Экономика интересует?

http://www.svld.ru упаковщики digi для овощей, доставка
svld.ru
http://www.svld.ru упаковщики digi для овощей, доставка
svld.ru
ahmerov.com
загрузка...

§ 3. Социальные институты экономики

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Экономические институты могут рассматриваться как разновидность

социальных институтов, поскольку их характеризует система

соответствующих социальных, правовых, морально-этических

(подчас религиозных) норм, относительно устойчивая

совокупность целесообразно ориентированных стереотипов поведения,

подкрепляемых соответствующими ожиданиями и системой

санкций. В нормативную структуру экономических институтов

входит система норм, отражающих отношения собственности,

доминирующий тип производства, наличие типичных форм и

способов обмена, а также те или иные социальные ценности, морально-

этические стандарты (например, нормы протестантской

этики) и нормативы поведения в сфере экономики («честное купеческое

слово»). К числу социальных институтов в экономике относится

институт собственности, система торговли и распределения,

финансовая система, система страхования и другие виды

систематизированной экономической активности.

Для выявления специфики социальных институтов в сфере

экономики полезно рассмотреть возникающие здесь социальные

взаимодействия под углом зрения двух основных типов социальных

экономических отношений: статусных и контрактных

(договорных). Категория «статус» достаточно многозначна. Латинское

слово «статус» обычно переводится как «установление

», «определенное состояние дел», «постоянная позиция».

В качестве научной категории понятие «статус» обозначает постоянное

статическое состояние субъекта. Но это не просто со-

стояние, а «предписанное», «определенное» состояние. В узком,

гражданско-правовом смысле статус есть гражданское состояние,

звание, общественная ступень. Постоянство, статичность

(статус-кво) и предписанность этого состояния некоторым

внешним авторитетным источником — таковы наиболее

важные характеристики статуса. Статусные отношения — это

отношения власти и подчинения, они носят иерархический (соподчиненный)

характер, это отношения «по вертикали».

К числу статусных предписаний относятся прежде всего конституционные

нормы, определяющие структуру и правомочия

органов государственной власти и управления. В сфере экономики

это все те акты, которые определяют место субъекта в иерархии

соподчиненных органов, исчерпывающим образом регулируют

его компетенцию; они разрешают ему тем самым только

то, что прямо предписано в документе, определяющем статус

субъекта хозяйствования, причем любая иная деятельность нарушает

статусное предписание и является в силу этого незаконной.

Примером исчерпывающего статусного регулирования и

сфере экономики служила командно-административная система,

основанная на господстве государственной собственности.

Статусными являются также и внутрикорпоративные отношения,

отношения соподчиненности в любой административной

системе.

Договорные отношения — это отношения между юридически

равноправными субъектами, они возникают на основе соглашения

взаимодействующих сторон, это отношения «по горизонтали

». Статусные (соподчиненность) и договорные (равенство)

отношения, представленные в различных пропорциях в конкретной

экономике, упорядочивают поведение хозяйствующих

субъектов, обеспечивая необходимую степень устойчивости и

предсказуемости такого поведения.

Вне нормативного регулирования невозможно стабильное функционирование

экономики. Экономика в целом представляет собой

уравновешенную в принципе систему, стабильность которой

столь же существенна, сколь и способность к изменению,

развитию, адаптации к новым условиям хозяйствования, восприятию

экономических, технологических и других инноваций

Одним из видов дисфункции хозяйственного механизма может

быть такое его состояние, когда система ре!улирования экономи-

ки не обеспечивает динамизма в ее развитии, что ведет к стагнации

производства и деградации экономики. Другим видом дисфункции

хозяйственного механизма является неспособность соответствующих

институтов обеспечить стабильность основных

характеристик экономической структуры, сформулировать основные

правила хозяйственных отношений и реально гарантировать

их соблюдение.

У категории «договор» особая роль и предназначение в экономике.

Исторически экономика существовала либо в виде обще-

племенной, семейной формы производства продукта, либо в

виде института рабского труда (частного или государственного

рабовладения), либо в рамках вассальной зависимости. Последующее

ее развитие основывалось на расширении в сфере экономики

договорных отношений свободных товаропроизводителей.

Общей линией явился переход от статусных отношений субординации

и подчинения к договорным отношениям между равноправными

сторонами, что освобождало частную инициативу, создало класс

свободных товаропроизводителей, вызвало стремительный рост

производства, регулируемый законом спроса и предложения и

мотивированный получением максимальной прибыли.

