ВЫВЕСКИ И УКАЗАТЕЛИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

Хочу обратить внимание читателей на то, что ни один археолог не

нашел ни одной вывески или указателя средневековой Руси. Внаши

дни, когда даже квартиры имеют небольшие таблички на дверях, на ко-

торых сообщается, например, «доктор права Иванов А.А.», на улицах

прикреплены массивные указатели с их названием и ночной подсвет-

кой, учреждения имеют крупные, отливающие золотом вывески, а мага-

зины размещают над входом метровых размеров буквы, чтобы их было

видно за версту, возникает законный вопрос: а как же было с этим воп-

росом в средние века? Неужели же люди ходили как в темном лесу,

и только расспрашивали друг друга, где находится нужный храм, го-

родская управа, как называется улица, где парадный, а где черный вход

в дом, куда привязывать лошадей, куда отводить их на водопой и так

далее? Неужели жители городов никак не помечали многочисленные

двери, чтобы знать, куда какая ведет? Все это кажется чем-то стран-

ным, не соответствующим высокому уровню культуры, который про-

являли те же люди в других областях быта. Всамом деле, если вла-

дельческие знаки ставились на чем угодно, даже на посуде, и тем са-

мым все вокруг должны были знать, кому принадлежит даже такая

бытовая мелочь, то каким же образом оставались без названия несрав-

ненно более крупные каменные здания?

Как и во многих других случаях, эти вопросы— свидетельство не

средневекового, а вполне современного невежества. Всредние века было

все— и таблички, и вывески, и указатели. Просто мы их не видим.

Точнее, видим, но принимаем за другое. Так, рассматривая старинные

здания, построенные из тоненьких средневековых кирпичей (такой

кирпич археологи называют плинфа), исследователи находят массу

каких-то непонятных надписей. Зачем они нужны? Всвоей моногра-

фии о грамотности Руси А.А. Медынцева посвятила этой проблеме

шестой раздел второй главы. Вот что она пишет по этому поводу: «На

многих кирпичах, использовавшихся при строительстве древнерусских

храмов и гражданских сооружений, сохранились различные клейма и

знаки мастеров. Исследователи, столкнувшись с ними, давали вре-

мя от времени их описания и истолкование, но до сих пор они оста-

ются малоисследованными, и назначение меток и знаков еще полно-

стью не выяснено. Первая попытка классификации знаков на кир-

пичах была сделана И.М. Хозеровым1. В наше время работу по

классификации, выявлению назначения знаков на кирпичах продолжил

Л.А. Беляев2. И.М. Хозеров разделил все известные знаки на две груп-

пы: выпуклые значки, оставляемые вырезами на одном из бортов фор-

мы для кирпича, маленькие вдавленные значки на плоской (постели-

стой) стороне кирпича, оставляемые специальной печаткой. Л.А. Бе-

ляев уточнил классификацию, выделив третий тип: метки, нанесен-

ные на сырой кирпич пальцем или каким-либо инструментом, иногда

процарапанные по обожженному кирпичу»3. Понятно ли читателю, что

интересует археологов? Выпуклые значки или вдавленные! Ибо на-

значение меток «полностью не выяснено». Ну, а не полностью?

«Врезультате изучения знаков и меток исследователи пришли к

выводу, что традиция клеймения кирпича была принесена греческими

ремесленниками, участвовавшими в организации строительства пер-

вых древнерусских каменных зданий. Причем, как правило, греческие

ремесленники ставили клеймо с указанием имени императора или

жертвователя. На Руси эта традиция столкнулась с широко приме-

нявшимся клеймением гончарных изделий, что привело к новому спо-

собу клеймения кирпичей при помощи рельефного оттиска4. Среди

множества знаков исследователи давно отмечали знаки, напоминаю-

щие буквы кириллицы или глаголицы, например, среди руин Успенского

собора Киево-Печерской лавры найдено около 140 кирпичей с такими

знаками5. Но не всегда знак, напоминающий букву, воспринимается как

инициал владельца или вообще как буква. Систематическое изучение

рядов знаков показало, что многие из них имеют только внешнее

сходство с буквами6»7. Итак, согласно размышлениям археологов, зна-

ки на кирпичах понимаются как клейма, восходящие к двум источни-

кам— к греческим клеймам строителей и к русским клеймам на гон-

чарных изделиях. На мой взгляд, хотя первое возможно, а второе менее

вероятно, основная часть надписей на кирпичах не имеет отношения ни

к тому, ни к другому. Иназначение этих надписей— совершенно иное.

Первые чтения. Ястал читать надписи на кирпичах довольно дав-

но, с лета 1994 года, но специальных публикаций на эту тему не делал,

поскольку были более важные на тот момент направления исследова-

ний. Но все-таки одну опубликованную дешифровку я сделал. Она

касается двух изображений на кирпичах8 (рис. 204).

Правда, сейчас я бы внес маленькое уточнение, заменив Ина Э и

читая первую надпись СЕ ЭРОТА РОТОНДА (ЭТО— РОТОНДА

(БОГА ЛЮБВИ) ЭРОТА). Тем самым первое изображение9 было

ничем иным, как вывеской чего-то вроде дома терпимости в Путивле;

вторую надпись10 из Трубчевска я читаю по-прежнему, СЬТОЛБ

 (СТОЛБ). Это— предупреждение тем, кто мог бы не заметить высту-

пающего строения и удариться о него лбом. Обе вывески сделаны

смешанным способом, то есть руницей и кириллицей, но первая надпись

более запутана и даже зеркальна. Чтобы ее мог прочитать лишь тот,

кто этого очень хочет. Кстати сказать, кирпич принадлежал Путивльс-

кому храму и относился к XII веку. Некоторые исследователи пред-

полагали наличие храмовой проституции на Руси, но этому не было

доказательства. Теперь оно есть. Что же касается моей замены Э на И,

то в свое оправдание скажу, что слоговой знак I мог обозначать лю-

бой гласный звук, и я поначалу предположил первое, наиболее веро-

ятное чтениеI как И, что давало слово ИРОТ. Язаподозрил, что так

назван известный библейский царь ИРОД, и дальше не стал вникать,

могла бы русская церковь построить ротонду в честь Ирода, или нет.

Но теперь мне ясно, что к Ироду отношение у православных всегда

было отрицательным за то, что именно в его правление произошла казнь

Спасителя, и кощунственно было бы строить в его честь ротонду при

храме. Авот построить ротонду для соединения православных хрис-

тиан с благочестивыми христианками религия того времени, прони-

занная языческими традициями, считала вполне нормальным. Игре-

ческая мифология вкупе с греческими строителями тут были бы

весьма кстати.

Словом, как бы ни трактовать чтение одного знака из 12, принад-

лежность этой надписи к вывеске с названием учреждения не ме-

няется. И, как видим, речь тут не идет ни о греческом имени строите-

ля, ни о византийском императоре, ни о других клеймах, «напоминаю-

щих буквы, но буквами не являющихся». Буквы тут и являются бук-

вами кириллицы, но они перемешаны со знаками руницы. А вторая

надпись является табличкой; мы бы и сегодня повесили аналогич-

ную, написав, правда, немного пространнее: ОСТОРОЖНО, СТОЛБ!

Иэто тоже не клеймо строителя.

Впрочем, надпись, встречающаяся однажды,— это еще слабое до-

казательство. Что ж, я готов предоставить аналогичные сюжеты. Сна-

чала— в подтверждение второй таблички. Так, при раскопках на Со-

борной горе в Смоленске была найдена плинфа, которую издатель (Д.А.

Авгусин из МГУ) поместил вертикально (и правильно сделал), хотя

изображение назвал «знаком Рюриковичей»11 (так археологи называ-

ют непонятные для них лигатуры из знаков руницы) (рис. 205).

Я читаю надпись СЬТОЛЪП (СТОЛП). Как известно, столпами в

архитектуре называют колонну, поддерживающую своды. Вданном слу-

чае лигатура составлена только из знаков руницы, и последний знак

дан вверх ногами, но таковы были обычные, допустимые нормы ру-

ничной орфографии. Так что смысл ее все тот же: ОСТОРОЖНО,

СТОЛБ!

Надписи Успенского храма. Теперь надпись как вывеска. Речь идет

о надписи-штампе на плинфе из Успенского собора Старой Рязани. Ее

читали два эпиграфиста, А.Л. Монгайт12 и А.А. Медынцева13 (рис. 206).

Сначала я приведу ее изображение, а потом— чтения.

Ксожалению, эпиграфисты полагают ниже своего достоинства под-

писывать буквы изображения стандартными буквами кириллицы (то

есть транскрибировать); я это считаю не «причудами гения», а отсут-

ствием элементарного профессионализма. Поскольку, с моей точки

зрения, тут вообще нет букв, то приходится гадать, какой из знаков

первый исследователь принял за Яи К, а вторая— за Н и К; допус-

каю, что это были разные знаки, как это следует из моей попытки

реконструировать их чтения. Аэпиграфисты думают, что читатель— не

дурак, и сам поймет, какой знак за какую букву они принимают. На мой

взгляд, этот Яков— из той же серии, что Бынята, Селята и Тихота,

вычитанные, как и поручик Киже, из совершенно не такого текста.

