§ 2. Формы реализации социальных изменений

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

В предыдущем параграфе были рассмотрены вопросы, касающиеся

содержания социальных изменений. Теперь рассмотрим

формы реализации социальных изменений. Наиболее изученными

в этом отношении являются, пожалуй, социальные

изменения эволюционные, революционные, циклические.

Эволюционные социальные изменения — изменения частичные

и постепенные, осуществляющиеся как достаточно устойчивые

и постоянные тенденции. Это могут быть тенденции к

увеличению или уменьшению каких-либо качеств, элементов в

различных социальных системах, они могут приобретать восходящую

или нисходящую направленность. Эволюционные социальные

изменения обладают специфической внутренней структурой

и могут быть охарактеризованы как некоторый кумулятивный

процесс, т. е. процесс постепенного накопления каких-то

новых элементов, свойств, в результате которого изменяется социальная

система. Сам же кумулятивный процесс (процесс накопления)

в свою очередь может быть, так сказать, «расщеплен»

на два составляющих его подпроцесса: формирование инноваций

(новых элементов) и их отбор. Инновация — это как раз

зарождение, появление и укрепление новых элементов. Посредством

отбора в системе сохраняются элементы нового и

как бы «отбраковываются» другие элементы.

Эволюционные изменения могут быть сознательно организуемыми.

В таких случаях они приобретают, как правило, форму

социальных реформ, которые осуществляются правительствами

или правительственными органами (реформа 1861 г. в

России об отмене крепостного права, реформа П. А. Столыпина

в начале XX столетия, введение нэпа в Советской России в

начале 20-х гг.). Но они могут быть и стихийным процессом, который

осуществляется как бы сам собой. В качестве такого процесса

можно указать на повышение на протяжении последних

нескольких столетий среднего уровня образования населения

многих стран мира и общее уменьшение числа неграмотных,

хотя это число в ряде стран и остается очень большим.

Для обозначения направления некоторых процессов изменений,

которые совершаются на протяжении нескольких поколении

людей или даже нескольких столетий, в социологической

литературе нередко используется понятие «тренд»

Тренд — это направление движения событий, достаточно конкретная

тенденция действий людей в определенном направлении.

Так, трендами являются общий рост народонаселения

планеты и многих народов на протяжении веков и тысячелетий,

урбанизация, т. е. процесс развития городов и повышения

их роли в обществе; модернизация, т. е. технические, политические,

экономические и другие изменения, направленные на

усовершенствования, отвечающие современным требованиям.

Примерами трендов являются также такие процессы, как индустриализация,

автомобилизация и т. д. Как видим, трендами

могут быть и цепи непосредственно социальных изменений

(урбанизация), и тенденции технического и иного порядка

(электрификация, компьютеризация), которые с необходимостью

влекут за собой перемены социального порядка.

Революционные социальные изменения. Они отличаются от

эволюционных существенным образом. Это, во-первых, изменения

не просто радикальные, а в высшей степени радикальные,

предполагающие коренную ломку социального объекта,

во-вторых, это изменения не частные, а общие или даже всеобщие,

наконец, они, как правило, опираются на насилие.

Социальная революция — центр ожесточенных споров и

дискуссий в истории социологии и других общественных наук.

Вероятно, можно сказать, что сколько слов восхищения было

сказано в адрес социальной революции, столько же было и

слов проклятия. К. Маркс называл социальные революции «локомотивами

истории», т. е. движущей силой, мотором исторического

развития. В. И. Ленин видел в них «праздник эксплуатируемого

и угнетенного народа». П. Сорокин назвал Октябрьскую

революцию 1917 г. «бойней». А писатель И. А. Бунин

назвал свою книгу об этой революции «Окаянные дни».

Сейчас, видимо, можно говорить о довольно значительном

расхождении в восприятии и оценке социальной революции

между укрепившимся обыденным сознанием людей (в России) и

научным пониманием этого явления в социальных науках. Дело в

том, что героическая и трагическая одновременно история страны

в последние столетия, особенно на протяжении XX в., породила

у различных слоев населения резкое неприятие идей революционных

социальных изменений, их негативную оценку.