Однако усложнявшийся характер производства, вызванный

повелительными требованиями технологического императива;

индустриализация экономики, последовавшее усиление общественного

характера производства; поляризация богатства потребовали

введения новых элементов статусного регулирования

рыночных отношений, введения государственного регулирования

основанной на договорных отношениях экономики, в отсутствие

которого проявились дисфункции на уровне общемирового

экономического кризиса.

Ответ на этот вызов был двояким. Первый (успешный) заключался

в сохранении частной собственности как основы экономики

с введением прогрессивной системы налогообложения,

государственного антимонопольного регулирования и государственного

перераспределения части продукта в пользу

наименее обеспеченных членов общества в рамках социального

законодательства. Так, экономическое развитие в США в рамках

«нового курса» после мирового кризиса 30-х гг. и в особенности

в годы Второй мировой войны было связано с созданием

особых государственных органов. В их числе: Управление по

национальному возрождению, Управление по планированию

государственных ресурсов, Управление по контролю над ценами

и т. д. Договор как свободное соглашение сторон сохранился

как доминирующий тип экономических отношений. Законодательное

регулирование условий труда, законодательная гарантия

охраны прав рабочих, возникновение влиятельных и эффективных

профсоюзов, распространение практики коллективных

договоров стабилизировали взаимоотношения труда и

капитала.

Второй вариант (безуспешный) заключался в ликвидации

частной собственности как основы экономики, замене ее государственной

собственностью, что привело к полному слиянию

государства с экономикой, превращению договора в формальное

выражение государственного властного веления,

запрету частно-предпринимательской деятельности, ликвидации

класса свободных товаропроизводителей. Статусные отношения,

основанные на внеэкономическом принуждении, составили

господствующий тип отношений в экономике. Такой

вариант лишил экономическую систему стимула для массовых

инноваций, закрыл возможность интенсивного развития экономики,

а ее экстенсивное развитие остановилось ввиду исчерпания

значительной части природных ресурсов.

Принципиальное значение для анализа экономики как социального

института имеет категория собственности. Отношения

собственности воплощают в себе определенную форму присвоения

материальных благ. Реальное бытие института собственности, его

социологическое содержание складываются под воздействием ряда

социальных факторов технологического, экономико-стоимостного,

управленческого, правового характера. Эти факторы воплощаются

в соответствующих сторонах, аспектах экономики как

социального института. Выделение этих взаимосвязанных сторон

экономики оправдано их относительно самостоятельным характером,

наличием в экономике определенных социально-групповых

структур, складывающихся из социальных позиций и ролей,

объединяемых вокруг целевых функций этих структур.

В рамках технологического аспекта экономики можно выделить

такой важный фактор, как беспрерывное и нарастающее

по темпам развитие и совершенствование в большинстве про-

мышленно развитых стран машин, механизмов, технологических

процессов. Технический прогресс, выступая по форме как

совокупный итог творчества ученых, конструкторов, инжене-

ров, рабочих, по существу, стал еще в прошлом веке одним

из решающих факторов общественного развития. Усложнение и

все большая специализация видов и отраслей промышленного

производства требует их эффективной координации. Ответом

на требование этого технологического императива явилось возникновение

крупных промышленных объединений.

Это означает распад в подобной ситуации того классического

состояния частной собственности, когда решение вопросов

технико-экономического, экономического (стоимостного), управленческого

характера совмещалось в деятельности конкретного

индивида, обладающего титулом собственника. В современных

условиях титул собственника расщепляется в прямой пропорции

с количеством акций соответствующих предприятий и

количеством обладающих ими акционеров. Среди массы собственников

— владельцев нескольких акций — лишь небольшая

группа лиц — владельцев контрольного пакета акций — является

фактическим собственником соответствующего предприятия.

Статус собственника во всех остальных случаях практически отделен

от реального контроля над объектом собственности.

Тот же технологический императив предопределил и возникновение

в промышленно развитых странах новой социальной

группы — профессиональных управляющих — менеджеров.

