§ 2. Структурные компоненты культуры

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Структурные элементы культурной деятельности. Рассмотрим

основные структурные элементы культурной деятельности людей

— относительно простые и вместе с тем целостные единицы,

из которых складывается любая социальная практика прошлого

и настоящего1. Эти единицы тесно связаны друг с дру-

гом, но их связь носит не рядоположенный характер, а отображает

сложные, переходящие друг в друга соотношения разных

аспектов культурного пространства: коммуникативного,

семантического, нормативно-эталонного, информационного и

др. Рассмотрим культурные элементы, отображающие некоторых

из этих срезов.

Коммуникативному срезу культуры (подробнее о социальной

коммуникации см. гл. 13) присущи такие элементы, как разнообразные

языки культуры. В совокупности эти языки представляют

собой многоуровневую систему разных знаковых единиц, которые

люди используют в процессе коммуникативной деятельности:

вербальный (лингвистический) язык, жестовый, предметно-

пространственный, графический, образный, включая и художественный,

формализованный язык, язык эмоций и чувств, язык

телодвижений, язык той или иной профессиональной деятельности

(словарный запас, технологии, орудия труда) и др.

Истоки формирования языков культуры имеют как природные

предпосылки, так и определены социально-коммуникативными,

ценностно-смысловыми особенностями человеческого

взаимодействия. Природный мир и врожденные качества

самого человека предоставляют ряд базовых оснований для устойчивого

восприятия определенных признаков окружающего

мира и фиксации их посредством материальных носителей.

Вместе с тем ни одна разновидность языка культуры не задается

априори, но всегда рождается в процессе коммуникации

живущих совместно людей, их совместной деятельности.

Особенно важно подчеркнуть роль в культуре лингвистического

языка устной коммуникации, письменной речи, которые

выступают основными каналами культурной коммуникации.

Начиная с Б. Малиновского, язык рассматривается как один

из важнейших факторов, участвующих в порождении культурной

реальности, как основная форма человеческого взаимодействия,

как средство аккумулирования культурного своеобразия

народа. Представители этнолингвистической позиции,

известной как языковой релятивизм (американские антропологи

и этнолингвисты Б. Л. Уорф, К. Клакхон, Г. Хойджер и

др ), склоняются к тому, что человеческое познание определяется

преимущественно языком и что люди, говорящие на языках,

принципиально различающихся дру! от друга по грамматическому

строю, видят мир по-разному.

Но эта крайняя позиция разделяется далеко не всеми этно-

лингвистами, ибо культура является слишком масштабной и

длительно эволюционирующей системой человеческой деятельности,

чтобы сводить ее сущность к зависимости от одного

фактора. В языке скорее можно видеть своеобразный путеводитель

по предыдущим этапам культурного развития народа, по

составу и содержанию разных сфер социальной практики людей.

Эту мысль о языке как путеводителе раскрывает в своих

трудах американский этнолингвист Э. Сепир1.

Идея Сепира находит подтверждение в наличии культурно-

речевых статусов и стилей, свойственных разным уровням, областям

и сегментам социальной практики. Так, определенный

словарный запас, построение, насыщенность эмоциональными

оттенками характеризуют народную речь и такую ее разновидность,

как просторечие. По местным диалектам можно различать

уроженцев определенных территорий. Заметно различаются

социальные диалекты — чиновничья речь, официальный

письменный текст (канцелярит), языковая культура представителей

разных профессий и социальных групп. Без труда можно

выделить разновидности корпоративной речи (например,

риторика армейской среды отличается от судебной риторики),

а также жаргон деклассированных групп. К тому же в разных

жизненных ситуациях люди используют различные вербальные

стили, которые выражаются в тональных оттенках и в других

формах речевой выразительности. В то же время развитая письменная

культура вырабатывает литературно-художественный

язык. Литературные тексты способны отображать все указанные

социально-лингвистические особенности речевой практики

народа, помогая формированию правильного и богатого по содержанию

общенационального языка.