Однако хочется понять логику коллег, чтобы самому не наплодить

очередных «Яковов». Итак, сначала процитирую первого исследовате-

ля: «Большая часть кирпичей имеет клейма в виде отдельных букв

или значков, а на нескольких кирпичах оттиснуто имя мастера

ЯКОВТВ..., вероятно, ТВОРИЛ»12. Теперь второго: «При раскопках

Успенского собора в Старой Рязани на нескольких кирпичах были

обнаружены надписи однотипного содержания. Надпись была сначала

вырезана на деревянной форме и поэтому отпечаталась на боковой

части кирпичей «зеркально». Чтение ее затрудняет это обстоятель-

ство и «смазанность», «непропечатанность» отдельных букв. А.Л. Мон-

гайт прочел ее как имя мастера, ЯКОВ ТВ... (ЯКОВ ТВОРИЛ —

делал). На изданной фотографии одной из надписей (местонахож-

дение кирпичей в настоящее время не установлено) читаются сле-

дующие буквы (справа налево) НКОВ(Ъ) Т(В). Не «пропечатались»

полностью верхние части букв Ъ и В, но чтение в целом приемлемо.

Пропуск Ав имени ИАКОВвполне вероятен. Датировка надписи зат-

руднена ее плохой сохранностью и краткостью, поэтому наиболее

надежна дата архитектурная— середина XII века12»13. Итак, якобы

архитектор отпечатал в нескольких экземплярах свое имя, то ли ЯКОВ,

то ли ИКОВЪ, причем в обратную сторону (такой малости предус-

мотреть не смог!), фамилию или прозвище не дал. Все это в высшей

степени странно! Традиции, как можно судить по украшениям (эта глава

у меня идет несколько дальше), были таковы, что фамилия или про-

звище указывались непременно, например, УКРАШЕНИЕ МАСТЕРА

ПРОТАСОВА или КУЗНЕЦ ГЕОРГИЙ НОСКОВ. Так и тут мас-

тер должен был написать ЗОДЧИЙ ИВАН ПЕТРОВ. И никаких

«ТВОРИЛ».

Ну, а что думаю я? Ачто никакой кириллицы тут нет и в помине,

что перед нами нормальная надпись руницей, но читать ее нужно не по

фотографии, которая выявляет лишь распределение света от освети-

тельных приборов по поверхности кирпича, а по прориси, где специ-

ально подчеркиваются существенные детали. Поэтому я предлагаю

сразу и прорись, и мое чтение надписи (рис. 207).

Прежде всего хочу обратить внимание на то, что надпись на самом

деле выглядит несколько длиннее тех знаков, которые видны на фото-

графии, и читается она вполне нормально, слева направо. Два первых

знака опознать трудно, но затем следуют привычные лигатуры, кото-

рые разлагаются на вполне приемлемые слова: РУСЬ. РАЗАНЬ. ВЕ-

ЛИКИ СЬБОРЪ ВУСЬПЕНЪСЬКЪЙ. В современной орфографии

это выглядело бы так: РУСЬ. РЯЗАНЬ. ВЕЛИКИЙ СОБОР УС-

ПЕНСКИЙ. Ну, а сейчас мы бы написали чуть иначе: РОССИЯ. РЯ-

ЗАНЬ. ВЕЛИКИЙ УСПЕНСКИЙ СОБОР. Как видим, разница очень

невелика.

Такова вывеска Успенского собора, сделанная в нескольких экзем-

плярах. Кстати, читатель видит, что я не оставляю прорись на усмот-

рение желающих, а приписываю внизу по крайней мере еще три стро-

ки от себя, чтобы каждый этап дешифровки был виден, и чтобы, если

я не прав, мне могли бы сказать, где именно. Но я вернусь к работе

А.Л. Монгайта еще раз, чтобы продемонстрировать его предыдущий

рисунок из той же статьи15.

На кирпичах верхнего ряда слева от щели видны две лигатуры (рис.

208). Левая читается справа налево как ВОЙДИ!, а правая слева на-

право— как ВЫЙДИ! Сегодня мы бы написали чуть иначе, ВХОД

и ВЫХОД. Так что слева был вход, справа выход, как это и до сих

пор принято в помещениях, например в метро. Надписи же сделаны

по возможности симметричными, чтобы они выглядели красиво. Та-

кова была графическая эстетика тех дней. Итаковы были таблички

входа и выхода.

Япомещаю внешний вид реконструкции южного фасада Успенско-

го собора16 (рис. 209), чтобы читатель мог видеть, как примерно выгля-

дел этот храм. А заодно и многие похожие храмы, чьи надписи на

плинфе я хотел бы прочитать.

Надписи Борисоглебского храма. Если уж речь зашла о Рязани,

то есть смысл остановиться на кирпичах Борисоглебского собора и их

надписях. Исследователи отмечают, что «на торцах некоторых кир-

пичей Борисоглебского собора оттиснуты рельефные знаки кирпи-

чей. Полагают, что ими отмечали партии кирпича для загрузки печи

при обжиге, хотя это не единственное решение вопроса»17.

На камнях Борисоглебского собора я вначале рассмотрел (рис.

210) группу однотипных надписей, которую читаю, разлагая лигату-

ры, так: КОНЬ, КОНЬ, МОНАХЪ, КОВАЛЬ, КОНАШЬКА,

КОНАКИ (КОНЬ, КОНЬ, МОНАХ, КУЗНЕЦ, КОНЯШКА, КОНЯ-

КИ). Иными словами, речь идет о месте размещения лошадей возле

собора и, говоря современным языком, о месте остановки транс-

портных средств. Ну и, разумеется, о первой техпомощи в виде

кузнеца и о духовной помощи со стороны монаха. Так что ни о каких

значках в качестве меток для кирпичей определенной партии при

обжиге тут речь не идет.

Еще один кирпич того же собора я скопировал из двух источни-

ков— из книги двух авторов о древней столице Рязанской земли17 и

из монографии А.Л. Монгайта о Рязани18 (рис. 211). Эти рисунки име-

ют отношение к одному и тому же сюжету, но начертание каждого гра-

фического элемента у них разное. И, кроме того, второй рисунок со-

держит слева один лишний элемент, отсутствующий на первом рисунке.

Сопоставив обе лигатуры, я разъединил их на составные части и про-

читал каждый знак руницы; у меня получилась надпись ВЫПЪРЯГЪ

НА КАРЕТЕ (ВЫПРЯГ (ЛОШАДЕЙ) ИЗ КАРЕТНОЙ УПРЯЖИ).

Таким образом, было предусмотрено не только место «остановки» ло-

шадей, но и обозначалось место, где разрешалось выпрягать уставших

и запрягать свежих лошадей. Так что в данном случае мы имеем дело

опять с вывеской.

Продолжим рассмотрение еще нескольких знаков на кирпичах того

же собора17 (рис. 212). На одном из кирпичей я читаю слово КОНО-

ВАЗЬ (КОНОВЯЗЬ), что означает уже «парковку» лошадей, а не их

остановку. Если места высадки были небольшими, но многократными,

то коновязи достаточно быть одной, но обширной.

Другое слово— ПОГОНЬЩИКИ (ПОГОНЩИКИ). Видимо, так

назывались те служители храма, которые помогали сдвигаться тяже-

лым повозкам; а для верховых дворян они оказывали услугу: брали

под узцы лошадь и отводили к коновязи, где и привязывали ее на

время моления хозяина. Позже они, видимо, по сигналу хозяина, отвя-

зывали и подводили ее к господину. Наконец, на одном кирпиче мож-

но прочитать слово КОНОПЪЛА (КОНОПЛЯ), так что здесь было

место торговли коноплей.

На следующих кирпичах17 (рис. 213) я читаю КОВАЛЬ, КОВАЛЪ-

НЯ, СЕРЕДЪКА и ИНЪКЪ (КУЗНЕЦ, КУЗНИЦА, СЕРЕДИНА и

ИНОК). Понятно, что кузнецы могли делать мелкий ремонт прямо на

месте (они соответствуют нынешним автомеханикам), поэтому их тре-

бовалось несколько человек, тогда как кузница (нынешняя аналогия —

авторемонтная мастерская) была нужна всего одна. Ряд людей пред-

почитали оставить лошадей посередине площади перед храмом, чтобы

было примерно одинаково вести лошадь к любым из дверей— зара-

нее трудно было понять, откуда может выйти хозяин. Что же касается

надписи ИНОК, то это слово обозначает местонахождение монаха; при

пострижении обычный человек становился как бы иным. Монахи

выполняли ряд особых функций и могли потребоваться мирянам.

На следующих пяти кирпичах того же собора19 (рис. 214) я читаю

ВЪНИЗЬ и ВЪНИ(ЗЬ) (ВНИЗ); это означает, что ехать или идти

следует под уклон; затем на одном кирпиче читается НЪПЪРАВО, а

на двух других— ВЪЛЕВО (НАПРАВО и НАЛЕВО). Это весьма

распространенные и сегодня указатели направления движения.

На пяти других кирпичах (рис. 215) читаю: на двух ЗАЙДИ, на

остальных трех— ВОЙДИ. Таким образом, в средние века любили

писать не существительные ВХОД или ВЫХОД, а глаголы в повели-

тельном наклонении.

