Приложение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Социология в России: опыт социологического исследования

регионов и межнациональных отношений

В отечественной социологии в разное время изучению проблем

социально-территориальных и национальных (этнических)

общностей уделялось значительное внимание.

В советские времена исследования в этом направлении

были связаны с анализом процессов расселения, изучаемых

традиционно этнологией, экономической географией, демографией

и социологией. Последняя рассматривала данную проблему

в рамках отраслевой социологической теории — социологии

регионов. То, что касается изучения национальных общностей,

также отпочковалось в относительно самостоятельную

отрасль социологического знания — социологию национальных

отношений.

Оба эти направления тесно связаны между собой. Однако по

охвату исследовательских проблем и методике их изучения

имеются определенные отличия. Система расселения обладала

более значительной инерционностью и изменялась медленнее

под воздействием радикальных преобразований, чем, например,

изменения в структуре национальных общностей и характере

их взаимодействия.

Значительный импульс в своем развитии социология регионов

получила во второй половине 70-х гг. в связи с интенсивными

попытками внедрить социальное планирование на разных

уровнях общественной организации, в том числе и на уровне

регионов. Над этими проблемами усиленно работали в 70-е гг.

социологи Москвы, Ленинграда, Уфы, Свердловска и Донецка.

В это же время была сделана попытка определить предмет социологии

регионов. «Региональная социология, — писал А. И. Сухарев,

— это научное направление, изучающее закономерности

территориальной организации социальной жизни и планомерного

изменения социального облика регионов»1.

Значительный вклад в разработку этой отрасли социологического

знания внесли труды Н. А. Аитова, Б. С. Хорева,

М. В. Борщевского, С. В. Успенского, О. И. Шкаратана. Их отличали

глубина рассмотрения актуальных проблем не только теории,

но и социальной практики, в частности — выравнивание

социальных различий в территориальном аспекте.

Перестройка и последовавшие за ней реформы обострили

проблему регионов, придав ей в значительно большей мере,

чем это было ранее, политический характер. Так называемый

«парад суверенитетов», остановленный Федеральным договором

1992 г., не мог не коснуться в той или иной мере всех регионов,

а не только национальных республик. Проведенные в 90-е гг. социологические

исследования, в частности научным коллективом

ИСПИ РАН, позволили выявить наиболее актуальные и

важные проблемы взаимодействия федерального центра и регионов.

Опрос экспертов, в роли которых выступали работники

региональных администраций, ученые, работники СМИ, помог

определить направления необходимой оптимизации федеративных

отношений, проводимой Центром региональной и национальной

политики.

Российские регионы в большинстве своем многонациональные,

и ситуация в каждом из них зависит во многом от того,

как складываются отношения между различными национальными

общностями.

В изучении национальных (этнических) общностей в советское

время господствовал взгляд на последние как на нечто

исторически преходящее, развивающееся по направлению: от

сближения к слиянию. Господствующая в науке и политике

концепция социалистического интернационализма исходила

из примата классовых интересов над национальными. Национальная

самобытность регионов, культурные и языковые различия,

традиции и обычаи — все отступило на второй план

под давлением партийной идеологии. Основной акцент в исследованиях

в этом направлении был сделан на анализ такой

категории, как дружба народов, а несколько позже — советский

народ как новая историческая общность людей.

Множество исследований было посвящено проблемам

идейно-нравственного и культурного сближения наций, их растущему

единству. Признавая официально наличие проблем в

национальных отношениях, ни политические лидеры, ни ученые

не прилагали необходимых усилий для их выявления и решения.

На многое закрывали глаза, многое попросту не замечали.

И когда под воздействием процесса демократизации в обществе

в условиях начавшихся реформ многие проблемы

вышли на поверхность общественной жизни, ни политики, ни

ученые-обществоведы (социологи в том числе) оказались не

готовыми к их решению.

В то время как еще выдающийся русский философ С. Н. Булгаков

предупреждал, что «совместное существование многих наций

порождает между ними не только чувство солидарности, но

и борьбы»1.

Разумеется, в условиях социального благополучия и стабильности

«чувство борьбы» в значительной мере осложнено,

носит скорее латентный, чем явный характер, но оно не исчезает

полностью. Стремление разными путями изменить свой

статус, добиться большей самостоятельности стало весьма характерным

явлением в бывших советских республиках уже в

конце 80-х гг. Активизировавшиеся в эти годы национальные

движения шли под лозунгами национального самоопределения

и самостоятельности.

Распад Советского Союза привел к новому обострению

межнациональных отношений, к развязыванию жестоких и

разрушительных конфликтов как в ряде бывших республик Союза,

так и на территории Российской Федерации. Социологические

исследования показали в частности, что в условиях демократической

России главными причинами, порождавшими

рост межнациональной напряженности и конфликтного потенциала,

явились ошибки в национальной политике, факты дискриминации

по национальному признаку в сферах образования,

труда, управления; наличие национальных предрассудков и

предубежденности. Массовые опросы населения и опросы экспертов

позволили гипологизировать регионы по уровню и характеру

межнациональной напряженности, определить иерархию

факторов, влияющих на межнациональные отношения.

 

Социологические исследования помогли не только раскрыть

сущность внутренних факторов, влияющих на состояние

межнациональных отношений, но и определить роль внешних

факторов, в первую очередь таких, как положение соотечественников

в странах СНГ; практическое решение проблем

новой интеграции на постсоветском пространстве; оказание

помощи беженцам и вынужденным переселенцам.

Осуществляемое страной движение к рынку неизбежно связано

с развитием конкуренции, которая в условиях социального

неблагополучия и нестабильности ведет к усилению обособления,

отчуждения одной национальной (этнической) общности

от другой.

Конечно, народы Российской Федерации заинтересованы не

в любых рыночных реформах, а только в тех, которые несут им

благоденствие и мир, отвечают их коренным интересам, их представлениям

о добре и зле, о справедливости и несправедливости,

соответствуют их жизненным целям. Л. Н. Толстой писал, что

«люди мирно живут между собой и согласно действуют только

тогда, когда они объединены одним и тем же мировоззрением:

одинаково понимают цель и назначение своей деятельности»1.

Нынешняя ситуация в России делает особенно необходимым

утверждение нравственных ориентиров и идеалов подлинно

демократического, гражданского общества, общества, где

человек высшая ценность, где его права, независимо от национальной

принадлежности и социального статуса, надежно защищены,

где нет места насилию и любым формам социальной

и национальной дискриминации.

В поисках эффективной модели межнациональных отношений

особое значение приобретает анализ положительного

опыта взаимодействия народов в разные исторические эпохи,

учет того обстоятельства, что для людей разных национальностей

большое объединяющее значение имеет наличие общих

ценностей и целей. Последнее является более существенным,

чем имеющиеся культурные различия между этносами.

Принципиальную важность имеют выводы, к которым пришла

Л. М. Дробижсва в ходе реализации исследовательского

проекта «Социальные и культурные дистанции. Опыт многонациональной

России». «В установках и ориентации населения по

базовым индикаторам развития: отношению к рыночной экономике,

ориентации на собственные силы, отношению к многопартийности,

свободе средств массовой информации, а также

в политических симпатиях и антипатиях у основных контактирующих

этнических групп в республиках и населения

соседних областей сходные позиции»^ (курсив наш. — В. И.).

Сходство позиций такого рода создает необходимые предпосылки

для успешного решения возникающих проблем на основе

консенсуса, исключает (или делает маловероятными) любые

конфликты на национальной почве.

Сохранение и упрочнение межнационального согласия в

Российской Федерации прямо зависит от проводимой государством

социальной политики. Принятая в 1996 г. Государственная

концепция национальной политики исходит из принципа

национально-культурного плюрализма и федерализма как фундаментальных

способов решения проблем национальных отношений,

должна постоянно уточняться и конкретизироваться в

соответствии с происходящими в обществе изменениями и региональными

особенностями в складывающейся ситуации. Регулярно

проводимые социологические исследования проблем

межнационального взаимодействия способны быть надежным

источником достоверной информации, на основе которой могут

быть приняты необходимые государственные решения.

Не преодолев разного рода негативные тенденции, российский

федерализм лишается перспектив в своем развитии.

Необходимая система мер в этом направлении может быть достаточно

эффективной, если она будет учитывать природу и характер

сепаратистских тенденций и отношение к ним массового сознания.

Как показали результаты социологических исследований, проведенных

ИСПИ РАН во второй половине 90-х гг. в ряде российских

регионов, идеи обособления (суверенитета) своих регионов поддерживают

от 25 до 40% опрошенных, разделяющих, в частности,

суждение о том, что «каждый народ, проживающий на территории

Российской Федерации, должен иметь свою государственность

»2. Причем наибольшее число подобных ответов пришлось на

 

представителей титульных наций в национальных республиках

К ним же принадлежит и наибольшее число тех, кто считает, что

субъекты Федерации должны иметь право выхода из нее.

Разумеется, есть достаточно оснований полагать, что отнюдь

не все, заявляющие о подобных правах, действительно

хотят их последовательного осуществления Заявления о «правах

на выход» — это скорее всего своеобразный инструмент

давления на федеральный центр, способ получения определенных

уступок и льгот.

Желание добиться большей самостоятельности, большей

обособленности от центра нередко бывает продиктовано распространенными

в массовом сознании представлениями о непропорционально

большом вкладе собственного региона в федеральную

экономику. В частности, те же социологические исследования

показали, что в массовом сознании укоренилось

представление о том, что их регион дает стране больше, чем

другие, а получает меньше; что центр мешает регионам в полной

мере использовать экономико-географическое положение

и т. п. К тому же региональные элиты обособление от центра

связывают с повышением собственного статуса, а приватизировав

местную собственность, они начинают опасаться возможных

изменений, передела ее под давлением центра.

