НОВЫЙ НЕОЖИДАННЫЙ СПОСОБ ДАТИРОВКИ СТАРЫХ БИБЛИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 
238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 
255 256 257 258 

Те сведения, которые мы почерпнули из Библии о строительстве

Иерусалима после Вавилонского пленения, неожиданно дают хорошую

возможность определить, была ли та или иная библейская редакция окон-

чательно выправлена до XVII века или же в середине XVII века. Способ

определения состоит в следующем. Берем Библию. Если в нее включена

книга Неемии, то нужно выяснить:

1. Сказано ли о водоеме Селлах, то есть о «келейном водоеме» —

водопроводе в царском дворце Московского Кремля, сооруженном около

1630 года? Или о царском саде («садах Семирамиды»), появившемся в

Московском Кремле примерно в то же время? (Неем. 3:15).

2. Сказано ли об «Оружейне на углу» — Арсенале в Кремле возле

Собакиной (Угловой) башни, который появился там лишь в середине

XVII века? (Неем. 3:19).

3. Пропущено ли упоминание о «стене куплий кожаных» (Неем.

3:15), которая утратила это свое название в Московском Кремле, после

того как в 1670 году перенесли в другое место находившиеся здесь Скор-

няжные государевы палаты?

Если эти три условия, или хотя бы два первых, выполнены, то можно

утверждать, что данная Библия была окончательно отредактирована в

середине XVII века. Такой способ датировки применим для Библий, из1

данных на разных языках: английском, французском, еврейском, немец-

ком и т. д.

Применим этот метод, например, к немецкой Библии, которая, как

считается, восходит к немецкому переводу Лютера XVI века. Откроем ее

на книге Неемии (3:15). И читаем: «Teich der Wasserleitung bei dem Garten

des Konigs». Что означает в переводе: «Водоем водопровода под Царским

садом (или подле Царского сада)». Аккуратный немецкий библейский

редактор XVII века (теперь об этом уже можно сказать совершенно опреде-

ленно), внимательно следивший за появляющимися техническими новин-

ками в Иерусалимской крепости в Москве, совершенно точно употребил

здесь слово «водопровод». И было это, конечно, уже гораздо позже Лю-

тера.

К перечисленным выше трем «следам XVII века» в некоторых старых

Библиях следует добавить четвертый — наличие упоминания о Разине (в

кн. З Цар. 11:23125).

Было бы очень интересно применить предложенный способ и к другим

западноевропейским Библиям. В том числе к считающимся сегодня

«очень древними», например к французским Библиям якобы XIII века.

КОГДА МОСКВА СТРОИЛАСЬ?

Сегодня считается, что Москва была основана князем Юрием Долго-

руким около 1147 года или 1156 года. В 1997 году наша столица отметила

свой якобы «8501летний» юбилей.

Нам придется разочаровать читателя. Москва основана, по1видимо-

му, гораздо позже. Нам это стало ясно уже давно, после того как мы

обнаружили, что в Москве происходила знаменитая Куликовская битва

1380 года. Во время битвы на месте Москвы было, скорее всего, еще

чистое поле. Эта наша гипотеза была высказана и обоснована в кн. II

настоящего издания. Кроме того, мы высказали ранее предположение,

что столица Руси1Орды была перенесена в Москву лишь при царе1хане

Иване III в XV веке. А до этого времени (и то лишь после Куликовской

битвы) в Москве могли находиться только удельные белорусские, то есть

литовские, князья.

Но, как мы видели, история Ивана III Грозного является в значитель-

ной степени отражением (дубликатом) более поздней истории Ивана IV

Грозного. Обратимся к обнаруженному нами династическому параллелиз-

му в русской истории, отражающему результат искусственного 4001летне-

го хронологического сдвига (рис. 48). Напомним, что этот параллелизм

был обнаружен математико1статистическими методами, абсолютно неза-

висимыми от исследований старых летописей и документов, которые мы

ведем в настоящей главе.