Следующие три надписи20 (рис. 216), на мой взгляд, имеют отноше-

ние к одной из функций православного храма— отпеванию покойни-

ков. Для внесения гроба и вынесения его из церкви должны суще-

ствовать специальные двери, на которые и указывают данные таблич-

ки. На первой и третьей я читаю ВЪНОСЬ _______(ВНОС) (так что изредка

встречаются и имена существительные), на второй— ВЪНЕСЬТИ

(ВНЕСТИ).

Что же касается выноса гроба, то табличка для указания на это

действие выглядит весьма замысловато.

На этой серии табличек 20 (рис. 217) читаю: ВЫНЕСЬТИ УСОПЪ-

ШИХЪ, а также ТЕЛО и ТЕЛО. Таким образом, выход с гробом офор-

млялся как табличка ВЫНЕСТИУСОПШИХ, а каждое место для гроба

внутри церкви имело табличку ТЕЛО. Аместо, с которого полагалось

выносить гроб после отпевания и приколачивания крышки, обознача-

лось табличкой ВЪЗАЛЪ (ВЗЯЛ).

На трех следующих кирпичах Борисоглебского собора20 (рис. 218)

читаю надписи ЗАЙТИ, БОЛАЩИ (БОЛЯЩИЕ) и РОВЪ (РОВ).

Первый является обозначением входа в одно из помещений храма, вто-

рой— места сбора больных, жаждущих исцеления, второй указывает

на начало рва возле храма, куда можно при неосторожности упасть.

Еще три надписи оттуда же21 (рис. 219) читаю ТЕЛЕГА СЬДЕСЬ

(ТЕЛЕГА ЗДЕСЬ) (знаки СЬ— зеркальные). Эта вывеска означает

место остановки телег. На следующем кирпиче читается просто СЬДЕСЬ

(ЗДЕСЬ), где оба знака СЬ опять зеркальные. Наконец, на третьем кир-

пиче я читаю надпись ПОВАРЬ (ПОВАР). Полагаю, что это была не

монастырская трапезная, а бесплатная раздача еды для нуждающихся.

Три последних надписи на кирпиче (рис. 220) читаются так: ВЫЙ-

ТИ, ГОРОДЪ и КОНОВЯЗЬ, причем на надписи ГОРОД имеется

стрелочка, указывающая влево. Следовательно, дорога из церкви в город

Рязань проходила слева от выезда из церкви.

Кроме того, знаки были обнаружены не на торцевой, а на верхней

поверхности кирпича (рис. 221). Было бы интересно прочитать и их.

На них я читаю: на большей ПАЛАТЫ ГОРЕ (ПАЛАТЫ НАВЕР-

ХУ), а на меньшей— РОТОНЪДЫ ПЪРАМО (РОТОНДЫ ПРЯМО).

Слово ПАЛАТЫ могло обозначать покои для клириков высокого ранга,

тогда как смысл одной из ротонд мы уже выяснили выше. Однако,

возможно, что существовали ротонды и для других целей.

Тем самым прочитаны 42 из 44 надписей. Из двух непрочитанных

одна представляет собой обломок с лигатурой, и по сохранившемуся

фрагменту трудно решить, что было начертано на целом кирпиче. Вто-

рой— треугольник, образованный из 6 треугольников меньшего раз-

мера, и представляет собой не надпись, а символ.

Теперь есть смысл рассмотреть ряд кирпичей Путивльского храма

XII века.

Надписи Путивльского храма. Первую надпись (рис. 222) прини-

маю за христианские символы; два креста, как мне кажется, изобража-

ют какую-то очень большую святыню, возможно, алтарь. Либо это во-

обще символ православной церкви. Следующий знак я поначалу тоже

принял за символ, но оказывается, его можно разложить на слово

ПОВОРОТЫ, что соответствует функции указателя. Далее дважды

встречается слово ЛИКЪ (ЛИК), что указывает на место расположе-

ния иконы. Два кирпича имеют довольно простую в начертании лига-

туру, которую тем не менее разложить на части было довольно труд-

но; мне кажется, что ее чтением будет МАТЕРЬ БОЖИЯ. Далее в виде

положенной на бок буквы Т мне представляется указатель НАПРА-

ВО; сейчас мы для этих целей используем стрелочку ®. Следующую

лигатуру я читаю СЬПАСЬ (СПАС, СПАСИТЕЛЬ). Две оставшиеся

надписи читаются ЛЕВАЯ и ЛИКИ. Таковы значения еще 10 надпи-

сей. Хочу обратить внимание на то, что если в Успенском и Борисоглебс-

ком соборах надписи представляли собой наружные указатели, упо-

рядочивавшие деятельность людей перед храмом, то тут мы имеем дело

с указателями внутренними, находившимися в интерьере.

Надписи Иоанно-Предтеченского храма. Ряд надписей XI—XII вв.

был обнаружен и на плинфах Иоанно-Предтеченской церкви при

раскопках Киевского Подола22 (рис. 223).

Правда, почти ничего нового по сравнению с тем, что мы уже виде-

ли, тут нет. Трижды повторяется надпись входа ВОЙДИ, начертанная

справа налево (в последнем случае археолог по ошибке опубликовал

надпись с разворотом на 180о), что позволяет думать, что это было

сделано умышленно. Иными словами, такова была традиция ради сим-

метрии с надписью ВЫЙДИ. Слова МАТЕРЬ БОЖИЯ начертаны на

двух кирпичах, и с разворотом нижней части на 180о по сравнению с

кирпичами Путивльского храма. Есть здесь и надпись ЛИКЪ, тоже

знакомая. Новой оказывается надпись ХС, которую можно принять и

за IС ХС, обычную аббревиатуру ИИСУСА ХРИСТА, но она вполне

соответствует по смыслу надписи СПАС. Несмотря на повтор, эти

надписи весьма важны для того, чтобы показать, что набор указателей

в храмах был стандартным. Вданном случае кирпичи опять были взя-

ты из интерьера.

Ана последних 9 кирпичах из той же церкви23 (рис. 224) (верхний

ряд рисунка) можно прочитать наряду со старыми и несколько но-

вых надписей. Так, вначале речь идет об иконе Спасителя, и это место

помечено инициалами IC. Другое место помечено почти так же, БОГЪ

IC (БОГ ИИСУС). Затем начертано слово БОЖИЙ; следующий

кирпич археолог поместил не рядом, так что потерялось слово ЛИКЪ;

на мой взгляд, полная надпись должна была звучать БОЖИЙ ЛИК.

Следующую надпись из лигатуры и отдельно стоящего знака я начи-

наю читать с него, читая тем самым справа налево слова ИКОНА-ЛИКЪ;

поскольку речь не идет о конкретном святом, вероятно, тут должна была

помещаться икона регионального святого. Авот далее место предназ-

началось для персонифицированного святого: на кирпиче начертано

СЬВЯТОЙ ПЕТЪРЪ (СВЯТОЙ ПЕТР). Далее я читаю слово

ВОЙДИ (ВХОД), но уже нормально, слева направо. Далее следуют две

весьма красивые лигатуры, одну из которых я читаю ПАПЕРЪТЬ

(ПАПЕРТЬ), а другую я не мог прочитать чисто слоговым способом

и прочитал как надпись смешанного письма, ХОРЫ. Последняя над-

пись нам уже знакома, это ЛИКЪ (ЛИК).

До сих пор мы рассматривали надписи на кирпичах православной

церкви, но есть возможность проанализировать и кирпичи католичес-

кого храма.

Надписи на кирпичах Каложского храма. На кирпичах этой церк-

ви, видимо, тоже XII века, можно прочитать ряд надписей (рис. 225).

Первую лигатуру я читаю как СЬПАСЪ (СПАС, СПАСИТЕЛЬ). Если

на лигатуре Путивльского храма она располагалась вертикально, то тут

она размещена горизонтально. Далее следует знак в виде Мальтийско-

го креста. Мне представляется, что таково обозначение католического

храма, в отличие от обозначения православного храма как короткого

равноконечного креста, +. Две лигатуры подряд, несколько разной формы,

я читаю как слово ИНЪКЪ (ИНОК, монах). Из этого сразу видно, что

здесь были зарисованы кирпичи внутренних стен. Затем идет знако-

мая лигатура, читаемая ВЪЛЕВО (ВЛЕВО), и новое слово ЛИТЪ-

ВА (ЛИТВА); Гродно в то время входило в Русь-Литву. Последнюю

лигатуру я читаю как слово ЛИКИ (либо ИКОНЫ, либо СКУЛЬП-

ТУРЫ). Как видим, пока надписи католического храма совпадают с

таковыми храма православного.

На 9 следующих кирпичах надписи имеют в основном новый харак-

тер (рис. 226). Прежде всего две надписи подряд читаются ВЪ ДА-

РОНОСИЦЫ, слегка различаясь начертанием знаков (варианты я обо-

значил в транскрипции, поместив их чуть выше строки). Следовательно,

здесь находилась лестница, или дверь, ведущая в помещение, где храни-

лись дароносицы. Затем «жирным шрифтом» две лигатуры, над которы-

ми пришлось поломать голову. Надпись я читаю СЬВАТЫЕ ВЪРАТА,

то есть СВЯТЫЕ ВРАТА. Не уверен, что это ЦАРСКИЕ ВРАТА пра-

вославной церкви. Два других знака совершенно ясны: надпись ЧАРА.

