§ 2. Роль конфликтов в жизни общества

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Реальное значение и место конфликта в общественной жизни

может быть определено на основе выяснения последствий или направленности

его воздействия на общество в целом или на отдельные

сферы его жизнедеятельности в определенных временных

рамках.

Любой социальный конфликт так или иначе влияет на многие

общественные процессы и на массовое сознание особенно

Он не оставляет равнодушными даже пассивных наблюдателей,

ибо воспринимается чаще всего если не как угроза, то,

во всяком случае, как предупреждение, как сигнал возможно!!

опасности. Социальный конфликт вызывает сочувствие одних

и порицание других даже тогда, когда не задевает непосредственно

интересы не втянутых в него групп. В обществе, где

конфликты не скрываются, не затушевываются, они воспринимаются

как нечто вполне естественное (если, конечно, конфликт

не угрожает существованию самой системы, не подрывает

ее основ).

Но даже и в этом случае сам факт конфликта выступает как

своеобразное свидетельство социального неблагополучия в тех

или иных масштабах, на том или ином уровне общественной

организации. Стало быть, он выступает и как определенный

стимул для внесения изменений в осуществляемую политику,

законодательство, управленческие решения и т. д.

Поскольку субъектами социального конфликта являются,

как правило, группы, составляющие социальную структуру

общества (социально-классовые, профессиональные, демографические,

национальные, территориальные общности), то

под его воздействием возникает необходимость внести соответствующие

коррективы в трудовые, социально-экономические,

межнациональные и тому подобные отношения, объективно

сложившиеся на том или ином отрезке времени.

Проводимая в бывшем Союзе ССР политика достижения

социальной однородности не учитывала в должной мере раз-

личий в статусе социальных групп, в их реальном влиянии на

власть, участия в осуществлении властных полномочий. Оставалась

за пределами научного анализа и реально существовавшая

дифференциация доходов (борьба с так называемыми нетрудовыми

доходами не давала должного эффекта).

В годы так называемой перестройки и в послеперестроечный

период, когда социальное расслоение общества стало прогрессировать,

а социальное недовольство отдельных групп (шахтеры,

учителя, врачи, ученые и т. д.) скрыть уже было попросту

невозможно, органы власти вынуждены были открыто реагировать

на них.

Разумеется, нынешняя социальная структура российского

общества еще полностью не сложилась. Появившиеся в последнее

время новые социальные группы еще только самоопределяются,

осознают свои интересы и начинают вести за них

борьбу как экономическими, так и политическими средствами.

Их участие в тех или иных конфликтах или готовность принять

участие в той или иной форме вызывает к себе пристальный

интерес Происходящие в обществе перемены, задевая так или

иначе интересы всех социальных групп, создают почву для

конфликтов.

В этой ситуации остро встает вопрос о необходимости взаимного

приспособления новых и «старых» социальных групп,

их адаптации к новым условиям, разработка такой «социальной

технологии», которая помогала бы этим процессам, предупреждала

бы острые социальные столкновения, а тем более

применение насилия в процессе регулирования социального

поведения и социальной деятельности взаимодействующих

субъектов.

Наличие в обществе необходимых для его самоорганизации

и функционирования политических и иных институтов, создание

в случае необходимости новых, способных содействовать

назревшим переменам и оптимизации группового взаимодействия,

становится особенно очевидным именно в результате

конфликтов.

В системе политических институтов должны быть предусмотрены

также механизмы выражения социального недовольства и

протеста, но в определенных рамках и формах, не создающих

угрозу общественному порядку. Важная роль в этом должна принадлежать

и средствам массовой информации. От их позиции за-

висит очень многое. Или в обществе будет формироваться установка

на достижение согласия (консенсуса), или будут культивироваться

вражда и создаваться образы врагов.

Возникший конфликт может свидетельствовать не только

об объективных трудностях и нерешенных проблемах, о тех

или иных социальных аномалиях, но и о субъективных реакциях

на происходящее. Последнее не менее важно. Американские

исследователи Роджер Фишер и Уильяме Юри отмечали

в этой связи: «В конечном счете, однако, причиной конфликта

является не объективная реальность, а происходящее в головах

людей»1. Конечно, «происходящее в головах людей» отражает

так или иначе объективную реальность и порождает соответствующие

реакции. Но это отражение может быть как адекватным,

так и неадекватным, что решающим образом воздействует

на характер конфликта и даже на само его возникновение.

По существу, негативные субъективные реакции на происходящее,

на те или иные события и процессы представляют

социально-психологическую составляющую конфликта, могущую

иметь самодовлеющее значение. Неадекватное отражение

массовым сознанием происходящих в обществе перемен (например,

характер и темпы экономических реформ), реакция

на те или иные политические решения или спорные вопросы

(например, отдавать ли Курилы Японии, оказать ли военную

помощь Югославии в борьбе с агрессией НАТО) способны

сами по себе вызвать конфликтную ситуацию и даже масштабный

конфликт между активными группами населения и органами

власти.

В данном случае конфликт будет выступать как своего рода

предупреждение, требование, призыв внести изменения в

предполагаемые действия, не допустить осуществления тех и J

них, которые противоречат общенациональным интересам.

Конфликты в сфере межнациональных отношений часто свидетельствуют

о состоянии национального самосознания, господствующих

в нем стереотипах, предубеждениях, представлениях.

Конфликт сам по себе еще не выражает в полном объеме

причины, его детерминировавшие, не указывает на социальные

источники, его питающие и поддерживающие. Все это

может стать понятным в результате научного анализа, специальных

социологических исследований. Конфликт лишь побуждает

к этому. Однако в ходе конфликта более ясно выражаются

интересы и ценностные ориентации его участников, что само

по себе чрезвычайно важно для выяснения всех причин и обстоятельств,

породивших конфликт.

Социальный конфликт, имеющий значительные масштабы,

оказывает поляризующее воздействие на общество (социальные

слои и группы), как бы разделяя его на тех, кто участвует в

конфликте, сочувствует ему, порицает его. На тех, кто участвует

и сочувствует конфликту, последний оказывает консолидацией-

ное воздействие, сплачивает и объединяет их. Происходит более

глубокое уяснение целей, во имя которых разворачивается противоборство,

«рекрутируются» новые участники и сторонники.

В той мере, в какой конфликт несет в себе конструктивное

или деструктивное начало, способствует или препятствует разрешению

противоречий, он может получить ту или иную оценку.

Конфликт, даже оказывающий позитивное воздействие,

ставит вопрос о цене осуществляемых под его воздействием

изменений. Какие бы цели ни провозглашались и как бы важны

они ни были, но если для их осуществления приносятся в

жертву человеческие жизни, возникает вопрос о нравственности

такого конфликта, о его действительной прогрессивности.

Особенно это относится к межнациональным (межэтническим)

конфликтам. Как бы значимы ни были для людей национальные

ценности (а они имеют универсальное значение),

цена в процессе их отстаивания оказывается довольно часто

непомерной. И если даже конфликт и способствует консолидации

собственной нации, ее самоутверждению и самоопределению,

жертвы и разрушения, сопряженные с ним, перечеркивают

его позитивное начало. Достаточно упомянуть такие «горячие

точки» на карте бывшего Союза, как Сумгаит, Карабах,

Тбилиси, Фергана, Сухуми, Приднестровье, Абхазия, Таджикистан,

чтобы согласиться с таким утверждением.

Итак, роль социальных конфликтов неоднозначна. Их связь

с общественной жизнью весьма разнообразна и многовариант-

на. Анализ каждого из них позволяет не только дать обстоятельную

характеристику конкретному конфликту, но и отнести

его к определенному классу (типу).