Семантический срез культуры содержит такие элементы, как

духовные ценности, смыслы и значения, знаки и символы

культурной активности. Духовные ценности связаны с аксиологическим

качеством культуры и свидетельствуют о том, что в ней

существуют разные значения, ориентированные на разнообразные

оценочные шкалы: «хорошее—плохое», «высокое—низменное

», «прекрасное—безобразное», «нравственное—безнравственное

», «одобряемое—осуждаемое» и т. п. Духовные ценности —

это ориентиры сознания, соотнесенные с положительным культурным

значением, с высокой смысловой оценкой. Так, витальными

ценностями могут выступать такие состояния человека и

качества существования, как жизнь, здоровье, сила, удобства

быта, уровень потребления и т. п. Политические ценности могут

быть представлены в той или иной культуре образом свободы

слова, конституцией, высокой оценкой государственного контроля,

ориентацией на гражданский мир и т. п. Ценности религиозной

практики отождествляются с Богом (или Аллахом, Брахмой),

с божественным законом, верой, Священным Писанием,

спасением, просветлением, святостью и др.

Статус духовных ценностей или общезначимых символов

культуры присваивается многим матеральным ценностям. Например,

духовно-символическое значение приобретают для народа

картины родной природы, историко-природные комплексы.

В современной американской культуре в этом качестве фигурирует

река Миссисипи, прерии Дикого Запада, в китайской

культуре — горный пейзаж (в частности, гора Тайшань в провинции

Шаньдун), Великая Китайская стена. В отечественной

культуре таким символическим значением наделяется пейзаж

среднерусской равнины, река Волга, Московский Кремль.

В культуре народа наличествуют общие ценности, одинаково

признаваемые всеми его представителями. Вместе с тем

ценности разных слоев и классов отличаются друг от друга,

расходясь порой до полярно противоположных значений. Духовные

ценности выступают мощным мотивационным фактором,

определяющим поведение социальных групп. В целом система

духовных ценностей создает гибкую систему регуляции

социальных связей, обеспечивая функционирование важнейших

обычаев, норм, смыслов и значений1.

Самостоятельными единицами культурной активности выступают

смыслы (или значения), которые, "будучи связанными с

определенными объектами, окружающими человека, его собственными

состояниями и действиями, заключают в себе культурное

понимание этих объектов, действий. Смысл, таким образом,

выступает способом включения человеческого опыта в

социокультурную коммуникацию, вне которой он не существует.

Культурный смысл рождается на базе исторического

опыта данного сообщества, обобщает его заинтересованное отношение

к тем или иным явлениям, а также возможность использования

выработанного смысла в практической деятельности1.

Смыслы культуры не следует отождествлять с информацией,

со знаниями, хотя они тесно связаны между собой.

Информация — это лишь один аспект смысла, нередко связанный

с событийной стороной. Если смыслы формируются в

культуре в течение долгого времени, то новая информация (например,

о курсе валют разных стран) в наши дни может быть

получена и усвоена специалистами практически мгновенно.

Вместе с тем информация о тех же валютных операциях,

идущая из одной культуры в другую, сможет приобрести в новой

социальной среде какое-либо значение тогда, когда она

будет принята субъектами деятельности и когда они станут осмысленно

ее использовать в своих целях. Так, в XVI в. сведения

о соотношении денежных единиц стран Западной Европы

были непонятны аборигенам недавно открытой Америки.

Впрочем, в то время сами европейцы с трудом понимали

смысл поведения ацтеков в ходе хозяйственного обмена, так

как рыночные отношения в доколумбовой Америке носили

зачаточный характер, уже утраченный и позабытый народами

Западной Европы. Сегодня в любой стране трудно найти горожанина,

который в общих чертах не был бы знаком с курсом

национальной денежной единицы по отношению к важнейшим

мировым валютам. Таким образом, то, что ныне выступает

для многих в качестве количественной информации и

используется в бизнесе, при регулировании семейного бюджета,

заключает в себе исторически сложившийся смысл, порожденный

развитым уровнем хозяйственной культуры.