Затем опять четыре знака, над которыми пришлось изрядно поломать

голову. Эти лигатуры я читаю как НОВЫ ВЫЙТИ, НОВЫ ВОЙ-

ТИ (НОВЫЙ ВЫХОД—НОВЫЙ ВХОД). Затем лигатура, прочитан-

ная как ВЫЙТИ—ВОЙТИ (ВЫХОД—ВХОД). При этом обращаю

внимание на то, что на первом месте в перечислении в обоих случаях

ставится выход, а не вход, как принято сегодня. Наконец, в двух случаях

читаю лигатуру как ЕЛЕЙ; так обозначено место хранения МИРА или

место для МИРОПОМАЗАНИЯ. Как видим, здесь обозначены прежде

всего места интерьера, со свойственными католической церкви реалия-

ми— святыми вратами, дароносицами, елеем и так далее.

Надписи на кирпичах Нижнего храма. ВГродно сохранились руи-

ны Нижней церкви, разрушенной в 1183 году. На ее кирпичах тоже

сохранились надписи25 (рис. 227).

Внадписях на кирпичах Нижней церкви можно прочитать знако-

мое слово ЛИКИ, затем новое слово ГОРЕ, что означает НАВЕРХУ-

 (кстати, читается справа налево и оба знака развернуты влево, так что

смысл знака не просто «наверху», а НАВЕРХУСЛЕВА). Далее чита-

ется слово ВЪЛЕВО (ВЛЕВО), начертанное чуть иначе, затем— ВОЙ-

ТИ-ВЫЙТИ, потом дважды слово ВЫЙТИ, начертанное по-разному,

и вслед за ним— ВОЙТИ и ВОЙДИ. Далее— опять ВОЙТИ и зак-

лючительный фрагмент слова [ВОЙ] ДИ. Так что новых слов тут

практически нет.

На продолжении кирпичей (рис. 228) читаю: ИНЪКЪ, ВЫЙТИ,

ВЪНЕСЬТИ ГЪРОБЪ (ИНОК, ВЫЙТИ, ВНЕСТИ ГРОБ). Последняя

надпись подтверждает мое предположение, высказанное при чтении

кирпичей других церквей, о том, что слово ВНЕСТИ сочетается со

словом ГРОБ. Затем уже известная надпись ВЪ ДАРОНОСЬЦЫ, но

с дополнением ИДИ. Наконец, слово ВОЙДИ. Итак, уже знакомые слова

начали повторяться.

Надписи на кирпичах храма Трубчевска. Врайонном центре Брян-

ской области, городе Трубчевске, были обнаружены кирпичи XII—

XIII вв. от существовавшей тогда церкви. На кирпичах имеются надпи-

си26 (рис. 229), которые я читаю: МОЛИТЪВЪНЪНЪКЪ, то есть

МОЛИТВЕННИК— место нахождения молитвенника; четырежды в

разных начертаниях слово ИНОКЪ или ИНЪКЪ (ИНОК, МОНАХ) —

так обозначено местонахождение монахов, из чего следует, что храм

размещался на территории монастыря. Далее следует ВЫЙТИ—

ВОЙТИ (ВХОД—ВЫХОД); очень любопытная надпись ВЫЙДИ КЪ

БОГОЯВЛЕНЕЮ; это— особый ВЫХОД К ПРОЦЕССИИ БО-

ГОЯВЛЕНИЯ (здесь применена обычная орфография руницы, где

слоговой знак НИ часто заменяли на знак НЕ); наконец, ВЪЛИТЬ

(ВЛИТЬ, видимо, святой воды) и ЛИКЪ (ЛИК, ИКОНА). То есть тут

выявляются некоторые реалии монастырского храма.

Надписи на кирпичах храма Смоленска. Ряд надписей на кирпи-

чах церкви XII века из Смоленска опубликовал Д.А. Авдусин (рис.

230). При этом он заметил, что «между археологами нет единого

мнения о значении этих знаков. Одни их считают своеобразной

«фабричной маркой» ремесленника, другие видят в них знак заказ-

чика. Существуют и варианты этих мнений. Неразрешенность

вопроса, его недостаточная исследованность в значительной сте-

пени объясняются невниманием к публикациям клейм и знаков»27.

Полностью соглашаясь с этим исследователем в отношении невнима-

ния и вместе с тем понимая, что без знания руницы чтение этих зна-

ков невозможно, я опять подчеркиваю, что знаки не отражают ни

клейма ремесленника, ни клейма заказчика. Что же касается конкрет-

ных кирпичей28, то на них я читаю знакомые слова: ПОЙТИ, ЛИКИ,

ЛИТЪВА, ЛИКЪ-ИКОНА (ПОЙТИ, ЛИКИ, ЛИТВА, ЛИК-ИКОНА).

Встречаются тут и слова ГОРОДЪ, ИНОКЪ, КОВАЛЬ, ВОЙ-

ДИ (ГОРОД, МОНАХ, КУЗНЕЦ, ВХОД).

На другой части кирпичей (рис. 231) можно прочитать ВОЙДИ,

И ВОЙДИ, ЛИКЪ и новое слово УГОЛЪ (ВХОД, ЕЩЕ ВХОД,

ЛИК и УГОЛ). Возникает впечатление, что эти надписи со внутрен-

них стен храма. Однако тут же можно прочитать надпись КАРЕТЫ,

которая относится скорее к наружной части, хотя это мог быть выход

из церкви к каретам. Остальные слова— ВОЙДИ и НАПЪРАВО -

комментариев не требуют.

На оставшейся части кирпичей надписи (рис. 232) как будто гово-

рят в пользу их принадлежности к наружной стене. Тут я читаю: КЪ

РЕКЕ, ВЪ КАРЕТНУЮ, ВОЙДИ СЬ СЕВЕРЪ и КОЛЕСЪ (К РЕ-

КЕ, В КАРЕТНУЮ (МАСТЕРСКУЮ), ВОЙДИ С СЕВЕРА и КОЛЕ-

СА). Предложение входить с северного входа, возможно, было обус-

ловлено тем, что южный вход мог быть как раз приспособлен в каче-

стве выхода к каретам, а также в сторону каретной мастерской вкупе с

мастерской колесника. Что же касается выхода к реке, то, вероятно, ею

был Днепр, на котором построен Смоленск.

Яне ставил своей задачей создать энциклопедию всех надписей на

кирпичах, когда-либо опубликованных археологами; я лишь хочу по-

нять общую тенденцию таких надписей. Полагаю, что две церкви Ряза-

ни, две церкви Гродно, церкви Путивля, Трубчевска и Смоленска дали

достаточно представительный материал по вывескам и указателям.

Конечно, остается еще много непрочитанных кирпичей из храмов, но

теперь уже можно примерно догадываться, что именно на них начерта-

но. Поэтому я перехожу к другим сюжетам— исследованию надписей

на кирпичах княжеских замков. Вотличие от культовых центров, хра-

мов, замки представляют собой образцы каменной архитектуры свет-

ской направленности.

Кирпичи Гродненского замка. Целую монографию городу Гродно

посвятил Н.Н. Воронин. Внем, в частности, есть публикация медной

таблички и двух кирпичей с надписями29 (рис. 233), которые я считаю

вывесками с названием самого города. На медной табличке в виде узора

начертано: ВЪ ГЪРОДЪНЪ, ПЕРУНОВА РУСЬ, ЛИТЪВА (В ГРОД-

НО, ПЕРУНОВА РУСЬ, ЛИТВА). А на кирпичах я читаю: на первом —

ГЪРОДЪНО, РУСЬ (ГРОДНО, РУСЬ), а на втором— ГОРОТЪ

ГЪРОДЪНЪ (ГОРОД ГРОДНО). Полагаю, что с точки зрения сред-

невековой эстетики все три надписи необычайно красивы.

Что же касается стандартных надписей на кирпичах (рис. 234), то

на одном указателе написано ГОРОДЪ, на двух других— ГРОДНО и

ГЪРОДЪНЪ (ГОРОД и ГРОДНО). Эти надписи я отношу к дело-

вому, достаточно строгому стилю. Втом же стиле выполнены и осталь-

ные надписи: две надписи РЪНОКЪ (РЫНОК), надпись ВЪЛЕВО

(ВЛЕВО), ВОДА и символ КРУТОЙ ПОВОРОТ.

На других кирпичах (рис. 235) можно прочитать надписи КЪ КА-

ВАЛЪНЕ (К КУЗНИЦЕ), а также надписи СЬВОЗЬ, дважды ГО-

РОДЪ, ЛИТЪВА, РОВЪ, ТОЧЬКЪ, ВЬЕХАЛЪ (СВОЗ, ГОРОД,

ЛИТВА, РОВ, ТОЧИЛЬЩИК, МЕСТО ПАРКОВКИ). Здесь же поме-

щены и два символа: ПЕРЕКРЕСТОК и ЗИГЗАГ.

Еще ряд кирпичей содержит надписи (рис. 236): МОЛОКО,

ИНЪКЪ, КОВАЛЬ, МУСОРЪ, РЕКА и СЬТОЙ (МЕСТО ПРОДА-

ЖИ МОЛОКА, МОНАХ (ИНОК), КУЗНЕЦ (КОВАЛЬ), МЕСТО

ВЫБРАСЫВАНИЯ МУСОРА (ПОМОЙКА), РЕКА и СТОЙ! (МЕ-

СТО ДОСМОТРА ПРИЕХАВШИХ)). Кроме того, имеется два сим-

вола-указателя дорожного движения: ДВИЖЕНИЕ ВЛЕВО и МЕД-

ПУНКТ. Словом, вполне в духе современных городских указателей.

