Приложение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Социология в России:

российское общество перед выбором пути

Более полутора десятков лет российское общество и государство

находятся в состоянии реформирования. Вначале, с

середины 80-х гг., это были попытки осуществления «перестройки

» общества на базе усовершенствованных социалистических

принципов, т. е. посредством соединения идеалов социализма

с рыночными отношениями в экономической сфере и

демократическими — в политической сфере. Во главе «перестройки

» встало руководство ЦК КПСС и ее лидер М. С. Горбачев,

избранный в 1989 г. и Президентом СССР. Эти попытки в

самом конце 80-х — начале 90-х гг. потерпели провал. Провозглашение

государственного суверенитета Российской Федерации,

а затем и других республик Советского Союза, так называемый

путч 19—21 августа 1991 г., последовавшие затем запрет

деятельности КПСС, роспуск Союза Советских Социалистических

Республик как единого государства, преобразование

бывших союзных республик, в том числе и Российской Федерации,

в самостоятельные государства — таковы главные события,

ознаменовавшие конец «перестройки».

Теперь уже речь шла о проведении «радикальной экономической

реформы» в Российской Федерации, т. е. о реформировании

страны на базе неолиберальных (капиталистических)

рыночных принципов, а во главе этого процесса встал Президент

РФ (им до декабря 1999 г. был Б. Н. Ельцин) совместно с

правительством. Новый Президент РФ В. В. Путин (с начала

2000 г.) и его правительство продолжили главные направления

преобразований, которые проводились предыдущим руководством,

хотя в ряд аспектов экономической, административной

и социальной политики были внесены коррективы.

Ход и результат проводившихся на протяжении полутора

десятков лет реформ оцениваются разными социальными

группами, общественно-политическими движениями и партиями,

а также и разными группами ученых по-разному, зачастую

даже совершенно противоположным образом. Вероятнее

всего, что дискуссии и споры по этим вопросам будут продолжаться

и дальше.

При научном анализе и оценке социальных проблем важно

руководствоваться принципами объективности и непредвзятости,

историчности и системности. Прежде всего следует ответить

на вопрос: была ли объективная необходимость в существенном

(может быть, даже коренном) реформировании сложившейся

к середине 80-х гг. советской экономической,

политической, идеологической, социальной системы? Вероятно,

подавляющее большинство людей на этот вопрос ответят

положительно: да, была. При этом, разумеется, нельзя впадать

в крайности и видеть в советском периоде истории страны или

только (почти только) негативные, «черные» стороны, или

только (почти только) положительные, «розовые» стороны.

Видимо, такой подход будет искажать реальную картину, которая

в действительности неоднозначна, противоречива.

Нельзя забывать, что в советский период, в частности, была

проведена индустриализация страны, достигнуты выдающиеся

научно-технические результаты, в том числе и в освоении космоса;

построена одна из лучших в мире система среднего и высшего

образования; лучшие образцы культуры разных народов

СССР (музыка, театр, песенное творчество и др.) не только не

уступали лучшим мировым образцам, но нередко и превосходили

их, в стране культивировались гуманистические идеи социальной

справедливости, дружбы народов и т. д. Совершенно закономерно

многонациональный народ отстоял в Великой Отечественной

войне независимость государства, свою свободу и

свободу народов Европы от угрозы фашистского порабощения.

Вместе с тем руководителями страны был создан административно-

командный режим, который целые десятилетия (осо-

бенно в период 30-х — начала 50-х гг.) пронизывал буквально

все сферы жизнедеятельности советского общества, подавляя

всякую инициативу и новшества, не соответствовавшие основным

установкам официальной политической идеологии. Именно

он явился главным фактором, обусловившим в итоге застой

и системный кризис общества. Особого осуждения заслуживает

практика массовых репрессий, расстрелов ни в чем не повинных

людей, организация лагерей, насильственное выселение

целых народов из родных мест проживания. Командная, планируемая

сверху экономика, жестко регламентируемая политическая

жизнь, строжайший контроль в духовно-культурной

сфере — все это явные признаки «закрытого», малодинамичного

общества, которое не обладает всей полнотой свободных

импульсов социального развития. Иными словами, существовала

острейшая необходимость проведения системного реформирования

советского общества.

Этап «радикальных реформ» в России продолжается уже

Шлет. Пожалуй, наиболее распространенная оценка этих реформ

заключается в том, что, по существу, они как реформы,

т. е. как планомерная, организованная деятельность органов

власти, направленная на решение выявленных общественных

проблем, не состоялись, поскольку их экономическая, политическая,

социальная, моральная цена для общества в целом и

для подавляющего большинства людей оказалась несоответствующей

результату. Разумеется, страна продвинулась вперед

в плане свободы слова, свободы торговли, частной собственности,

открытости внешнему миру, хотя и здесь есть оборотная,

негативная сторона. Россия начала XXI в. поистине другая

страна по сравнению с Россией начала 90-х гг. XX в., не говоря

уже о РСФСР в составе Советского Союза. Но у тех, кто

принимал решения на самом высоком государственном уровне

по поводу «радикального реформирования», фактически не

было позитивной, конструктивной стратегической цели. Доминировала

задача разрушения государственных структур, политического

и экономического строя советского общества, его

идеологии. На этой негативистской базе складывались волны

сиюминутной, по большей части эмоциональной неолиберальной

политико-идеологической импровизации главным образом

в области узких финансово-экономических (либерализация

цен, приватизация госсобственности) и политико-правовых

подходов (Конституция, дающая почти неограниченные полномочия

президенту). Беспрецедентное социальное расслоение

общества, резкое ухудшение материального благосостояния

подавляющего большинства населения страны на фоне ошеломляющего

обогащения ничтожной по численности кучки

людей, невиданный разгул преступности, коррупции, существенное

разрушение очень многих когда-то мощных научно-

производственных комплексов; общее падение производства

на 40—50%; откат страны на 71-е место в мире (1997 г.) по

уровню развития человеческого потенциала — вот далеко не

полный перечень следствий идеологически ориентированной,

но научно необоснованной политики.

В результате в обществе все в большей мере распространяются

настроения беспокойства, недовольства проводимой политикой

«реформ» и даже страха перед будущим, что фиксируется

во всех опросах общественного мнения.

Одним из главных изъянов в политике «радикальных неолибералов

» было то, что она крайне мало опиралась на потенциал социальных

наук. Властные структуры продемонстрировали очень

выборочную (селективную) заинтересованность в социологических

знаниях и результатах социологических исследований (главным

образом, в результатах социологических опросов в ходе многочисленных

предвыборных кампаний). Социологическая наука по

большому счету оказалась непричастной к выработке принципиальных

стратегических решений относительно вывода страны из

системного кризиса и перспектив ее дальнейшего развития.

Как уже отмечалось ранее, в последние два—три десятилетия

XX в. в разных наиболее «продвинутых» странах мира происходит

существенная ломка прежних социально-экономических

и политических структур и становление элементов нового

типа общества. Разные теоретики используют для характеристики

этих процессов разные понятия и по-разному обозначают

формирующееся общество — «постиндустриальное общество»,

«информационное общество», даже «постэкономическое общество

». Что же наиболее характерно для этих изменений? Назовем

лишь самое, на наш взгляд, главное:

• изменения в структуре национальных ресурсов и структуре

национального потенциала, в частности, изменение соотношения

сферы материального производства и сферы производства

знаний, информации в пользу последней. Важнейшим ресурсом

общества становятся интеллектуальный потенциал, интеллектуальные

кадры страны. Наиболее выгодным вложением капитала

в развитых странах теперь признаются вложения в образование,

в кадры, ограждение своих кадров от утечки в другие страны,

создание условий для «притечки мозгов» из других регионов,

как это постоянно делается в США, Германии, Англии;

• информатизация, т. е. становление единой глобальной информационной

сети (радио, телевидение, мобильные телефоны,

Интернет), практически свободная передача информации

из одной точки земного шара в другую через государственные

границы, минуя какой-либо контроль;

• институционализация менеджмента как более совершенной

формы организации и управления;

• развитие человека, его потенциала, творческих возможностей

стало важнейшим показателем уровня развития общества,

региона, страны, местности, фирмы, производственного

коллектива и т. д. Об этом свидетельствует и международный

Индекс развития человеческого потенциала, разработанный

экспертами ООН;

• много социальных инноваций вносит и глобализация, на

основе которой формируются единообразные международные

и всемирные экономические, политические, информационные

и другие системы (структуры). В связи с этим формируются

новые требования к конкурентоспособности любого человеческого

продукта — материального, интеллектуального, социального

(условия жизни людей), культурного и т. д.;

• крупные изменения происходят в социальной структуре

«продвинутых» обществ, в том числе в структуре занятого населения.

Доля занятых в непроизводственных отраслях, в сфере

услуг, в информационной сфере становится все больше и уже

значительно превышает долю занятых в отраслях материального

производства;

• острейшая необходимость практической реализации мировым

сообществом концепции «устойчивого развития»; решения

проблем, связанных с нарастающим нарушением баланса

между природными ресурсами земного шара и масштабами и

методами экономического роста.

Эти, а также и некоторые другие новые реалии современного

глобального мира ломают многие прежние представления

и стереотипы, устоявшиеся в социальных науках, побуждают

искать новые подходы, новые методы, более того — обновленную

методологию познания современною мира, новую методологию

социальных преобразований. Побуждают во многом

по-новому подходить к проблемам и задачам самоопределения

России, т. е. перспективам ее внутреннего развития и ее месту

и роли в глобальном мировом сообществе. Следует в полной

мере учитывать, что характер социальных изменений, содержание

и направленность преобразований в решающей степени

взаимосвязаны с типом формирующегося общества. Грубо говоря,

на этапе индустриализации общество решает одни задачи

и, следовательно, проводит соответствующие изменения, а

на этапе информатизации и глобализации оно имеет уже другие

задачи и другой характер социальных преобразований. Глобализация

задает новые, международные стандарты и требования

по отношению к внутренним стратегическим целям, способам

и методам решения внутренних проблем. Если страна

ориентируется на новейшие мировые тенденции, она должна

следовать таким стандартам и требованиям.

Каким путем будет идти Россия? Думается, совершенно неправомерно

бытующее в научной литературе и публицистике

абстрактное противопоставление «своего исконно российского

пути развития» и «пути, которым идут цивилизованные страны

». При разумном подходе, т. е. при рассмотрении реальных

возможностей развития, одно не может противоречить или исключать

другое. Страна уже по многим параметрам включена в

мировые системы экономических, политических, культурных

и других отношений, в процессы глобализации. Изолировать

себя от них невозможно. Но вместе с тем страна ищет и должна

искать свои методы решения проблем, учитывая свою геополитическую,

экономическую, экологическую специфику,

особенности отечественной многонациональной культуры и

менталитета. Да и для остального мира страна будет представлять

интерес именно тогда, когда она вносит в мировую цивилизацию

что-то свое, отличное от других стран. Отсюда следует,

что основные цели социальной трансформации России —

рыночная экономика, правовое государство, гражданское общество

— должны быть конкретизированы применительно к

специфике именно России.

Такая конкретизация, как представляется, должна исходить

прежде всего из социологического видения прошлого, настоя-

щего и будущего российского общества, из специфики российского

социума, особенностей российской культуры и менталитета.

Никак невозможно игнорирование такой проблематики,

как формирование общенациональных социальных целей,

нравственных идеалов, состояние и дальнейшая эволюция со-

циатьно-классовой и статусно-ролевой структуры общества,

системы социальной стратификации, институционализация

ценностно-нормативной структуры и т. д.

Если рассматривать вопрос более конкретно, то узловыми

здесь необходимо считать следующие группы проблем:

• природные, материальные и интеллектуальные ресурсы

России и их эффективное использование. Чрезвычайно важно

правильно оценить и понять, каким потенциалом обладает

Россия и как, используя этот потенциал, сформировать конкурентоспособное

производство и отрасли, прежде всего там, где

достижения широко признаны в мире (например, в аэрокосмической

промышленности, авиа- и судостроении, образовательной

сфере, в области высоких технологий и т. д.). Уже во всем

мире признано, что Россия — самая богатая по своим ресурсам

страна, но в то же время крайне плохо их использует. Считается,

что в России проживает около 3% населения земного шара,

но страна обладает 24% интеллектуальных ресурсов мира и более

40% природных ресурсов Земли. Очевидно, что ресурсы России

— важнейшая «точка опоры» при формировании стратегии

развития страны. Но в то же время нельзя не учитывать,

что Россия — северная страна, с очень суровыми в целом

природно-климатическими условиями, которые диктуют больше,

чем где бы то ни было в мире, затрат материалов и энергии

на строительство и обустройство жилья, больше затрат на

извлечение и практическое использование природных ресурсов

(в частности, и по причине огромных расстояний), больше

затрат на производство сельскохозяйственной продукции и доставку

ее потребителю. В итоге средний россиянин тратит больше

денег, чем средний европеец, на необходимое питание,

одежду, транспорт и т. д.;

• история нашего общества сложилась таким образом, что

до сих пор в стране очень неравномерно, а в целом крайне недостаточно

развита инфраструктура, т. е. все то, что необходимо

человеку в повседневной жизни: дороги, коммуникации

(традиционные и новейшие), учреждения элементарного и

сложного сервиса, учреждения системы образования и культуры,

производственные предприятия бытового назначения и т. д.

Лишь некоторые отдельные социально-экономические центры

страны обладают уровнем инфраструктуры, который приближается

к европейским стандартам, но на огромных российских

просторах этот уровень катастрофически низок. К сожалению,

различие в этом отношении между «центрами» и «периферией

», столицами и сельской местностью достигает таких масштабов,

что ставит страну в. ряд слабо развитых стран. Отсутствие

нормальных социокультурных условий труда и жизнедеятельности

в очень многих регионах является одной из самых

главных социальных проблем российского общества. Оно порождает

огромную миграцию населения в обустроенные «центры

», создает перенаселенные мегаполисы, тормозит социально-

экономическое и культурное развитие регионов, деформирует

развитие страны в целом,

• естественно, что центральной проблемой и центральной

стратегической целью социального развития является развитие

человека, создание условий для развития человеческой личности,

человеческого потенциала, реализации этого потенциала в

самых разнообразных сферах жизнедеятельности общества. Напомним,

что по международному индексу развития человеческого

потенциала, который включает в себя уровень материального

благосостояния человека, среднюю предполагаемую продолжительность

жизни и средний уровень образования, Россия очень

отстала. К этому добавляется разрастающийся демографический

кризис: количество населения в стране становится все меньше.

Ежегодно оно уменьшается на 1 млн. — 800 тыс. человек. По некоторым

прогнозам, к 2050 г. оно может сократиться до 115 млн.

человек. Стране фозит то, что огромные территории будут покинуты

людьми и на этой почве могут возникнуть новые сложнейшие

внутренние и международные проблемы, учитывая, в частности,

перенаселенность ряда соседних стран;

• возрождение и развитие культуры в широком социальном

(социологическом) смысле, прежде всего глубокая институци-

онализация ценностно-нормативного слоя культуры. Как уже

подчеркивалось в соответствующей главе, культура — это то,

что цементирует общество, различные группы и классы,

власть и народ, все население в некоторую целостность. Она

включает в себя, в частности, системы социальных идеалов и

ценностей, социальных норм и образцов поведения (деятельности).

За годы реформ прежние системы, когда-то скреплявшие

и объединявшие подавляющее большинство населения,

были почти полностью (и нередко безосновательно) разрушены.

Важнейшая общенародная, общесоциальная задача — полное

искоренение таких получивших невиданное доселе распространение

в обществе явлений, как пренебрежение к высоким

общественным идеалам, безразличие к общим проблемам народа

и страны, преступность, коррупция и мошенничество,

нарушение правовых и нравственных норм поведения. Россия

как цивилизованное общество должна избавиться от бескультурья

«низов» и бескультурья «верхов», должна институционализировать

культуру труда и культуру отдыха, культуру власти

и культуру гражданина, все виды и формы культуры.

В мировой практике в последние столетия сложились в основном

два типа социально-исторического развития обществ:

1ип инновационного развития, при котором в стране формируются

социальные, научно-технические, экономические и

иные новации (нововведения), которых в других странах нет,

и тип догоняющего развития, при котором данная страна в

том или ином отношении (политическом, экономическом, научно-

техническом) идет вслед за другими. К сожалению, в

России длительное время доминировал по большей части догоняющий

тип. Можно предположить, что и в дальнейшем

этот тип будет преобладать. Но вместе с тем очевидно, что

полное раскрытие богатейшего отечественного социального и

интеллектуального потенциала возможно только на путях инновационного

развития.

Вопросы для закрепления материала

1. Какое содержание вкладывается в понятие социально-

исторического развития?

2. В чем разница между понятиями, характеризующими тип

общества, и понятиями, характеризующими тип цивилизации?

3. Каково основное содержание социально-экономических,

социокультурных, индустриально-технологических и функцио-

налистских теорий социально-исторического развития?

4. В чем заключается существо процессов информатизации

современного общества?

5 Каково основное содержание процесса глобализации и в

чем заключаются противоречия этого процесса?

6. Каковы главные императивы (требования) устойчивого

развития?

7. В чем, на ваш взгляд, заключаются основные социологические

проблемы реформирования российского общества?

Литература для дополнительного чтения

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального

прогнозирования. М., 1999.

Боосов А. Социальные изменения: Основные проблемы возникновения

теоретических и исследовательских центров //

Беккер Б., Бесков А. Современная социологическая теория. М.,

1961.

Валлерстайи И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда

не изменяется? / / Социологические исследования. 1997.

№ 1.

Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие //

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13.

Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология /

Под ред. В. Л. Иноземцева. М., 1999.

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование

экономики. М., 1997.

Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998.

Римский клуб. История создания, избранные доклады и выступления,

официальные материалы / Под ред. акад. Д. М. Гви-

шиани. М., 1977.

Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. М., 1997.

Сорокин П. Социальная и культурная динамика: Исследование

изменений в больших системах искусства, истины, этики,

права и общественных отношений. СПб., 2000.

Тоффлер А. Футурошок. СПб., 1997.

Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996.

Яковец Ю. В. История цивилизаций. М., 1997.

Kumar К. From Post-Industrial to Post-Modern Society: New

Theories of the Contemporary World. Oxford, UK, 1996.