§ 3. Многомерный подход к анализу расслоения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Процедура формирования многомерных слоев; индекс социальной

позиции. В представленной выше схеме анализа различные

страты выделялись по какому-то одному признаку. Однако

в действительности положение каждого человека определяется

множеством признаков и является результатом действия целого

ряда факторов и условий жизни. По мере углубления исследований

стратификации становилось очевидным, что страта,

выделенная по одному критерию, одновременно характеризуется

целым набором коррелирующих между собой эмпирических

показателей. Поэтому давно признано, что характеризовать

слой одним или двумя признаками — значит крайне упрощать

картину стратификационного деления. Особенно это некорректно

по отношению к современному обществу, в котором процессы

социальной стратификации выступают как исключительно

многомерное явление, обладающее огромным регистром

социального оценивания и размещения индивидов и

групп в широком диапазоне своеобразной нормативной шкалы

(или целого ряда шкал), социальных статусов, ролей, оценочных

позиций. Люди, в зависимости от своих возможностей,

способностей, с одной стороны, и от социальной значимости,

которую приобретают социальные роли, разные виды деятельности,

— с другой, ранжируются на этих шкалах «выше» или

«ниже», а награды, права, привилегии, как и обязанности и

предписания, «встроены» в тот или иной статус. Таким образом,

статусное положение индивида или группы нельзя определить

как нечто однозначное.

Вместе с тем в индивидуальном и групповом статусном положении

имеются точки пересечения нескольких плоскостей социальной

активности, которые формируют комбинацию ведущих

признаков, определяющих суммарный статус человека или группы

в сложной сети социальных рангов данного общества. Обобщая

(и до известной степени упрощая) различные характеристики,

приобретающие важное стратифицирующее значение, можно выделить

ведущие признаки, свидетельствующие о профессионально-

трудовых навыках, о качестве и объеме освоенных знаний, а

также об экономическом положении. Для того или иного общества

это сочетание еще более конкретизируется. Например, известно,

что о социальном статусе гражданина американского общества

свидетельствуют три коррелируемые между собой характеристики

— профессия, доход, уровень образования.

Подобная комбинация взаимозависимых признаков, определяющих

социальный статус группы или человека в социальной

стратификации (она называется «индексом социальной позиции

»), все же свидетельствует о достаточно обобщенных тенденциях,

присущих обществу в целом, в то время как общество состоит

из разнородных систем и элементов. Поэтому данное сочетание

неодинаково характерно для разных профессиональных

сфер, разных типов поселений, национально-этнических групп и

т. п. Например, в сфере политической жизни к этим трем признакам

могут быть добавлены показатели, свидетельствующие об общественном

престиже, а также об уровне властных полномочий;

в сфере профессионального искусства на первый план выходит

значимость таких признаков, как художественно-творческая одаренность,

авторитет среди знатоков или широкой публики, в то

время как образование может не приобрести решающего значения.

При целостном анализе стратификации с учетом образа

жизни на первый план выходят такие компоненты, как профессия,

объем доходов и характер расходов, район жительства и тип

жилья, способы рекреации и др.

Таким образом, индекс социальной позиции вариативен.

Он неодинаков в разных областях деятельности, в пределах

разных сфер взаимодействия, в разных социальных и культурных

группах. То, что выступает в качестве высокого социально-

го статуса в большом городе, в среднем городе может иметь

более низкий статус, а в малом городе приобретать самый низкий

ранг. Все это свидетельствует о том, что расслоение на

разных уровнях социальной организации имеет различную

конфигурацию, что находит выражение в неодинаковой корреляции

эмпирических показателей, свидетельствующих о данных

процессах.

Исследования У. Л. Уорнера. Многомерный подход к процессам

расслоения позволяет отобразить чрезвычайно сложное переплетение

признаков и характеристик, воздействующих на указанные

процессы в современном городе. Проиллюстрируем эту закономерность

результатами исследования, которое проводил в середине

30-х гг. американский социолог У. Л. Уорнер среди жителей небольших

провинциальных городков Америки. Используя достаточно

сложную методику съема эмпирической информации, позволяющую

измерять статусные ранги разных групп населения, Уорнер

установил, что в одном из городков с 10-тысячным населением

существует шесть социальных классов (он вкладывал в термин

«социальный класс» то содержание, которое определяется ныне

как многомерная страта). Выяснилось, что в данном случае было

недостаточно использовать три класса — верхний, средний, низший,

поскольку каждый из них имеет свою иерархию страт. Исследователь

так определил разные страты и процентное соотношение

населения в них: «верхний верхний» (1,44%); «нижний верхний

» (1,56%); «верхний средний» (10,22%); «нижний средний»

(28,12%); «верхний нижний» (32,60%) и «нижний нижний»

(25,22%). Было установлено также, что, несмотря на высокую корреляцию

между профессиями и статусным положением, люди одной

и той же профессии могут относиться к разным стратам. Например,

рабочие оказались в двух средних и двух нижних, а служащие

— во всех шести стратах.