Полагаю, что существовало довольно много таких чисто символи-

ческих указателей на кирпичной брусчатке30 (рис. 237), которые мы

сейчас рассмотрим подробнее.

Прежде всего полагаю, что кирпичи были развернуты не поперек,

а вдоль движения. Тогда развилка справа находилась ближе к зрителю

и означала его направление движения. Следующая линия, искривляю-

щаяся вверх или вниз, при таком расположении означала легкий по-

ворот направо или налево, тогда как короткий перечеркивающий ее

отрезок означал пересечение с поперечной улицей. Мои цифры 1—

11 соответствуют нумерации знаков Н.Н. Воронина, а цифра 12 соот-

ветствует знакам 30—35 Воронина. Более конкретно знак 1 означает

ПРЯМО, СЛЕГКА НАПРАВО, знаки 2, 3 и 5— ПРЯМО ДО ПОПЕ-

РЕЧНОЙ УЛИЦЫ, знаки 4, 6, 7, 8 и 11— ПРЯМО, ПЕРЕСЕКАЯ -

ПОПЕРЕЧНУЮ УЛИЦУ (при этом возможны небольшие повороты

вместе с дорогой), знаки 9 и 10— МИМО РАЗВИЛКИ ДО ПЕРЕ-

СЕЧЕНИЯ С ГЛАВНОЙ МАГИСТРАЛЬЮ; знак 12— ОБЪЕЗД

ВПРАВО. Уже это свидетельствует о существовании в XII веке в

Гродно правил дорожного движения. Сдругой стороны, не следует

забывать о том, что это была не Киевская или Новгородская Русь, а

Русь-Литва.

Дальнейшую часть знаков (рис. 238) я развернул так, как их дол-

жен был видеть участник дорожного движения. Кирпичи, которые у

меня пронумерованы с 13 по 30, соответствуют кирпичам в нумерации

Н.Н. Воронина с 11 по 29 за вычетом знака 15 в виде Э, что соответ-

ствует движению ВПРАВО В ОБЪЕЗД С ПЕРЕСЕЧЕНИЕМ, но не

какому-то письменному тексту. Все же остальные изображения пере-

дают текст, начертанный руницей. Его я читаю так: знак 13— ПУТЬ

(С ПЕРЕСЕЧЕНИЕМ), 14— ЖЬДАТЬ (ЖДАТЬ, вариант знака

СТОЙ), 15— ВЪЛЕВО (ВЛЕВО), 16— ГОНИ! (аналог указателя

современных скоростных трасс), 17— ТЪПЪРУ! (ТПРУ, возглас из-

возчика, тормозящего лошадь, соответствует современной надписи

ТОРМОЗИ!), 18— ЛЕДЪ (ЛЁД, при обледенении карета может пой-

ти юзом, а лошадь— поскользнуться и даже упасть), 19— ТЬРОГАЙ!

то есть (ТРОГАЙ! соответствует современной вывеске ОСТАНОВ-

КА ЗАПРЕЩЕНА), 20— ЖЬДИ (ЖДИ), 21— ВЪЛЕВО (ВЛЕВО)

(после пересечения с улицей, отходящей вправо, и по достижении ос-

новной магистрали), 22— ЧЬЛЪНЪ (ЧЕЛН, ЛОДКА, иными слова-

ми, ВПЕРЕДИ ПРИСТАНЬ), 23 и 24— ЖЕСЬТЬ (УКРАШЕНИЯ,

торговля сувенирами), 25— ВЫСЪКИЙ (ВЫСОКИЙ, возможный

проезд под мостом или аркой), 26— И ПЪРЯМО (И ПРЯМО, види-

мо, после показателя поворота), 27— СЬТОЙ (СТОЙ), 28—30 —

ЛЕВЫЙ (наличие левого поворота; обозначение пунктиром первого

знака, видимо, подчеркивает не обязательность, а лишь возможность

такого поворота). Поскольку правые повороты особо не обозначены,

они, следовательно, возможны всегда, тогда как левые помечены спе-

циальным знаком; из этого я делаю вывод о наличии правосторонне-

го движения в средние века. Как и в наши дни.

Следующая партия знаков с 31 по 42 (рис. 239) соответствует зна-

кам с 36 по 47 в нумерации Н.Н. Воронина. И уже первый кирпич

необычен. На нем размещено что-то вроде карты из двух параллель-

ных прямых улиц с 5 пересечениями и двумя диагоналями. Слева,

возможно, обозначены места парковки гужевого и верхового транс-

порта, справа— объезд. Подрисуночную подпись прочитать доволь-

но сложно, поскольку при таком обилии пересечений появляется

множество вариантов знаков; я предпочитаю прочитать текст кир-

пича 31 как слова ПЪЛАНЪ СЬВОДЬНЫ (ПЛАН СВОДНЫЙ).

Это, разумеется, не карта, но все же схема. До сего момента я и по-

мыслить не мог, что в XII веке можно было увидеть схему проезда

по ряду улиц!

На кирпиче 32 тоже читается два слова, НИЖЬНЕ ВУЛИЦЫ, то

есть НИЖНИЕ УЛИЦЫ. Поскольку Гродно стоит на реке Немане,

полагаю, что НИЖНИЕ УЛИЦЫ— это те, которые примыкают к реке.

А затем следуют односложные надписи: 33— ВЬЕЗЪЖАЙ, то есть

ВЪЕЗЖАЙ, 34— ИЗЬВЬВЫ (ИЗВИВЫ), 35— ВЫЕДИ (ВЫЕЗЖАЙ),

36— ЗАЕЗЬЖАЙ (ЗАЕЗЖАЙ), 37— ВЪНИЗЪ (ВНИЗ), 38 —

ЧИНИ (место мелкого ремонта повозок), 39— ВЬНИЗ (ВНИЗ), 40 —

ЧАЙ (ЖДИ), 41— стрелочка влево, то есть НАЛЕВО, 42— ВЬВО-

ДИ (ВВОДИ имеется в виду КОНЯ)— возможно, речь идет о кры-

той коновязи. Так что тут начертаны весьма интересные знаки дорож-

ного движения.

На следующих кирпичах 43—60 (рис. 240), соответствующих кир-

пичам 48—65 нумерации Н.Н. Воронина, обозначены ЗИГЗАГИ (43—

47), РАЗВИЛКИ (48—55) и ПЕРЕСЕЧЕНИЯ (56—60). Прочитать

тут можно разве что слово ПУТЬ, применимое ко многим знакам.

Кирпичи 61—80 (рис. 241) соответствуют кирпичам 66—85 нуме-

рации Н.Н. Воронина. На них я читаю слова: 61— РОВЪ (РОВ), 62—

ЗАКУТЪКИ (ЗАКУТКИ), 63— ЗЬКУТОКЪ (ЗАКУТОК), 64 —

ЗАКУТЪКИ (ЗАКУТКИ), 65—69— ВОЙДИ, а далее следуют знаки

без подписей. Кирпич 70—71 показывает справа двойной чертой некий

объект, не являющийся дорогой, в котором я подозреваю реку, так что

предполагается ОБЪЕЗД набережной, но ПУТЬ не обозначен, стало быть,

хорошей дороги вдоль реки нет. Кстати, при правостороннем движе-

нии все объекты изображаются справа от ездока. Далее на кирпичах

72—75 показаны планы построек, вероятнее всего, господских камен-

ных домов, и на кирпиче 72 косым крестом указано место остановки

экипажа. Ана кирпичах 76—79 показаны, как мне думается, дороги в

парках при господских домах. На кирпиче 79 пешеходная тропинка, на

которую знак зовет: ВОЙДИ. Ина последнем кирпиче 80 можно про-

читать слово РЕКА и ВОЙДИ, так что тут показана тропинка от реки

в парк.

Наконец, в последней серии знаков мои номера кирпичей с 81 по

95 (рис. 242) соответствуют номерам с 86 по 100 в нумерации Н.Н. Воро-

нина. Здесь несколько надписей повторяются, например, 81, 88 и 91—

ВОЙДИ, 86— ВЫЕЗЬЖАЙ, и 94— ВЫЕЗЬЖАЙ ВЪНИЗЪ (ВЫ-

ЕЗЖАЙ и ВЫЕЗЖАЙ ВНИЗ), 89, 93 и 94— ИДИ. Остальные указате-

ли не повторяются, но передают уже известные сюжеты. Так, на кирпиче

82 я читаю ВОЙТИ, 83— РЕКА, 84— ЗИГЗАГ, 86— ВЫЕЗЬДЬ (ВЫ-

ЕЗД), 87— СЬТОЙ (СТОЙ), 91— ПОСЬТЫ (ПОСТЫ), 95— КЪ РЕКЕ

(КРЕКЕ). На этом знаки на кирпичах брусчатки в Гродно исчерпыва-

ются.

