§ 3. Факторы социальных изменений

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Источники социальных изменений. Марксистская методология,

долгое время господствовавшая в отечественном обществоведении,

требовала искать конечные причины и источники обще-

ственных перемен в изменениях экономических условий материального

производства. И действительно, в очень многих случаях

можно (и нужно) проследить зависимость социальных изменений

от изменений в экономической сфере. В настоящее время в

России, например, происходят огромные структурные сдвиги в

экономических отношениях. На этой базе складываются группы

собственников, которые формируют определенные социальные

общности со своими интересами, позициями. Иными словами, в

значительной степени современные социальные изменения в

России — результат изменений в экономической сфере.

Однако большой эмпирический материал, накопленный

социологией, показывает, что причины и источники реальных

социальных изменений нельзя сводить только к экономическим

факторам, эти причины и источники гораздо сложнее

многообразнее, а иногда даже и не поддаются строгому детерминистскому

объяснению. Более того, во многих случаях именно

изменения в социальных структурах, социальных институтах,

их функциях служат толчком для экономических, политических

и других изменений.

В общем и целом, видимо, можно утверждать, что источниками

социальных изменений могут быть и экономические, и

политические факторы, а также факторы, находящиеся внутри

сферы социальных структур и институтов. К последнего рода

факторам можно отнести взаимодействие между разными социальными

системами, структурами, институтами, а также общностями

на уровне групп, классов, партий, наций, целых государств

и т. д. Одной из форм такого взаимодействия является

конкуренция. Так, конкуренция между фирмами нередко ведет

не только к повышению чисто экономической эффективности,

но и к решению многих социальных вопросов для работников,

особенно высококвалифицированных. Здоровая конкуренция в

экономике, технике, политике, науке, других сферах общественной

жизни служит важным источником социальных изменений

вообще и в этих сферах в частности.

В еще большей степени решению множества социальных,

экономических и политических проблем способствовала классовая

борьба, прежде всего рабочего класса, за свои экономические

и гражданские права. Наибольшего размаха эта борьба

достигала в XIX и первой половине XX в. В значительной степени

ее результатом во многих странах Европы, Америки и

других регионах стало повышение жизненного уровня рабочего

класса и других трудящихся, сокращение рабочего дня, многочисленные

меры социальной зашиты низко- и даже среднеоплачиваемых

слоев населения.

Но следует особо выделить и более подробно рассмотреть

технологические, идеологические, научные факторы социальных

изменений.

Роль технологических факторов в социальных изменениях.

Наиболее очевидным влияние технологических факторов, т. е.

научно-технического прогресса, на социальную жизнь общества

и изменения в ней стало со времени промышленной революции

XVII—XVIII вв. Паровая машина, а вместе с ней паровозы

и пароходы, почти все фабричное производство, приводимое

в движение с помощью парового котла, а несколько

позднее и электричества, коренным образом изменили жизнь

европейцев и американцев и вслед за ними и всего того мира,

который пользовался этими машинами и механизмами. С одной

стороны, это вело к консолидации и интеграции внутри

различных общностей — социальных групп, классов, профессиональных

общностей, а также изменило характер взаимоотношений

между ними, обострило конфликты и борьбу между

группами и классами, между государствами (наполеоновские

войны, франко-германская война, англо-бурская, русско-

японская, ряд войн, которые вели в западном полушарии Соединенные

Штаты Америки, наконец, Первая и Вторая мировые

войны). С другой стороны, новая техника беспрецедентно

расширила возможности общения, обмена информацией и

культурными ценностями, по существу изменила весь характер

коммуникаций между людьми, явилась той базой, на которой

сформировалась вся система массовой информации. Отныне

иное качество приобрели такие процессы, как горизонтальная

и вертикальная социальная мобильность, все социальные перемещения.

Глубочайшие социальные последствия имели такие

научно-технические достижения, как изобретение телефона и

телевизора, автомобиля и самолета, компьютера и баллистической

ракеты.

