводили пример использования

в раннюю эпоху серебра для спаивания меди387, а также один пример серебряной накладки

на меди.

Чистое серебро плавится при температуре 960,5°С, при содержании же в нем меди

или золота точка плавления серебра повышается388.

Олово

Слово «олово» часто употребляется произвольно для обозначения как металла, так и

руды. Мы же во избежание неясности и недоразумений будем употреблять его в его

правильном значении металла.

Олово в древности применялось главным образом для изготовления бронзы, хотя

известно несколько случаев употребления его как самостоятельного металла. Ранняя история

применения олова весьма туманна, и нет никаких данных, свидетельствующих о том, когда

оно было впервые открыто. Не ясно также, с чем человек познакомился раньше — с оловом

или с бронзой. Судя по тому, что в древнейшем отмеченном случае употребления олова оно

было применено в качестве составной части сплава бронзы, а также исходя из теоретических

соображений, следует предполагать, что бронзу начали изготовлять задолго до того, как

олово было впервые получено в виде чистого металла, подобно тому как латунь (сплав меди

и цинка) стала известна намного раньше чистого цинка. Правда, для производства бронзы

необходимы либо олово, либо оловянная руда, однако, если в дело шла руда, а не чистое

олово, мастера вначале могли и не замечать существенной разницы между этой и обычной

для них медной рудой. Для них достаточно было знать, что, если примешать к медной руде

немного другой,  добытой в определенном месте руды, качество металла улучшается.

До недавнего времени считалось, что в Египте не имеется своей оловянной руды.

Но в 1935 году в восточной пустыне близ Джебель-Муэли, приблизительно на полпути

между Эдфу и Красным морем, была открыта скудная жила окиси олова (касситерита).

В 1940 году в округе Джебель-эль-Агала близ Кусейра на берегу Красного моря было

найдено еще одно месторождение, и в 1941 году египетское правительство основало здесь

небольшой оловянный завод для выплавки олова на месте добычи руды. Нет никаких данных

о том, что это месторождение было известно или разрабатывалось в древности. Древнейший

известный мне случай применения олова как самостоятельного металла, так же как самое

раннее упоминание об олове, относится к Египту. Так, оба самые древние изделия из олова,

упоминаемые в литературе, а именно кольцо389 (или вернее — гнездо для камня в кольце),

хранящееся в настоящее время в музее Университетского колледжа в Лондоне, и так

называемая «фляга пилигрима»390, происходят из египетских могил эпохи XVIII династии

(1580–1350 годы до н. э.). К этому же времени относится кольцо, сделанное из сплава олова

с серебром391. Начиная с XVIII династии оловянная руда (окись) в небольшом количестве

применялась в Египте для изготовления непрозрачного белого стекла392; окись олова была

найдена в гробнице Тутанхамона393. Следующим в хронологическом порядке является

оловянный предмет с очертаниями крылатого скарабея, относящийся приблизительно к 600–

700 годам до н. э.394

От римского периода до нас сохранились в Нубии два оловянных кольца395, две

луженые бронзовые чашки и одна чашка из сплава олова со свинцом395. Имеются

упоминания об оловянных тарелках III века н. э. с начертанными на них магическими

заклинаниями396, а от 572 года до нас сохранился рецепт изготовления припоя из свинца

(80 %) и олова (20 %) для спаивания труб в бассейне397.

Древнейшее упоминание об олове мы находим в папирусе Гарриса398, египетском

документе эпохи XX династии (1200–1090 годы до н. э.), где три раза повторяется название

этого металла. На следующем в хронологическом порядке месте стоят ссылки у Гомера399

(IX век до н. э.), далее — еще один египетский документ эпохи XXV династии398 (712–

663 годы до н. э.), после чего идут четыре упоминания в Библии400, одно в Книге Чисел

(около V века до н. э.), другое — сомнительное — у Исайи (либо VIII, либо V век до н. э.) и

два у Езекиила (VI век до н. э.). Далее следует упоминание у Геродота (V век до н. э.)401,

Диодора Сицилийского (I век до н. э.)402, Юлия Цезаря (I век до н. э.)403, Страбона404

 (I век до н. э.— I век н. э.), цитирующего в одном месте Посидония, жившего в II–I веке

до н. э., Плиния (I век н. э.)405 и других античных авторов.

В I веке н. э. груженные оловом корабли шли через  Египет в Сомали и

Индию406, но откуда было это олово, не известно.

Олово не встречается в природе в самородном состоянии, а всегда лишь в виде

минералов, причем основным и единственно важным соединением олова является его окись

— касситерит, или оловянный камень, хотя в некоторых местах в небольших количествах

встречается сернистое олово в соединении с медным и железным колчеданом (станнит,

станнин, или оловянный колчедан).

Металлическое олово плавится при температуре 232° С. Это один из самых

легкоплавких металлов, и его можно получать путем простого нагревания окиси

на древесном угле. Древесный уголь использовался как топливо для плавки металлов

с древнейших времен приблизительно до XVIII века н. э. Однако этот простой способ был

неприменим в отношении оловянного колчедана, из чего следует, что в древности эта руда

не могла служить источником олова.

Окись олова встречается в двух видах: в виде жил (залежей), часто — в граните или

гранитных породах, а иногда — в сочетании с медной рудой и в виде гальки, гравия или

песка, являющихся продуктами разрушения оловоносных жильных пород, обломки которых

были унесены и отложены водой.