Однако исторический опыт показывает, что революционные

изменения нередко способствуют более эффективному решению

назревших социальных проблем, интенсификации экономических,

политических и духовных процессов, активизации

значительных масс населения и тем самым — ускорению

преобразований в обществе. Свидетельства тому — ряд социальных

революций в Европе, Северной и Латинской Америке

и других регионах в последние два-три столетия.

Революционные социальные изменения возможны и в будущем.

Однако они, по всей вероятности, во-первых, не могут

быгь насильственными, а во-вторых, не могут охватывать одно-

Временно все сферы жизнедеятельности общества, а должны

относиться лишь к отдельным социальным институтам или областям

общественной жизни — науке, технике, сфере управления

и т. д. (таковы научные и технологические революции, кардинальные

изменения стратегии и методов управления различными

отраслями хозяйства). Нынешнее общество чрезвычайно

сложно, огромно, различные его части имеют между собой тысячи,

а может быть, и миллионы связей, так что одновременная

переделка всего общественного организма (а тем более с

применением насилия) может иметь разрушительные последствия

для всего общества.

Циклические социальные изменения. Это, видимо, более

сложная форма социальных изменений, ибо она, по существу,

может включать эволюционные и революционные изменения,

восходящую и нисходящую тенденции. Кроме того, когда мм

говорим о циклических изменениях, то имеются в виду не oi

дельные единичные акты каких-либо перемен, а определенны!

ряд изменений, который в совокупности образует цикл. Нэпом

ним, что циклами называют некоторую совокупность явлений

процессов, последовательность которых представляет собой он

ределенный кругооборот в течение некоторого промежутка вре

мени. Конечная точка цикла как бы повторяет первоначальную

но только в других условиях или на другом уровне. Циклические

социальные изменения происходят в соответствии с временами

года (например, с сезонным характером сельскохозяйственных

работ), но могут охватывать периоды в несколько лет (изменения,

обусловленные экономическими кризисами и т. д.) и даже

несколько столетий (связанные с типами цивилизаций).

Социологи разных направлений фиксируют тот факт, что

многие социальные институты, общности, классы и даже целые

общества изменяются по циклической схеме — возникновение,

рост, расцвет, кризис и увядание; возникновение новых

качеств, свойств явления или же вообще возникновение

нового явления. Такой схеме изменений подвержены многие

структуры в обществе — социальные, экономические, политические,

духовные и т. д., а также и целые цивилизации. В более

простой (и более распространенной) форме эта схема выглядит

как ритм, т. е. как чередование в определенные промежутки

времени периодов подъема (роста) и спада (кризиса).

Особую сложность картине циклических социальных изменений

придает то обстоятельство, что разные структуры, раз-

ные явления и процессы в обществе имеют циклы разной продолжительности.

Так что в каждый данный момент истории мы

имеем одновременное сосуществование социальных структур,

явлений, процессов, находящихся на разных ступенях развития

своего цикла. Этим в значительной степени определяется

непростой характер взаимодействия между ними, взаимные

несоответствия, несовпадения и конфликты.

Наглядным примером циклического характера социальных

изменений является смена поколений людей. Каждое поколение

нарождается, проходит период социального созревания

(социализации), затем период активной деятельности, далее

период старости и естественного завершения жизненного цикла.

Каждое поколение формируется в специфических социальных

условиях, поэтому непохоже на предыдущие поколения.

Вместе с тем каждое поколение вносит в жизнь, в политику,

экономику, культуру что-то свое, новое, чего еще не

было в социальной жизни, тем самым осуществляет многочисленные

социальные изменения.

Средний промежуток времени между рождением и смертью

представителей данного поколения — средняя продолжительность

жизни. Этот показатель уровня жизни и темпа социальных

изменений существенно менялся на протяжении истории,

особенно в последние столетия. Так, еще в конце

XIX столетия средняя продолжительность жизни не превышала

35—40 лет, хотя и тогда существовали старики, жившие до

80—100 лет. Ныне средняя продолжительность жизни в развитых

странах поднялась до отметки в 70 лет и выше. Этот промежуток

времени можно считать полным циклом поколения

для данных условий.

