Экономика интересует?

Экспертиза видеозаписи с регистраторов, камер наблюдения
expert-souz.ru
Экспертиза видеозаписи с регистраторов, камер наблюдения
expert-souz.ru
ahmerov.com
загрузка...

§ 2. Основные понятия стратификационного анализа

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Социальный класс, социальный слой, социальная группа. Говоря

об элементах социальной стратификации, используют такие

единицы анализа, как «класс», «социальный слой», «со-

циальная группа», обозначающие различные социальные

общности. Включение людей в ту или иную общность определяется

прежде всего формой их социального взаимодействия,

позволяющей рассматривать их как единое целое, а также местом,

или социальными позициями, которые они занимают в

социальном пространстве.

Социальный класс — крупная таксономическая единица социального

членения. Это понятие родилось задолго до появления стратификационной

теории. Оно прочно вошло в научный аппарат социальных

мыслителей Западной Европы в Новейшее время. До этого о

единицах социальной структуры говорили, опираясь на сословные

представления, используя названия конкретных социальных или

общественных ipynn, представителей тех или иных профессий и др.

Вместе с тем уже у античных мыслителей, прежде всего у Платона,

можно встретить рассуждения, например, о богатых и бедных.

В XVIII—XIX вв понятие «социальный класс» наиболее интенсивно

разрабатывалось учеными Англии и Франции. Рассматривались

такие антаюнистические социальные общности,

как собственники—несобственники, рабочие—капиталисты,

богатые—бедные и др. Однако разные авторы по-разному определяли

понятие «класс». П. Сорокин, давая уже в первой трети

XX в. обзор взглядов на это понятие разных авторов в разные

периоды истории, был вынужден констатировать, что «класс

либо ускользал и ускользает из пальцев своих теоретиков,

либо, будучи пойман, превращается в нечто столь неопределенное

и неясное, что становится невозможным отличить его

от ряда других кумулятивных групп, либо, наконец, сливается

с одной из элементарных группировок»1.

Наиболее активно категория «класс» используется в марксизме.

Однако ни у К. Маркса, ни у Ф. Энгельса нет четкого

определения этой категории. В их трактовке «класса» нередко

переплетаются экономические, политические и философские

аспекты содержания. В «Манифесте Коммунистической

партии» написано: «История всех до сих пор существовавших

обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб,

патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье,

короче, угнетающий и угнетенный находились в вечном

антагонизме друг к другу»2. В целом из работ Маркса сле-

дует, что важнейшим признаком класса он считает место в системе

общественных отношений, в производстве, а существенным

проявлением классовых отношений — эксплуатацию

одного класса другим.

Позже, в 1919 г., В. И. Ленин дал достаточно определенную

формулировку классов, которая широко использовалась в марксистской

теории XX в.: «Классами называются большие группы

людей, различающиеся по их месту в исторически определенной

системе общественного производства, по их отношению

(большей частью закрепленному и оформленному в

законах) к средствам производства, по их роли в общественной

организации труда и, следовательно, по способам получения

и размерам той доли общественного богатства, которой

они располагают. Классы — такие группы людей, из которых

одна может себе присваивать труд другой, блаюдаря различию

их места в определенном укладе общественного хозяйства»1.

В целом в XX в. неоднократно предпринимались попытки

дать более конкретное понимание социального класса, приведя

его в соответствие с реалиями капиталистического общества

этого периода. Так, М. Вебер, в отличие от К. Маркса, отказался

от философской интерпретации понятия «класс», акцентировав

внимание на его экономическом содержании.

Базовым регулятором классовых отношений, по Вебсру, является

собственность — ее наличие или отсутствие; но между

полярными классами собственников и рабочим классом Вебер

обнаружил так называемый средний класс2.

По Р. Дарендорфу, классовая структура производна от

структуры власти, и категория класса определяется через отношения

власти3. Э. Гидденс ключевым в своих рассуждениях о

классе сделал понятие «рынок», который он считал не только

системой экономических отношений, полем деятельности

класса собственников, рабочего класса, среднего класса, но и

фундаментом системы власти. У Гидденса понятие стратификации

выступает общим, в то время как понятие «класс» является

частным проявлением стратификации. Обобщая использование

понятия «класс» в практике новейших социологических и социально-

антропологических исследований, Гидденс ранжирует

разные классы («высший класс», «средний класс», «низший

класс»). По существу, такими ранжированными классами у

него выступают определенные социальные группы, которые в

этом качестве уже далеко стоят от понятия класса, которое ис-

пользоватось в XIX в.1

Несмотря на различия в подходах к определению понятия

социального класса в западной социологии и политологии

XX в., в них можно усмотреть общие черты. Главными признаками

выделения класса у немарксистских теоретиков служат:

отношение людей к средствам производства, характер присвоения

благ в условиях рыночных отношений. На этой основе

выделяют высший класс (собственники экономических ресурсов

общества), низший класс (промышленные наемные рабочие,

низкоквалифицированные работники) и средний класс

или средние классы, которые поначалу представляли в виде

достаточно аморфной общности работников, не включаемых

ни в верхний, ни в низший классы. Однако во второй половине

XX в. эта аморфная общность численно возросла настолько,

что превысила два указанных класса. Внутри этой общности

начала четко просматриваться иерархия достаточно дифференцированных

групп («белые воротнички», «синие воротнички»,

представители свободных профессий и др.). Некоторые социологи

вычленяют четвертый класс — крестьянство; однако другие

оспаривают правомерность такого вычленения, усматривая

в современном крестьянине представителя средних классов.

В целом понятие класса продолжает выступать в современной

социальной теории важной аналитической единицей анализа.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что эта единица достаточно

крупного масштаба; ее использование связано с изучением

наиболее существенных изменений в обществе; она не

рассчитана на исследование не столь глобальных перемен Потребность

в более конкретной и гибкой единице анализа стратификации

привело к рождению понятия «страта» (лат.

strata — настил, слой, совр : геологический пласт), «слой».

Страта включает в себя множество людей с каким-то общим

статусным признаком своего положения, чувствующих себя

связанными друг с другом этой общностью. В качестве общего

признака, позволяющего объединять людей в страты, могут выступать

различные по характеру признаки — производственные,

экономические, политические, социально-демографические,

культурные и др. Таким образом, исследователь получает

возможность анализировать население по самым разным —

важным, второстепенным и даже малозначащим — критериям.

В результате люди, принадлежащие к разным классам, могут

оказаться в одной страте, выделенной, например, по признаку

образования или по должностным характеристикам.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что основанием для

выделения страты выступает не любой признак, а лишь статусный,

т. е. такой, который объективно приобретает в данном обществе

ранговый характер «выше—ниже», «лучше—хуже»,

«престижно—непрестижно» и т. п. Целый ряд признаков может

быть положен в основу выделения лишь дифференцированных,

но не статусных групп. Например, любители народной

музыки или болельщики футбольной команды чаще всего рассматриваются

как представители определенной культурной

группы безотносительно к статусному се аспекту. Однако если

членство в культурной группе жестко коррелирует с определенным

уровнем доходов или с социальной позицией, приобретающей

в обществе значимый характер, то и рассматривать

членство в группе следует как одно из проявлений стратификационного

деления.

В обществе есть немало социальных групп, которые к стратификации

не имеют отношения. Такие группы можно, например,

выделить по культурным, социально-психологическим,

медицинским или другим признакам. Во многих случаях группа

может рассматриваться как вне, так и внутри стратификационных

процессов — аналитический ракурс задается целями и

задачами исследования. Так, семья — типичный пример малой

социальной группы, которая сама по себе не может выступать

единицей стратификационных процессов и механизмов. Однако

группировка семей по ряду стратификационных признаков

помогает выделять на этом основании определенные слои. В качестве

слоев могу г выступать, например, совокупные представители

высокодоходных (или малодоходных) семей.

Значение понятия «статус». Статусное положение той или

иной группы невозможно понять лишь на основе формальных

признаков или количественных переменных. Множество характеристик

слоя проходят через личностное и групповое освоение

(люди идентифицируют себя с ними, добиваются их), детерминируются

социальными нормами и поддерживаются общим

консенсусом. Поэтому необходимо проведение полевого исследования,

в ходе которого и определится состав, границы, качественные

характеристики того или иного слоя.

Категория «статус» приобретает в исследовании стратификации

ключевое значение. Статус указывает на то, что в существовании

страт большую роль играют оценочные факторы:

линия поведения человека или многочисленных групп людей в

той или иной ситуации, их отношение к чему-либо; установки,

основанные на критериях, помогающих ранжировать окружающих.

Однако далеко не всегда для самого оценивающего

очевидны те критерии, согласно которым он ранжирует людей

«выше» или «ниже», выбирает разные эталоны поведения.

Процесс ранжирования основывается как на рационально-рассудочных

операциях (принимается во внимание, например,

должность оцениваемого, фирма, в которой он работает), так

и на спонтанных реакциях (целостное восприятие другого человека,

интегративная оценка какой-либо функциональной

роли). В том и другом случаях происходит понимание значимости

предмета оценки, т. е. оценивающий включен в культурный

контекст, он глубоко освоил его стандарты и способен дать

адекватную оценку тому или иному лицу, явлению.