Оловянная руда (касситерит) — тяжелая, обычно темно-коричневого или черного

цвета, — кроме веса, ничем не свидетельствует о том, что она является металлическим

соединением. Ее часто находят в тех же аллювиальных гравиях, что и золото, и как золото,

так и олово добывают одним и тем же методом — промывкой, при которой более легкий

материал уносится водою. Вполне возможно, что при поисках золота люди обратили

внимание на тяжелую окись олова (хотя она и значительно легче золота), и весьма вероятно,

что аллювиальная оловянная руда была открыта именно этим путем. Ввиду этой связи

с золотом, а также потому, что аллювиальная руда встречается в местах более доступных и

добывается легче, чем жильная, можно предполагать, что  именно она первая

подверглась разработке с определенной целью — получения олова.

Существуют различные мнения по поводу того, где было впервые открыто олово —

в Европе, Африке или Азии, а следовательно, и где находится родина бронзы. Теория

европейского происхождения олова407 и бронзы408 не встретила широкой поддержки, и, как

мне кажется, даже помимо отсутствия каких-либо конкретных данных, просто трудно

предположить возможность добывания олова и производства бронзы в Центральной Европе

в столь ранний период, как эпоха IV династии (приблизительно 2900–2750 годы до н. э.),

к которой, вероятно, можно отнести два египетских бронзовых предмета409, и даже Среднего

царства (около 2000 года до н. э.), от которого в Египте сохранилось уже несколько образцов

бронзы410. Еще более невероятно предположить европейское происхождение для азиатской

бронзы, появившейся еще раньше египетской.

Что касается Африки, то оловянные руды встречаются там в изобилии411. Но если

такие важные материалы, как олово (или оловянная руда) и бронза, на протяжении столетий

поставлялись в больших количествах в Египет, а возможно, через Египет — в Азию и

Европу, то просто невозможно представить, чтобы при этом на торговом пути

не сохранилось следов этой торговли или знакомства с оловом или бронзой, между тем как

никаких такого рода следов не имеется. Далее, теория африканского происхождения олова и

бронзы не в состоянии объяснить, почему секрет изготовления бронзы был известен

в Месопотамии гораздо раньше, чем в Египте. В таком случае пришлось бы предположить,

что африканская бронза проникла в Месопотамию не через Египет, а морем. Однако

в высшей степени невероятно, чтобы какая-либо торговля, тем более регулярная, могла

существовать между восточной Африкой и Персидским заливом в столь раннюю  эпоху,

как 3500–3200 годы до н. э., которой приблизительно датируются древнейшие бронзовые

предметы, найденные в Месопотамии412.

Судя по всем данным, можно, по-видимому, не сомневаться, что родина производства

олова и бронзы находится где-то в западной Азии, и имеются предположения относительно

северо-восточного Ирана, где, как известно, встречаются как оловянная, так и медная

руды413. Однако Уэйнрайт опубликовал весьма важную статью, в которой говорится, что

более вероятным древним источником олова и бронзы для Египта является округ Кесруан

в Сирии414, расположенный поблизости, к северо-востоку от современного Бейрута. Я сам

в свое время писал о наличии в этом районе залежей оловянной руды415, но не придал этому

факту должного значения. Уэйнрайт отмечает, что в горах Кесруана встречаются как

оловянные, так и медные руды. Через этот округ протекают две реки — Нар-Ибраигим и

Нар-Фейдар (древние Адонис и Федр), впадающие в море в том месте, где когда-то

в древности стоял город Библ, который по крайней мере еще во времена I династии был

важнейшим портом назначения для египетских торговых кораблей.

Насколько известно, в горах Кесруана не имеется никаких следов как древних, так и

современных разработок, но два австралийских горных инженера произвели в этом районе

перед первой мировой войной геологическую разведку и подали вслед за этим заявку

на право разработки оловянных, медных и серебряных руд, из чего следует, что запасы этих

руд были там достаточно велики. Однако с началом войны работы прекратились и уже более

не возобновлялись416. Уэйнрайт предполагает, что обе упомянутые реки могли сносить вниз

по течению куски оловянной или медной руды или обеих руд. Адонис отличается

постоянным сильным течением, а Федр —  «большими разливами после сильных

дождей», хотя летом он пересыхает. Пересохшее русло реки и могло явиться местом

открытия и собирания кусочков руды. В связи с этим следует вспомнить, что в Западной

Европе, где мы имеем единственные древние письменные свидетельства о разработке олова,

аллювиальную руду собирали в пересохших руслах древних ручьев и рек. Так, говоря

об Испании и Португалии, Страбон (I век до н. э. — I век н. э.) цитирует слова Посидония417

(II–I век до н. э.) о том, что земля, содержавшая оловянную руду, была «нанесена реками» и

что «женщины собирают ее лопатами и промывают в ситах». Плиний (I век н. э.) пишет о той

же испано-португальской оловянной руде418, что это «песок, который находят на

поверхности земли. Он черный, и узнать его можно только по весу. Он смешан с галькой,

особенно в руслах пересохших рек». Таким образом, несомненно, что руда, о которой пишут

оба автора, была аллювиальной.

Диодор, говоря о населении Корнуэлла, пишет419: «Это и есть те люди, которые

делают олово. С большим трудом и тщанием они выкапывают его из земли, а так как земля

каменистая, металл смешан с жилами земли, из которой они выплавляют металл, а потом

очищают его». Хотя на первый взгляд может показаться, что речь идет о разработке

жильной, а не аллювиальной руды, на самом деле имеется в виду последняя, поскольку

в некоторых районах Корнуэлла аллювиальный гравий лежит не на поверхности; в одном

месте, например, он залегает на глубине 15 м под слоем песка и ила, а в другом — покрыт

шестиметровой толщей торфа, гравия и песка420. Все имеющиеся данные говорят о том, что

добыча аллювиального олова появилась намного раньше разработки жильного.

