§ 3. Социальная мобильность в условиях динамизации общественного развития

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Выше обращалось внимание на сбалансированность, соответствие

процессов социальной мобильности друг другу в условиях

эволюционного развития. В такой ситуации остается не-

высоким масштаб социальной мобильности — он определяется

через процентную долю людей, сменивших статус своих родителей.

В это время взрослые дети по большей части не выходят за

рамки социального положения своих родителей. Но даже в случае

смены статуса родителей одни работники всю жизнь остаются

в том социальном положении, с которого они начали самостоятельную

трудовую активность, другие перемещаются на

1—2 ступеньки. В этих условиях редко кому удается в короткий

период сразу переместиться на несколько ступеней карьеры и

жизненного благополучия.

Но общество рано или поздно вступает в период более интенсивного

развития. В этом случае процессы социальной мобильности

также начинают стремительно изменяться, ускоряя

в свою очередь общие перемены. Идет интенсивное разрушение

прежних характеристик социальной мобильности, замена

их новыми качествами. Рассмотрим сначала трансформацию

процессов социальной мобильности, в которой на первый

план выходят тенденции их конструктивного обновления.

Функции обновления особенно отчетливо заявляют о себе на

определенных периодах индустриализации, через которые в Новое

время прошли все страны Запада. В последние сто с лишним

лет этан индустриализации переживали многие неевропейские

страны, модернизируя свое хозяйство, социальные отношения,

традиционную культуру. В России процессы индустриализации,

начавшись в последней трети XIX в., наиболее интенсивно развивались

с конца 20-х до середины 50-х гг. и завершились в целом

к 70-м гг. Охарактеризуем важнейшие тенденции социальной

мобильности, свойственные этим процессам.

В ходе индустриализации происходит по преимуществу вынужденное

массовое переселение людей из сельской местности

в города. И в городах, и на селе зарождается товарно-промышленное

производство, которое затем стремительно расширяет

свои масштабы, стимулируя внедрение новых технологий труда.

Все это в свою очередь ведет к появлению новых профессий

и специальностей, дифференцирует квалификацию работников,

что сопровождается повышением образовательного уровня

населения, увеличением информированности людей, расширением

их мировоззренческого горизонта. Меняются способы

социализации детей и молодежи. Происходят серьезные

трансформации в семейных отношениях, в быту, в способах

отдыха и оздоровления людей. Словом, коренным образом меняется

весь образ жизни населения. Поколения детей, а тем

более внуков, живут совершенно в иных условиях, нежели их

отцы и деды. Таким образом, масштаб мобильности в этих условиях

заметно увеличивается — в течение 50—100 лет идет

постоянное увеличение доли населения, которая не повторяет

статус своих родителей, достигая в пиковых точках интенсивности

социальных перемещений их объема, равного 60—75%.

Конечно, за эти годы могут происходить спады производства,

политические кризисы, социальные столкновения. Но

если государственная политика индустрализации продумана и

реализуется успешно, то развитие общества сохраняет стабильный

характер и в то же время появляются многообразные способы

восхождения людей по социальной лестнице. Миллионы

людей втягиваются в эти процессы, которые, как правило, охватывают

активный период жизни (он равен 25—30 годам) нескольких

поколений. Эти сдвиги выполняют в целом конструктивную

роль в обновлении общественного развития, хотя на определенных

стадиях индустриализации неизбежно дают о себе

знать серьезные гуманитарные издержки. Среди последних укажем

на такие явления, как массовое ослабление прежних связей,

консолидирующих население, включая и те, на которых

держались хозяйственные, семейно-бытовые отношения, на

разбалансированность коллективных взаимодействий между

представителями новых и прежних профессиональных слоев, а

также на увеличение масштабов маргинальное™.

Особо следует сказать о возрастании в период индустриализации

явления социальной ____________маргинальности. Маргинальность может

быть понята в узком и широком смысле. В узком смысле

она связывается с неполным, частичным, промежуточным характером

социальных ролей какой-либо группы, индивидуума.

Но в данном случае акцентируется трактовка маргинальности

как широкого социального явления. Процессы индустриальных

преобразований ведут к резкой переструктуризации общества,

что вызывает втягивание — отчасти добровольное, отчасти

вынужденное — огромных масс людей в социальную мобильность.

Для одних новый статус оказывается нисходящим, другие

же обретают его в процессе движения вверх по статусной

лестнице.