На рисунке мы видим, что как раз в эпоху Ивана IV Грозного при 400+

летнем хронологическом сдвиге «поднимается» основатель Москвы — великий

князь Юрий Долгорукий. А именно: исправленные годы его правления получа-

ются теперь такими: 1563—1572. Вместо ошибочных скалигеровско+романов+

ских: 1148—1157. Установленные статистическим методом годы— это

знаменитая эпоха опричнины. Мы обнаруживаем идеальное согласование с

высказанной нами гипотезой, что строительство Московского Кремля было

осуществлено в XVI веке в эпоху опричнины (то есть в эпоху библейской

Есфири). И описано в Библии как «восстановление» Иерусалима после Вави-

лонского пленения. При этом для тех хронистов, которые вписали эти

события в Библию, Иерусалимом была, по1видимому, Казань, завоеван-

ная Иваном IV Грозным (то есть ассиро1вавилонским царем Навуходоно-

сором) в 1552 году.

Что же получается? То, что русские летописи, в общем1то, правы.

Они правильно констатируют, что князь Юрий Долгорукий основал Мос-

кву. Только требуется исправить внесенную в них романовскими истори-

ками неверную хронологию. Напомним, что в Библии строитель Моск-

вы — русский князь Юрий Долгорукий — присутствует как ассиро+вавилон-

ский царь Арта+Ксеркс Долгорукий. То есть Арта+«Хегх» Долгорукий или

Орда+Георгий (Гургий) Долгорукий.

После этого краткого напоминания обратимся к истории XVI века.

Посмотрим, что в ней говорится о строительстве Москвы. И вообще

новой столицы.

Поскольку историки уверены, что Московский Кремль со всеми его

соборами и мощными крепостными стенами, воротами и башнями воз-

веден еще в XV веке, то им приходится заявлять следующее: «Прекрасно

отстроенный город и дворец получил в наследство Иван Грозный, но ни

ему, ни москвичам не удалось спокойно им воспользоваться» («Камен-

ная летопись старой Москвы»). Мы уже можем предположить, о чем

далее пойдет речь. Нам расскажут, что Ивану Грозному «пришлось

заново отстраивать Кремль». Правда, придется «объяснить», куда же ка-

нул великолепный, сравнительно недавно отстроенный каменный

Кремль? Особых трудностей тут у комментаторов не предвидится. На

помощь им придут ужасные московские пожары. Они1то и «расчистят»

то самое место, на котором Ивану Грозному придется заново возводить

Кремль. Продолжим цитату: «Три жестоких пожара 1547 года буквально

испепелили Москву». Как убедительно все получается! Ведь 1547 год —

это как раз год начала царствования Ивана Грозного. Он воцарился, а

Москвы1то, оказывается, и нет. Якобы сгорела. Надо «строить зано-

во». Продолжаем цитирование: «Грозный был вынужден развернуть ши-

рокую строительную деятельность по восстановлению (якобы. — Авт.)

сгоревших кремлевских дворцов и других столичных сооружений... В

XVI веке были отремонтированы (читай: построены. — Авт.) храмы,

заново отстроены дворцовые здания... Сгоревшая (якобы. — Авт.) в

1547 году Золотая палата восстанавливается (на самом деле, по1видимо-

му, только строится. — Авт.). Ее украшают золотой кровлей с флюгера-

ми в виде золотых коней».

То, что Московский Кремль впервые построили лишь во второй поло-

вине XVI века, косвенно подтверждает то обстоятельство, что завершаю-

щие шаги в постройке Кремля были сделаны только в 1599—1600 годах. Так,

в 1599—1600 годах был построен второй ряд более низких крепостных стен

вдоль реки Москвы. Задержим внимание на минуту. Нас хотят уверить,

будто бы 100 лет Московский Кремль стоял с одним поясом каменных

стен, а второй пояс построить в XV веке не удосужились. По стране

проносились войны, нашествия, Москву приступом брал крымский

хан... А защитники Москвы все как1то не находили времени возвести еще

два ряда укреплений. Но вот прошли тяжелые десятилетия. И спустя

100 лет москвичи спохватились и решили соорудить еще два пояса стен. В

XVII веке их уже было три. Как, кстати, и в Константинополе. Там

тройной пояс стен был возведен сразу. Что было вполне естественно.