Вместе с тем можно выделить малые циклы, прежде всего

период активной трудовой деятельности данного поколения,

который составляет в современных условиях в среднем примерно

35—40 лет (с начала трудовой деятельности в 20 лет до

достижения пенсионного возраста в 55—60 лет). Если за полный

цикл происходит физическая смена поколений, то названный

малый цикл означает смену поколений в жизнедеятельности

общества.

При рассмотрении фактически всех социальных изменений

Нельзя абстрагироваться от циклического характера смены поколений

в обществе. Преемственность поколений, во-первых,

сама носит циклический характер, а во-вторых, придает циклический

характер и другим социальным изменениям и определенным

образом влияет на общий темп социального развития.

Принципиально важное значение здесь имеет соотношение

между циклом поколения людей (полным и, особенно,

малым) и циклом поколения машин (и овеществленных в них

знаний).

Казалось бы, увеличение продолжительности жизни, т. е. увеличение

длины полного цикла поколений, должно вести к замедлению

темпов социальных изменений. Однако в действительности

за последние 200—300 лет мы наблюдаем обратную

картину — ускорение темпов общественного развития. Дело в

том, что можно говорить не только о поколениях людей, но и о

поколениях знаний, поколениях машин (компьютеров, самолетов

и т. д.). В реальной жизни мы обычно различаем старые и новые

поколения техники. В научной литературе подчеркивается,

что новое поколение машин — это такие усовершенствованные

орудия труда, инструменты, механизмы и т. д., которые хотя бы

в одном, а часто и в нескольких отношениях по крайней мере

вдвое превосходят прежние по своей эффективности.

В предыдущие века поколения машин сменялись очень медленно:

несколько поколений людей работали фактически на

одном и том же поколении техники, что было особенно характерно

для сельскохозяйственного производства. После промышленной

революции XVIII—XIX вв. темпы смены поколений

техники возросли и стали сравнимы со сменой поколений

людей. Научно-техническая революция с середины XX в. внесла

во взаимоотношение этих поколений качественное изменение:

теперь, как подчеркивает Э. А. Араб-Оглы, темпы смены

новых поколений техники стали стремительно опережать темпы

смены поколений работников. Так, в пределах малого цикла поколений

людей в передовых отраслях производства (в наукоемких,

например, в электронике, информатике и т. д.) происходит

смена нескольких поколений техники.

Процесс обновления техники теснейшим образом связан с

процессами старения знаний и необходимостью их обновления.

Следует различать знание, овеществленное в технике, машинах

и т. д., и знание живое, т. е. как бы овеществленное в самих

работниках, выражающееся в их квалификации, компетентности,

в разрядах, ученых степенях и т. д.

Старение знаний определяют через интервал времени, в течение

которого наличное знание, в том числе квалификация

работников, наполовину обесценивается. В различных отраслях

науки и техники эксперты определяют этот интервал от 5—

7 лет до 15 лет. Во многих отраслях науки и техники он составляет

10—12 лет. Из этого следует, что указанный интервал диктует

темп обновления технического оборудования, темп введения

в действие, внедрения в жизнь новых поколений техники.

Регулярные технические инновации за определенный промежуток

времени становятся совершенно необходимым условием

поддержания высокого производственного технологического

уровня страны. Если же это не делается, то неизбежно соответствующее

отставание.

Темп старения знаний, определяемый уже упоминавшимся

интервалом, диктует вместе с тем и необходимость регулярного

систематического обновления живого знания, т. е. квалификации

работников. Ведь если предположить, что удвоение

объема знания, необходимого для какой-либо профессии,

происходит в интервале 12 лет, то человек, начав работать

после окончания вуза в 23 года, уже к 35 годам будет обладать

только половиной, к 47 годам — четвертью, а к 59 — одной

восьмой частью знаний, необходимых для профессиональной

квалифицированной деятельности в данной области1. Вот почему

так остро стоит вопрос о необходимости регулярного, систематического

повышения квалификации специалистами всех

уровней и всех отраслей науки и техники. Циклы «работающих

» знаний и «работающих» машин диктуют свои требования

к работающему поколению людей.