Прямо или косвенно сепаратистские тенденции получают

иногда соответствующую поддержку от руководителей федерального

уровня, «заинтересованных в том, чтобы передать на места

не только рычаги управления, но и ответственность, отвлечь население

регионов от общенациональных проблем, подогреть внутрирегиональное

соперничество и тем самым ослабить давление

на Центр. Иногда в разжигании сепаратизма бывают заинтересованы

и другие силы: этнические кланы, дельцы теневой экономики.

Идеи сецессии поддерживают амбициозные представители

творческой интеллигенции. Активно участвует в сепаратистских

выступлениях молодежь, которой легко манипулировать из-за

ее эмоциональности и недостатка социального опыта»1.

В целом характер реально складывающихся отношений между

федеральным центром и регионами зависит как от проводимой

им политики, так и от политического поведения региональных

лидеров и, главное, от ситуации внутри каждого региона.

Исследователи данной проблематики пришли к выводу, что

«происходящая в настоящее время трансформация социально-

экономических отношений привела к значительным и вместе с

тем противоречивым изменениям в регионах России. Сложность

и неоднозначность процессов реализации реформ на местах,

проявление таких негативных тенденций, как нарушение

пространственных связей, нарастание центробежных сил и явлений

сепаратизма и т. п., обусловили усиление различий и в

характере протекания самих преобразований. И в их социальных

различиях для конкретных территорий»1.

Естественно, что усиление различий в характере осуществления

реформ в регионах находит в той или иной форме свое

отражение в политических заявлениях региональных лидеров и

в их требованиях и претензиях, предъявляемых к центру. При

этом нередко используются фактическое несовершенство федерального

устройства страны, фактическое всевластие губернаторов

(глав администраций), способности контрольных функций

центральной власти, отсутствие общих для всех субъектов

Федерации «правил игры».

Накопившиеся проблемы в развитии социально-территориальных

общностей на уровне регионов, необходимость оптимизации

их отношений с центром делают актуальным определение

наиболее эффективной модели федерального устройства,

его конституционно-правовой базы.

Очевидно, что реальные изменения в этом направлении

возможны только на основе соответствующей реформы административно-

территориального устройства страны. В ее содержание

должны быть включены конкретные меры по обеспечению

реального равноправия субъектов Федерации; приведение

местного законодательства в соответствие с федеральным;

уточнение механизмов разграничения предметов ведения и

полномочий между центром и регионами, введение института

федерального вмешательства в управление регионами.

Как показали результаты многочисленных экспертных опросов,

особую сложность представляет решение вопроса об

этапах и времени проведения подобной реформы. В условиях

кризисного развития российского общества проведение любых

реформ таит в себе опасность дестабилизации общей ситуации

в стране и возможное усиление дезинтеграционных процессов,

что требует особой тщательности и научной обоснованности

любых конкретных мер в этом направлении.

Вопросы для закрепления материала

1. В чем сущность социально-территориальных общностей?

2. Какую роль в общественной жизни России играют регионы?

3. Что характеризует взаимодействие Центра и pei ионов в

условиях реформ?

4. Каковы перспективы Российской Федерации?

5. Сущностные признаки нации.

6. Характер межнациональных отношений.

7. Причины межнациональной напряженности.

8. Пути оптимизации межнациональных отношений.

Литература для дополнительного чтения

Аитов И. А. Отношения по расселению. Свердловск, 1987.

Аринин А. И. Российский федерализм: Истоки, проблемы и

перспективы развития. М., 1999.

Жириков А. А. Этнические факторы политической стабильности.

М., 1995.

Ильин И. А. О грядущей России. М., 1993.

Каххаров А. Г. Социология регионов. М., 1996.

Козин Г. А. Нация в истории и современности. М., 1996.

Лексин В. И., Швецов А. И. Государство и режоны: Теория

и практика государственного регулирования территориального

развития. М., 1997.

Марченко А. П. Социальная модернизация в современной

России. М., 2000.

Межрасовые и межрегиональные отношения в Европе и

Америке XIX—XX вв. / Отв. ред. Р. Ф. Иванов. М, 1996.

Россия: Социальная ситуация и межнациональные отношения

в регионах (по итогам социологических исследований) /

Авт.-сост. В. Н. Иванов, И. В Ладодо, Г. Ю. Семигин. М., 1996.

Россия: Центр и регионы / Под общ. ред. М. И. Гуцириева,

В. Н. Иванова. 1997. Вып. 1.

Сорокин П. О русской нации. Россия и Америка: Теория национального

вопроса. М., 1994.

Социальная и культурная дистанции: Опыт многонациональной

России / Отв. ред. Л. М. Дробижева. М., 1998.

Хорее Б. С. Территориальная организация общества. М.,

1981.

Четко С. В. Распад Советского Союза. М., 2000.