Ввиду правдоподобности предположения Уэйнрайта, что по крайней мере часть

применявшейся в древности на Востоке оловянной руды была аллювиального

происхождения и что она, возможно, была перемешана с медной рудой (вероятно,

с малахитом — наиболее обычной рудой для поверхностных месторождений меди, очевидно

уже  хорошо известной в то время как сырье для выплавки этого металла), я намерен

значительно упростить свое прежнее объяснение процесса открытия олова и бронзы. Хотя я

и раньше придерживался мнения, что, «когда люди впервые приступили к сознательной

разработке отдельных руд, это, по всей вероятности, были аллювиальные руды»421, тем не

менее я предполагал, что бронза первоначально получалась при выплавке металла из смеси

медной и оловянной руд, добытых в жильных месторождениях422. Я придерживался этой

точки зрения и потому, что в то время не было известно ни одного совместного

местонахождения медной руды и аллювиального олова. Теперь же можно предполагать

следующий ход событий:

1) Открытие аллювиальной оловянной руды, возможно, на берегах или в русле

Адониса или Федра или обеих рек, что могло произойти при поисках золота423.

2) Постепенное уяснение людьми того, что сравнительно тяжелая оловянная руда

может быть металлоносной или даже оказаться разновидностью медной руды, что привело к

плавке либо ее одной, в результате чего могло быть открыто олово, либо, что более вероятно,

в смеси с медной рудой, в результате чего могла быть впервые открыта бронза.

3) Когда запасы найденной аллювиальной оловянной руды, которые, вероятно, были

невелики, стали истощаться, начались поиски других источников снабжения оловом. Вот

тогда-то, очевидно, и были открыты залежи ее в Испании и Португалии, Корнуэлле, Бретани

и других районах, пока наконец, гораздо позднее и только в некоторых местах, не были

обнаружены и не начали разрабатываться те жильные залегания, из которых произошла

аллювиальная руда.

Правда, нужно оговориться, что гипотеза, предполагающая открытие оловянной руды

и бронзы в таком тесно связанном с Египтом районе, как окрестности Библа, не может

объяснить, почему в Месопотамии знакомство с бронзой произошло гораздо раньше, чем

в Египте, если только не допустить, что в древности были известны какие-то другие

источники оловянной руды.

Биссинг, Цитируя Гинце, пишет424, что в «Эскишехире, в центральной части Малой

Азии425, недавно было найдено олово и что старое турецкое правительство эксплуатировало

эти рудники».

МИНЕРАЛЫ

По определению словаря, минерал есть любое «вещество, добытое из земли». Однако

мы будем пользоваться здесь этим словом в значительно более узком смысле, подразумевая

под ним лишь ограниченное количество веществ, поскольку наиболее важные минералы —

металлы и их руды — уже разобраны нами, а такие минеральные вещества, как

строительный камень и другие камни, либо уже описаны, либо будут рассмотрены в других

главах. Таким образом, нам остается разобрать квасцы, соединения кобальта, наждак,

графит, соединения марганца, слюду, соду, селитру, соль и серу.

Квасцы

Насколько можно установить, до сих пор не известно ни одного случая находки

квасцов при раскопках древнеегипетских памятников, и все данные об их употреблении

в Древнем Египте носят косвенный характер. Так, мы знаем, что квасцы встречаются

в Египте, что они добывались в древности и что, по-видимому, именно они и были той

протравой, о которой говорит Плиний426, употреблявшейся для закрепления красок

при крашении тканей. Перейдем к доказательству этих положений. Квасцы встречаются

в оазисах Дакла и Харга, расположенных в пустыне к западу от долины Нила. B Дакла они

«широко разбросаны в виде небольших месторождений»427; в Харга же имеются

«чрезвычайно обширные древние копи»428, «холмы... буквально изрешеченные древними

разработками»428, и «огромные отвалы»428. «Величина и протяженность подземных

разработок показывают, что, какой бы минерал здесь ни добывался,  он должен был

представлять в те дни большую ценность; при осмотре тупиков штреков мы обнаруживаем

иногда очень тонкие пласты сернокислого алюминия... и можем предполагать, что именно он

и являлся предметом добычи»429. Кэтон-Томпсон и Гарднер пишут, что на протяжении

многих миль холмы и почва пустыни были все изрыты неглубокими разработками и земля

выглядела, как после артиллерийского обстрела430. «Скорее всего здесь искали квасцы»430.

Залежи в Харга разрабатывались в течение 1918–1919 годов, и за это время там было

извлечено около 222 метрических тонн квасцов431.

Несомненно, что по крайней мере какая-то часть этих разработок принадлежит уже

к сравнительно новому времени. Так, Макризи пишет432, что в эпоху арабского владычества

из оазисов в Каир ежегодно отправляли 1000 кантаров (44 т) квасцов. Другой арабский автор

говорит433, что часть государственных доходов составляют доходы от квасцовых копей,

а Гамильтон в 1809 году писал434: «Губание, расположенный на несколько миль ниже

Ассуана, ежегодно отправляет в пустыню караван в 50 верблюдов для добычи квасцов

в низине, находящейся на расстоянии 10 или 11 дней пути на юго-запад от порогов. Квасцы

залегают в виде сплошного пласта толщиной от 5 до 37 см, покрытого слоем сухого песка

толщиной около 15 см и покоящегося на слое влажного песка. Когда квасцы извлечены

из почвы, их разламывают на куски и сушат на солнце, а затем продают в Губание по семи

патаков за ардеб»435.

Но эти разработки не являются древнейшими, поскольку Геродот (V век до н. э.)

