Приложение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Социология в России:

развитие общества и развитие человека

Стремление к изменениям и к переменам, «жажда к высшему

усовершенствованию» (В. Гете) выражают саму суть человеческой

природы. Не случайно И. Кант отмечал в своих

«Пролегоменах»: разум человеческий так склонен к созиданию,

что много раз он возводил башню, а потом опять сносил

ее, чтобы посмотреть, крепко ли лежит фундамент.

В современных условиях все явственнее проявляются главные

особенности изменений, происходящих в социальных системах,

— в них импульс движения исходит, прежде всего, от

потребностей человека. Он субъект и мера общественного развития.

Из этого следует, что ныне любая программа, стратегия

или политика перестают быть конструктивными, если они не

способствуют переходу от «человекозатратной» к «человекосбе-

регающей» и «чсловекоразвивающей» эволюции. Поэтому, не

впадая в крайности и односторонность, не преуменьшая, в частности,

значения экономики, политики и идеологии, подчеркнем,

что причины кризисов и катастроф в обществе, а также

неудач в проведении реформ коренятся в социальной составляющей

происходящих изменений. Под ней мы понимаем

целостную, органическую систему условий и факторов человеческой

жизнедеятельности, проявляющихся в потребностях,

интересах и ценностях как различных слоев и групп общества,

так и отдельной личности и определяющих в конечном счете

направленность и характер поведения, деятельности людей.

Трудно в связи со сказанным переоценить значение социологии

в обосновании и выборе оптимальных путей и способов трансформации

общества и развития человека.

«Ядро» современной социологической мысли заключается в

принципе: человек не только продукт общественных отношений,

но и главный источник развития общества, его творец,

созидатель, ответственный за состояние общественной жизни.

Не случайно поэтому основной проблемой, главным «предметом

» социологии сегодня является процесс формирования

субъекта социального действия, адекватного новой реальности.

С этих позиций социологическая наука подходит и к оценке

современных российских реформ.

У реформ в нашей стране, разумеется, были глубокие, реальные,

объективные предпосылки. Это и глобальный кризис

человеческой цивилизации в целом, «добавивший» к ее выдающимся

научно-техническим и культурным достижениям катастрофические

по своим разрушительным последствиям катаклизмы:

войны и революции, расовые, межнациональные и

конфессиональные распри, международный терроризм, реальную

опасность ядерного взаимоуничтожения и экономического

коллапса, деградацию духовных, нравственных ценностей,

ухудшение экологической обстановки. Это и общий кризис

технологии и идеологии индустриализма, поставивших человека

на второе место после машины и провозгласивших образцом

общественного устройства фабрику. Это формационный

кризис коммунизма с его утопической идеологией. Это, наконец,

и тяжелое наследие репрессивной тоталитарной системы

и поражение Советского Союза в «холодной войне».

Все эти исключительные исторические трудности и кризисные

процессы под силу было преодолеть только зрелому социальному

субъекту, заинтересованному в утверждении новых

реальностей, в постиндустриальном развитии общества и способному

осуществить созидательные реформы с опорой на

благоприятную социальную структуру и широкую социальную

базу. Такой субъект в стране не сформировался, и это обстоятельство

оказалось для нее роковым.

В великой и мощной державе не оказалось социальной

силы, способной помочь обществу с полной и беспощадной

ясностью осознать, в каком положении оно оказалось и по какой

причине; в каком направлении необходимо двигаться и

что конкретно для этого необходимо делать. В обществе не стало

общенациональной идеи, не нашлось и общенациональных

лидеров, социальных слоев и общественно-политических сил,

могущих предложить органическую для страны концепцию реформ

и организовать ее выполнение.

В результате, как отмечают многие исследователи, России

сверху был навязан такой путь реформ, который выражал не

столько мировые и общенациональные тенденции развития,

сколько корпоративные интересы борющихся за власть и собственность

группировок старой и новой, центральной и региональной,

местной и т. п. номенклатуры; спекулятивного бизнеса,

отдельных элитарных групп, а также криминальных структур.

Перестройка в СССР и радикально-либеральная реформа в России

стали примерами попыток коренной трансформации общественной

системы либо в рамках старого способа мышления и

действия, — на основе «социалистического выбора», либо при

отсутствии своей дороги, своей модели преобразований.

Социологические исследования, которые проводит ИСПИ

РАН, представляют собой научный анализ изменений социально-

политической ситуации в России начиная с 1989 г. Итогом

этой работы на сегодняшний день стали двенадцать книг:

от первой — «Реформирование России: мифы и реальность

 (1989—1994)»', до последней — «Реформирование России: От

мифов к реальности. Социальная и социально-политическая

ситуация в России в 2000 году»2.

В них дана социологическая экспертиза реформ, основанная

на уникальном эмпирическом и статистическом материале,

который позволяет увидеть процесс трансформации общества

во всей его динамике и системной сложности. Эта экспертиза

представляет собой первый в отечественной социологии опыт

комплексного анализа социально-политической ситуации в

России в период реформ (1989—2000 гг.) с применением новых

методов социологических исследований и разновидностей

социологического инструментария. Среди них — интегральный

индекс и индикаторы социально-политической устойчивости,

а также система предельно критических показателей развития

общества, которые, по сути, представляют собой новую метрику

социального развития.