В качестве элементов культурной активности людей выделим

культурные знаки и символы, которые в данном случае рассматриваются

с точки зрения ценностно-смысловой природы.

Знаком в культуре выступает любой созданный или обработанный

человеком объект (артефакт), несущий культурную информацию.

Знак либо является общепринятым аналогом другого

объекта (например, изображение голубя), либо заключает в

себе некоторые сведения об окружающей действительности,

требуя определенных действий человека. Так, дорожный знак,

запрещающий движение автотранспорта (в просторечии «кирпич

»), предписывает водителям искать другой путь. Таких

культурных знаков вокруг человека множество. По существу

вся социальная среда представляет собой сплошную цепь знаковых

систем. Совокупность этих систем составляет своеобразный

текст культуры, смыслы и значения которого человек

постоянно, не задумываясь, «считывает», расшифровывает,

вырабатывая соответствующее поведение, согласовывая свои

действия с другими людьми.

Культурный знак становится символом, если его содержание

«отрывается» от замещающего предмета, наполняясь новым значением.

При этом новый смысл включает в себя множество дополнительных

значений сравнительно с первоначальным. Такое

содержание формируется в культуре постепенно, приобретая в

итоге общесоциальную значимость, оказываясь весьма эффективным

по своей информационной и экспрессивно-смысловой

нагрузке. Известно, что изображение голубя с пальмовой ветвью

символизирует мир и что такой образ мира включен в широкий

спектр культурных текстов, начиная от политического плаката и

кончая лирическим стихотворением. Символы — важный элемент

ритуальных действий, торжественных актов. Немалое их

число используется человеком в повседневном поведении, в семейных

отношениях. Множество общепризнанных символов порождает

политическая, религиозная, художественная практика.

Известно, что в общественной практике каждой страны огромным

интегративным значением наделяется государственно-

политическая символика герба, флага, гимна. Назначение этих

символов состоит в том, чтобы с помощью изобразительно-цветовых

элементов, словесных образов обозначить общенациональные

характеристики государства; зафиксировать те духовные ценности,

которые его граждане считают жизненно важными, за которые

готовы в период опасности отдать жизнь. Государственная

символика, как правило, складывается постепенно, отображая

важнейшие вехи исторического развития народа.

Например, широко известный в мире английский флаг,

изображающий восьмиконечный красно-белый крест на синем

фоне, сложился не сразу. Изображенные на нем цветные линии

представляют три наложенных друг на друга креста. Красный

вертикальный крест святого Георгия обозначает покровителя

собственно Англии. Второй — синий, косой крест —

принадлежит святому Андрею, покровителю Шотландии, которую

Англия мечом и хитростью долго присоединяла к себе.

Третий красный косой крест святого Патрика символизирует

покровителя Ирландии, которая также долго боролась за независимость,

но все же на определенном этапе истории полностью

стала частью Англии, а ныне остается в составе Великобритании

лишь своей северной территорией. Таким образом,

английский флаг свидетельствует о том, что Соединенное Королевство

Великобритания состоит из важнейших составных

частей: Англии, Шотландии, Ирландии.

В политической символике современной России также

оказались совмещенными знаки, образы, эмблемы разных исторических

эпох, порой далеких и чуждых друг другу. Социологические

опросы свидетельствуют, что основная часть

граждан России поддержала нынешнюю государственную

символику, выделяя в ней те смыслы и значения, которые

помогают интегрировать наше общество. Так, мелодия гимна

и красное войсковое знамя (Знамя Победы), принятые в

СССР и перешедшие в современную символику, рассматриваются

гражданами прежде всего как знаки нашего могущества,

способности народа преодолеть сверхнапряжение Великой

Отечественной войны. Трехцветное знамя ассоциируется

с тем, кто его создал, — с царем-модернизатором Петром I.

Двуглавый орел также не вызывает отторжения в широком

общественном мнении, ибо он был принят русскими царями

после первых удачных шагов по собиранию русских земель и

после принятия Московским царством роли «наследника Византии

», в целом символизируя преемственность между разными

этапами государственного строительства.

