§ 4. Социальные институты образования и науки

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Виды социальных институтов не исчерпываются только

приведенными выше двумя их видами (хотя и самыми важными)

— политическими и экономическими. Наряду с этим существенное

значение имеет функционирование иных, в том

числе социально-культурных институтов, таких, как институты

системы образования, науки, здравоохранения, культурно-воспитательные

учреждения, система права и правосудия, армия

как социальный институт и т. д. Все эти (и другие) институты

общества — предмет специализированных социологических исследований1.

Система образования относится к числу важнейших социальных

институтов. С функциональной точки зрения система

образования включена в число институциональных структур,

обеспечивающих социализацию индивидов. Социализация индивида

есть процесс, посредством которого индивидуумы развивают

качества, существенные для эффективного функционирования

в обществе, в котором они живут. Социализация

обеспечивает преемственность культуры, ее передачу от поколения

к поколению. Агентами, проводниками первичной социализации

(социализация ребенка) служат семьи, и социализация

носит во многом стихийный, самопроизвольный характер.

Параллельно с этими социализирующими индивидов агентами,

действующими в течение всей жизни, являются обще-

ственные структуры (политические, юридические, религиозные,

средства массовой информации и т. д.). Здесь социализация

носит по преимуществу целенаправленный характер. В современном

обществе решающим инструментом такого рода сознательной

социализации являются системы образования. В их

деятельности также воспроизводится двоякая функция процесса

социализации — передача культуры и развитие личности.

Исторически институциональные структуры целенаправленной

социализации вплоть до нового времени охватывали сравнительно

незначительную часть общества и обеспечивали цель формирования

единой политической, религиозной, военной и экономической

Злиты. В настоящее время система образования по своему

значению, объему и содержанию играет, как никогда

прежде, важнейшую, решающую роль в жизни общества. Если

исторически приобретение образования было экономически

непродуктивной, но престижной принадлежностью представителей

узкого, привилегированного слоя элиты, то в настоящее

время производительный потенциал общества непосредственно

определяется широким распространением специализированного

знания. Условием успешного функционирования современной демократической

политической системы также является распространение

массового образования.

Образование служит развитию личности, содействует ее самореализации.

В то же время образование имеет решающее значение

для самого общества, обеспечивая выполнение важнейших задач

практического и символического характера. Функция передачи

культуры наиболее представлена в обществах с ярко

выраженным исторически ориентированным самосознанием,

1де существует озабоченность сохранением традиционных ценностей,

опасение их утраты вне специальной системы соответствующего

образования. Реализация такой функции образования

находит свое выражение в поощрении дисциплин гуманитарного

цикла — истории общества, языка, литературы, географии,

религии и философии.

К числу проблем, возникающих в связи с реализацией функции

передачи культуры, относится проблема сочетания консервативного,

охранительного элемента культурного наследия (вне

которого передача культурных ценностей невозможна) с элементами

культуры, позволяющими сохранить ее динамизм, сочетать

уважение к традициям со способностью их критической

оценки. В своем крайнем выражении консерватизм образования

может принимать форму индоктринации либо политического

(идеология тоталитаризма), либо религиозного (фу нда мента -

лизм), либо национального (этноцентризм) характера.

Система образования вносит существенный вклад в интеграцию

общества. Большинство современных стран характеризуется наличием

различных этнических, расовых, религиозных групп. Образование

может вносить свой вклад в формирование (особенно среди

подрастающего поколения) чувства общности исторической судьбы,

принадлежности к данному единому обществу и, сохраняя

национальные особенности культурного своеобразия таких групп,

содействовать выработке общих ценностей, предпочтений, идеалов

и устремлений в рамках культурной интеграции.

В настоящих условиях перед системой образования в России

стоит проблема решения задач как содержательного, так и структурно-

организационного характера. С содержательной точки зрения

освобождение от идеологической индоктринации ставит задачу

формирования ценностного фундамента, восстановления и развития

в системе образования базовых основ гуманитарного знания,

сочетающих в себе лучшие образцы общечеловеческих идеалов и

принципов с национальным историко-культурным наследием.