Исчисление интегрального индекса социально-политической

устойчивости российского общества ученые ИСПИ РАН

ведут с 1992 г. на основе шести социальных индикаторов:

1) отношения населения к курсу экономических реформ;

2) уровня социально-политической отчужденности в обществе;

3) ориентации на необходимость трансформации политической

системы;

4) доверия населения социальным и политическим институтам;

5) оценки обеспечения государством норм жизни демократического

общества;

6) партийных ориентации населения.

Главный вывод ученых — значения интегрального индекса

социально-политической устойчивости за весь период российских

реформ до сих пор находились в зоне кризисного

развития3.

Расчет предельно критических показателей, а также применение

социальных критериев развития исходит из того, что

любое общество по каждому своему жизненно важному параметру

имеет энтропийную границу, переход за которую несет

в себе угрозу гибели его как единого целого. Так, к примеру,

мировая практика и научные расчеты показывают, что в мирное

время уровень падения промышленного производства не

может быть ниже 30%; доля высокотехнологической продукции

в экспорте экономически развитых стран — менее 45%; доля

импортных продуктов питания в стране — выше 30%, а доля государственных

ассигнований на науку — ниже 2% от ВВП. Более

двадцати предельно-критических показателей социально-

экономического развития, разработанных учеными ИСПИ

РАН, позволяют сделать вывод, что Россия в конце 90-х гг.

вплотную подошла к той последней черте, выход за которую

означает разрушение важнейших сфер ее жизнедеятельности1.

Большой интерес с точки зрения выработки современных подходов

к получению более достоверной информации об истинном

положении дел в мире в целом, а также в различных его частях

вызывают специальные всемирные доклады о человеческом развитии,

издаваемые начиная с 1990 г. международной организацией

Программа развития ООН (ПРООН). Предложенные ею методики

и измерители общественных изменений позволяют делать

сравнительный анализ развития в указанном направлении как

отдельных стран, так и их групп, оценивать их экономическую и

социальную политику. Актуальность и значение данного нового

подхода оказались столь высоки, что с 1994 г. многие страны,

которых сегодня уже более ста, включая Россию, публикуют ежегодные

национальные доклады о человеческом развитии.

Принципиально суть и причины растущей привлекательности

идеи и концепции человеческого развития состоят в том,

что процессы развития в обществе не могут сводиться только к

экономическому росту, объему материальных благ и услуг. Поэтому

традиционные макроэкономические показатели — объем

валового внутреннего продукта (ВВП) и среднедушевой доход

— нельзя считать адекватными характеристиками развития во

всем его многообразии. Более точно и комплексно позволяет его

учитывать индекс человеческого развития — ИЧР (иногда на-

зывают — индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП),

предложенный ПРООН как комбинация индексов долголетия,

образованности и уровня жизни. Почему именно последние выбраны

в качестве критериев человеческого развития?

На любом этапе развития человечества для людей как особенно

важные всегда остаются, выходят на первый план три

ключевые проблемы, три потребности: прожить долгую и здоровую

жизнь; приобрести знания; иметь доступ к ресурсам, необходимым

для достойного уровня жизни. То или иное решение

этих проблем определяет и образ жизни, и перспективы решения

других жизненных вопросов: политической, экономической

и социальной свободы, создания семьи, реализации способностей

и прав человека, уважения окружающих и самоуважения.

Долголетие характеризует способность прожить долгую и

здоровую жизнь, что составляет естественный жизненный выбор

и одну из основных универсальных потребностей человека.

Базовым показателем долголетия, являющимся одним из наиболее

распространенных показателей международной статистики,

служит средняя ожидаемая продолжительность предстоящей

жизни при рождении.

Образованность представляет собой обретение способностей

к получению и накоплению знаний, к общению, обмену информацией,

необходимых для полноправного участия в жизни

современного общества и внесения в него своего вклада. Измерителями

степени образованности в модели человеческого развития

выступают такие показатели, как уровень грамотности и

полнота охвата обучением.

Уровень жизни отражает предоставление доступа к материальным

ресурсам, необходимым для достойного существования,

включая ведение здорового образа жизни, обеспечение территориальной

и социальной мобильности, обмен информацией и

участие в жизни общества. Это измерение, в отличие от ранее перечисленных,

открывает возможности, имеющиеся у человека,

но не определяет их использование. Для его численного представления

используется такой показатель, как скорректированный реальный

ВВП на душу населения (специальный индикатор материального

благосостояния как измерения человеческого развития).

Таким образом, в основе определения совокупности критериев

и измерений индекса человеческого развития лежит

принцип безусловности выбора, согласно которому каждый че-

ловек, имея перед собой возможность выбора, безусловно,

предпочтет более долгую жизнь, высокий уровень образования

и больший материальный достаток. Хотя, конечно, три перечисленных

измерения отражают значительно больший спектр

человеческих возможностей и способностей, нежели то, что

лишь непосредственно вытекает из их определений. Общий индекс

человеческого развития прямо или косвенно учитывает

важнейшие параметры благополучия человека: здоровье и долголетие,

состояние окружающей среды, уровень культуры и

образования, доходов, степень свободы. Все эти составляющие

формализованы и удобны для межстрановых сравнений.

В целом же идея и концепция человеческого развития выражают

современные представления о развитии как о процессе,

в центре которого находится человек, наиболее полное осуществление

его потребностей и прав, формирование и реализацию

способностей и талантов не только традиционно в духовной

сфере, но и в кругообороте воспроизводственных связей.

Какую же характеристику в соответствии с общей концепцией

и индексом человеческого развития получает сегодня Россия?

В докладе о развитии человека за 1999 г. ПРООН наша страна

отнесена к странам среднего уровня развития и ей отведено

71-е место среди других стран. Отмечая чрезвычайно слабые

темпы экономического роста в период реформ, усиление неравенства,

сокращение заработной платы и ее доли в структуре

дохода, доклад особо выделяет резкое ухудшение положения

населения. За время с 1989 по 1996 г. ожидаемая продолжительность

жизни мужчин уменьшилась более чем на четыре

года и составила 60 лет, что на два года меньше среднего показателя

для развивающихся стран. Коэффициент смертности

детей в возрасте до 5 лет составляет 25 на 1000 живорождений,

тогда как, например, в Польше он составляет 14. Увеличилось

количество убийств, расширились масштабы незаконного

оборота наркотиков.

Где же произошел сбой? Так ставится вопрос в докладе.

И дается ответ: иногда проблемы России сводят лишь к финансовому

кризису, частично обусловленному кризисом в Восточной

Азии; неблагоприятными внешними условиями и отсутствием

прогресса в формировании рыночных институтов.

Более широкий взгляд позволяет увидеть менее очевидные

причины: неэффективность управления, отсутствие правового

государства, криминализацию общества, концентрацию власти,

несовершенство рыночной экономики1.

Как видим, выводы отечественных и зарубежных специалистов

при оценке изменений, происходящих в российском обществе, в

существенной части совпадают. Опыт современных российских

реформ, так же как и практика большинства развитых стран,

дает отрицательный ответ на главный вопрос любых общественных

изменений: возможны ли процветание и благосостояние общества

без улучшения качества жизни человека, за счет человека,

без его заинтересованной и продуктивной деятельности?

В современных условиях консолидировать общество и вывести

его из глубокого системного кризиса можно лишь на основе

реализации всесторонне обоснованной социальной стратегии

реформ. Она должна раскрывать социальные, более того, гуманистические

смысл и содержание, позитивные социальные

последствия и результаты изменений в обществе; ориентироваться

не на один социальный слой, а на формирование социальной

структуры конструктивно-созидательного типа, т. е. на

создание условий для свободной и активной деятельности высококвалифицированных

работников материальной и духовной

сфер жизни, на волю и социальную энергию всего гражданского

общества. Социальная стратегия реформ должна быть нацелена

на создание у основных общественно-политических сил

возможности адекватно отвечать вызовам времени, требованиям

новой реальности; на формирование способности к реализации

концепции человеческого развития на основе социально-

распределенного понимания сути общего дела, результата

деятельности, к которому стремятся все («не вместо один другого,

а вместе один с другим»).

Вопросы для закрепления материала

1. В чем заключается различие между понятиями «социальное

изменение» и «социальное развитие»?

2. Что значит нелинейный характер социальных изменений

и социального развития?

3. В каком смысле можно говорить о наличии в обществе

социального прогресса?

4. В чем заключается гуманистический характер критериев

социального прогресса?

5. Охарактеризуйте роль социологии в обосновании оптимальных

путей трансформации общества и развития человека.

6. Что такое «индекс развития человеческого потенциала?

Литература для дополнительного чтения

Вашерстайн И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда

не меняется? / / Социологические исследования. 1997. № 1.

Доклад о развитии человека за 1999 г. Нью-Йорк, 2000. По

заказу ПРООН.

Новые идеи в социологии. Сб. третий. Что такое прогресс.

СПб., 1914.

Осипов Г. В. Социальное мифотворчество и социальная

практика. М., 2000.

Пригожий И. Философия нестабильности / / Вопросы философии.

1991. №6.

Россия в поисках стратегии: Общество и власть. Социальная

и социально-политическая ситуация в России в 1999 г. / Под

ред. Г. В. Осипова, В. К. Левашова, В. В. Локосова. М., 2000.

Сорокин П. Социокультурная динамика и эволюционизм:

Американская социологическая мысль. Тексты / Под ред.

В. И. Добренькова. М., 1994.

Сорокин П. Социологический прогресс и принцип счастья //

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

Штомпка /7. Социология социальных изменений. М., 1996.