Говоря об адекватной оценке, следует иметь в виду, что речь

идет не об абсолютной, а об относительной адекватности. В обществе

всегда сформированы разные ценностные критерии; человек

же, оценивая что-то или кого-то, руководствуется сложным

конгломератом разнообразных ценностных шкал, собственных

интересов и жизненных целей. Да и сам он в

конкретных условиях может ошибиться в оценке, а позже от

нее отказаться. Задача исследователя — выявить важнейшие тенденции,

определяющие порой запутанный диапазон статусных

позиций в стратификационных процессах. В решении этой задачи

нсмачую важность приобретает разработка инструментария

для съема подобной эмпирической информации и, в частности,

процедура ранжирования статусных оценок и позиций, существующих

в разных социальных группах, в обществе в целом.

334 Раздел третий. Социальные структуры

Таким образом, страты в отличие от класса формируются

не по чисто экономическим или производственно-профессиональным

признакам, которые относительно легко идентифицировать

и измерять; выделяя страты, исследователь должен

учитывать признаки, связанные с культурно-психологической

оценкой (нормы, ценности, представления, образцы поведения

и навыки), которые реализуются в индивидуальном поведении

и сознании и вместе с тем приобретают ярко выраженный

интерсубъективный характер. В силу этого социальное расслоение

точнее называть социокультурным расслоением, так

как социальные и культурные аспекты в нем тесно переплетены.

Подчеркнем, что культурную доминанту стратификации

гораздо труднее вычленить, нежели социальную, ее сложнее

квантифицировать и подвергнуть сравнению в ходе социологического

исследования.

Следует иметь в виду еще одно различие при определении

класса и страты. Обобщая это различие, можно сказать,

что классы выделяются по их отношению к средствам производства,

способам доступа к различным благам; в выделении

же страт, помимо этого, следует учитывать формы и

объем потребляемых благ, воспроизводство статусного положения

в целом. Статус предполагает, что любой, кто претендует

быть включенным в ту или иную страту, должен отвечать

определенным ожиданиям и ограничениям на соответствующее

социальное взаимодействие. Эти ожидания и

ограничения касаются разных сторон жизни и выполнения

разных ролей. Как правило, они связаны с поведением человека,

его способом воспроизводства брачно-семейных отношений,

проведением своего свободного времени, формами

дружеского общения и т. п. Различные формы потребления

благ и воспроизводства статусного положения формируют у

представителей разных слоев неодинаковый образ жизни,

который отграничивает членов данной общности от представителей

других общностей. Решающая роль образа жизни для

престижа делает ту или иную статусную группу конкретным

носителем разных условностей, которые поддерживают и сохраняют

слой как таковой.

Важнейшие дифференцирующие признаки слоя. Рассмотрим

теперь те критериальные признаки, которые позволяют диф-

ференцировать страты в ходе научно-аналитических процедур

или ранжировать те или иные социальные положения в процессе

спонтанного оценивания их людьми в различных жизненных

ситуациях. Перечислим типологические группировки важнейших

признаков, некоторые их эмпирические референты, а также

слои, которые выделяются на основе этих признаков и показателей:

• признаки, связанные с экономическим положением людей,

т. е. наличием частной собственности, видами и величиной доходов,

уровнем материального благосостояния; соответственно выделяются

слои: богатые, среднеобеспеченные и бедные; высокооплачиваемые

и низкооплачиваемые работники; владельцы недвижимости

и обитатели муниципальных квартир и др.;

• признаки, связанные с разделением труда, т. е. сферой

приложения, видами и характером труда, иерархией профессиональных

статусов, уровнем квалификации и профессиональными

навыками, профессиональной подготовкой; соответственно

выделяются слои: работники тяжелой промышленности;

работники сферы обслуживания; лица со средним

специальным образованием и др.;

• признаки, связанные с объемом властных полномочий:

здесь большое значение приобретают производственные отношения

и организация труда, в рамках которых формируются

разная степень и неодинаковый объем возможностей оказывать

влияние на окружающих через должностное положение, через

виды и формы управленческой деятельности, через обладание

социально значимой информацией и т. п.; соответственно

можно выделить слои: рядовые работники на государственном

предприятии; менеджеры на предприятиях малого бизнеса; руководители

высшего государственного звена управления; выборные

должности муниципального звена управления и др.;

• признаки, связанные с социальным престижем, авторитетом,

влиянием.