писал436, что царь Амасис (569–526 годы до н. э.) послал из Египта на 1000 талантов

«вяжущей земли» (очевидно, квасцов) в качестве вклада в дело перестройки храма в Дельфах

и что жившие в Египте греки прибавили от себя еще того же материала на сумму 20 мин.

Египетские квасцы были, по-видимому, известны римлянам во времена Плиния (I век н. э.),

поскольку этот автор, перечисляя различные источники снабжения квасцами, называет

Египет и говорит, что египетские квасцы «ценились выше всех других»437. Кэтон-Томпсон и

Гарднер утверждают438, что «черепки, собранные во время полевого осмотра горных

разработок, подтверждают правильность датирования их римской эпохой». Диоскурид

пишет439, что часто «в одном и том же месте разработок в Египте можно встретить чуть ли

не все виды квасцов. Египетские квасцы упоминаются в одном найденном в Египте, но,

к сожалению, недатированном папирусе440 и в двух других, из которых один относится

к 229 году, а другой — к 300 году н. э.441

В наше время квасцы употребляются как протрава при крашении и как лекарство. Эти

же два случая применения квасцов упоминаются и у Плиния442. Поэтому, когда он говорит

об употреблении в Египте протравы при окрашивании тканей443, мы вправе думать, что он

имеет в виду квасцы, тем более что квасцы в естественном состоянии встречаются в Египте и

добывались там по крайней мере в течение нескольких столетий до того, как Плиний

написал свое сочинение.

Соединения кобальта

Главная ценность соединений кобальта заключается в том, что некоторые из них

вследствие своего естественного  цвета употребляются для изготовления очень стойкой

густо-синей краски. Эта краска высоко ценится художниками, а также применяется для

окрашивания стекла в синий цвет. Насколько известно, синий кобальт никогда

не употреблялся в Древнем Египте в качестве краски для живописи, хотя и существует два

утверждения о том, что это якобы имело место. Одно из этих утверждений принадлежит

Тоху444, заявившему, что он нашел синюю кобальтовую краску на стенах гробницы Пернеба

(V династия). В настоящее время доказано, что это ошибка и что вся синяя краска в гробнице

является не кобальтом, а хорошо известной синей фриттой, окрашенной при помощи

соединений меди445. Другое утверждение принадлежит Видеманну, заявившему, что Гофман

нашел синюю кобальтовую краску в росписи времен Рамзеса III (XII династия)446. Однако

Вильямс считает это ошибкой. Она утверждает, что синяя кобальтовая краска была

применена не в живописи, а при изготовлении смальты447, искусственного стекловидного

продукта, окрашенного соединением кобальта, поскольку последний мог применяться

не только в живописи, но и для окрашивания стекла в синий цвет.

Применение соединения кобальта для окрашивания стекла в синий цвет

рассматривается нами в разделе о стекле. Древнейший известный нам образец такого стекла

датируется XVIII династией448.

Насколько известно, кобальтовые руды в Египте не встречаются. До сих пор

соединения кобальта были найдены там лишь в виде следов в квасцах из оазисов Харга и

Дакла449 и в никелевой руде с острова Сент-Джон в Красном море450. Конечно, древние

египтяне не знали о содержании в этих минералах соединений кобальта, да и извлечение

этих соединений было бы для  них непреодолимой трудностью. Поэтому любые

соединения кобальта, безусловно, были привозными. Вполне возможно, что их ввозили

из Ирана или с Кавказа, поскольку там имеются месторождения кобальтовых руд. Следы

соединений кобальта были обнаружены в некоторых древнеегипетских медных и бронзовых

изделиях и в одном образце шлака из Синая451, что говорит о возможности присутствия их

в виде следов в египетской медной руде.

Наждак

Наждак представляет собою серовато-черную разновидность корунда и состоит

в основном из окиси алюминия, хотя иногда содержит также как примесь окись железа.

По твердости наждак стоит на следующем месте после алмаза и в мелкоистолченном виде

употребляется как абразивное вещество.

За исключением одного необоснованного утверждения, что некоторые пески близ

Ассуана содержат 15 % наждака452, нет никаких данных о наличии его в Египте, хотя он

в изобилии встречается в Малой Азии и на некоторых островах Эгейского моря.

Известно несколько найденных в Египте предметов преимущественно

додинастического и раннединастического периодов, о которых предполагается, что они

сделаны из наждака (вероятно, потому, что они царапают стекло). В их число входят отвес453,

ваза454, какое-то орудие455, три маленькие плитки453 (как предполагают, для полировки бус —

ввиду наличия на них бороздок), кусок вещества456 и несколько оселков457. Дата последних

не известна. Плендерлит пишет, что отвес был исследован в лаборатории Британского музея

и оказалось, что он  сделан не из наждака, а из железистого песчаника458. По моей

просьбе директор египетского Геологоразведочного управления О. Г. Литл подверг анализу

вещество, из которого было сделано входящее в приведенный выше перечень орудие459; это

оказался также не наждак, а железистый песчаник. Его удельный вес равен всего лишь 1,47.

Я сам исследовал три плитки, из которых две находятся в музее Университетского колледжа

в Лондоне460, а третья — в Музее Эшмоля в Оксфорде461; все они оказались сделанными

не из наждака, а из железистого песчаника. Еще один предмет, названный в каталоге музея

«фрагментом корундовой вазы»462, также сделан из железистого песчаника и, по-видимому,

вовсе не является частью вазы. Я полагаю, что плитки не предназначались для шлифования

бус или каких-нибудь других предметов, а скорее служили формами для трубчатых бус.

