ПРЕДИСЛОВИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

Эта книга необычна. Прежде всего она основана на новых и очень

многочисленных дешифровках надписей, нанесенных на изделия сред-

невекового периода, причем эти чтения публикуются впервые, так сказать,

с пылу-жару. Ивсе выводы об исторических событиях и фактах ос-

нованы на этих документах, весьма достоверных первоисточниках.

Дешифровок много. По сути дела данная книга представляет со-

бой альбом дешифровок славянского слогового письма русского сред-

невековья, руницы, знаки которой наносились на самые разнообраз-

ные предметы домашнего хозяйства, ремесленные орудия, на гривны

и монеты, украшения, предметы языческого и христианского куль-

тов, на иконы и иллюстрации в книгах; этими знаками наши пред-

ки писали друг другу письма на бересте. Это означает, что при не

очень большом количестве авторского текста тут весьма много иллю-

страций, которые в общем-то и составляют основное содержание книги.

Ибо самой первой задачей данного издания является демонстрация

многообразия надписей руницей, которого почти никто себе не пред-

ставляет.

Но, конечно, надписи на предметах интересны не сами по себе, а лишь

после их чтения, перевода на современный язык и комментирования.

Восновном я совмещаю сами надписи с ними же, переписанными бо-

лее совершенными знаками (транскрипцией), и с их преобразованием

в буквы современного русского шрифта (транслитерацией) на одном

рисунке. Затем следует воспроизведение чтений уже не на рисунке, а в

тексте в виде транслитерации (полужирным шрифтом прописными

буквами), за которой следует перевод на современный русский язык

(курсивом прописными буквами). Многообразие надписей демонстри-

рует самые различные цели их авторов, но прежде всего показывает

очень высокий уровень грамотности не только городского, но и сель-

ского населения. Поэтому второй моей задачей стал показ тех конк-

ретных областей человеческой деятельности, где применялось слого-

вое письмо.

ISBN 5-9533-0140-5

Вниманию оптовых покупателей!

Книги различных жанров можно приобрести

по адресу: 129348, Москва, ул. Красной Cосны, 24,

издательство «Вече».

Телефоны: 188-88-02, 188-16-50, 182-40-74;

т/факс: 188-89-59, 188-00-73.

E-mail: veche@veche.ru

http://www.veche.ru

Филиал в Нижнем Новгороде

«ВЕЧЕ-НН»

тел. (8312) 64-93-67, 64-97-18

Филиал в Новосибирске

ООО «Опткнига-Сибирь»

тел. (3832) 10-18-70

С лучшими книгами издательства «Вече»

можно познакомиться на сайте

www.100top.ru

ББК 63.3

Ч 84

© Чудинов В.А., 2003.

© ООО «Издательский дом «Вече», 2003.

Ну, а далее раскрывается основная цель исследования— демонст-

рация удивительно высокой степени пронизанности русской средне-

вековой культуры письменными текстами. Наши предки предстают

теперь как люди очень высокой грамотности, гораздо более высокой,

чем мы могли себе представить. Предметы труда и быта, записки для

себя и для близких людей, тайнопись в случаях сомнительной переда-

чи денег или в любовных записках, читаемый смысл в знаках собствен-

ности и княжеских знаках, закладные надписи на восточных монетах

и русских гривнах, слоговое обозначение мест чеканки первых рус-

ских монет и руничное подражание татарским монетам в период мон-

голо-татарских завоеваний, надписи в виде узоров на украшениях и в

виде частей рисунка на иллюстрациях рукописей и книг, надписи в виде

складок на иконках и иконах, названия языческих божеств на валунах

и идолах, и многое другое— все это открывается по большей части

впервые, давая ощущение какой-то небывалой приближенности людей

тысячелетней давности к современной образованности. Поняв, насколько

плотно окружали надписи и тексты быт средневековых русских, по-

неволе испытываешь чувство гордости за свой народ, который к на-

чалу XX века в глазах интеллигенции представал отсталым и неве-

жественным. Ничего подобного в домонгольской Руси не было!

Впрочем, не хочу предварять конкретные разделы исследования, где

читатель имеет право сам почувствовать азарт первооткрывателя, зна-

комясь с той или иной стороной средневекового быта. Поэтому снача-

ла я хотел бы обратить внимание на обстоятельства написания данной

работы. Задумана она была как продолжение серии из нескольких книг,

посвященных средневековым русским надписям. Когда я приступил к

ее написанию, я не видел особых сложностей, пытаясь лишь собрать

воедино уже напечатанные статьи и заметки и дополнив их теми де-

шифровками, которые я проделал давно, но по каким-то причинам не смог

опубликовать ранее. Однако по ходу работы выяснилось существова-

ние не охваченных мной ранее археологических источников, и, кроме того,

в процессе чтения я смог усовершенствовать методику выявления скры-

тых надписей, что существенно увеличило их массив. От первоначально-

го замысла пришлось отказаться, проводя параллельно с составлением

текста книги большую исследовательскую деятельность. Врезультате

задуманный объем материала был перекрыт в несколько раз.