Но повсеместно это движение порождает структурную мар-

гинальность, которая связана с массовой утратой целыми слоями

своего прежнего статуса, с разрывом привычных связей, с

изменением социального окружения, что так или иначе превращает

людей в маргиналов, в лиц, лишенных в новом положении

устойчивых ценностных ориентиров, социальных корней, понимания

происходящего, даже если они улучшили свой статус1.

Если проводится взвешенная социальная политика и в процессах

расслоения продолжает сохраняться определенный баланс

между традиционными и новыми слоями, то масштабы

маргинализации не способны серьезно дестабилизировать общество.

В этом случае новый стратификационный порядок закрепляется

быстрее, нежели распадается прежний.

Следует подчеркнуть, что социальная мобильность периода

индустриализации, имея общие черты развития в разных странах,

все же не приобретает универсального характера. В каждом

обществе эти процессы тесно переплетаются с элементами

традиций, а также обусловливаются конкретной обстановкой,

складывающейся на том или ином периоде промышленного

развития. Все это позволяет нейтрализовать стремительность

перехода огромных масс людей из одного социального положения

в другое и остроту включения в современную экономическую

динамику.

Сошлемся на опыт Японии. На крупных японских фирмах

по отношению к постоянному персоналу применяется система

пожизненного найма и принцип старшинства продвижения по

службе. Пожизненный наем означает, что работник нанимается

на фирму на весь трудоспособный период жизни. В свою

очередь руководство фирмы гарантирует его занятость в период

кризиса, когда увольняет ту часть персонала, которая не

охвачена данной системой. Таким образом, у работника есть

уверенность в завтрашнем дне и достаточно устойчивое финансовое

положение, включая помощь от фирмы для решения

его семейных проблем (например, для приобретения жилья,

образования детей). Принцип старшинства продвижения по

службе связан с тем, что в фирме существуют жесткие принципы

повышения статуса работника в зависимости от рабочего

стажа (т. с. от возраста), при которых нередко невозможен даже

переход из одной категории работников в другую. В рамках фирмы

действуют также пределы карьерного роста, своя ткала повышения

заработной платы, выходных пособий, продолжительности

оплачиваемого отпуска и т. п.1

Данные механизмы социальной мобильности действуют

лишь в крупных японских фирмах, позволяя им формировать и

сохранять костяк профессиональной элиты и преданного персонала.

В других странах могут быть иные системы отбора и сохранения

хороших работников, нацеленные на смягчение социальных

издержек в условиях резких социальных трансформаций.

Теперь рассмотрим состояние процессов социальной мобильности

в условиях социальной деструкции, общественных кризисов.

Систематически наступающая в разных странах деструкция

механизмов слоеобразования и социальной мобильности

весьма интересовала в свое время П. Сорокина, который пережил

подобную ситуацию в период русской революции и Гражданской

войны. В этих условиях осуществляется массовая нисходящая

мобильность многих слоев и формируется плоский — почти

без высших слоев — стратификационный профиль.

П. Сорокин полагал, что такое массовое «разлаживание» механизмов

расслоения и мобильности происходит в масштабах общества

спонтанно, как ответ социальной системы на гипертрофированный

характер этих процессов на предыдущем этапе2.

Сходные ситуации всеобщей деструкции наступают также в

периоды экономической депрессии, в результате неудачи и

срыва модернизационных реформ, а также в условиях войны,

революции, продолжительных политических, национальных

столкновений, которые свидетельствуют об утрате обществом

мобилизационно-адаптивных способностей адекватно реагировать

на внутренние и внешние опасности. Эти ситуации порождают

социальную нестабильность, которая, как правило,

сопровождается неблагоприятной трансформацией структуры

занятости, возрастанием доли безработных, массовым обнищанием

основной части населения, возрастанием болезней и

уровня смертности. Нередко при этом увеличивается внутренняя

миграция людей, появляются беженцы и вынужденные

переселенцы. Все это в свою очередь разрушает прежние ценностно-

смысловые ориентации людей и сопровождается распространением

социальной аномии.

В таких условиях социальная мобильность и стратификационные

процессы носят крайне неустойчивый характер и в значительной

степени зависят от набора преходящих факторов. Так,

высокого положения способны добиваться случайные люди или

даже представители криминальных структур. Масштабы структурной

маргинализации в этой ситуации могут во много раз

превосходить те, которые появляются в условиях индустриализации.

Стабилизация новых стратификационных механизмов, и

в частности механизмов социальной мобильности, возможна не

раньше, чем будет достигнута определенная социальная устойчивость

и прояснены новые основы, на которых будут развиваться

механизмы социального воспроизводства.