Надо полагать, что и в Москве дело обстояло так же.

По нашему мнению, тройной пояс крепостных стен Кремля

должен был быть построен без значительных перерывов во времени. По-

этому строительство второго пояса стен в 1600 году означает, по1видимо-

му, что первый пояс возвели незадолго до второго. То есть во второй

половине XVI века.

В той же книге «Каменная летопись старой Москвы» читаем: «В те же

годы окончательно устанавливается архитектурный облик самого высокого

сооружения древней Москвы — колокольни Ивана Великого. Был над-

строен третий ярус... Интересно в этом огромном сооружении (естествен-

но и справедливо удивляются специалисты по архитектуре. — Авт.) преж-

де всего то, что оно совершенно едино по своим формам, не производит

впечатления постройки, перестраивавшейся и дополнявшейся в течение

почти ста лет— и не просто разными зодчими, но и представителями

разных национальных культур». По нашему мнению, приведенные факты

указывают на то, что никаких длительных «восстановлений» якобы «раз-

ными школами зодчих» не было. Строили сразу в XVI веке, причем

впервые. В рамках единой архитектурной школы, у которой был соб-

ственный стиль. Строили прочно. Настолько, что Наполеон и в XIX веке

не смог взорвать колокольню Ивана Великого.

Более того, память о том, что колокольня, или столп, Ивана Велико-

го начала сооружаться лишь в конце XVI века (а отнюдь не в XV веке),

сохранялась в Москве очень долго. Вот что пишет писатель и краевед

И. К. Кондратьев: «Построение колокольни начато в конце царствования

Федора Ивановича, но окончено при Борисе Годунове в 1600 году». Но

ведь конец царствования Федора Ивановича (1584—1598)— это самый

конец XVI века.

С той поры как Романовы начали искажать русскую историю, им

потребовалось отодвинуть в прошлое и постройку Иванова столпа. Но у

всех на виду на высоте 80 метров под его куполом красовалась огромная

надпись «из колоссальных золоченых медных букв», в которой прямо

назван царь Борис и дата «совершения и позлащения храма»— 1600 год.

Что было делать Романовым с этой датой? Совершенно ясно. «По смерти

Годунова надпись эта была залеплена, но опять открыта по повелению

Петра Великого» (И. К. Кондратьев).

Дальше — еще интереснее. Пока мы лишь имеем веские основания

предполагать, что Московский Кремль был впервые построен во второй

половине XVI века. Но что касается его связи с опричниной, с эпохой

Есфири, с «восстановлением» Иерусалима (о чем мы говорили ранее), то

новых подтверждений этому мы пока не получили. Тем не менее они

есть, и очень яркие. Прежде чем перейти к этому, обратимся к современ-

ным археологическим исследованиям Кремля. Что расскажут нам архео-

логи о предыстории Москвы? Что тут было в XV—XVI столетиях? Дело в

том, что в XIX—XX веках в Кремле велось много строительных работ, а

потому велись раскопки. В результате сложилась довольно подробная

археологическая картина строительства Кремля. Вот она.

«Материалы археологических раскопок и наблюдений, историчес-

кие данные и исследования позволяют следующим образом представить

неведомое возникновение... и развитие первоначального поселения...

на месте ядра города Москвы. Разместилось оно на Подоле, у подно-

жия Боровицкого холма... Мыс самого Боровицкого холма был занят,

вероятно, под огражденное капище... К середине IX века (якобы.—

Авт.) можно предположительно относить... возникновение крепкого

града на Неглинной. Следы ранней, «новгородской» системы... адми-

нистративного и войскового устройства сохранялись в Москве до XIV—

XV веков... Новый период развития града на Неглинной... град на

Неглинной, как центр боярского управления Москвою, вероятно, еще

в новгородский период получил огражденное предградье... Внешний

облик древнейшего града на Неглинной помогают раскрыть «Боровиц-

кие» наименования объектов Кремля. Если нанести их на план, то

можно указать зоны былого леса» («Каменная летопись старой Моск-

вы»). Все это археологи относят сегодня к IX веку. То есть к эпохе

задолго до Юрия Долгорукого.