Многие считают, что наждак употребляется в Древнем Египте как абразивный порошок при

сверлении и пилке твердых пород камня, но, хотя какое-то абразивное вещество и должно

было применяться для этой цели, нет никаких оснований считать, что это был именно

наждак, и с моей точки зрения это совершенно невероятно. Мы уже рассматривали вопрос

о предполагаемом применении в качестве абразива наждака в разделе об обработке камня463.

Графит

Графит — мягкое черное или темно-серое вещество, в основном состоящее

из углерода, содержание которого обычно колеблется от 50 до 97 %, между тем как

остальная часть приходится на глину и другие примеси. Графит широко распространен

в природе и встречается в Египте в некоторых сланцах в восточной пустыне (особенно

в золотопромышленных районах)464, в  берилло-слюдяных сланцах Вади-Ум-Дебаа465 и

в кварцевых жилах золотоносных пород.

Мы имеем несколько образцов древнейшего графита, среди них один образец

VI династии из Гебелейна466; один — XVIII династии, найденный Петри в одном из домов

Гуроба467; графитная бусинка, маленький кусочек графита и немного порошка — все в одной

раковине — и немного графитного порошка в двух других раковинах, найденные

Штейндорфом в Аниба в Нубии468, и несколько кусочков графита, найденных Рейснером

в Керма в Судане469, где им пользовались для чернения некоторых гончарных изделий.

Гуробский образец исследован д-ром Эйнсуортом Митчелом; он содержал много примесей

(преимущественно кремниевых соединений) и всего лишь 39 % углерода470.

Соединения марганца

Марганец встречается в природе главным образом в соединении с кислородом, то есть

в виде окисей, которые широко распространены в Египте. Нубийский песчаник, например,

пронизан жилами этих соединений марганца; они встречаются также в Джебель-Рузза

к северу от Фаюма, в Джебель-Альда в северной части гор Красного моря и в изобилии

на Синае, где только в одном районе за период с 1917 по 1928 год включительно было

извлечено 1 084 699 метрических тонн руды471.

Петри называет три образца окислов марганца: вад (XII династия), пиролюзит

(XVIII династия) и псиломелан (не датирован). Все эти образцы были найдены

при раскопках древних памятников, но свидетельств их практического применения

не имеется472.

Окислы марганца употреблялись в Древнем Египте для окрашивания глазури и стекла

в фиолетовый цвет; но мы не знаем других широких применений этих веществ, хотя известен

один случай использования пиролюзита в качестве черной краски в росписи гробниц

XII династии473, а также два примера употребления черной окиси марганца для росписи

гончарных изделий (XVIII династия)474. Окись марганца изредка применялась как краска для

подведения глаз475. Древнейший известный пример использования соединений марганца для

окрашивания стекла относится к XVIII династии476, но для окрашивания глазури они начали

употребляться гораздо раньше, хотя точная дата нам не известна. Потребность в этих

окислах в древности была настолько мала и они встречаются в Египте в таком изобилии, что

едва ли они когда-нибудь служили предметом ввоза. Есть сообщение о том, что в одной

местности в восточной пустыне обнаружены остатки древних разработок марганца.

Слюда

Слюдами называется группа минералов, отличительной особенностью которых

является способность легко раскалываться на тонкие пластинки. По химическому составу

они представляют собою сочетания силикатов алюминия с соединениями железа, магния,

калия и натрия. Слюды являются существенной составной частью многих горных пород,

например гранита и гнейса, и в изобилии встречаются в Египте. Слюда в виде мелких

блестящих чешуек часто встречается в нильском иле и во многих египетских глинах, вместе

с которыми она и попадает иногда в некоторые местные гончарные изделия, почему ее часто

можно обнаружить как в современной, так и в древней керамике.

Слюда изредка употреблялась в Египте в додинастический период477, хотя и не

известно, для какой цели.

В Нубии найдены слюдяные зеркала архаической эпохи478, а в египетской колонии

эпохи Среднего царства Керма, в Судане, маленькие кусочки слюды употреблялись

для украшения головных уборов479. Слюда была найдена и в Коптосе, но подробности этой

находки не известны480.

Природная сода (натрон)

Природная сода представляет собою встречающуюся в естественном состоянии смесь

карбоната и бикарбоната натрия. В настоящее время сода в Египте встречается в трех местах:

два из них (Вади Натрун и провинция Бехейра) находятся в Нижнем Египте и одно (Эль-Каб)

— в Верхнем.

Вади-Натрун представляет собой котловину в Ливийской пустыне, расположенную

приблизительно в 64 км к северо-западу от Каира. Котловина эта имеет в длину почти 34 км,

и по дну ее тянется цепочка озер, поверхность воды в которых приблизительно на 23 м ниже

уровня моря. Число озер колеблется в зависимости от времени года. Несколько лет тому

назад мне приходилось неоднократно бывать в Вади-Натрун. Тогда, в самый период, а также

в течение нескольких месяцев после разлива Нила (который в Каире обычно начинается

около конца июня и достигает максимальной силы в сентябре, часто — во второй его

половине), когда приток воды в Вади значительно увеличивается, а испарения вследствие

падения температуры во вторую половину этого периода уменьшаются, количество озер

равнялось двенадцати481. Летом их всегда меньше, чем зимой, так как небольшие и более

мелкие озера в жаркую погоду часто пересыхают. Авторы конца прошлого столетия обычно

насчитывают от семи до шестнадцати озер482, хотя в начале XIX века их было, очевидно,

только шесть483. Еще раньше в Вади-Натрун было, по-видимому, всего лишь одно или два

озера. Так, в 1780 году Соннини  упоминает два озера484, которые, по его словам,

сливаются зимой в одно, а в 1849 году Гмелин описывает одну «яму»485, как он называет

озеро, хотя и не указывает, к какому времени года относится его описание.