Проблема больших циклов (длинных волн). Особое внимание

многих специалистов в области социальных наук привлекает

циклический характер изменений на сравнительно больших

отрезках времени — в несколько десятков лет, так называемых

больших циклов, или длинных волн. Выдающийся вклад в разработку

этих теорий внес русский экономист Н. Д. Кондратьев,

необоснованно репрессированный в 30-е гг. Он разделил экономические

процессы на два вида: протекающие в одном направлении

(необратимые) и волнообразно протекающие (обра-

тимые) К последним относятся изменения товарных цен, процентных

ставок на капитал, денежной заработной платы, уровня

добычи и потребления угля, производства чугуна, свинца

и т д На основе статистической обработки стоимостных и натуральных

показателей экономического развития Англии, Франции,

Германии, США примерно за последние полтора столетия

ученый пришел к выводу о наличии в этот период больших

циклов конъюнктуры (длинных волн) продолжительностью

50—60 лет. При этом каждый большой цикл проходит в своем

развитии «повышательную» и «понижательную» фазы. Материальной

основой циклов Н Д. Кондратьев считал обновление

элементов основного капитала, в частности развитие сети железных

дорог, каналов и т. д , а также подготовку квалифицированной

рабочей силы1.

Н. Д Кондратьев дал описание трех больших циклов подъема

и спада экономической конъюнктуры за период с конца

XVIII в. до 20-х гг XX в

Первый цикл

Повышательная волна — конец 80-х — начало 90-х гг.

XVIII в. до 1810-1817 гг,

Понижательная волна — с 1810—1817 гг. до 1844—1851 гг.

Второй цикл

Повышательная волна — с 1844—1855 гг. до 1870—1875 гг.

Понижательная волна — с 1870—1875 гг до 1890—1896 гг.

Третий цикл

Повышательная волна — с 1891 — 1896 гг. до 1914—1920 гг.

Понижательная волна — с 1914—1920 гг.2

Следует обратить особое внимание, что поворотные точки

длинных волн экономической конъюнктуры совпадают с многими

важнейшими событиями социально-политической жизни

того времени, такими, как наполеоновские войны, революции

в ряде европейских стран 1848—1852 гг, Парижская коммуна,

англо-бурская воина, Первая мировая война, революции в

России и других странах Европы и др

К настоящему времени большие циклы (длинные волны)

зафиксированы другими зарубежными и отечественными исследователями

на большом материале экономических и социальных

показателей. В основе механизма длинных волн разные авторы

называют: процесс распространения нововведений, смену лидирующих

отраслей экономики, смену поколений людей,

долговременную динамику норм прибыли и др. Большинство

ученых рассматривают феномен длинных волн не только как

экономический, но и как социальный, исторический и социально-

психологический феномен. В результате сложилось следующее

его понимание: большие циклы (длинные волны) — это

«периодические повторения характерных социальных, экономических,

технологических ситуаций, таких, например, как

продолжительные экономические подъемы и спады, сравнительно

короткие периоды интенсивной реализации технических

новшеств, пики социальной напряженности и т. д. Эти характерные

ситуации регулярно повторяются примерно через каждые

50 лет (социальные, как считает часть исследователей, — через

25 лет). Они почти синхронны для большинства ведущих развитых

стран, их проявления зафиксированы в статистике этих

стран на протяжении двухсотлетнего периода истории»1.

Ряд исследователей полагают, что в эволюции социально-

психологической сферы общества (в частности, в изменениях

социально-политического климата, творческой деятельности в

архитектуре, музыке, живописи) также можно выделить периоды,

в которых в массе доминирует или аналитический, или

синтетический стиль мышления. Колебательный процесс с

полным периодом в 40—50 лет примерно соответствует смене

поколений по цепочке «отцы — дети — отцы»2. В целом следует

сказать, что тема циклического характера (циклической

формы) социальных изменений весьма перспективна, хотя

пока разработана слабо.