Но вот наступает XII век, когда Юрий Долгорукий начинает «заново»

основывать Москву. Где он начинает закладывать город? Оказывается,

снова на том же самом месте, в устье речки Неглинной. Как будто бы тут

ничего ранее не было. Современные исследователи, наталкиваясь на этот

факт, решают даже, что Юрий Долгорукий, вероятно, не основывал

столицу, а лишь реконструировал ее. Так же, как, по их мнению, Иван

Грозный «реконструировал» Москву на «ужаснейшем пепелище».

Но пойдем дальше. Что же делает Иван Грозный во время опричнины

со своей столицей и дворцами, якобы «уже давно здесь стоящими»? Изве-

стно, что с началом опричнины Иван Грозный решает перенести столицу

на новое место. Р. Г. Скрынников: «Сначала царь Иван задумал выстроить

«особный» опричный дворец внутри Кремля, но затем счел благоразум-

ным перенести свою резиденцию... «за город», как тогда говорили... За

Неглинной в течение полугода вырос мощный замок. Его окружали ка-

менные стены... Ворота, окованные железом, украшала фигура льва,

раскрытая пасть которого была обращена в сторону земщины (как бы в

угрозу остальной стране. — Авт.). Шпили замка венчали черные двугла1

вые орлы. Днем и ночью несколько сот опричных стрелков несли караул

на его стенах. Отъезд главы государства из Кремля вызвал нежелательные

толки, ввиду чего Посольский приказ официально объявил, что царь

выстроил себе резиденцию за городом для своего «государьского прохла-

ду». Она так и называлась — Замком на Неглинной.

Сразу скажем, что у современных историков здесь возникают суще-

ственные затруднения. Романовские «летописцы» вынуждают их верить,

будто Иван Грозный, выйдя из ворот Московского Кремля, пересек

неширокую речку Неглинную, остановился, задумался и решил устроить

здесь себе роскошный загородный дворец «для прохладу». Именно здесь,

у кремлевских стен, на берегу Неглинной, напротив Троицких или Ризо1

положенских ворот (Грязных, по Библии). На «расстоянии ружейного

выстрела» от Кремля.

Место было действительно «подходящее». Здесь, вдоль берега Не-

глинной, раскинулась обширная городская свалка. Потому и назывались

выходящие сюда ворота Кремля — Грязными или Навозными (по Биб-

лии). «Лучшее» место для загородной резиденции трудно подыскать: «С

этой стороны подле Кремля протекала мутная и грязная Неглинная, бере-

га которой были очень неблагообразны и всегда завалены нечистотами,

так что место нынешнего кремлевского сада оставалось одним из самых

неприглядных» (И. К. Кондратьев). «Это было самое болотистое место из

всех по течению Неглинной». Странные вкусы были у царя Ивана, если

внимать романовским историкам. А если поверить не им, а здравому

смыслу?

С о г л а с н о н а ш е й р е к о н с т р у к ц и и и тому, что

и з л о ж е н о выше, ни на какую мусорную свалку царь Иван не отправ-

лялся. Столицей его в то время был Великий Новгород = Ярославль. Жил он

в своем дворце в Суздале (библейских Сузах). В пору опричного раскола

и Смуты он покинул Суздаль, «выехал за город». И отправился вдаль.

Через какое1то время достиг Москвы, бывшей тогда небольшим селени-

ем. Остановился и решил здесь основать столицу. И построить Кремль.

Для начала возвел первый град на Неглинной. Поэтому археологи совер-

шенно справедливо утверждают сегодня, что именно с этого «града на

Неглинной» и началась Москва. Но было это, конечно, не в XII веке и уж

тем более не в IX веке. Первую крепость на месте будущего Кремля стали

строить во второй половине XVI века. То есть в эпоху опричнины. Место

было выбрано удачно. Никакой мусорной свалки еще не существовало.