Рассмотрим элементы нормативно-эталонного среза культуры,

которые характеризуют деятельность человека с точки зрения

се нормированное™ и обновления этой нормированности

в историческом развитии. Данный срез культурного пространства

весьма часто привлекает внимание исследователей, ибо с

ним связаны такие качества культуры, как ее самобытность,

устойчивость или изменчивость.

Важнейшим элементом данного среза является культурная

норма, которая выступает определенным стандартом поведенческой

и духовной активности, в соответствии с которым действуют

представители конкретной культуры. Этот стандарт зак-

репляет важнейшие принципы и параметры деятельности,

свойственные той или иной культуре, органически включаясь в

любой вид человеческой активности. Вместе с тем культурная

норма допускает широкую меру вариативности поведения, некоторый

диапазон ожидаемых действий, понятных и одобряемых

окружающими. Будучи гибкими, нормы в целом поддерживают

устойчивость социальных институтов, регулируют массовые

и групповые взаимодействия людей.

В сфере хозяйственной культуры нормы предстают в виде

стандартов трудовых операций, установок трудовых отношений,

принципов трудовой морали того или иного народа. Функционирование

правовой сферы базируется на фундаментальных моральных

императивах (будь честным!), а также опирается на разветвленную

сеть законодательно-правовых нормативов, представленных

в виде разрешений-запретов.

Культурно-нормативный характер приобретают и явления

духовной сферы: жизненные идеалы, духовные ценности, правила,

определяющие ту или иную разновидность творческой

активности в культуре. В практике искусства нормы выступают

в виде художественных канонов, творческих приемов, стилевых

особенностей и эстетических программ разных художественных

направлений. Вместе с тем именно в художественном

творчестве нормы быстро исчерпывают себя. Субъекты творчества

всегда находятся в состоянии поиска новых норм художественного

выражения или познавательных установок. В результате

появляются новые течения в искусстве.

В целом культурные нормы трансформируются постоянно,

но скорость их обновления в разных областях практики различна:

где-то они обновляются постепенно, через незаметный отход

целых социальных групп от традиционных регламентации;

в других областях нормы изменяются более стремительно —

через инновационно-внедренческую деятельность, критику существующих

привычек или даже отмену устаревших норм указами

властей. На смену прежним нормам приходят культурн-

ные инновации, многие из которых с течением времени могут

стать нормой. Однако инновации не приобретут нормативного

статуса, если не будут подхвачены основной частью населения.

И только воспроизводимые в процессе жизни нескольких поколений

они превращаются в культурные нормы.

Понятие «культурные образцы» (паттерны) обозначает устойчивую

конфигурацию связей людей друг с другом, с предметной

или природной средой, которая обусловливается определенными

типами ситуаций, предписанным поведением в них

человека, а также критериями, по которым оцениваются действия

человека, его связи с окружающим миром. Содержание

культурного образца включает в себя информацию о мире, момент

его оценки, способ действия в нем человека, стимулы

действия. Порождение образцов в культурной практике происходит

различно, начиная с постепенного формирования в ходе

исторической практики широких социальных групп и кончая

разработкой в ходе творческой или проектно-инженерной деятельности.

Множество культурных образцов рождается в сфере

художественного творчества, религиозной практики. Сформировавшись,

культурный образец действует в массовой активности

в виде стереотипизированных, подчас слабо осознаваемых шаблонов

действия, актов оценивания, образного мышления.