Кирпич из Владимира. Конечно, было бы заманчивым рассмотреть

знаки на кирпичах нехрамовых зданий еще нескольких городов. Такая

возможность есть. Тот же Н.Н. Воронин исследовал и некоторые дру-

гие сооружения, например, постройки города Владимира. Из всех зна-

ков на кирпиче особенно выразителен один31 (рис. 243).

Я читаю надпись ВЪЛАДИМЪРЪ (ВЛАДИМИР), и полагаю, что

данный кирпич содержит название города, начертанное лигатурой из

знаков руницы. Ксожалению, у меня нет примеров из других русских

городов, но полагаю, что все они на основных магистралях при въез-

де в черту города имели кирпичи с такого рода торжественными

названиями города.

Блоки из Каменец-Подольска. Взамке Каменец-Подольска оказа-

лось возможным датировать знаки на камнях с точностью до десяти-

летия. Археолог, правда, считала их «знаками каменщиков на белока-

менных блоках деталей башни Рожанки и пристроек»32. Конечно, в

каком-то смысле все камни, оставленные на строительных материалах,

являются «знаками каменщиков», однако они ставятся вовсе не для

внутренних потребностей каменотесов. Данные знаки интересны тем,

что они выбиты, а не прочерчены по сырой глине и не налеплены сырой

глиной; она вытесаны на белом камне. Однако их суть от этого не из-

менилась. Выделено три периода: знаки 1395—1399 гг., знаки 1401—

1410 гг. и знаки 1495—1505 гг. Таким образом, строительство башни

велось с конца XIV по начало XVI века.

Сначала рассмотрим первую серию знаков раннего периода (рис. 244);

она содержит одну очень большую и красивую лигатуру и 3 лигатуры

помельче.

На основной лигатуре я читаю: ЛИТЪВА, КАМЕНЕЦЬ, КАГАНЪ

ВИТОВЪТЪ (ЛИТВА, КАМЕНЕЦ, КАГАН ВИТОВТ). Таким обра-

зом, перед нами парадная надпись с названием города и страны, а так-

же правителя. Интересно, что в этот период соперничества Витовта с

Ягайло (Ягелло) Витовт официально именовался великим князем

(magnus dux), а Ягелло— верховным князем (supremus dux). По-рус-

ски же его на данном блоке титуловали КАГАН. Значительная часть

современной Украины входила тогда в Великое княжество Литовское,

в том числе и Подолия.

На блоках (рис. 245) ранней серии построек я читаю надписи ТЕ-

ЛЕГИ, ПОСЪТОЙ и ВОРОТЫ (ТЕЛЕГИ, ПОСТОЯЛЫЙ ДВОР и

ВОРОТА). Тем самым был обозначен средневековый «гараж», место

для приезжих, и въездные ворота. Вторая серия построек содержала

одну и ту же надпись в разном графическом оформлении —

ЧЬЛОВЪКИ (ЧЕЛОВЕКИ). Я это понимаю как название ЛЮДСКИХ,

то есть построек для слуг.

Третья серия построек дала 8 надписей (рис. 246). Тут я читаю:

НЪВЕСЬ (НАВЕС), ВЫЕЗЪДЪ ВЬ СЕЛО (ВЫЕЗД В СЕЛО),

БЕРЕЗА (вероятно, дерево было столь красивым и так любимо хозя-

евами, что возле него была сооружена каменная беседка), КОТЕЛЪ

(КОТЕЛ— или, говоря современным языком, КОТЕЛЬНАЯ, для ото-

пления), дважды начертано слово ВЕНИКИ (вероятно, как для метел,

так и для бани), КОНОВЯЗЬ (для коней гостей и постояльцев), а

также ВОДОПЪРОВОДЪ (ВОДОПРОВОД, вероятно, тоже местный,

как и отопление). Таким образом, имеется довольно внушительный ряд

вспомогательных помещений и служб.

Надписи Каменец-Подольского замка, в отличие от замка Грод-

но, рассчитаны на само господское хозяйство, а не на нужды города.

Тут имеется комплект новых надписей, которые прежде не были из-

вестны.

На этом, однако, надписи на кирпичах и плинфах не заканчиваются.

Есть смысл посмотреть также некоторое количество смешанных и чисто

кирилловских надписей.

Плинфа из Полоцка (рис. 247). Еще один вид надписей демонстри-

рует плинфа из Софийского собора Полоцка. Сбольшим удовольстви-

ем я процитирую по ее поводу мнение А.А. Медынцевой: «Достовер-

ные русские надписи на плинфах относятся к середине XI века. Одна

из них, №3, найдена в Полоцке в 1972 году. При реставрационных

работах в Полоцком Софийском соборе обнаружена плинфа (раз-

меры ее не указаны), на плоской постельной части которой по сы-

рому кирпичу прочерчены несколько букв и знаков. Буквы и знаки

расположены в середине плинфы. Хотя читаются они легко, смысл

надписи понять трудно. Сначала читается буква А в зеркальном

варианте, далее отчетливо В. Над буквой начерчен ЮС МАЛЫЙ.

На третьем месте Ч с округлой чашечкой. Чашечка занимает меньше

высоты буквы. Легко читаются Ои следующая за ней N. Последняя

буква не ясна: это или О, написанное необычно: правая ее часть

образована изломанной под углом линией, или головка остроуголь-

ного Р. Буква Вс равновеликими петлями еще раз начерчена отдель-

но в верхней части плинфы, при этом по отношению к надписи она

оказывается как бы лежащей «на боку». Под надписью сложный знак,

напоминающий монограмму, и Ь, повернутую «вверх ногами». Таким

образом, на плинфе читается А ВЧqN(О). При публикации надпи-

си Г.В. Штыхов, ссылаясь на мнение С.А. Высоцкого, писал, что в

середине надписи находятся две буквы— цифры под титлом Сq, что

означает 99, а сама надпись читается АЯВНО. Таким образом, речь

идет о количестве плинф: на 99-й сделана надпись-пометка, что

очередная будет сотая33. Действительно, цифры в середине надписи

трудно истолковать иначе, чем 99, тем более что над ними просмат-

ривается титло. Вместе с тем чтение А ЯВНО сомнительно, во-

первых, потому что буквы-цифры вписаны в середине слова, затем

отсутствует Ъ, необходимый после В. Вероятно, достоверно про-

честь эту надпись в настоящее время нельзя (выделено

мной.— В.Ч.). Но следует отметить, что все буквы, встретивши-

еся в надписи, имеют цифровое значение (1, 2, 99, 50, 70). Непонятно,

что они обозначают, вероятно, буквы 99 выделены титлом, так как

обозначают одну цифру. Титла над другими буквами нет... Кажется,

что на плинфе бегло записаны какие-то цифровые расчеты, смысл

которых понять трудно»34.

Честно говоря, я вообще не вижу букв в этой надписи— она вся

сделана руницей. На всякий случай я сделал прорись, чтобы отметить

вообще все неоднородности поверхности, включая, возможно, и слу-

чайные царапины. Первое, что бросается в глаза, так это отсутствие титла.

Есть некоторая трещина, выше которой руницей начертано ПЕРУНО-

ВА; а слово РУСЬ помещено левее и ниже черты. Выражение ПЕРУ-

НОВАРУСЬ мне встречалось неоднократно уже в главе «Украшения»

(я ее подготовил к печати раньше, чем данную главу), и оно означает

ЛИТВУ. Итут нет ни малейшего противоречия, ибо тогда Полоцк вхо-

дил в Литву. Это же выражение, ПЕРУНОВА, дублируется жирными

знаками и в нижней части плинфы. Аеще ниже, у самой нижней кромки

слева начертано слово ЛИТЪВА, то есть ЛИТВА. Это же слово по-

вторяется еще троекратно: один раз лигатура напоминает ЮСБОЛЬ-

ШОЙ, другой раз— зеркальное начертание А и третий— якобы В.

Ато, что принимается за Ч, есть случайное совпадение дужки от знака

СЬ (от слова РУСЬ) и вертикальной черты, означающей гласный звук.

Скорее всего он читается У, ибо последующая надпись гласит СЬЛА-

ВАН (СЛАВЯН). Тем самым строка якобы букв кириллицы является

совокупностью лигатур руницы с чтением ЛИТВА, ЛИТВА УСЛАВЯН.

Алежачая лигатура ниже этой строки разлагается на знаки руницы,

образующие слово ПОЛОТЪСЬКЪ, то есть ПОЛОЦК. Таким обра-

зом, прочитаны все значащие знаки надписи, так что прочесть эту над-

пись в настоящее время можно.

Это уже не первый случай, когда люди, профессионально читаю-

щие кириллицу, не могут определить непонятные знаки, и вместо того,

чтобы честно сказать, что тут применяются какие-то другие систе-

мы письма, начинают придумывать выражения типа АЯВНОили циф-

ровые значения 1—2—99—50—70, немного напоминающие телефон-

ный номер середины ХХвека. С моей же точки зрения, надпись ПО-

ЛОЦК ничуть не хуже аналогичной надписи ВЛАДИМИР или

ГРОДНО, только в данном случае она не налеплена на плинфу, а

прочерчена на ней.