Это было рядом со знаменитым местом Куликовской битвы. Вокруг

шумели леса. Кремль заложили на месте бора, то есть хорошего чистого

леса. Отсюда и название «Боровицкие». Кроме того, первый «град на

Неглинной оказался на перекрестке трех больших и важных дорог того

времени (якобы XII века.— Авт.): Новгород— Рязань, Киев— Ростов,

Смоленск— Суздаль». Недаром, кстати, одна из дорог вела из Суздаля.

По ней и приехал царь Иван в будущую столичную Москву. Ехал он,

надо полагать, по дороге, а не по нехоженым местам. С этого времени,

со второй половины XVI века, здесь стал возводиться Московский

Кремль.

В искаженной романовской истории все1таки уцелели следы подлин-

ных событий той далекой эпохи. Превращение Москвы в новую столицу и

начало строительства каменного Московского Кремля в XVI веке (по

последнему слову тогдашней техники) дошло до нас в виде воспомина-

ний о строительстве «новой столицы царя Ивана в далекой, окруженной

лесами Вологде». Вот что об этом пишет Р. Г. Скрынников: «В его

(царя. — Авт.) голове родился план основания собственной опричной

столицы в Вологде. Там он задумал выстроить мощную каменную кре-

пость, наподобие Московского Кремля (это сходство историки не могут

не отметить. — Авт.). Опричные власти приступили к немедленному осу-

ществлению этого плана. За несколько лет была возведена главная юго1

восточная стена крепости с десятью каменными башнями. Внутри крепо-

сти вырос грандиозный Успенский собор. Около 300 пушек... доставлены

были в Вологду и свалены там в кучу. Пятьсот опричных стрельцов

круглосуточно стерегли стены опричной столицы... Сооружение грандиоз-

ной крепости в глухом Вологодском краю... Царь и опричники боялись

внутренней смуты».

Сегодня в Вологде ничего этого нет. Из больших старых храмов стоит

лишь Софийский собор. В двух километрах от города находится монас-

тырь. Но нет ни мощного каменного Кремля, ни грандиозного Успенско-

го собора. А в Москве до сих пор есть и огромный Кремль (кстати,

действительно с десятью каменными башнями в юго1восточной части), и

величественный Успенский собор в центре Кремля.

В цитированном выше описании «Вологодского строительства при

Грозном» рассказывается, по1видимому, о строительстве Грозным камен-

ного Кремля в Москве. Романовские историки «перенесли» это строи-

тельство в далекую Вологду только потому, что Москва у них «уже была

построена» (на бумаге). Как мы теперь понимаем, в XVI веке на месте

будущей Москвы имелось лишь небольшое селение, окруженное лесами.

А сегодняшние историки с удивлением обнаруживают сходство между

мифическим «грандиозным Вологодским кремлем» и реальным грандиоз-

ным Московским Кремлем по той простой причине, что это было в

действительности одно и то же.

Наша р е к о н с т р у к ц и я т а к о в а Москва была основана на

месте Куликовской битвы (1380) во второй половине XVI века. Старый

центр города находился около Старо+Симонова монастыря. Возможно, это

была столица одного из небольших удельных княжеств. До XVI века Москва

была небольшим селением. В конце XVI века, во время Смуты и опричнины

(эпоха библейской Есфири), царь уезжает из Суздаля (библейских Суз) и

основывает на месте будущего Московского Кремля свою новую столицу.

Затем строит Московский Кремль. Для этого вызывает итальянских масте-

ров. Своих призвать не мог (или не хотел), поскольку страна расколота на

две враждебные части: опричнину (во главе с царем, окружившим себя

еретиками = «жидовствующими») и земщину, на землях которой как раз

и располагались старые столицы Владимиро1Суздальской Руси. Это

строительство было отнесено романовскими историками на сто лет назад,

в эпоху Ивана III. А также породило и другие дубликаты1отражения в

русской истории. В частности, историю Юрия Долгорукого якобы в

XII веке. В результате возникло ложное впечатление, будто Москву ос-

новывали несколько раз. Якобы в XII веке или даже еще раньше (первый

град на Неглинной в IX веке).