В 48 км к северу от Вади-Натрун, в провинции Бехейра, на расстоянии

приблизительно 22 км к западу от развалин древнего города Навкратиса, находится другая

значительно меньшая котловина, расположенная немного ниже уровня моря, в которой

имеется ряд неглубоких озер, также содержащих соду. Площадь самого большого из этих

озер достигает 200–300 акров. В сентябре каждого года уровень подпочвенных вод начинает

повышаться (в связи с общим поднятием уровня подпочвенных вод во всей Дельте и

просачиванием из переполняющихся во время разлива Нила каналов), так что к декабрю

постоянные озера увеличиваются в размерах и образуется еще ряд более мелких временных

озер. Летом вся территория частично пересыхает и, таким образом, отложения соды

становятся легко доступны. Количество соды здесь хотя и велико, все же ее гораздо меньше,

чем в Вади-Натрун486. Соннини видел эти месторождения соды в 1780 году и совершенно

правильно отмечает их местоположение близ Даманхура487. Одно время считалось, что

запасы соды в этих озерах совершенно истощены, но за последние двенадцать лет их снова

стали разрабатывать, хотя и в небольшом масштабе. Этот район обычно называется Барнуги,

или Харрара, по имени двух озер, которые в свою очередь получили свои названия

от соседних деревень. Браун при описании этих отложений соды говорит, что они находятся

в Теране488.

Отложения природной соды в Эль-Кабе описаны Швейнфуртом489 и очень кратко —

Швейнфуртом и  Левиным490, а также Сомерсом Кларком491. Швейнфурт, прилагающий

к своей статье карту окрестностей Эль-Каба, называет пять различных местностей, где

встречается сода: а) северная содовая долина; b) северная содовая равнина; с) южная содовая

долина; d) район выветренной кристаллической соды и е) южная содо-соляная равнина. Сода

здесь легко доступна, так как все места залегания находятся на расстоянии от 2 до 7 км

от берега Нила.

Арабский писатель Эль-Калькашанди, умерший в начале XV века н. э., описывает еще

два месторождения соды492 — одно площадью около 100 акров у Тарабийа близ Бенеса

в Верхнем Египте, которое, по его словам, разрабатывалось со времен Ибн Тулуна (835–

884 годы н. э.) и приносило ежегодный доход более 50 000 фунтов стерлингов, и другое —

в округе Факус, в восточной части Дельты. В настоящее время оба эти места не известны как

источники добычи соды.

В 1799 году соду в небольших количествах вывозили из Бир-Натрун в Судане (200 км

к западо-юго-западу от Донголы). Она «продавалась по высокой цене и... шла главным

образом на изготовление нюхательного порошка»493. В 1819 году Бурнгарт писал, что

«одним из важнейших предметов ввоза в Верхний Египет является сода из Дарфура»494.

В древнеегипетских хрониках упоминаются месторождения соды как в Вади-Натрун495,

так и в Эль-Кабе496,  но, насколько мне известно, месторождение в Барнуги в них

не упоминается. В хрониках, относящихся к эпохе царствования Рамзеса III (1198–1167 годы

до н. э.), говорится о собирателях соды на острове Элефантина497. Однако Элефантина

производит впечатление места, совершенно неподходящего для больших разрабатывавшихся

месторождений соды, и в настоящее время мы не находим там никаких следов присутствия

этого минерала. Сода фигурирует в перечне предметов, привозившихся в качестве дани

из Речену (Сирии) в годы царствования Тутмоса III (1501–1447 годы до н. э.)498.

Упоминания о египетских месторождениях соды имеются у двух античных авторов —

Страбона499 (I век до н. э. — I век н. э.) и Плиния500 (I век н. э.). Первый из них, описывая

путешествие по воде от побережья до Мемфиса (по-видимому, от Шедиа по каналу

до Канопского рукава Нила, а дальше — по Нилу), говорит о двух «ямах», где добывалось

большое количество соды, расположенных (так же как Нитриотский ном) за Момемфисом

(то есть вверх по реке или к югу от него) и близ Менелауса. Далее он рассказывает, что

в левой стороне Дельты находился город Навкратис, а «а расстоянии двух шени от реки —

Саис. Возникает вопрос, о каких же содовых «ямах» он говорит — об озерах в Вади-Натрун

или об озерах в Барнуги. Этот вопрос можно было бы легко разрешить, если бы мы знали

точное расположение Момемфиса или Менелауса, но, к сожалению, местоположение обоих

городов не ясно. Партей501, Пертес502 и Дюмихен503 помечают на картах Момемфис

значительно южнее Навкратиса. Если эти карты верны, то Страбон говорит о содовых озерах

Вади-Натрун. Однако названные ученые не приводят никаких доказательств в пользу

подобного расположения этих городов на своих картах. Возможно, что они просто ничего не

знали о месторождениях в Барнуги и  разместили Момемфис и Менелаус по отношению

к тому единственному месторождению соды, которое им было известно, а именно —

Вади-Натрун. В таком случае, обращаясь к этим картам, мы можем оказаться в заколдо-

ванном круге. Непонятно, почему Страбон сразу же вслед за Момемфисом и Менелаусом

называет Навкратис и Саис, но возможно, что это не имеет никакого отношения

к расположению содовых озер, которые, если они находятся близ Навкратиса, должны быть

месторождениями Барнуги. Такая гипотеза подтверждается данными Бутлера о том, что

Момемфис был расположен близ Даманхура504.

