Глава 12. СТРОИТЕЛЬСТВО ИЕРУСАЛИМА ПОД МОСКВОЙ В XVII ВЕКЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 
238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 
255 256 257 258 

Начнем с краткого повторения нашей реконструкции истории «Иеру1

салимов». Первым Иерусалимом («Святым Городом») был Царь1Град на

Босфоре. История его уходит в далекий XI век н. э. и известна нам явно

недостаточно. Здесь в XI веке н. э. был распят Иисус Христос. Этот

Иерусалим описан в Евангелиях. Поэтому мы иногда называем его «еван-

гельским Иерусалимом», или «главным Иерусалимом», или «первым

Иерусалимом».

По1видимому, долгое время Иерусалим = Царь1Град считался един-

ственным центром религиозного поклонения всего христианского

мира. То есть Ромейской империи. Со временем Империя сильно

расширила свои границы, и люди из далеких провинций не всегда

могли ездить на поклонение святыням в главный Иерусалим на Босфо-

ре. Возникла естественная идея создать «на местах» подобия священно-

го города. Она, скорее всего, появилась после того, как в XIII веке

(или в XV веке) босфорский Иерусалим = Царь1Град был захвачен.

Захват священного города отразился на страницах Библии в нескольких

пророчествах о падении Иерусалима. В конце XVI века, как мы виде-

ли, строят Иерусалим в Москве. А немного раньше Иерусалимом

называли также Казань. Как мы показали выше, строительство Мос-

ковского Кремля названо в Библии «восстановлением Иерусалима»

(книги Ездры и Неемии).

Уже после того как появилась печатная Библия, в XVII веке начи-

нается строительство еще одного Иерусалима в современной Палести1

не. Который в скалигеровской истории был объявлен «единственным

Иерусалимом». О предыдущих Иерусалимах скалигеровские историки

предпочли забыть. Чтобы не возникало лишних вопросов. Однако за-

быто было не все. В истории уцелел яркий пример строительства

Иерусалима в XVII веке при патриархе Никоне на реке Истре под

Москвой. Этот пример поучителен в первую очередь тем, что он пока-

зывает, как происходило строительство «новых Иерусалимов». К числу

их, подчеркнем, относится и еще более поздний Иерусалим в совре-

менной Палестине.

«Новый Иерусалим» под Москвой строился так. Он был заложен в

1656 году на землях села Воскресенского (другое название— Сафатово).

В центре обширной территории, на холме, получившем название Сион,

был основан мужской монастырь. Его окрестности в соответствии с за-

мыслом строительства святого города тоже получили палестинские назва-

ния: холм к востоку от монастыря стал именоваться Елеоном, основанный

Никоном небольшой девичий монастырь — Вифанией; на севере находи-

лись холм Фавор, село Микулино, переименованное в Преображенское,

и деревня Капернаум, бывшая Зиновьева Пустошь. Река Истра была

переименована в Иордан... Для осуществления замысла была произведена

необходимая перепланировка местности: очищен от леса берег Истры,

досыпан и укреплен монастырский холм. Центральная часть холма пред-

назначалась для каменного Воскресенского собора. Таким образом, как

мы видим, «на местности» воспроизводились все основные святыни «главного

евангельского Иерусалима».

Сооружение «нового Иерусалима» под Москвой было задумано с раз-

махом и велось не спеша. Однако через несколько лет положение измени-

лось и строительство было свернуто. Согласно новому решению, ему

было определено место обычного монастыря. «Строительство Воскресен-

ского храма на первом этапе велось довольно медленно. К концу 1666 года

он был только доведен до сводов. После церковного собора 1666—1667 го-

дов... возведение его прекратилось... Новый Иерусалим начал создаваться

как выражение грандиозной церковно1государственной программы, а

церковный собор определил ему место рядовой церковной обители... У

Воскресенского монастыря сохранилось хозяйство средних размеров,

обеспечивающее жизнь братии монастыря, но не его строительство»

(Московский областной краеведческий музей в городе Истре: Путеводи-

тель. М., 1989).

Из сказанного следует, что дело могло бы повернуться и по1друго-

му. Если бы первоначальный план не был отменен и строительство «ново-

го Иерусалима» было доведено до конца, то не исключено, что сегодня

Иерусалим оказался бы не в современной Палестине, а на реке Истре под

Москвой. Правда, никто бы уже, конечно, не вспомнил, что в

XVII веке река называлась Истрой. Все искренне именовали бы ее

«евангельской рекой Иордан». А многочисленные путеводители расска-

зывали бы нам о многовековой истории этого истринско1иорданского

Иерусалима. Показывали бы «ту самую» гору Сион, на которую когда1

то поднимался Моисей. И если бы кто1нибудь осмелился во всеуслы-

шание заявить, что город Капернаум в XVII веке назывался деревней

Зиновьева Пустошь, то на такого человека посмотрели бы с тем же

подозрением, как, наверное, посмотрят сегодня на того, кто попыта-

ется восстановить прежние арабские названия в современной Палести-

не. Например, арабское название Эль1Кудс современного Иерусалима

или арабское название древней деревушки, переименованной в «биб-

лейский Иерихон», и т. п.