В литературе существует несколько попыток классифицировать

способы и формы воздействия научно-технических достижений

на изменения социальной жизни людей. Американские

социологи К. Каммайер, Г. Ритцер и Н. Йетман в своей «Соци-

ологии» выделяют три способа, посредством которых технология

детерминирует социальные изменения в обществе1.

Первый: изменения в технологии создают проблемы социального

порядка, которые требуют определенных действий со

стороны людей. Существенные технологические изменения

требуют формирования новых социальных норм, ролей для

индивидов и целых трудовых коллективов, профессиональных

групп, а зачастую требуют и формирования новых ценностей.

Так образуется культурный лаг, т. е. разрыв между существующими

нормами, ролями, ценностями и новыми требованиями,

обусловленными новой технологией. Люди должны постоянно

изменять свою нематериальную культуру, чтобы приспосабливать

ее к материальной, т. е. к требованиям быстро

меняющейся технологии. В данном случае авторы основывают

свои рассуждения на концепции американского социолога

первой половины XX в. У. Огборна, который как раз и выдвигал

идею культурного лага, т. е. что материальная культура изменяется

значительно быстрее, чем нематериальная.

Второй: новая техника, новые технологии создают новые

возможности для индивида и групп в их деятельности, общении

и т. д. Так, новые возможности социальной коммуникации

созданы благодаря телефонизации, распространению телевидения.

Компьютер радикально меняет характер рабочего места,

изменяет количество требуемых рабочих, требует иной квалификации

работников, совокупности новых знаний и умений,

которые прежде не требовались. Компьютеризация существенно

меняет подходы к образованию, методы и методику преподавания

многих дисциплин. Она оказывает значительное влияние

на функционирование таких социальных институтов, как

здравоохранение, торговля, валютно-денежная система. Следует

также иметь в виду, что компьютер может быть использован

не только на благо, но и во вред человеку и обществу. В целом

же он открывает большие новые возможности, но не все из

них могут служить благосостоянию людей.

Третий: новые технологии нередко создают новые формы взаимодействия

между индивидами и различного рода общностями.

Так, широкое распространение грузоперевозок посредством ав-

томобиля индивидуализирует труд значительной части работников,

изменяет формы их взаимодействия в производственном

процессе с другими работниками. В некоторых отношениях аналогичные

социальные последствия имеет роботизация технологических

процессов. Общение через телефоны, телевизоры, а также

другие технические средства стало обычным явлением не только

в рамках производственного процесса, но и за его пределами.

Описанные выше способы воздействия технологических изменений

на социальные в некоторых случаях пересекаются

друг с другом, но в целом они дают полезную картину трансформации

одних видов изменений (технологических) в другие

(социальные).

Ныне научно-технический прогресс достиг такого размаха,

что требует нового осмысления, новых оценок относительно

своих социальных перспектив. Во-первых, созданное и накопленное

оружие массового уничтожения (в частности, ракетно-

ядерное) даже при его частичном использовании может погубить

не только человечество, но и все живое на нашей планете.

Во-вторых, в значительной степени научно-технический прогресс

привел к беспрецедентному обострению экологической

проблемы. Состояние окружающей человека природной среды

сейчас таково, что может катастрофически сказаться на самом

существовании общества. Особую тревогу вызывает состояние

природной среды в нашей стране, которое многими специалистами

оценивается как уже катастрофическое. В-третьих, безудержный

рост промышленного производства в последние 2—3 столетия,

особенно в XX столетии, ведет к исчерпанию природных

источников сырья и энергии. По подсчетам специалистов, запасы

угля, руды, многих других полезных. ископаемых, минералов и

т. д. могут кончиться в ближайшие десятилетия. На каком сырье,

на какой энергии тогда будет работать индустрия? Еще некоторое

время назад был найден относительный выход из складывающейся

ситуации — индустрия должна переходить на так называемые

высокие технологии, которые основываются на ресурсосберегающих

и энергосберегающих принципах. Высокие технологии

стали широко распространяться в наиболее развитых

странах мира. К сожалению, ныне в нашей стране о них говорят

все меньше.