При этом имеются в виду те позитивные значения, которые

люди, общество в целом придают конкретным лицам или их

роли, должности либо комбинации того и другого. В данном

случае эмпирическими референтами могут выступать личные

качества оцениваемых людей, их позиции по тем или иным

вопросам, хотя немалое значение приобретает и их положение,

занимаемое в престижной иерархии. Выделяются слои:

336 Раздел третий. Социальные структуры

неформальные лидеры; элитные группы; деятели отечественной

культуры и др.

Дополнительные дифференцирующие признаки слоя. Перс-

численные выше базовые признаки «срабатывают» в стратификационном

делении непосредственно, прямо. Наряду с этим

существует целый ряд признаков, роль которых в стратификации

может либо выступать в скрытой форме (по крайней мерс,

в современных условиях), либо варьироваться в зависимости

от целого ряда обстоятельств. Чаще всего эти признаки в процессах

расслоения «не работают» сами по себе, но переплетаются

с базовыми признаками, поэтому их точнее называть

вспомогательными. К ним относятся:

• половозрастные характеристики людей, связанные с психофизиологическими

особенностями человека, что почти в

каждом обществе сказывается на его социальном положении,

на реализации им различных ролей;

• этнонациональные качества; действуют в той мере, в какой

они определяют поведение человека, а также в какой они

приобретают в данном обществе общезначимую важность;

• религиозная принадлежность; важна в современных условиях

в той степени, в какой религиозные воззрения связаны в

конкретном обществе с ролевыми и статусными позициями

людей;

• культурно-мировоззренческие позиции; они приобретают

стратификационную значимость в тех случаях, когда, разделяя

людей на разные группы, они стимулируют неодинаковые социальные

действия представителей этих групп, которые приобретают

в обществе разный статусно-ранговый характер. Например,

консервативно мыслящие люди образуют слой, представители

которого имеют мало шансов выдвинуться во время

реализации в обществе активных преобразований;

• признаки, определяемые характером семейных отношений,

родственными связями, в процессе исторического развития

удельный вес воздействия этих признаков на положение

человека снижался, но и сегодня они продолжают выступать

достаточно важной характеристикой;

• признаки, связанные с местом проживания; во многих

странах наиболее значимо в этом плане деление на жителей

города и деревни; большая роль данного фактора в стратификации

российского общества объясняется огромной простран-

ственной протяженностью страны, неравномерностью ее хозяйственно-

промышленного освоения, разнообразием культурных

форм жизнедеятельности.

Перечисленные группы дополнительных признаков стратификации

приобретают множество различных социально-функциональных

значений, в том числе таких, которые не связаны со

статусным рангом. Порой только целостный анализ той или иной

из таких групп под определенным углом зрения позволяет выявить

ее место в стратификационной структуре. Другими словами,

ранговый статус подобных групп в обществе не всегда очевиден.

Наряду с перечисленными признаками существует ряд особых

качеств, которые позволяют формировать группы со специфическим

статусным значением. Имеют в виду следующие признаки:

• маргинальное положение в обществе; соответственно выделяются

группы: безработные, инвалиды, пенсионеры, лица

без места жительства и определенного рода занятий и др.;

• противоправное поведение; оно дает основание выделить

следующие группы: контингент исправительно-трудовых учреждений;

представители уголовного мира; лица, для которых

характерно противоправное поведение в рамках должностных

обязанностей, и др.

Специфика статусного положения этих слоев связана с тем,

что их представители либо не в состоянии своими усилиями

добиться высокого ранга в обществе, и тогда общество частично

компенсирует их бессилие (денежные пособия инвалидам,

пенсионерам, безработным); либо в своем поведении

они игнорируют общепринятые нормы взаимодействия, что

способно усиливать социокультурную аномию; на этот случай

общество вырабатывает систему ограничений и наказаний, позволяющую

сохранять нормальное функционирование стратификационных

механизмов.

Признаки, определяющие потребление благ и образ жизни в

целом. Для всех перечисленных слоев характерны определенные

формы потребления материальных и культурных благ, определенный

образ жизни. Укажем те признаки, которые позволяют

судить об этой стороне стратификации:

• признаки, свидетельствующие о потреблении жизненных

благ, их показателями могут выступать: район проживания,

размеры и тип жилища, места отдыха, качество медицинского

обслуживания, формы рекреации и др.;

• признаки, свидетельствующие о потреблении культурных

благ; их показатели: объем и характер полученного образования,

объем и характер разных видов получаемой социальной

информации и потребляемой культурной продукции и др.;

• признаки, характеризующие воспроизводство семейных

отношений; их показатели: тип домашнего хозяйства, формы

домашнего воспитания детей, их школьное, профессиональное,

в том числе вузовское образование, мужские и женские

семейные роли и др.;

• признаки, характеризующие неформальные связи; их показатели:

круг общения, характер дружеских связей, нормы неформального

общения и др.