§ 3. Типология социальных конфликтов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Несмотря на то, что каждый взятый в отдельности конфликт

уникален, он все равно несет в себе некоторые черты и

обладает определенными параметрами, позволяющими его ти-

пологизировать. Что может лежать в основе типологизации социальных

конфликтов?

В первую очередь можно назвать определенное сходство причин,

вызывающих конфликты. Например, социальная дискриминация

и социальная несправедливость. Вызванные ими конфликты,

различаясь по масштабам, интенсивности и результативности,

сопутствуют всей новой и новейшей истории

человечества.

Конфликты могут типологизироваться и по такому признаку,

как характер противоречий, лежащих в их основе. Последние в

свою очередь могут быть подразделены на антагонистические и

неантагонистические, на внутренние и внешние (в зависимости

от их отношения к социальной системе). Противоречия могуч

различаться также по сферам их проявления (экономическая

сфера, политическая, духовная, межнациональных отношений,

внешнеполитическая и т. д.).

Конфликты могут классифицироваться по времени действия

(затяжные, скоротечные), по интенсивности, по масштабам

действия (региональные, локальные), по формам проявления

(мирные и немирные, явные и скрытые) и, наконец,

по своим последствиям (позитивные—негативные, конструктивные—

деструктивные и т. п.).

Вопросам типологии конфликтов посвящена обширная литература.

Западные конфликтологи уделяют этой проблеме

большое внимание. Так, Р. Дарендорф обратил внимание при

классификации конфликтов на такие моменты, как условия их

происхождения и развития. Конфликты, обусловленные факторами

внутреннего характера, получили в его классификации

название эндогенные, внешнего — по отношению к данной

системе — получили название экзогенные1.

Широко представлена типология конфликтов по субъекту и

социальной среде. В частности, в качестве примера можно привести

типологию Стюарта Чейза, обратившего основное вни-

мание при классификации конфликтов на социальную среду,

в которой они проявляются:

• внугри семьи (между супругами, между супругами и детьми);

• между семьями;

• между родами и им подобными общностями;

• между территориальными общностями (села, города и т. д.);

• между регионами;

• между руководителями и работниками;

• между различными категориями работников внутри коллектива;

• между политическими партиями;

• между представителями разных конфессий (религиозные

конфликты);

• между представителями разных идеологий;

• конкурентная борьба в рамках одной отрасли;

• конкурентная борьба между разными отраслями;

• расовые конфликты;

• соперничество между отдельными народами, которое может

проявляться в разных областях, в частности в борьбе за

сферы влияния, рынки и т. п.;

• конфликты между различными культурами;

• «холодная война», т. е. война без применения оружия;

• борьба между «Востоком» и «Западом» или «Севером»

(развитые капиталистические страны) и «Югом» (развивающиеся

страны или страны «третьего мира»).

Одной из разновидностей конфликтов С. Чейз считает конфликты

на почве антисемитизма — как проявление антагонизмов

религиозного, культурного и расового характера1.

Американские социологи К. Боулдинг и А. Рапопорт предложили

свою типологию социальных конфликтов, выделив в

ней следующие категории:

• действительные конфликты, т. е. реально происходящие в

конкретной социальной среде;

• случайные конфликты, появление которых зависит от ряда

преходящих (второстепенных по сути) факторов и противоречий;

• заместительные конфликты, представляющие собой фиксируемое

проявление скрытых конфликтов, т. е. не проявляющихся

на поверхности общественной жизни;

• конфликты, возникающие в результате плохого знания

существующего положения или неудачного применения принципа

«разделяй и властвуй»;

• скрытые (латентные) конфликты, или конфликты, развивающиеся

исподволь, не заметные сразу. Их участники в

силу разных обстоятельств не могут или не хотят заявить о своей

открытой борьбе друг с другом;

• фальшивые конфликты, т. е. не имеющие, по сути, объективных

оснований. Они возникают в результате неадекватного

отражения в групповом или массовом сознании существующих

реальностей. (Это, конечно, не означает, что они не могут

трансформироваться в действительные конфликты1.)

Как бы ни различались подходы разных авторов к типоло-

гизации конфликтов, в их основе лежит выявление сходства и

различия существенных признаков, определяющих природу и

роль той или иной разновидности конфликтов в общественной

жизни в разных исторических условиях.

Изучающие конфликты ученые отмечают, что в условиях

социальной и политической стабильности в обществе количество

конфликтов значительно меньше, чем в условиях радикальных

трансформаций.

В особую разновидность конфликтов многие исследователи

выделяют те, которые связаны с процессами модернизации. При

всем многообразии трактовок понятия «модернизация» можно

выделить как наиболее приемлемое понимание последней как

этапа перехода от традиционного общества к современному

(индустриальному). Его осуществление нередко ставило под угрозу

традиционные ценности, а иногда и суверенитет ряда молодых

государств Возникающие в этой связи конфликты носили,

но сути, цивилизационный характер2. Их участники отстаивали

разные культурные ценности и ориентировались на

разные социальные образцы (модели) и нормы. В этих условиях

происходила, как правило, политизация этнокультурных ценностей,

проявившаяся в виде столкновения интересов, трсбу-

ющих политического согласования и урегулирования, без чего

неизбежным становилось насилие как институт борьбы конфликтующих

сторон.