Именно по поводу Барнуги Эвелин Уайт писал: «Имеются веские основания считать,

что Барнуги есть не что иное, как коптский Пернуджи, а последний, без сомнения, был

Нитрией. В таком случае современный Барнуги является знаменитой Нитрией (а не Вади-

эль-Натрун). Древние авторы ясно говорят, что сода добывалась в северо-западной части

Дельты, в районе Навкратиса, то есть недалеко от Нитрии»505.

Плиний пишет506, что в Египте сода (nitrum) добывалась (nitrariae... tantum solebant

esse) только близ Навкратиса и Мемфиса507. Таким образом,. Барнуги подходит

под определение расположения первого, а Вади-Натрун, по методу исключения, — второго,

так как в этом районе имелось всего два месторождения соды. Правда, Вади-Натрун находится

не очень близко от Мемфиса, но трудно предполагать, что Плиний мог обойти вниманием

такой, важный источник соды в пользу какого-то мелкого и незначительного месторождения

только потому, что оно расположено ближе к Мемфису, даже если бы оно действительно

существовало. Следует, однако, отметить, что все сообщения Плиния о египетских

месторождениях соды очень сбивчивы и часто просто непонятны. Он пишет, что сода из-под

Мемфиса отличается более низким качеством, чем сода из-под Навкратиса, так как кучи

соды окаменевают и превращаются в твердую породу, из которой делают сосуды. Далее

говорится, что соду часто плавят и нагревают вместе с серой, хотя, для какой цели, не сказано.

Я не располагаю результатами анализов соды из Барнуги, но можно не сомневаться,

что она уступает высококачественной соде из Вади-Натрун. Сода из любого источника, если

ее сложить в кучи и долго держать в таком виде, не прикрывая от случайных небольших

дождей, может слегка затвердеть, и допустимо, хотя и маловероятно, что из такой

затвердевшей соды могли на пробу сделать несколько мелких сосудов. Однако в высшей

степени невероятно, чтобы соду когда-либо нагревали вместе с серой.

Плиний пишет508, что соду в Египте делали также искусственно, почти так же как

соль, с той только разницей, что для добывания соли пользовались морской водой, а для

добывания соды — водой из Нила. Это сообщение, которое в значительной степени неверно

и может только ввести в заблуждение, особенно там, где речь идет о сравнении с морской

водой, свидетельствует о чрезвычайно неясном представлении Плиния о том, в каком виде

природная сода встречается в Египте. Сода отлагается в некоторых низменных районах,

затопляемых вскоре после начала ежегодного разлива Нила, вследствие просачивания воды

либо непосредственно из реки, либо из каналов и других питаемых рекой источников. Сама

же по себе нильская вода не оставляла и не оставляет при испарении соды.

Я предполагаю, что это заблуждение могло возникнуть следующим образом: при

испарении морской воды остается соль, при испарении же вод, прямым или косвенным

путем проникающих из Нила в отдельные котловины, остается сода. Отсюда на первый

взгляд можно решить, что оба эти явления сходны, в действительности же они коренным

образом отличаются друг от друга. Когда мы берем морскую воду, соль находится в ней

в растворенном состоянии и остается в виде сухого осадка после испарения воды.

При просачивании же нильской воды сода находится не в самой воде, а в почве тех низких

мест, куда проникает вода, где она  постепенно накапливалась в результате химических

реакций, происходивших в почве в течение многих веков. Вся работа воды заключается лишь

в том, что она растворяет уже имеющуюся в наличии соду и выносит ее на поверхность, где

она и остается после испарения воды. Рассказ Плиния о том, что соду спешат собрать, когда

идет дождь, ибо она может снова раствориться, наводит на мысль, что речь идет скорее

о месторождениях в Барнуги, чем в Вади-Натрун, поскольку в районе последней дожди

незначительны и не могут нанести сильного ущерба, тогда как в районе Барнуги соды

меньше, а дождей больше, и осенью перед сбором соды там может выпасть достаточно

влаги, чтобы затопить высохшую за лето площадь и испортить сбор509.

В Древнем Египте сода употреблялась для очистительных церемоний510, в особенности

для очищения рта511; для приготовления благовонных курений512; для изготовления стекла513,

глазурей и, возможно, при варке синей и зеленой фритты, применявшейся в качестве краски,

которую можно приготовлять как со щелочью, так и без нее (хотя присутствие щелочи облегчает

процесс); при варке пищи514; в медицине515; для отбелки холста516 и,  наконец, при

бальзамировании517. В Александрии сода применялась при выделке стекла еще в 1799 году518.

В эпоху Птолемеев добыча соды была царской монополией519; (В эпоху арабского

владычества она приносила правительству значительный доход520, и в настоящее время вся

добываемая сода облагается небольшим налогом.

Египетская сода всегда содержит в качестве естественных примесей хлористый

натрий (поваренную соль) и сернокислый натрий. Оба эти вещества могут присутствовать

в самых различных и часто весьма значительных количествах521. Например, в исследованных

мною 14 образцах соды из Вади-Натрун522 оказалось от 2 до 27 % поваренной соли;

содержание же сернокислого натрия колебалось от одних лишь следов до 39 %, В образцах

из Эль-Каба содержание поваренной соли колебалось от 12 до 57 %, а сернокислого натрия

— от 11 до 70 %. В трех образцах соды из Эль-Каба, исследованных Левиным, содержание

поваренной соли колебалось от 25 до 54 %, а сернокислого натрия — от 12 до 54 %523. Сода

при раскопках египетских памятников попадается начиная с тасийского периода524.