В качестве культурного образца способны выступать явления

культуры широкого диапазона — материальные предметы и

сооружения (например, тип домашней утвари, характерная

разновидность жилой постройки); манеры поведения людей,

их внешние характеристики (в отечественной культуре функционируют

представления о «светских манерах», «купеческих

замашках», «военной выправке»); правовые или обыденные

нормативы поступков людей (говорят о «законопослушном поведении

»); жанровые и стилевые особенности искусства (театральное

амплуа романтического героя); формы экономических

отношений (родственно-клановые формы ведения хозяйства и

организации труда в традиционных культурах, например, в современных

странах Востока); проявления политической культуры

(распространенное в прошлом среди русских крестьян представление

о царе-батюшке). Особенно прочными выступают образцы

этнонациональной культуры, некоторые из которых

определяют как этнические константы. Во многих случаях они

выполняют функцию идентификации, сплочения представителей

данного сообщества, позволяя ему социально дистанцироваться

от других этносов1.

Целостные комплексы образцов, культурных норм в деятельности

представителей конкретной культуры, сохраняющиеся на

протяжении столетий, составляют то, что принято называть

культурным ядром, и связаны с индивидуальной сущностью

данного народа Исследователи установили, что ядро культуры

выполняет посредническую функцию во взаимодействиях ее

внутренних компонентов, областей практики: оно является

своеобразным катализатором, упорядочивающим их отношения.

Кроме того, ядро позволяет культуре сохранять собственную

идентичность во взаимодействии с другими культурами.

Обычаи выступают формой культурной регуляции, приобретающей

более целостный и рационализированный характер сравнительно

с культурными нормами и образцами. Обычаи предписывают

конкретное поведение людей в социально значимых обстоятельствах,

например регламентируют поведение детей,

молодежи по отношению к старшим и пожилым людям. Понятие

традиции приобретает более широкий смысл сравнительно с

обычаем. Традиция включает в себя не только поведенческие стереотипы,

но и весь объем социокультурного наследия, передающегося

от поколения к поколению и воспроизводящееся преимущественно

в социальных фуппах в течение длительного времени.

Во второй половине XX в. отечественные и зарубежные исследователи

получили весьма важный результат, раскрывающий сущность

и функциональное предназначение традиций в целостной

исторической практике народа. Было установлено, что традицию

нельзя рассматривать как статическое образование — она способна

отзываться на требование времени, адаптироваться к переменам.

Источник трансформации находится в самой традиции, ибо в

ней тесно переплетены креативно-динамические и стабилизирующие

элементы. Традиция способна интегрировать новые элементы,

заметно обновляться по форме и отчасти изменять свое содержание.

Вместе с тем она сохранится до тех пор, пока в ней действует

скрытый алгоритм связи основных ценностных доминант (культурных

образцов), на которых она базируется изначально.

По мысли С. Эйзенштадта, современного израильского

исследователя, изучающего традиционные сообщества, характер

социальных изменений в таких сообществах непроизволен,

но задан изнутри традицией, которая выступает механизмом,

аккумулирующим и передающим другим поколениям народный

опыт, селективно отбирающим полезные элементы из

практики других народов. Тем самым традиция определяет направленность

социальных трансформаций, выступает ограничителем

инноваций и важным критерием их легитимности в

представлении основной части населения1.

В рамках обычая, традиции приобретают важное регулятивное

значение ритуалы, обряды. Ритуально-обрядовое поведение

отмечено немалой степенью формализации и наделяется огромным

символическим значением. Порой, по-видимому, оно

утрачивает целесообразный характер, но и в этом случае такое

поведение служит цели упрочения социальных связей, сохранения

культурной преемственности. Так, в английском парламенте

давно могли бы отказаться от ритуального символа —

кожаного мешка с шерстью, предназначенного для председательствующего,

и перейти к обычному креслу. Но этот меиюк

символизирует прочность парламентской традиции, чему в английской

культуре придается немалое значение.

Сравнивая между собой единицы нормативно-эталонного

среза культуры, можно заметить их различия между собой. Для

конкретного человека выполняемые культурные нормы и образцы

приобретают во многом автоматический характер; их

также не всегда легко объяснить наблюдателю из другой культуры

— они, как капилляры, пронизывают все стороны человеческой

активности. Обычаи, традиции, ритуалы, обряды более

демонстративны; они состоят из комплексов культурных

норм и образцов, создавая сложные поведенческие алгоритмы

взаимодействия многих людей в определенных ситуациях.

Наконец, рассмотрим элементы информационного среза культуры.

Он связан со сведениями об окружающем мире, которые

уменьшают неопределенность в понимании действительности

субъектами культурной активности. Информационный момент

содержит в себе такие рассмотренные выше единицы, как культурные

нормы, знаки, символы и т. п. Важнейшими единицами

информационного среза выступают знания, представления, образы

внешнего мира2. Выделим еще один элемент информационного

среза культуры: картина мира.

Каждый народ в спонтанно-историческом режиме формирует

и закрепляет в мифах, в искусстве, в эсхатологических образах

и повседневных представлениях определенную картину

мира, которая отображает его видение мироздания и представления

о своем месте в нем. Картина мира складывается из целого

ряда факторов, но основным источником ее формирования

выступает целостная историческая практика народа, окружающий

природный ландшафт, опыт взаимодействия с соседними

народами. Научная мысль способна пополнить культурную картину

мира лишь в незначительной мере. К тому же каждый народ

отбирает из научных данных ту информацию, которая оказывается

для нею наиболее значимой, относительно которой

он вырабатывает свою оценку, адаптируя к своей картине мира.

Универсальная модель культуры и универсалии культуры. Существует

бесконечное мноюобразие прошлых и ныне функционирующих

культур, которые заметно разнятся между собой

теми элементами культурной активности, которые мы рассмотрели

выше. Начиная с XIX в., осуществлялись попытки

исследователей путем сравнительного изучения культур народов,

живших в разные исторические периоды, выделить в них

повторяющиеся элементы и их более сложные комплексы. Эта

процедура дала бы ученым возможность теоретически сконструировать

универсальную модель культуры. Однако создание

такой модели оказалось сложной задачей.

Меньше споров вызывало перечисление фундаментальных

характеристик культуры, которые американский антрополог

Дж. П. Мердок формулирует следующим образом. 1. Любая культура

передается посредством научения, т. е. она не является чем-

то врожденным. 2. Культура всегда прививается воспитанием.

Воспитание включает в себя не только передачу технических

навыков, но также и диспиплинирование животных импульсов

ребенка с целью приспособления его к социальной жизни. В качестве

примера можно привести внутрисемейные табу инцеста,

которые, судя по всему, универсальны. 3. Культура социальна,

т. е. она разделяется людьми, живущими в организованных коллективах,

и сохраняет свое единообразие под воздействием социальных

факторов. 4. Культура по преимуществу идеационна,

т. е. групповые привычки в значительной степени во многих случаях

вербализированы как идеальные нормы или патгерны поведения.

5. Культура всегда обеспечивает удовлетворение базис-

ных биологических потребностей и вторичных потребностей,

возникающих на их основе. 6. Культура адаптивна, т. е. она приспосабливается

к природной среде, к биопсихологическим потребностям

человеческого организма, к социальной среде соседних

народов. 7. Культура интегративна, т. е. она образует согласованное,

интегрированное целое1.

Выделенные фундаментальные основания культуры все же

не дают возможности сформулировать перечень повторяющихся

черт, наличествующих в любой культуре. Количественный и

качественный состав элементов, черт, а также их сочетание

между собой у разных авторов оказывались различными. Только

число черт варьируется от четырех до полусотни.

Ниже перечислим некоторые содержательные черты и элементы,

присущие культурам — древним и современным, простым

и сложным, относительно которых ученые единодушно

признают универсальность: речь и язык, функциональная значимость

возрастного деления носителей культуры, календарь,

социальная организация, системы родства, приготовление

пищи, совместный труд и разделение труда, декоративное искусство,

обучение и образование подрастающего поколения,

этика, праздники, фольклор, запрет инцеста и многочисленные

разновидности табуирования, похоронные ритуалы,

игры, подарки, гостеприимство, жилищное строительство,

обычаи, закон, наказания, имена, религиозные культы и др.2

Наряду с универсальной моделью культуры исследователи,

работающие в области философии и семиотики культуры, выделяют

универсалии культуры. Речь идет о неких общечеловеческих

репрезентациях культурного опыта, представленных в образно-

мировоззренческих конструкциях, в этимологических

ценностях языка, в мифологической и художественной символике

того или иного народа. Универсалии культуры вырастают

из основного мифа, связанного с такими архетипическими категориями

и оппозициями, как золотое яйцо; мировое древо;