Усложнившаяся, все более специализирующаяся структура

производства не может более быть управляема просто на основе

практического опыта, здравого смысла — она базируется на

совокупности все усложняющегося специального знания. Руководство

такой промышленностью требует выделения особой

профессиональной группы. Вследствие этого в социальной

структуре экономики развитого индустриального общества

можно различить несколько социальных групп: непосредственные

участники производственного процесса — инженеры и рабочие;

номинальные собственники — держатели мелких пакетов акций;

реальные собственники — держатели контрольного пакета

акций, влиятельная группа менеджеров, образующих особую

социально-профессиональную группу. Первые не обладают ни

собственностью, ни властью. Вторые имеют титул собственников,

но также лишены власти. Реальные собственники обладают

и соответствующим титулом, и собственностью, но не властью

в сфере производства. Менеджеры обладают реальной

производственной властью, но не собственностью.

Из приведенных положений видно, что отношения между

людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления

благ и услуг, т. е. отношения собственности, выступая

по форме в виде правовых установлений, по социальному существу

зависят от факторов экономических (держатель контрольного

пакета и держатель дюжины акций — оба собственники),

от факторов производственно-управленческих (менеджер,

а не собственник решает вопросы организации производства,

объема и направления капиталовложений, определяет цены,

планирует прибыль и т. д.). Следовательно, в социальной реальности

правовой институт собственности (важнейший из социальных

институтов в сфере экономики) функционирует в прямой

пропорции с объемом, характером и уровнем решений,

принимаемых в различных пунктах структуры управления экономикой.

Властные отношения в сфере экономики воплощаются в

возможности распоряжаться ресурсами, деньгами и людьми. Тот,

кто держит в своих руках эти полномочия (и в той мере, в которой

он ими обладает), и является реальным собственником.

Собственник может реально распоряжаться собственностью,

но может быть лишь носителем этого титула, а реальный распорядитель

собственности может быть, а может и не быть наделен

титулом владельца. Ключ к пониманию реального функционирования

экономики как социального института заключается в

ответе на вопрос о том, кто реально распоряжается ресурсами,

вводимыми в процесс производства; кто и как определяет реальную

сульбу получаемого в результате пролукта. Именно это

наполняет реальным социальным содержанием правовую категорию

собственности либо лишает ее этого содержания.

Центральной социологической проблемой современного

экономического развития в России является меняющееся соотношение

в сфере экономики власти и собственности Полного

единства власть и собственность достигают в условиях рабовладения

(в том числе государственного рабовладения — Древний

Египет), в условиях крепостного права, частично — в условиях

командной экономики. Расширение социальной позиции класса

собственников, относительно независимых от политической

власти, — такова общая линия эволюции. Однако и в настоящих

условиях сохраняет значение характер существующего в

обществе взаимодействия, соотношения в сфере экономики

прав собственника и власти государства.

Современная экономика не может существовать, развиваться

вне или помимо государственного контроля и регулирования.

Принципиальным при этом является констатация того

факта, что исходным условием любой формы эффективного

контроля является раздельное существование контролирующего

субъекта и контролируемого объекта. В случае их слияния, тождества

(контролер — он же и собственник) контроль не может

существовать по определению (имеет место произвольное распоряжение

собственностью).

Термин «государственная собственность», она же — «всенародная

», по существу, обозначал властно-собственнические

полномочия партхозноменклатуры, директорского корпуса. Такова

была легальная сторона экономики. Параллельно с ней

существовала официально упраздненная, но реальная нелегальная

частная собственность. То, что было в экономике легально,

было неэффективно, то, что было нелегально — относительно

эффективно. Целью проводимой в России законной

приватизации является, в конечном счете, отделение функции

собственника от государственно-властных полномочий, соединение

эффективности с легальностью.

Сохраняющееся до сих пор в России единство собственности

и власти проявляется в том числе путем предоставления в

произвольное пользование и распоряжение 12 тысячам высших

федеральных чиновников, руководителям 89 субъектов Федерации

многомиллиардного имущества, движимой и недвижимой

собственности; земли, зданий и сооружений; инженерной

инфраструктуры, которые, сохраняя форму государственной

(федеральной, областной, муниципальной) собственности, по

сути, фактически в обход закона «приватизируются» соответствующими

руководителями в виде атрибута своего должностного

положения, в виде запредельных сумм, присваиваемых в

форме окладов членами директорского корпуса, огромным чиновничьим

аппаратом в целом.

Это происходит к тому же при очевидно заниженной заработной

плате работников производства и непомерно завышенными

налогами на товаропроизводителей. По оценке вице-губернатора

Тульской области, только 46 директоров получили

за год 328 млрд. рублей, причем выяснилось, что чем больше

получает директор, тем хуже работает предприятие1. Фактичес-

кое владение и распоряжение носителями государственной

власти значительной частью собственности, свобода усмотрения

при принятии решений в сфере экономики (о распределении

ресурсов, предоставлении льгот и послаблений) являются

серьезным препятствием для подлинной приватизации, т. е. обретения

институтом частной собственности присущего этой

форме собственности динамизма в реализации рыночных реформ,

эффективности в развитии производства.