Моя эпиграфическая деятельность проходила в кругу доброжела-

тельного отношения многих заинтересованных лиц; некоторых из них,

к сожалению, уже нет в живых. Так, в феврале 2000 года ушел из жиз-

ни доктор филологических наук Геннадий Прокопьевич Мельников,

живо интересовавшийся подвижками в области славянских дешифро-

вок с позиций стадиального и культурно-историческою языкознания.

Ксожалению, практически ничего из задуманного в области нашей со-

вместной работы осуществить не удалось. Вдекабре 2001 года скончался

академик Борис Александрович Рыбаков, приветствовавший исследо-

вания руницы и обещавший собрать имевшийся у него материал по

его собственным раскопкам. Этот исследователь, по существу в одино-

честве и идя наперекор многим авторитетным мнениям, создал архео-

логическое направление в исследовании русского язычества. Особен-

но важным для моих исследований являются его положения о форми-

ровании основ славянской мифологии еще в палеолите, которые на-

шли буквальное подтверждение в виде обнаружения надписей ряда

славянских божеств, относящихся именно к палеолиту. Сдругой сто-

роны, ряд его положений по средневековой проблематике не нашел

подтверждения в моей эпиграфической деятельности, в частности, его

трактовка общей архитектоники Збручского идола. Ксожалению, те-

перь наша полемика по этим вопросам невозможна. Вмарте 2002 года

произошла еще одна потеря— ушел из жизни академик Олег Нико-

лаевич Трубачев, всегда очень осторожно и взвешенно принимавший

новое. Тем не менее он не возразил против моего первого исследова-

ния и был в курсе моих последующих публикаций. Вего лице не только

наука вообще, но и эпиграфика в частности лишилась одного из сво-

их признанных лидеров. Так что потери последнего времени, как для

отечественной науки, так и для меня лично, просто огромны.

Ксожалению, не все складывалось ладно и в моих отношениях с

ныне здравствующими коллегами. Как говорил поэт, «нам не дано

предугадать, как наше слово отзовется». Так, мои критические выска-

зывания по поводу ряда конкретных дешифровок Геннадия Станис-

лавовича Гриневича, который стартовал гораздо раньше меня (пример-

но лет на 10), привели его не к обычной научной дискуссии, а к пре-

кращению всяких контактов вообще и к помещению в журнале «Рус-

ская мысль», где он публиковался, откровенной брани в мой адрес.

Правда, позже на мои лекции по надписям руницы в центральном лек-

тории Политехнического музея приходили его сторонники, предлагая

нам «помириться», однако я с Гриневичем не ссорился. Явсегда высту-

пал за открытую дискуссию и продолжаю придерживаться этой точки

зрения и сейчас. То, что большинство дешифровок Гриневича неудов-

летворительно, видно, так сказать, невооруженным глазом. Если же будут

предложены более совершенные результаты, я готов их обсуждать. Точно

так же я готов обсуждать и справедливость своих результатов, пола-

гая, что в спорах рождается истина. Однако никаких последствий тот

разговор на моей лекции в Политехническом музее не имел.

Поначалу неплохие отношения складывались с Александром Иго-

ревичем Асовым, который не только взял на себя смелость первой

публикации в России «Велесовой книги», написанной смешанным ру-

нично-кирилловским письмом, но разыскивал рукописи самых различ-

ных систем письма, имевшихся на Руси. Пока что научная обществен-

ность относится к «Велесовой книге» как к фальшивке, начиная с пер-

вых известий о ней в 60-х гг. XX века. Памятник действительно слож-

ный, и требуется открытая научная дискуссия с привлечением данных

«за» и «против». Мне показалось, что в тексте первой дощечки этой

книги, чья прорись сохранилась, имеются признаки существования сло-

говых знаков, то есть я нашел один из аргументов «за». Это положе-

ние показалось интересным А.И. Асову. Однако в моей недавней книге

«Загадки славянской письменности» в одной строке в скобках я имел

неосторожность упомянуть один из псевдонимов А.И. Асова как его

подлинную фамилию, ссылаясь на сборник А. Платова «Мифы и магия

индоевропейцев», откуда я и почерпнул эти сведения. Сведения ока-

зались неверными, и я невольно выступил их распространителем, за что

приношу свои извинения. Кроме того, я нашел неточность в интерпре-

тации А.И. Асовым надписи на памятнике Бусу, но прокомментировал

ее с шуткой, которая тоже обидела Александра Игоревича. Приношу

свои извинения и за шутку. Вмои задачи вовсе не входит обижать

коллег, тем более добывающих новый эпиграфический материал.