Наиболее важный вывод исследования состоял в том, что

идентичность слоя зависит не от единообразия какой-то одной,

двух или десяти характеристик людей, а от сложной модели

или целой сети взаимосвязанных друг с другом характеристик

и установок. Члены любого слоя не отличаются строгим

единообразием в любом виде деятельности; их в большей степени

отличали от других слоев размер дохода, профессиональный

уровень и тип социального участия (например, характер

участия в общественных делах города).

Были сделаны интересные выводы относительно ряда конкретных

особенностей жизни в небольшом американском городке.

Так, «верхний верхний класс» состоял из семей старых поселенцев,

состояние которых увеличивалось на протяжении нескольких

поколений и которые составляли городскую элиту. К. «нижнему

верхнему классу» были причислены несколько разбогатевших

«выскочек» и состоятельные семьи из этнических меньшинств.

Представители этих семей не могли быть «зачислены» в «верхний

верхний класс», несмотря на свое богатство. Такой «недостаток»

они пытались компенсировать бросающимся в глаза «потреблением

напоказ». «Верхний средний класс» составляли «солидные

буржуа», которых отличало активное участие в городских делах,

отчасти люди свободных профессий, отчасти торговцы и служащие,

помимо них в этот класс входили и высококвалифицированные

рабочие. «Нижний средний класс» состоял из мелкой

буржуазии, а также из квалифицированных рабочих и служащих.

«Верхний нижний класс» представляли неквалифицированные

рабочие, мелкие торговцы, а самый низший («нижний нижний

») слой — это выходцы из бедного населения, в основном из

иммигрантов неевропейского происхождения.

В годы проведения исследования в городе произошла стачка,

которую начали рабочие семи обувных предприятий — основной

отрасли городской экономики. Исследователи констатировали,

что, хотя в обычных условиях рабочие входили в четыре разных

класса, в условиях стачки представители разных слоев действовали

сообща и добились удовлетворения своих требований1. Таким

образом, сочетание разных признаков в процессе многомерного

анализа позволило воссоздать достаточно сложную картину

расслоения, имевшую место в одном американском городке в

30-х гг.

Вместе с тем переоценивать значимость многомерных индексов

стратификации нельзя, поскольку в целом ряде случаев

они могут маскировать возможное «разногласие» признаков и

сглаживать зарождающиеся противоречия в стратификационных

процессах. Поэтому анализ одномерных страт не теряет

своей актуальности. Точнее сказать, на разных этапах анализа и

для разных целей исследования каждый метод способен сыграть

свою эвристическую роль.

Средний класс. Основную часть современного развитого общества

составляет так называемый средний класс, или средний

слой, который выделяется по целому ряду признаков. В настоящее

время в этот слой включают традиционные слои частных

собственников, т. е. представителей мелкого и среднего бизнеса,

большую часть крестьян и фермеров и новые средние слои, которые

составляют интеллектуалы, инженерно-технические работники,

административный персонал, служащие, высококв&чи-

фицированные рабочие, работники сферы обслуживания. Качественные

критерии среднего класса сводятся к уровню доходов,

стандартам потребления, уровню образования, владению материальной

или интеллектуальной собственностью, способностью

к высококвалифицированному труду. Удельный вес средних слоев

в развитых странах составляет ныне 60—70% населения,,а нижние

и верхние слои (бедные и элитные группы) значительно уступают

среднему классу по численности.

Средний класс — это не только большая часть современного

развитого общества, но и весьма сложная, неоднородная по

структуре сеть социальных образований. Составные части его

структуры различаются по источникам формирования, социальному

статусу и многим другим характеристикам. Границы

структуры жестко не фиксированы: между ее различными

группами происходит интенсивная диффузия («растекание»).

Наиболее заметная тенденция последних десятилетий — сокращение

традиционных слоев (собственников) и устойчивый

рост новых средних слоев (работников по найму). Средний

слой придает современному обществу устойчивость и одновременно

выступает в качестве динамизирующего фактора, стимулируя

социокультурные изменения и инновации.