Стена Софийского собора. Относительно этого текста (рис. 248)

А.А. Медынцева замечает: «Следующая надпись, № 4, формально не

относится к надписи на плинфах, но по существу— она прочерчена

по сырой облицовочной глине (цемянке) в процессе строительства —

должна рассматриваться вместе с ними. Речь идет о надписи, на-

черченной по сырой цемянке на стене лестничной башни Софии

Новгородской35. Надпись состоит из слова КРОЛЪ. Лестничная

башня входила в первоначальный замысел собора, ее строительство

должно относиться к 1045—1050 гг. Тем самым надпись датирует-

ся 1050 г. КРОЛ,— вероятно, имя, которое с учетом русского пол-

ногласия должно звучать как КОРОЛЬ. В письменных источниках

известны прозвища КОРОЛЬ, КОРОЛЬКО»36.

Иопять я оказываюсь настолько невезучим, что не вижу тут ника-

ких кирилловских букв. Более того, под якобы буквами Ки Р нахо-

дится смешанная надпись NОВЪГОРОДЪ (НОВГОРОД). А первый

знак надписи, похожий на букву К, представляет собой лигатуру из двух

знаков, нижнего ГОи верхнего НЕ. Второй знак— РО, третий— ДЪ.

Они образуют слова НЕ ГОРОДЪ (НЕ ГОРОД). Якобы буква Л

оказывается слоговым знаком ЛИ, а якобы Ъ— лигатурой ТЪ и ВЫ,

что вместе образует слово ЛИТЪВЫ (ЛИТВЫ). И полная надпись

выглядит так: НОВГОРОД— НЕ ГОРОД ЛИТВЫ. И в отличие от

литовских надписей слово НОВГОРОД едва заметно, тогда как НЕ

ГОРОД ЛИТВЫ— прежде всего бросается в глаза. Возможно, над-

пись была сделана для посетителей, которые расспрашивали новгород-

цев, почему у них многие вещи происходят не так, как в соседней Литве.

Аимя КОРОЛЬ, видимо, следует отнести к именам Селяты, Быня-

ты, Тихоты и Якова. Их нет на надписях, они— плод фантазии эпиг-

рафистов.

Кирпич Успенского собора. При разборке руин Успенского собо-

ра Киево-Печерской лавры был обнаружен кирпич с надписью (рис. 249).

Собор был построен в 70-е годы XI века. Опять предоставлю слово

А.А. Медынцевой: «На плинфе толщиной около 4,3 см, длиной 28,5 см

и шириной около 25 см (если судить по сохранившейся части и рас-

положению надписи) по сырой глине четкими крупными буквами

прочерчена надпись в три строки. Правый край плинфы утрачен, но

надпись при этом почти не пострадала. При издании был прочитан

следующий текст: Я ЖЕЛО... ЗАВО РЫТО СЕ БЫЛО ВАЕШИ ЧО-

ВЕК. Содержание надписи объяснялось приблизительно так: «чело-

век (делал) что-то железным предметом (пислом?)», так как

«ЖЕЛ»— железо, ВАЕШИ ЧОВЕК— ваятель, скульптор, то есть

запись мастера о свое работе, возможно, скульптурной (М.В. Холо-

стенко, 1975) 37.

Позднее Высоцким было предложено новое, исправленное прочте-

ние и более обоснованный перевод: ЯЖЕ ЛОЗА ВО/РЫТО СЕ

БЫЛО Ч/[ЬТО] ВАЕШИ ЧОВЕК[Ъ], (КАК ЛОЗА ВРЫТО СЕ

БЫЛО, ЧТО СОЗДАЛ (ВАЯЛ) ЧЕЛОВЕК). Содержание надписи

он объяснил как религиозно-символическое, в духе христианского миро-

воззрения сравнение постройки церкви с лозой, посаженной в землю.

Но возможно и несколько иное прочтение надписи. Текст вос-

станавливается легко, так как утрачено лишь по одной букве в

конце второй и третьей строки: ЯЖЕ ЛОЗА ВО/РЫТО СЕ

БЫЛО/ [ЧУ] ВАЕШИ ЧОВЕК[Ъ]. Перевод надписи затруднен не-

стандартностью содержания и сложным синтаксическим оборо-

том»38. Перевод А.А. Медынцевой примерно такой: СЛЫШИШЬ

ЧЕЛОВЕК, ЧТО (КАК?) ЛОЗА ЭТО (ПЛИНФА) БЫЛО ВРЫТО?39

Меня такое понимание крайне смущает: строители не врывают плинфу,

а кладут, письменную речь не слушают, а читают, да и сравнение сте-

ны с лозой явно натянуто.

Вданном случае я не хочу сказать, что надпись выполнена руни-

цей,— нет, она выполнена кириллицей с небольшим количеством зна-

ков руницы, но незнание руницы не дает возможность полноценно читать

и кирилловские надписи.

Яскопировал прорись из книги А.А. Медынцевой (рис. 250), доба-

вив по опубликованной тут же фотографии те детали, которые она

упустила и которые не позволили ей верно прочитать надпись. Поэто-

му мое чтение совсем иное (ЮС БОЛЬШОЙ я заменяю буквой Я, а

ЯТЬ— буквой Е): ЯЗЬ ЗЕЛО ЗАБЫ/ЛЪ ТО, ЧЕ БЫЛО У/ ВА-

СИЛИЯ И ЧЬЛОВЕКЪ (Я СОВСЕМ ЗАБЫЛ ТО, ЧТО БЫЛО У

ВАСИЛИЯ И ЛЮДЕЙ). Как видим, тут нет никаких синтаксических

премудростей, никакой ЛОЗЫ и ничего ВРЫТОГО, ИЗВАЯННОГО-

или УСЛЫШАННОГО. Зато есть знаки руницы ЧЬ, ЛО и КЪ. И нет

никакой формы ЧОВЕК, на основании которого А.А. Медынцева да-

тирует надпись XII веком, равно как и мены Ъ на Ов слове ВРЫТО,

ибо нет такого слова.

Прозрачен и смысл: если под Василием понимать Велеса (а такое

понимание было скорее нормой, чем исключением, хотя чаще помина-

ли Власа, а не Василия), то данная надпись говорит о монашеском обе-

те новых христиан Руси: Я СОВСЕМ ЗАБЫЛ ТО, ЧТО БЫЛО У ВЕ-

ЛЕСА И ЛЮДЕЙ. Иными словами, монахи Лавры, видя эту надпись

Успенского собора, ежедневно повторяли свое забвение язычества и

тем самым безраздельную веру в Христа как молитву.

Общий итог. Если в разделе о владельческих надписях еще как-то

можно было догадаться о смысле надписи благодаря вкраплению в них

кирилловских букв, то надписи на кирпичах не просто начертаны ру-

ницей, они еще представляют собой очень изобретательные лигатуры!

Ипотому о них сломали себе зубы все без исключения эпиграфисты.

Явообще считаю, что надписи кирпичей и плинф должны стать об-

разцово-показательными при изучении руницы.

Попытки чтения руницы кирилловским способом эпиграфистов ни

к чему хорошему на приводят: название Успенского собора Рязани

читается задом наперед как ЯКОВ, надпись НЕ ГОРОДЪ ЛИТЪВЫ

понимается как КРОЛЪ, а надпись У СЬЛАВАН и ПОЛОТЪСЬКЪ

читается как А ЯВНО или 99—50—70! Я прочитал 3 смешанных над-

писи, название Успенского собора Рязани и 2 его надписи, 42 надписи

Борисоглебского храма Рязани, 10надписей Путивльского собора, 15над-

писей Иоанно-Предтеченской церкви, 15 надписей Каложского храма,

17 надписей Нижней церкви Гродно, 9 надписей церкви Трубчевска,

22 надписи храма Смоленска, 3 таблички Гродно, 28 надписей на кир-

пичах замка Гродно и 95 надписей-указателей на брусчатых кирпичах,

1 надпись Владимира, 16 надписей Каменец-Подольска и 3 надписи, при-

нимаемые за чисто кирилловские— всего 282 надписи. Вто же время

из всего этого богатства А.А. Медынцева привела фотографии всего

4-х надписей (еще 2 она обсудила «заочно»), что составляет 1,4% от

представленных здесь. Ипри этом все 4 были прочитаны ею неверно!

Но ведь я не ставил исключительной цели собрать все опубликован-

ные археологами надписи на кирпичах— мне было достаточно лишь

показать, что они означают. Вообще-то их опубликовано во много раз

больше, чем я показал. АМедынцева попыталась собрать все, читаемое

кириллически.

Это сравнение я привожу вовсе не для дискредитации нынешнего

поколения эпиграфистов, а лишь для того, чтобы можно было нагляд-

но видеть, к чему приводит игнорирование альтернативной славянской

письменности, каковой была руница.

Но таковы результаты конкретных чтений. Яже показал более

непростительную слабость нынешней эпиграфики и археологии, кото-

рые определили надписи на кирпичах по их функции в принципе невер-

но! Предположения о том, что надписи на кирпичах и плинфе пред-

ставляют собой просто метки строителей, индексацию партий кирпича

при обжиге, имена византийских императоров, инициалы заказчиков,

оказались несостоятельными. Иникаких других гипотез эпиграфисты,

археологи и историки не выдвинули. Сдругой стороны, ни один ар-

хеолог не обращал внимание на удивительную оплошность наших сред-

невековых предков: отсутствие каких-либо указаний на вывески го-

родов, названия построек, названия частей интерьера, обозначений раз-

личных входов и выходов, объяснений проезда по большому городу

и т.п. Это было удивительным. Как выяснилось, археологи вовсе не

чувствовали никаких неудобств по поводу таких очевидных прома-

шек наших предков, поскольку это прекрасно вписывалось в их пони-

мание средневековья: писали кириллицей, но не так уж часто и не по

таким ничтожным поводам.

Возвращаясь к самим надписям на камнях, и теперь уже не обра-

щая внимания на мнение «профессионалов», которое, как мы видим, не

имеет ничего общего с действительностью, можно констатировать, что

в Средние века на Руси существовали вывески, дорожные указатели

и таблички нескольких родов. Прежде всего это были надписи с

названием города: ПОЛОЦК, КАМЕНЕЦ, ВЛАДИМИР, ГРОДНО,

НОВГОРОД, РЯЗАНЬ. Правда, среди проанализированного материа-

ла оказалось лишь три города Великоруссии— Владимир, Рязань и

Новгород, и три города Литвы-Белоруссии, но у меня нет сомнения в

том, что вывески с названием города имелись везде, в каждом городе.

Ина протяжении Х—XIII вв. эти надписи традиционно писали руни-

цей. Насколько я понимаю, тем самым обеспечивался славянский коло-

рит русских и литовских городов. Эти тексты весьма интересны для

историков, поскольку дают также привязку названия города к назва-

нию страны, причем названию как современному, так и древнему, напри-

мер, КАМЕНЕЦ, ЛИТВА, или ПОЛОЦК, ЛИТВА, ПЕРУНОВА РУСЬ;

ГРОДНО, ПЕРУНОВА РУСЬ, ЛИТВА; РЯЗАНЬ, РУСЬ. По мере на-

копления материала это дает возможность уточнить границы между

славянскими странами в тот или иной исторический период.

Далее, имелись названия строений: ВЕЛИКИЙ СОБОР УСПЕН-

СКИЙ, РОТОНДЫ, ПАЛАТЫ, КОВАЛЬНЯ, КАРЕТНАЯ. Интересно,

что иногда на строении указан правитель, при котором оно сооружено,

это дает возможность уточнить дату постройки, например, КАГАН

ВИТОВТ. Ксожалению, мне не попались названия улиц. Это, разумеет-

ся, не означает, что улицы не имели названий или никак не обознача-

лись, но указывает на то, что обозначение улиц было каким-то иным.

Может быть, их писали на дощечках, а не на кирпичах, и эти дощечки

пока не обнаружены археологами.

Зато вызывает удивление наличие плана города, ПЛАНАСВОДНО-

ГО, на котором были обозначены НИЖНИЕ ВУЛИЦЫ. Помимо них,

указывались направления на РЫНОК, К КОВАЛЬНЕ, на СВОЗ, к РЕКЕ

и ЛОДКАМ, обозначен РОВ, ПУТЬ, ВЫЕЗД, МЕСТО РЕМОНТА, а

также многочисленные ЗАКУТКИ, ИЗВИВЫ и ПОСТЫ. Даются при-

казания типа ВЫЕЗЖАЙ, ЗАЕЗЖАЙ, СТОЙ, ТПРУ, ГОНИ, ТРОГАЙ,

ЖДИ. Вблизи соборов были определены места РЫНКА, ПОГОНЩИ-

КОВ, КОНЕЙ, КОНОВЯЗИ, ВЫПРЯГА КАРЕТ, просто КАРЕТ, ТЕ-

ЛЕГ, КОЛЕС, ПОВАРА, КУЗНЕЦА, МОНАХА, ИНОКА, ВНОСА и

ВЫНОСА УСОПШИХ, место БОЛЯЩИХ и сбора МУСОРА. Обо-

значены были места, где можно было купить МОЛОКА или посмот-

реть на УКРАШЕНИЯ. Все это позволяет надеяться на то, что в те

дни существовали и карты города. Предваряя повествование, замечу,

что такая карта города, начертанная на гальке, действительно была об-

наружена, но не в литовско-белорусском Гродно, а в русском городе

Рязани, причем с подписями основных объектов и с выходными дан-

ными ремесленников. Об этом я буду подробно рассказывать в разде-

ле о ремесленных изделиях.

Обращает на себя внимание продуманность и организованность

площади перед храмом. Иопять повторяюсь, что я не ставил перед

собой цели дать полный корпус всех возможных уличных надписей;

наверняка их было гораздо больше. Ялишь наметил репертуар таких

надписей, который в дальнейшем несомненно будет расширен.

Весьма много попалось внутренних надписей, обозначающих дета-

ли интерьера. Прежде всего это обозначения многочисленных входов

и выходов, которые, оказывается, давались не по-современному, то есть

не в виде существительных типа ВХОД, ВЫХОД, ПРОХОД, а в пове-

лительной форме глаголов: ВОЙДИ, ЗАЙДИ, ИДИ, ВЫЙДИ, ВОЙ-

ДИ С СЕВЕРА, ВЫНЕСИ ГРОБ, или в виде инфинитивов, ВЫЙТИ,

ВЫНЕСТИ УСОПШИХ, СНОВА ВОЙТИ, СНОВА ВЫЙТИ. Это —

свидетельство очень большой архаики надписей. Вних есть что-то тро-

гательное, поскольку повелительная форма второго лица единственно-

го числа предполагает личное обращение к человеку: ВОЙДИ! Уже

инфинитив кажется гораздо более отстраненным и потому казенным,

ВОЙТИ! Асубстантивация глагола вообще устраняет всякое личност-

ное начало, персональное или казенное, обозначая только функцию,

ВХОД. Так что перед нами не просто воскресли иные языковые фор-

мы общения с посетителем, но и элементы совершенно иной, уже утра-

ченной культуры письменного общения.

Интересно, что указателей в интерьере довольно много: НАПРАВО,

ВЛЕВО, ВНИЗ, ГОРЕ (ВВЕРХ), ПРЯМО, ПОВОРОТЫ, однако чаще

всего посетителя информируют в храмах, куда он попадает: перед ним

могут находиться многочисленные ЛИКИ, или ЛИКИ-ИКОНЫ, в том

числе СПАС, ИИСУС ХРИСТОС, МАТЕРЬ БОЖЬЯ, СВЯТОЙ ПЕТР.

Обозначено было также место, где находились СВЯТЫЕ ВРАТА, ДА-

РОНОСИЦЫ, ЕЛЕЙ, ТЕЛА УСОПШИХ, ПАПЕРТЬ, ХОРЫ, МОЛИТ-

ВЕННИК, ВЫХОД К БОГОЯВЛЕНИЮ, место набора СВЯТОЙ

ВОДЫ. Иными словами, организация внутреннего пространства храма

тоже была продумана, и посетитель получал о ней информацию.

Существовали надписи и в сельской местности, которые обозна-

чали ПОСТОЯЛЫЙ ДВОР (ПОСТОЙ), ВОДОПРОВОД, НАВЕС,

ВОРОТА, ВЫЕЗД В СЕЛО, ВЫЕЗД В ГОРОД, МЕСТО ЧЕЛЯДИ,

БЕРЕЗУ, КОНОВЯЗЬ, КОТЕЛ С ГОРЯЧЕЙ ВОДОЙ, ВЕНИКИ, то

есть информировали приезжего и тут.

Нашим предкам не чужды были и надписи-лозунги типа НОВГО-

РОД— НЕ ГОРОД ЛИТВЫ или Я СОВСЕМ ЗАБЫЛ ТО, ЧТО БЫ-

ЛО У ВЕЛЕСА И ЛЮДЕЙ. Правда, тут применялась уже не чисто

руница, а смешанное письмо.

Наконец, была идеографическая информация типа современных

знаков дорожного движения. Переводя графику в слова, можно ска-

зать, что существовали знаки ЗИГЗАГИ, РАЗВИЛКИ, ПЕРЕСЕЧЕ-

НИЯ, ОБЪЕЗД ВПРАВО, ПЕРЕСЕЧЕНИЕ С ПОПЕРЕЧНОЙ УЛИ-

ЦЕЙ, ПЕРЕСЕЧЕНИЕ С ГЛАВНОЙ МАГИСТРАЛЬЮ, а также мно-

жество других.

Вотличие от современных знаков, находящихся выше головы пе-

шехода и водителя, надписи средневековой Руси находились внизу, у

основания домов и стен или даже на брусчатке мостовой, чтобы чело-

век их видел, не поднимая головы. Возможно, что названия улиц раз-

мещались выше и потому не сохранились. Правда, размеры этих над-

писей были невелики, и прочитать их можно было только находясь в

непосредственной близости от них. Но это как раз и соответствовало

особенностям средневекового города, по нашим меркам весьма немно-

голюдного. Скорости движения экипажей тоже были невелики, и кучер

вполне успевал прочитать графический или руничный указатель, на-

чертанный на брусчатке.

Влюбом случае, данный раздел дает сведения весьма большого ин-

тереса. Сточки зрения письменности мы тут видим надписи, выпол-

ненные исключительно слоговыми знаками (очень редко смешанного

письма), которые тем самым очерчивают сферу своего почти монополь-

ного употребления. Ас точки зрения археологии мне удалось пока-

зать совершенно неожиданный и неизвестный пласт средневековой

культуры: наличие табличек и указателей.