В подобной ситуации не спрос и предложение определяют

характер принимаемых экономических решений, определяющих

движение капитана, а интересы агентов государственной власти

и представляемых ими структур. Рыночный механизм парализуется

властным усмотрением. Центральной проблемой, без решения

которой институт частной собственности не обретет реальность,

не снабдит экономику необходимым импульсом к динамическому

развитию, является сохраняющееся в значительном

объеме единство государственной власти и собственности.

Подобное деструктивное для развития рыночных отношений

единство собственности и власти возникает также и в случае,

когда владельцы крупного капитала («олигархи») используют

свое влияние на принятие государственных решений в

сфере экономики, стремятся «приватизировать», поставить

себе на службу соответствующие государственные структуры,

монополизируя рынок, устраняя честную конкуренцию —

движущий мотор рыночной экономики, решающее условие

роста производства.

Актуальное и реально необходимое усиление роли государства

в экономике переходного периода содержит в себе два существенно

различающихся подхода. В одном случае государство

выступает в роли надзирателя, в другом — в роли арбитра. Отмеченное

единство власти и собственности опирается на использование

в качестве метода воздействия на экономику государственных

директив, принудительных (дисциплинарных, административно-

правовых и уголовно-правовых) методов их

обеспечения. Это — отношения команды и подчинения.

Другой подход в усилении государственного регулирования

экономики основывается на создании твердых гарантий для

реализации гражданско-правовых отношений, направлен на

охрану права частной собственности как от административного

произвола, так и от злоупотребления таким правом. Здесь при-

нудительная сила государства подчинена его новой роли в экономике,

основанной на взаимодействии юридически равноправных

и экономически свободных товаропроизводителей.

Только в этих условиях частная собственность обретет реальность

не только как неотъемлемое право человека, но и как

динамическое начало экономического подъема. Усиление роли

государства в таких условиях означает обеспечение эффективного

функционирования гражданско-правовой юстиции для обеспечения

равенства участников рыночных отношений, соблюдения

правил честной конкуренции, а применение норм уголовного права

— для охраны права собственности от преступных посягательств,

от злоупотреблений государственной властью.

Социальная функция современного российского «менеджмента

», директорского корпуса претерпевает существенные

изменения. Ситуация в экономике двоякая. В ситуации, когда

хозяйствующие субъекты становятся реальными товаропроизводителями,

вступают в конкурентные отношения, ориентированные

на рынок, обслуживают потребительский спрос и

зависят от него, в экономику с неизбежностью обеспечивается

приход эффективных хозяйственников — профессионалов,

менеджеров. В ситуации же, когда предприятие зависит не от

потребностей рынка, а от размера дотаций из бюджета, льгот

и привилегий, обеспечиваемых на местном или федеральном

уровне, когда его руководители ориентируются соответственно

на те центры власти (администраторов, руководителей,

мэров, губернаторов и т. д.), от которых зависит их существование,

— там сохраняются стандарты и принципы административно-

командной системы. В таких условиях разделение власти

и собственности не реализуется, экономическая стагнация

консервируется.

Латентной функцией командно-административной политики

в экономике современного периода является сохранение

возможности для подобных хозяйственников полученную прибыль

зачислять в свой актив, а убытки покрывать за счет бюджета.

В конечном счете покрытие подобных убытков происходит

за счет изъятия прибыли, полученной успешно работающими

предприятиями, что тормозит их рост, парализует

экономическое развитие. Другой важной латентной функцией

такой политики является укрепление (в ущерб интересам экономики)

политической власти и влияния тех, кто таким обра-

зом командуют экономикой. Тем самым реализуется социальное

бытие по существу номенклатурной, а не частной собственности.

Только ликвидация номенклатурной собственности, отделение

такой собственности от власти, недопущение использования

властных функций для произвольного распоряжения собственностью,

недопущение подобной «приватизации» государственных

функций позволит трансформировать роль государства в

экономике от роли произвольной командной силы к позиции

эффективной, основывающейся на единых для всех правовых

нормах роли контролера и арбитра, что освобождает дорогу

для реального роста производства.