К числу организационных проблем относится проблема сочетания

государственных учебных заведений, бесплатного образования

с развивающимися образовательными учреждениями

негосударственного, платного образования (строго говоря,

— термин «бесплатное образование» не вполне точен, оно

бесплатно для учащихся, но такого рода образование оплачивается

через государственный бюджет, оплачивается налогоплательщиками,

населением в целом). Очевидно важное социальное

значение такого образования, гарантированного Конституцией

РФ. Его поддержание и развитие напрямую зависят

от размера государственного бюджета и доли в нем, выделяемой

для этой цели.

Вместе с тем очевидна правомерность параллельного развития

системы платного, негосударственного образования. Его

доступность напрямую зависит от уровня доходов граждан.

Платная система образования позволяет расширять материальную

базу таких заведений, обеспечивать повышенную оплату

преподавателей, что дает возможность улучшать на конкурсной

основе их состав, претендовать на повышенный («элит-

ный») уровень обучения, гибко реагировать на возникающие

новые потребности в специализации такого образования и т. д.

По мере развития платной системы образования проявится ее

реально элитный характер.

В конечном счете в сфере образования также проявится универсальный

принцип: то, что дороже стоит, обладает лучшим качеством

(и больше ценится). Такова явная социальная функция подобной

системы. Ее латентная функция выразится в том, что

дифференциация в уровне, качестве образования не только выразит,

отразит дифференциацию граждан по уровню доходов, но

и предоставит своим выпускникам лучшие стартовые условия для

социальной мобильности, продвижения по социальной лестнице

и занятия соответствующих социальных позиций, т. е. внесет свой

вклад в социальную стратификацию общества (подробнее о процессе

стратификации см в гл. 9 настоящего учебника).

Интеллект в технотронную эпоху. В истории человечества

каждый период развития цивилизации может быть охарактеризован

различными символами общественного богатства, основной

силой, движущей производством. Так, для традиционного,

по преимуществу сельскохозяйственного производства,

символ богатства — это хлеб, орудие производства — человеческая

(и животная) сила. Для сменившего его индустриального

производства символ богатства — металл, основное орудие

— инструменты, машины, механизмы, невероятно увеличившие

силу человека.

Сегодня, в постиндустриальную, технотронную эпоху возникает,

появляется новый символ общественного богатства,

представляющий собой в этих условиях решающую силу дальнейшего

экономического развития. Таков микрочип — нервная

клетка компьютера. Его вещественная, материальная сила ничтожна

— это кристалл кремния, песчинка. Но в эту песчинку

впечатана микросхема — высшее достижение технического

интеллекта — и именно в этом ценность, высокая стоимость

такой песчинки Это же обстоятельство выявляет и решающую

силу общественного производства технотронной эпохи. Это

высокоразвитый интеллект.

Человечество по-прежнему не может жить без хлеба и металла.

Ему по-прежнему нужны сила человека и мощь механизмов.

И, конечно, интеллект неизменно вел человека по дороге цивилизации.

Однако именно сегодня он выступает как самостоя-

тельная, решающая сипа общественного производства Ни количество

угля и стали, ни рост урожая еще не решают сами по

себе сегодня вопрос об уровне развития общества, о его созидательном

потенциале. Но если сегодня «интемект решает все», то

именно то общество и те его институты (образования, воспитания),

которые призваны воспроизводить духовное богатство общества,

сохранять достигнутый уровень знания и интенсивно развивать

его, готовить тех, кто будет делать все это, — такое общество

с подобными высокоэффективными системами образования

только и сможет занять и сохранить достойное место в сегодняшнем

мире. Перед таким вызовом стоит сегодня Россия.

Наука (как и система образования) является центральным

социальным институтом во всех современных обществах. Во все

большей и большей степени само существование современного

общества зависит от передового научного знания. От развития

науки зависят не только материальные условия существования

общества, но и само представление о мире. В этом смысле существенно

различие между наукой и технологией. Если наука может

быть определена в качестве системы логических методов,

посредством которых приобретается знание о природе, о мире,

то технология представляет собой практическое применение

этих знаний

Цели науки и технологии различны. