ЧТО ТАКОЕ «ВЕЛИКАЯ ПЕРМЬ» В РУССКИХ ЛЕТОПИСЯХ И НА ГЕРБЕ РУСИОРДЫ XVI ВЕКА? ГДЕ БЫЛА РАСПОЛОЖЕНА ПЕРМЬ?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 
238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 
255 256 257 258 

Зададимся простым вопросом: в самом ли деле все названия, приве-

денные на русско1ордынском «монгольском» гербе Ивана Грозного

XVI века, относились в ту эпоху к тем географическим областям, к кото-

рым их принято относить сегодня (в рамках романовской истории)? О

Болгарии и Югре мы уже сказали. Но это еще не все. Есть куда более

яркие примеры. Оказывается, еще два великих княжества XVI века,

упоминаемые на старом русском гербе, а именно Пермь и Вятка, появи-

лись на карте романовской Российской империи лишь в конце XVIII столе-

тия. Причем в одном и том же— 1781 году. До этого ни Перми и ни

Вятки в русском Заволжье (куда их поместили романовские историки) и в

помине не было.

Начнем с Перми. В русских летописях много говорится о Пермской

земле. Сообщается, что это— мощное в военном отношении государ-

ство, очень богатое. Вероятно, именно о Пермской земле упоминают

также и западноевропейские, и скандинавские средневековые авторы,

называя ее Бъярмией. Мнение о тождестве Перми и Бьярмии уже выска-

зывалось специалистами, хотя оно и не считается сегодня общеприня-

тым. Современный автор Е. А. Мельникова пишет: «По этим сведениям,

Бьярмия — богатая страна, жители которой имеют огромное количество

серебра и драгоценных украшений. Однако викингам не всегда удается

захватить добычу, так как бьярмы воинственны и способны отразить напа-

дения». Нынешним историкам не удается однозначно локализовать эту

страну— Бьярмию (Пермь?) на скалигеровской географической карте

средневековой Европы.

Считается, что Пермскую землю удалось окончательно присоединить

к Руси только в XV веке. Но тогда получается, что произошло это как

раз в эпоху османского1атаманского завоевания. Нас пытаются сегодня

убедить в том, будто «Пермская земля — название в русских летописях

территории западнее от Урала по рекам Каме, Вычегде и Печоре, насе-

ленная народом коми (в летописях— Пермь, Пермяки, а также Зыря1

не)» (БСЭ, 21е изд., т. 32). То есть нам говорят, будто Великая Пермь

была расположена глубоко внутри Империи, в малонаселенных глухих

местах, где1то между Волгой и Уралом. Как мы ниже увидим, это

утверждение романовских историков совершенно беспочвенно. И явля-

ется результатом «романовской деятельности» по написанию «правиль-

ной» истории Руси.

Согласно русским летописям, Пермская земля находилась рядом с

Югрой. То есть, как мы теперь понимаем, рядом с Венгрией.

В Большой советской энциклопедии читаем: «Новгородцы, совершая

через Пермскую землю военно1торговые походы в Югорскую землю...

принудили коми (на самом деле — Пермь, так как в летописях говорится

именно пермь, а не коми.— Авт.) к уплате дани. С 13 века Пермская

земля постоянно упоминается в числе Новгородских волостей. Новгород-

ские «мужи» собирали дань с помощью сотников и старост из верхушки

местного населения; продолжали существовать и местные князья, сохра-

нявшие известную долю самостоятельности... христианизация края, про-

веденная епископом Стефаном Пермским (в 1383... основал Пермскую

епархию; составил азбуку для зырян)... В 1434 Новгород вынужден был

уступить в пользу Москвы часть своих доходов с Пермской земли... В

1472 к Москве была присоединена... Пермь Великая... местные князья

были низведены на положение слуг великого князя».

Итак, оказывается, Пермская земля имела своих князей (до XV ве-

ка— фактически независимых), своего епископа, свою особенную азбу-

ку. Да и само название — Великая Пермь — ясно указывает на важное

значение этой земли в Империи. Далеко не каждая область Империи

удостаивалась права называться «Великой».

Но на каком основании романовские историки заявляют, что земли

по реке Каме, населенные народом коми (то есть «камские»: коми —

Кама), — будто бы и есть летописная Великая Пермь?

Народ коми, живущий сегодня в этих местах по реке Каме, — не

называет себя ни пермяками, ни зырянами! Оба эти названия, очевидно

извлеченные из русских летописей, присвоены народу коми уже при

Романовых. Как, кстати, и название города Пермь, который до 1781 года

был, оказывается, просто селом. Называлось это село совсем не

«Пермь», а Егошиха. Что общего нашли романовские чиновники между

знаменитой Великой Пермью XIV—XVI веков, о которой столь много

написано на страницах русских летописей, и селом Егошиха, возник-

шим, кстати, лишь в XVII веке? Зачем переименовали его в Пермь, а

местных жителей — коми — назвали громкими именами — пермяки и зы-

ряне? Куда исчезла знаменитая Пермская азбука, изобретенная Стефаном

Пермским? Ведь до революции 1917 года, как утверждает энциклопедия,

коми не имели своей письменности.

Итак, это — народность коми, играющая, по замыслу Романовых,

роль летописных зырян. Другая народность коми, родственная первой,

играла, по тому же романовскому замыслу, роль летописных пермяков.

В обоих случаях местные жители (коми) так и не «выучили» данные им

Романовыми новые названия. Так и называют себя до сих пор просто

коми.

Сегодня нас убеждают, что присоединить коми1пермяков к Русскому

государству было совсем непросто. В самом деле, читаем в БСЭ,

лишь «с 15 века территория коми1пермяков (которая в русских источниках

была известна под именем Перми Великой) вошла в состав Русского

государства». То есть, согласно романовскому прочтению русских лето-

писей, лишь в эпоху османского завоевания Руси1Орде удалось (по1види-

мому, с большим трудом) окончательно покорить упорно сопротивляв-

шихся коми1пермяков и присоединить их глухие в то время земли к

Империи. После чего «пермская печать» в числе печатей 12 важнейших

областей Империи была торжественно водружена на государственный

герб. А титул «великого князя пермского» (будто бы из деревни Егошихи)

перешел к владимирскому, московскому и новгородскому царю1хану.

Хотя, впрочем, и деревни1то здесь ранее XVII века никакой не было.

Вот что известно о современном городе Пермь. «Город основан на

месте деревни Егошихи, возникшей в начале 17 века. В 1723 был постро-

ен медеплавильный завод, поселок при котором в 1781 переименован в

город Пермь и сделан центром пермского наместничества» (БСЭ).

После падения Романовых название «пермяки» для коми не удержа-

лось. Местные жители не забыли свое настоящее название — коми. В

БСЭ говорится: «Пермяки — устаревшее название народности коми1пер-

мяков».

Итак, местное население не признает название «пермяки» и называет

себя коми. А город Пермь преобразован из деревни Егошиха лишь в конце

XVIII века. Так почему же знаменитая летописная Великая Пермь отожде-

ствляется сегодня с землями коми? Скорее всего, это неправильно. Со-

временным коми1пермякам Романовыми было предназначено играть роль

совсем другого народа. Цель этой подмены очевидна: скрыть то, что

представляла собой настоящая Великая Пермь в XVI веке, которая входи-

ла еще в XVI столетии в состав Русской Великой = «Монгольской» импе-

рии.

Теперь мы можем представить нашу реконструкцию. Настоящая сред-

невековая Великая Пермь (отразившаяся в летописях) — это, по+видимому,

Южная Германия (без Пруссии), Австрия, Северная Италия.

До сих пор в Северной Италии существует старинный город Парма, в

названии которого явственно звучит наименование Пермь. А в столице

Австрии — Вене — находится один из крупнейших в Европе собор Свято-

го Стефана (Стефана Пермского?). Да и само название «Германия» —

или Грм без огласовок, — возможно, является вариантом названия

Bjrma (Бьярма), известного из средневековых скандинавских источни-

ков. Как мы уже говорили, Бьярма и Пермь, скорее всего, одно и то

же. Напомним, что название «Германия» писалось в Средние века еще и

так: Jermanie (см. «Империя», с. 615). Поэтому B+Jarma (Бьярма) и

Jerman (Германия), вероятно, являются вариантами одного и того же

названия.

Тогда становится понятно, почему в романовской истории села Его1

шиха куда1то бесследно исчезла азбука святого Стефана. Не в том дело,

что заволжские коми (названные потом пермяками) «не смогли» ее усво-

ить и сохранить. А в том, что святой Стефан учил этой азбуке совсем в

других местах. А именно: в Австрии, Германии и Северной Италии. За

что и удостоился благодарной памяти местного населения. В его честь

построили великолепный собор в Вене. Таким образом, получается, что

святой Стефан учил западноевропейцев своей новой азбуке в XIV веке, то

есть действительно в глубокой древности (в рамках нашей реконструк-

ции). Отметим также, что он был, по1видимому, первым пермским

епископом. Потому его и называли Стефаном Великопермским.

Обнаруженное нами отождествление летописной Великой Перми со

средневековой Германией полностью проясняет, например, один казав-

шийся до того крайне странным рассказ Карамзина. Следуя старым ис-

точникам и, видимо, уже не совсем понимая, о чем идет речь, Карам-

зин, говоря о монгольском (то есть о «великом» русском) завоевании,

упоминает поразительный факт: «Монголы более и более распространяли

свои завоевания, и чрез Казанскую Болгарию дошли до самой Перми,

откуда многие жители, ими утесненные, бежали в Норвегию». Даже

беглого взгляда на карту достаточно, чтобы оценить всю фантастичность

этой картины, если бы Великая Пермь действительно находилась там,

куда ее поместили романовские историки, — на берегах Камы. Примерно

с тем же успехом с берегов Камы можно было убежать и в Америку. А вот

если Великая Пермь — это Германия, то картина становится совершенно

понятной. Взгляд на карту показывает, что беженцы в Норвегии и Шве-

ции могли появиться именно из Германии. Для этого им достаточно было

переплыть проливы Каттегат или Скагеррак.