В начале 80-х гг. в западной социологической и политологической

литературе большое внимание было уделено анализу

конфликтного потенциала в странах Восточной Европы. Исследователи

отмечали, в частности, быстрый рост национального

самосознания, стремления к национальному суверенитету,

примат национального над классовым. К такому выводу пришел,

например, американский исследователь Ю. Рецлер.

К этому же времени относятся и труды некоторых европейских

исследователей, в частности Каррер д'Анкос, сумевшей

многое предсказать в своей книге «Взорванная империя»'.

Конфликты между центральным правительством и периферийными

национальными (этническими) группами были выделены

в специальную категорию конфликтов авторами концепции

«внутреннего колониализма». В ней, в частности, обосновывался

вывод, что преобладающая в экономике группа стремится

всеми силами сохранить свои преимущества, свой доминирующий

статус, вызывая тем самым недовольство менее преуспевающих

групп. Хотя один из основателей этой концепции, профессор

Вашингтонского университета М. Гектер, строил свои

выводы в основном на материалах национальных движений в

Великобритании, эта концепция многое объяснила и в других

странах, в том числе и в СССР. Например, эмпирически подтвержденное

стремление титульных наций к получению приоритетных

прав, сохранению доминирующих позиций в различных

сферах фактически сформировалось в союзных республиках

значительно раньше, задолго до распада Союза.

Отдельную категорию конфликтов составляют те, которые

условно можно назвать «индуцированные» (от слова «индукция»)

конфликты, т е. возникающие под влиянием примера извне на

основе полученной через средства массовой коммуникации

информации. Под влиянием, например, этнических конфликтов

в Индии, ЮАР активизируются национальные и религиозные

общности в других (соседних) странах. Конфликт на территории

бывшей Югославии между сербами и мусульманами

также оказал определенное влияние на повышение активности

мусульман и христиан в ряде стран мира, вовлекая их в проте- 

стное движение на стороне своей национальной или конфессиональной

группы Не меньший резонанс вызвали события в

югославском крае Косово весной и летом 1999 г

Значительное место в жизни общества занимают международные

(межгосударственные) конфликты Особенно обширная

литература по этой тематике (историческая в том числе) появилась

в годы «холодной войны» Именно в это время образовались

«силовые центры» современного мира, преследовавшие

свои геополитические цели и находившиеся длительное время

в состоянии перманентного конфликта

Следует отметить, что если проблемам внутрисистемных

социальных конфликтов советские ученые не уделяли должного

внимания, исходя из представлений, что социалистической

стране они не присуши, то все, что так или иначе относилось

к межсистемным конфликтам, привлекало к себе

постоянное внимание

Заметно активизировалась исследовательская работа в этом

направлении уже в 70-е гг В трудах отечественных ученых международный

конфликт рассматривался как столкновение различных

политических, экономических, военно-стратегических

и иных интересов государств1, при этом указывалось на многообразие

причин, вызывающих международные конфликты

Множество причин, порождающих международные конфликты,

обусловило многообразие способов их протекания «В соперничестве,

а тем более в конфликтационном взаимодействии друг

с другом, — отмечает белорусский социолог Е М Бабосов, —

враждующие государства обычно применяют такие специфические

именно заданного типа конфликтов способы, как осуществление

дипломатических маневров, экономическое давление, торговая

блокада, дезинформация, психологическая война, провокации,

запугивание, саботаж, террор, изоляция противника от

его реальных или потенциальных союзников, использование вооруженного

насилия и ведение военных действий»2

Естественно, что в зависимости от способов и форм возникновения

и развития конфликтов должны определяться и

методы их локализации, трансформации и решения. На это обстоятельство

обращают внимание авторы целого ряда работ,

посвященных изучению международного конфликта как сложною,

многогранного феномена, приобретающего все большее

значение в международной жизни.

Примерно в эти же годы западными социологами, изучавшими

международные конфликты, была разработана концепция

под названием «стратегия управления конфликтом» и концепция

под названием «стратегия деэскалации конфликта»,

получившие довольно широкий резонанс.

В последовавшие после окончания «холодной войны» годы

внимание к проблематике международных конфликтов не ослабевало.

Для этого имелись (и имеются) серьезные основания.

Ликвидация СССР создала новую, весьма сложную геополитическую

обстановку, которой не преминули воспользоваться в

своих интересах многие страны как на Западе, так и на Востоке.

В частности, активизировались попытки включить в сферу

своего влияния бывшие республики СССР, отношения между

которыми оказались тоже непростыми (особенно некоторых из

них с Россией). Не прекращаются локальные конфликты на

Ближнем Востоке, Балканах и т. д.

Характерной особенностью исследований в 90-е гг. явилось

то, что они приобрели в значительной мере комплексный,

междисциплинарный характер, учитывающий сложность самих

международных конфликтов. Возникла концепция многополюсного

мира, предполагающая установление нового, более

гуманного и справедливого мирового порядка в противовес

концепции однополюсного мира, подчиненного гегемонии одной

страны, на роль которой претендуют США.

Больше внимания исследователи стали уделять разработке

процедур прогнозирования и предупреждения международных

конфликтов.

Приведенные суждения и выводы не исчерпывают всего

многообразия оснований и критериев для типологизации конфликтов,

но дают достаточно полное представление о возможных

в эгом плане подходах.