ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 

Со времени выхода в свет предыдущего издания этой книги было произведено много

новых раскопок и исследований и сделано немало публикаций. В результате мы стали

обладателями таких обширных новых данных по материалам и ремесленным производствам

Древнего Египта, что для того, чтобы предлагаемая вниманию читателя книга оказалась

на уровне наших современных знаний, мы должны были выпустить ее в новом издании.

Книга коренным образом переработана и намного расширена; добавлены три новые

главы: о клейких и связующих веществах, о бусах и об инкрустированных глазах. Особенно

обогатились новым материалом разделы о крашении, стекле, глазурованных изделиях,

бальзамировании, благовонных веществах, гончарном промысле, каменных сосудах, сахаре,

текстильном волокне и дереве. Почти все остальные разделы заново отредактированы и

дополнены. Исторический обзор и раздел химических анализов также пересмотрены и

дополнены новыми материалами.

Хотя я и отмечаю отдельные места в египтологической литературе, которые кажутся

мне ошибочными, и выражаю определенные мнения по различным спорным вопросам, тем

не менее я стараюсь не забывать указания Роберта Бойля о том, что «...человек может быть

поборником истины, не становясь при этом врагом приличий, и может опровергать чужое

мнение, не понося тех, кто его придерживается»1. К этому я прибавил бы [23] слова

Левенгука2: «Я не ищу ничего, кроме истины, и, насколько это в моих силах, указываю

на ошибки, которые могли бы вкрасться в некоторые вопросы; при этом я надеюсь, что те,

с кем мне, быть может, придется не согласиться, не будут на меня в обиде; и если бы они

в свою очередь обнаружили какие-либо ошибки в моих собственных взглядах, я почел бы это

за услугу, так как это лишь придало бы мне сил в стремлении достичь большей точности».

Назвать по именам всех друзей, помогавших мне, делившихся со мною различными

сведениями, мыслями и материалами для анализов, просто невозможно. Тем не менее

я крайне обязан им всем, а в особенности Гаю Брайтону.

А. Лукас

Каир, 1945.