жизнь/смерть; верх/низ и др. Над ними утверждаются универсалии

архаического порядка: мифологемы хтонических сил

 (огонь/вода/земля/воздух), связанные с ними элементы Космоса

(Солнце, звезды, Луна, планеты), а также ближний к человеку

мир предметов (камень, дерево, масло, зерно, утварь).

Вслед за этим выстраиваются универсалии терминов родства,

экзистенциальных ситуаций (например' отец, мать, дети, а

также встреча, путь), границы состояний (например: сон,

смех, слезы, экстаз). Завершается перечень универсалий культуры

списком различных видов деятельности (труд, игра и др.).

Универсалии культуры рассматриваются в науке как некие онтологические

и экзистенциальные константы человеческого

бытия, как фундаментальные категории картины мира, присутствующие

в культуре каждого народа.

Из перечисленного видно, что основа как универсальной модели,

так и культурных универсалий восходит к устойчивым антропологическим

(биологическим, психологическим, духовным)

характеристикам человека, а также к космическим и геоприродным

условиям его существования. Так, привычка к определенному

действию, переходящая в обычаи и традиции, основана на

принципе ограниченных психофизических возможностей человека

всякий раз реагировать на окружающую действительность как-

то иначе, чем в предыдущих случаях, — стереотипный характер

человеческих действий в данном случае энергетически оправдан.

Кроме того, традиции закрепляют рачительное отношение к социальной

энергии в историческом масшабе, передавая нормативы

деятельности последующим поколениям.

Еще одна особенность вышеперечисленных универсальных

элементов и символов культуры: их содержание и связи между

собой варьируются в широком диапазоне. Так, представление о

смерти и похоронный обряд во всех культурах имеют внешне

сходные элементы — переход умершего в другой мир, выражение

скорби у окружающих, перечень способов обращения с

телом, обеспечивающих «существование» умершего в потустороннем

мире, и др. Но содержание этих элементов и образов

различно — каждый народ вырабатывает свои смысловые обоснования

того, почему человек умирает, для чего следует совершать

те или иные действия во время похорон и т. п.

Все это позволяет сделать вывод о том, что наличие общих

антропологических характеристик людей формирует культуры

на единой основе, на которой надстраивается огромное множество

отличительных, в том числе социальных, признаков. В пос-

ледние 30—35 тысячелетий человеческие ассоциации и коллективы

расселялись по всему земному шару, адаптируясь к неодинаковым

климатическим зонам, к разнообразным ландшафтно-

географическим условиям жизни, что определило неодинаковые

векторы культурного развития разных рас, родоплеменных

и этнонациональных сообществ1. На разных материках, в разных

регионах мира развитие народов определялось уже не столько

универс&чьными чертами, сколько необходимостью адаптироваться

к несходным условиям жизни. Поэтому историческое

развитие культур осуществ-чялось по разным цивилизационным

направлениям и социальным моделям, модифицируясь как на

самостоятельной основе, так и через выборочную диффузию

отдельных культурных достижений.

В результате современный мир состоит из огромного числа

культур разных народов, отличающихся между собой множеством

существенных и второстепенных признаков. Группы соседних

и близких между собой по разным характеристикам

(язык, религия и др ) культур могут образовывать духовное

единство более общего порядка, нежели культура одного народа,

— пивилизационную общность2. Вместе с тем наряду с эт-

нонациональным и культурно-цивилизационным мноюобра-

зием народов мира продолжает сохраняться общечеловеческое

единство, восходящее к суммарной аксиоматике сходного

внутреннего опыта людей, что запечатлевается в языке, в картине

мира, в мифопоэтической активности.