Селитра525

В настоящее время под словом «селитра» подразумевается только нитрат калия

(азотнокислый калий). Но самый корень «нитр» происходит от египетского ntry526,

обозначающего то, что в наши дни называют натроном, или природной содой, состоящей

в основном из карбоната и бикарбоната натрия. Этимологическое происхождение этого

слова всегда вызывало смешение двух понятий: nitre (селитра) и natron (сода); по этой же

причине селитру часто путают с другим естественным продуктом — нитратом натрия

(азотнокислый натрий). Эта путаница продолжается до сего времени, и nitron Геродота527 и

Диоскурида528 и его латинский эквивалент — nitrum Плиния529 часто неправильно переводят

на английский язык как nitre (селитра) вместо natron (сода), а о нитрате натрия тоже часто

говорят как о селитре. Таким образом, та «селитра», которая встречается на Синае и

употребляется там для изготовления ружейного пороха530 и взрывчатого вещества531, почти

наверное, является нитратом натрия, а не нитратом калия. Последний, насколько известно,

встречается в небольшом количестве лишь в одном месте, в Синае532, между тем как первый

гораздо более распространен и встречается на значительной территории в Верхнем Египте,

где им пользуются в качестве удобрения на полях, хотя не известно, употреблялся ли

он для этой же цели в древности. Нет никаких данных о том, была ли известна и

употреблялась ли в Древнем Египте калийная селитра (нитрат калия). Когда этот термин

попадается нам в современных книгах по истории Древнего Египта, например в описании

бальзамирования или производства стекла, это, очевидно, является следствием

неправильного перевода.

Древнееврейское слово, неправильно переведенное в Книге притчей как «селитра»533,

подразумевает вовсе не нитрат калия, на который уксус совершенно не действует, а карбонат

натрия (соду), который растворяется в уксусе с шипением и с выделением пузырьков газа;

об этом еще в 1680 году писал Роберт Бойль534.

Соль

Обыкновенная, или поваренная, соль (хлористый натрий) в изобилии встречается

в Египте. В настоящее время ее добывают в больших масштабах для продажи на озере

Мареотис, в северо-западной части Дельты и в солончаках у Порт-Саида, но в небольших

количествах она добывается контрабандой из местных источников в различных районах.

Плиний упоминает535 озеро близ Мемфиса, из которого добывалась соль, по его словам,

красного цвета; он рассказывает также535, что один из Птолемеев нашел соль около Пелузия

(Дамиетта), что соль встречалась под песками в пустыне между Египтом и Аравией, а также

в западной пустыне и что на побережье Египта были устроены искусственные солончаки

для выпаривания соли из морской воды.

Плиний535 и Диоскурид536 рассказывают о каком-то «соляном цвете» (flos sails),

который встречался в Египте и, как предполагалось, приплывал сверху по Нилу, хотя его

находили и на поверхности воды некоторых ручьев. Что это за «соляной цвет», установить

до сих пор не удалось. Во всяком случае, это не нефтяные пятна, приплывающие вниз

с Белого Нила, как полагает Бейли537. Может быть, нефть и имеется ниже озера Альберта и

в русле реки Кафу (притока Виктории — Нила), но всякий, кто когда-либо бывал в низовьях

Нила и знает, что, прежде чем достигнуть Дельты, его воды должны проделать путь

в 6,5 тыс. км, понимает, что никакая нефть не может и не могла спускаться сюда по воде

из верховьев реки.

Геродот говорит538, что в Египте «земля покрыта солью (настолько, что она даже

разрушает пирамиды)», и упоминает «соляные заводы» в Пелузиуме538; он пишет также, что

соль примешивали к маслу для заправки ламп538.

В Каирском музее имеется небольшой конгломерат соляных кристаллов, найденный

в Гебелейне в ларце,  относящемся к VI династии539. Я исследовал его и обнаружил, что

это была чистая поваренная соль без всякой примеси соды и сернокислого натрия. Там же

имеются два, к сожалению не датированных, соляных кирпича (20×11×3 см и 19×9×4 см),

привезенных из Дейр-эль-Медине540. Я исследовал также два больших и несколько

маленьких кусков соли эпохи XVIII династии, найденных Брюйером в Дейр-эль-Медине.

Соль в Древнем Египте употреблялась не только как приправа к пище, но и для засола

рыбы. Применение соли для бальзамирования будет рассмотрено нами в следующей главе541.

В Птолемеевский период соль была предметом царской монополии542.

Сера

Сера в чистом состоянии встречается в большинстве вулканических районов, а также

обычно в больших количествах в сочетании с гипсом. В этом втором варианте она и имеется

в Египте, а именно в Рас-Джемса, где она подвергалась (уже в современную эпоху) и

подвергается усиленным разработкам в Бир-Ранга и в Рас-Бенасе543. Все эти месторождения

находятся на побережье Красного моря. Небольшие куски серы попадаются иногда

в известняках близ Каира543, и она отлагается также теплыми «серными» источниками

в Гелуане.

Археологи несколько раз находили серу при раскопках древнеегипетских памятников.

Так, например, Брайтон нашел несколько кусочков серы общим весом 6,5 г, относящихся,

очевидно, к эпохе римского господства544; Петри нашел маленький кусочек серы,

датируемый XXVI династией, в Дефеннэ545, а Каирский музей купил  тридцать пять

маленьких розеток, девятнадцать амулетов в виде бычьих голов и четыре амулета в виде

головы Бесах неизвестного, но, вероятно, позднего времени — все сделанные из серы546.

Римские образцы обнаруживают признаки плавления. Наиболее вероятным источником

добычи серы являются месторождения на побережье Красного моря.