И более того, редактирование Библии пошло бы, наверное, совсем в

другом направлении. Не стали бы позднейшие редакторы старательно

уничтожать в Библии описания снега, мороза и вообще северной зимы.

Наоборот, добавили бы про глубокие снега и лютые морозы. И все

выглядело бы убедительно. Может быть, даже убедительнее, чем в совре-

менной «южной, палестинской версии».

Но по каким1то причинам «Иерусалим на Истре» был отменен. И,

видимо, только после этого его стали именовать новым Иерусалимом.

Мол, новый — «не настоящий» Иерусалим. И что вообще весь этот гран-

диозный замысел — якобы всего лишь причуда патриарха Никона. А

«настоящий Иерусалим» находится якобы в современной Палестине.

Но скорее всего, на реке Истре было задумано возведение «настояще-

го, древнего Иерусалима». Поскольку это громкое название было решено

навсегда отобрать у подлинного Иерусалима, то есть у Царь1Града (Кон-

стантинополя). И искали, куда это название поместить (на карте). Есте-

ственно, возникли споры, соревнование между разными группировками.

Те, кто настаивал на строительстве Иерусалима под Москвой, в итоге

проиграли. Строительство, естественно, было свернуто и объявлено чуть

ли не недоразумением.

Интересно все1таки посмотреть, что же строил Никон на реке Ис-

тре1Иордане. Главной постройкой монастыря являлся Воскресенский

собор или собор Гроба Господня. Сегодня нам рассказывают, что он

строился по точному образцу храма Гроба Господня в якобы палестинс-

ком Иерусалиме. Якобы некий Арсений Суханов посетил Иерусалим в

1653—1655 годах, тщательно обмерил храм Гроба Господня и вернулся в

Москву с подробным его описанием. Правда, специалисты вынуждены

отметить, что, «вероятно, в распоряжении патриарха Никона и его

зодчих имелись и гравюры с планами и разрезами этой постройки,

опубликованные в 1626 году во Флоренции» (см. путеводитель). Так что

надобности ездить в Палестину, в общем1то, не было. Тем более что

даже если бы Арсению Суханову и удалось пробраться (со многими

трудностями) в турецкую Палестину в то время, то обмерять ему было

бы просто нечего.

Возникает вопрос — откуда взялся план иерусалимского храма Гроба

Господня (не путать с храмом Соломона), опубликованный во Флоренции

в 1626 году? И относимый сегодня историками к якобы XII веку н. э. Был

ли он плодом чистой фантазии или отражал какую1то реальность. Этот

вопрос нуждается в новом исследовании. Однако, на наш взгляд, в

основе этого плана лежало действительно существовавшее сооружение на

горе Бейкос на окраине Стамбула. Конечно, с тех пор как план был

снят, постройки на горе Бейкос были как1то изменены. Но в целом

общий вид построек довольно близок к флорентийскому плану и к тому,

что получилось у Никона на реке Истре. Конечно, масштаб никоновских

сооружений существенно больше, чем на горе Бейкос. Тем не менее

архитекторы Никона довольно точно воспроизвели необычное устройство

памятника на Бейкосе.

Оно таково (см. рис. 68, 69). К главной святыне, то есть к «моги-

ле» Иисуса (Юши), обнесенной стеной, пристроено здание. Рядом с

ним высится колокольня, или минарет. При взгляде сбоку картина

следующая: сравнительно низкая постройка (стена) вокруг «могилы»

Иисуса, затем — более высокое здание. Рядом минарет. Сегодня над

«могилой» Иисуса никакой крыши нет (просто стена). Но не исключе-

но, что когда1то крыша была. Во всяком случае, о ней упоминается в

описании Даниила иерусалимского храма Гроба Господня (который мы

предлагаем отождествить с памятником на Бейкосе). Даниил свиде1

тельствует: «Распятие Господне и тот святой камень кругом обнесены

стеной. Сверху над распятием создан замысловатый свод, чудесно

украшенный мозаикой».

На флорентийском плане XVII века храма Гроба Господня в Иерусали-

ме, которым пользовался Никон (рис. 70), мы видим очень похожую

конструкцию: невысоко выступающая над поверхностью земли прямо-

угольная постройка (подземная церковь), затем — примыкающее к ней

более высокое здание. Сбоку— колокольня. Причем с той же стороны,

что и минарет на Бейкосе. План построек на Бейкосе повторен здесь

почти точно (см. рис. 68, 69).

Обратимся к никоновскому плану храма Гроба Господня (Воскресе-

ния) в Новом Иерусалиме (см. рис.71, 72). И опять видим практически

то же самое. Углубленная в землю прямоугольная церковь, крыша кото-

рой находится над землей на уровне человеческого роста (то есть очень