Некоторое недоразумение произошло и в отношениях с Ларисой

Андреевной Новиковой, научным сотрудником Института археологии

РАН. Она мне любезно разрешила перерисовать несколько изображе-

ний из своей подготовленной к печати работы о курильницах катаком-

бной культуры Кавказа, сказав, что я могу их использовать в моих

лекциях, в том числе и публичных. Эпиграфический фрагмент одной

из курильниц (из Веселой Рощи-II) я поместил в моей брошюре (на-

учном докладе) 1998 года «Славянская мифология и очень древние

надписи», где сделал попытку чтения надписи. При этом я, естественно,

опустил ряд несущественных для эпиграфики деталей— размеры

изделия, трещины, бордюр, достаточно приблизительно изобразил общие

пропорции, словом, поступил так, как поступают все эпиграфисты при

цитировании археологического памятника. Л.А. Новикова усмотрела в

этом искажение памятника, и определенное самоуправство с моей сто-

роны. Яприношу свои извинения и искренние сожаления за данное

недоразумение. Публиковать памятник во всех деталях— это неотъем-

лемое право археолога, и я на себя взять ответственность такого рода

никак не мог. Эпиграфическая цитата из памятника на то и цитата, что-

бы передавать лишь одну из его сторон (а именно эпиграфическую),

но не облик памятника во всей его полноте. Иначе вместо цитаты по-

лучится плагиат, а я вовсе не претендую на первую публикацию данного

археологического памятника, принадлежащую всецело Л.А. Новиковой.

Авообще-то гораздо охотнее я принес бы перечисленным людям

благодарности: Г.С. Гриневичу— за пробуждение им моего интереса к

данной области эпиграфики; А.И. Асову— за его инициирование мо-

его исследования письменности «Велесовой книги»; Л.А. Новиковой —

за предоставленный ею фактический археологический материал ката-

комбной культуры Кавказа, из которого следовало, что руница была

известна и там. Но еще больше мне хотелось бы поблагодарить докто-

ра филологических наук Галину Александровну Богатову из Инсти-

тута русского языка РАН— за постоянный интерес к моей эпиграфи-

ческой деятельности и предоставление возможности знакомить раз-

личные аудитории с этой стороной истории русской культуры; док-

тора исторических наук Елену Александровну Мельникову из Инсти-

тута российской истории РАН— за консультации на первых порах

исследования и предоставленный археологический материал; кандидата

исторических наук Галину Гавриловну Ершову, научного сотрудника

Института археологии РАН— за весьма полезные замечания по ру-

кописи моей книги; доктора философских наук, профессора Герасима

Андреевича Югая— за предоставленную возможность постоянных

выступлений на семинаре РАН по евразийской культуре с сообщения-

ми по эпиграфической тематике; доктора философских наук, профес-

сора Анатолия Евгеньевича Лукьянова— за ценные обсуждения моих

выступлений на семинаре РАН по евразийской культуре.

Любое новое направление исследований вносит изменения в сло-

жившуюся картину мира. Не является исключением и данная работа,

с позиций которой становятся иногда сомнительными, а иногда и не-

верными некоторые устоявшиеся научные положения. Например, вы-

ясняется, что гривны и восточные монеты на Руси были не столько

деньгами, сколько залоговыми средствами, так что исландские чтения

надписей на них (а этим исследователи занимаются уже несколько

десятков лет) лишены всякого смысла. Оказываются неверными и

многие кирилловские чтения, не принимающие во внимание существо-

вание руницы, так что древнейшая русская надпись на корчаге из Гнёз-

дово под Смоленском не только пронизана знаками руницы, но и яв-

лялась сосудом из-под молока, а не из-под горчицы или нефти. Так что

в моей книге имеется много критических замечаний в адрес сложив-

шихся точек зрения и неверных интерпретаций. Полагаю, что это не

повод для обид, а основа для дальнейших дискуссий, где по ряду поло-

жений, я, возможно, окажусь неправым. Но такова научная жизнь, за

успехами в одном могут следовать неудачи в другом. Каждый из нас

не бог, каждому дано право на заблуждение. Важно лишь не путать

научную позицию с личностными оценками. Однако известно, что уст-

ранение заблуждений и прояснение многих сомнительных положений

способствуют прогрессу науки. Уже понимание того, что даже в сред-

ние века наши предки широко пользовались письмом на всех уровнях,

начиная с бытового и кончая государственным, приводит к мысли, что

Русь являлась одной из весьма цивилизованных стран того времени.

Аэто, в свою очередь, ставит вопрос о мере культурных заимствований,

в которых она нуждалась начиная с Хвека. Иесли раньше историог-

рафия объясняла многие изменения на Руси (введение христианства,

использование восточных монет, наличие варяжских дружин у князей

и т.п.) культурной отсталостью и приобщением Руси к Европе за счет

соответствующих культурных заимствований, то теперь картина оказы-

вается гораздо более сложной. Но такова цена любой подвижки в на-

уке: решается, причем окончательно, ряд нерешенных проблем, но зато

возникает ряд новых задач, подчас даже гораздо больший в количе-

ственном отношении. Иеще более огромный пласт загадок разворачи-

вается по отношению к новой подвижке своими новыми гранями, под-

час совершенно неожиданными. Так, например, судя по печатям на гривнах,

большинство из них было сделано в Литве (или, по крайней мере, бра-

лись в заклад в Литве). Между тем, существование Литвы как госу-

дарства русского и по языку, и по многим аспектам культуры как-то

выпадает из отечественной историографии.

Надеюсь, что данная книга внесет вклад в новое понимание средне-

вековой Руси— Руси цивилизованной, грамотной, сложной в своей

экономической, политической и культурной жизни.

Москва, сентябрь 2003 года.