Идеология как фактор социальных изменений. Существеннейшим

фактором социальных изменений в разных странах мира в

последние два-три столетия стала идеология. Идеологические

доктрины, идеалы, программы явились той программой действий,

непосредственным импульсом, которым руководствовались

многие политические партии и общественные движения,

осуществлявшие радикальные преобразования во всех

сферах жизнедеятельности общества. Наиболее значимыми в

мировой истории остались Великая Французская революция

XVIII в., борьба за независимость и утверждение самостоятельности

Соединенных Штатов Америки XVIII в., Великая

Октябрьская революция 1917 г. в России, Китайская революция

конца 40-х гг. XX в. и др. Принято считать, что все они совершались

под флагом борьбы за реализацию определенных

идеологических принципов и ценностей (либерально-буржуазных,

марксистско-ленинских, маоистских).

Однако не только такие социальные революции всемирно-

исторического значения, а все социальные изменения, обусловленные

социально-экономическими и политическими причинами,

носят идеологический характер. Просто нужно иметь в

виду, что чем более крупные, более фундаментальные, более

глубокие изменения делаются, тем более заметна в них роль

идеологий, которые всегда направлены на изменение существующей

социальной реальности или на ее сохранение, ее защиту.

По самой природе идеологии не могут быть нейтральны

к социальным изменениям. Посредством идеологий социальные

группы и классы или требуют изменений, или же сопротивляются

им. Однако эта роль идеологий в социальных переменах

не всегда отчетливо заметна. Она заметна тогда, когда

осуществляются более крупные, более глубокие и фундаментальные

преобразования в обществе, и менее заметна, когда

осуществляются сравнительно мелкие, неглубокие перемены.

Нужно сказать, что в принципе нет ничего плохого в признании

идеологического характера социально-политических и

экономических преобразований. Ибо, повторяем, эти типы социальных

изменений всегда носят в той или иной степени

идеологический характер. Основная практическая и теоретическая

проблема лежит совсем в другой плоскости и заключается

в том, что нередко в процессе политической борьбы и

всякого рода политических игр, которыми почти всегда сопровождаются

периоды социальных преобразований, доминирующей

оказывается так называемая партикулярная идеоло-

гия, т. е. идеология, выражающая интересы не большинства населения,

а сравнительно узких групп, и интересы эти могут

быть своекорыстными или просто корыстными. Тогда возникает

конфликт между этими группами и остальным обществом,

который проявляется в идеологической, социальной и политической

сферах. Конфликт может достичь такой степени остроты,

что возникнут соблазны разрешить его насильственными способами.

Вот почему проработанная программа социальных изменений

и преобразований должна базироваться на коренных интересах

наиболее широких слоев и групп населения, руководствоваться

общенациональными целями и задачами, не поддаваться

искушению партикулярных, узкопартийных идеологий. Важно

найти способы и формы соединения перспективной общенациональной

программы, идеалы которой могли бы консолидировать

и воодушевить значительное большинство народа, и конкретных

разработок, основанных на строго научном, объективном анализе

реальности, учете социально-психологических, культурных,

духовных особенностей.

Роль социальных наук. В XX в., особенно с 20-х — начала

30-х гг., к процессам выработки программ социальных изменений,

путей и способов их реализации, выработки управленческих

решений в передовых странах стала все в большей степени

подключаться наука, в том числе и общественная. Это относится

прежде всего к экономике, социологии, политологии, психологии,

управленческим дисциплинам, теории решений и др.

Вероятно, одним из первых проявлений этой тенденции можно

считать так называемый Новый курс президента США Ф. Рузвельта.

Как известно, то была серия научно проработанных мероприятий

правительства по выводу крупнейшего капиталистического

государства из разрушительного кризиса 1929—1932 гг.

Думается, интересный материал с этой точки зрения можно

получить, рассматривая ситуацию и в нашей стране в 20-е гг.,

когда разрабатывалась и осуществлялась новая экономическая

политика, приведшая к коренному изменению стратегии Коммунистической

партии и к кардинальным переменам в экономической

и социальной жизни общества. Тогда велись обширные

социологические и экономические исследования реальных

процессов, которые в той или иной форме использовались государственными

и хозяйственными органами.

В целом можно сказать, что в развитых странах в XX в. у общественных

наук появились новые социальные функции, связан-

ные с выявлением конкретных социальных проблем, их анализом

и выработкой рекомендаций по их практическому решению.

Это функции так называемой социальной инженерии, практического

упорядочивания, рационализации сферы хозяйства, бизнеса,

социальных и других отношений. Особую значимость социальные

науки приобрели в преобразовании сферы организации и

управления (государственного, муниципального, внутрифирменного

и т. д.); системы принятия решений, что побудило многих

западных социологов говорить о менеджериальной (управленческой)

революции. Достаточно сказать, что современные западного

образца фирмы (промышленные и иные компании) имеют

специальные внутрифирменные научные подразделения, занимающиеся

исследованиями и выработкой рекомендаций по совершенствованию

не только технологий и управления, но и

стратегического планирования, решению проблем социальной

сферы, мотивации, социально-психологического климата и т. д.

Таким образом, практически во всех развитых странах можно

констатировать тенденции привлечения социальных наук, соответствующих

специалистов различными властными структурами,

правительственными и государственными органами, руководителями

фирм, корпораций, банков к анализу конкретных

социальных проблем, реализации частичных социальных изменений.

Правда, эти тенденции осуществляются далеко не идеальным

образом, а противоречиво, нередко в конфликтных

формах.

Иначе проходило подключение обществоведов к осуществлению

социальных изменений в нашей стране. Примерно с середины

20-х гг. более или менее объективное исследование реальной

ситуации в обществе, экономических, социальных и

политических проблем у нас подменялось все в большей степени

конструированием умозрительных идеологических схем и

доктрин типа «полной и окончательной победы социализма»,

«социально-политического и морального единства советского

общества», «построения развитого социализма и постепенного

перехода к коммунизму» и т. д. В итоге социальные науки, объявлявшиеся

глубоко партийными, т. е. обязанными строго следовать

программным директивам КПСС, их разъяснять и пропагандировать,

нередко принимали желаемое за действительное.

Настоящая научная мысль, которая не переставала биться даже

в самые сложные, тяжелые времена, по большей части оказа-

лась непричастной к тем реальным социальным изменениям,

которые имели место в обществе, к механизму функционирования

различных государственных, общественных и хозяйственных

структур, к принятию крупных решений общегосударственного

или местного уровня.

Однако современное развитое общество с его огромным

промышленным потенциалом, производственным аппаратом,

развитой инфраструктурой, общество, в котором на разных

уровнях управления ежеминутно принимаются в совокупности

миллионы решений, коренным образом отличается от общества

XIX и тем более XVIII столетия. Современное общество —

такой сложнейший организм, который и на общегосударственном

уровне, и на региональном и отраслевом уровнях не может

управляться и видоизменяться по старинке, методом проб

и ошибок, с помощью импровизации, неожиданных озарений.

Более или менее нормально функционировать, изменяться,

развиваться оно без науки, без научных рекомендаций не может.

Современный этап научно-технического прогресса в развитых

странах требует постоянной ориентации не только на

научно-технические, но и на организационно-управленческие

и социальные нововведения. Во всех странах с развитой рыночной

экономикой идет поиск новой государственной политики

в сфере нововведений, ориентированной на создание в обществе

и в экономике постоянного стимула к новаторству и

предприимчивости. Постоянные и систематические социальные

нововведения становятся формой устойчивого функционирования

всего социального организма.

Субъект социальных изменений. В социологии вопрос о

субъекте социальных изменений совершенно справедливо выделяется

как самостоятельный, заслуживающий специального

обсуждения. Но высказываемые мнения весьма разноречивы и

даже иногда противоположны. В марксистской теории, например,

считается, что субъектами социальных революций являются

самые широкие слои народа, среди них решающую роль

играют один или несколько классов (так называемое третье сословие

в период Великой французской революции; в период

Великой Октябрьской революции 1917 г. в России тактика

большевиков основывалась на создании союза рабочего класса

и беднейшего крестьянства). Необходимым условием успешной

социалистической социальной революции, с точки зрения

традиционной марксистской теории, должна быть политическая

партия, руководящая революционными массами и сама

руководствующаяся марксистской (марксистско-ленинской)

идеологией.

Общая закономерность в этом плане была сформулирована

К. Марксом еще в одной из его ранних работ: вместе с основательностью

действия растет и объем массы, делом которой оно

является. Иными словами, чем глубже осуществляемое в обществе

преобразование, тем больший объем народных масс в нем

участвует. В абстрактно-теоретическом плане это утверждение,

видимо, справедливо и логично. Оно привлекательно и в плане

своей демократичности.

Однако в реальной жизни, в действительности дело зачастую

обстоит совсем не так, как предписывает Марксова закономерность.

Нередко кардинальные социальные изменения, в

том числе и революционного характера, совершались сравнительно

узким слоем людей, небольшим кругом лиц. Вовсе не

случайна заключительная ремарка А С. Пушкина в драме «Борис

Годунов»: «Народ безмолвствует».

Как известно, партия большевиков накануне Октябрьской

революции насчитывала около 340 тыс. членов. Эта крайне малая

группа (но сравнению с общим населением страны) сумела

перевернуть Россию. По подсчетам некоторых историков, активных

сторонников Петра I было, вероятно, не больше 1% населения.

Однако им удалось коренным образом преобразовать

страну. Исходя из аналогичных фактов, часть социологов приходят

к выводу, что от 1 до 3% активного населения страны достаточно,

чтобы провести самые решительные преобразования,

повернуть нацию (государство) на иной путь развития.

Или взять некоторые факты из нашей недавней истории

Сейчас стало известно, что многие решения, которые на

годы, а то и десятилетия изменили образ жизни миллионов

людей, изменили множество социальных структур и их функций,

принимались крайне ограниченным числом руководителей

из правящей элиты. Вспомним, например, что буквально

считанные единицы правителей Советского Союза принимали

такие решения, как ввод войск в Чехословакию в августе

1968 г. или ввод войск в Афганистан в 1979 г.

Разумеется, такие и другие подобные факты никоим образом

не могут свидетельствовать о демократическом характере

проводимых изменений, тем более о демократическом характере

самого процесса принятия решений. Вместе с тем становится

очевидным, что проводимые в современных условиях такими

методами, с помощью таких решений, изменения в обществе

оказываются, как правило, непрочными, -недолговечными. То,

что навязывается большим массам людей вопреки их коренным

интересам силой, с помощью решений, принимаемых узким

кругом лиц, с течением времени отторгается массами, служит

причиной многочисленных острых (а иногда и кровавых) конфликтов

и зачастую возвратных изменений.

Все чаше субъектом социальных изменений в различных

странах, да и на общемировом уровне выступают различные общественные

движения. Под общественными (социальными)

движениями обычно понимается совместная сознательная деятельность

социальных, профессиональных, этнических, женских,

молодежных и иных групп, имеющих общие цели, ценности

и нормы поведения, добивающихся реализации своих целей

и, как правило, не включенных в существующие социальные

институты и официальные структуры. Их деятельность обычно

носит неправительственный, а иногда и антиправительственный

характер. Ярким примером такого рода движений является

современное экологическое движение (партии «зеленых»), распространившееся

по многим странам мира, за сбережение и сохранение

в чистоте природной среды обитания человека. Известно,

что под его влиянием и давлением во многих странах мира

принят ряд важных мер по сохранению природной среды.

Мощным фактором социальных изменений следует считать

национально-освободительное движение, под воздействием

которого возникли многие независимые государства в Азии,

Африке, Латинской Америке в XX столетии.

Социальные движения за демократизацию общественной

жизни сыграли важную роль в процессах отстранения от государственной

власти коммунистических партий на рубеже 80—

90-х гг. в бывшем Советском Союзе, других странах бывшего

социалистического лагеря. Здесь не место вдаваться в оценку

сути, социальных истоков и исторической роли коммунистического

или демократического социальных движений. Это особый

вопрос. Но приведенные примеры показывают силу и

Мощь социальных движений современности, их роль в осуществлении

социальных перемен.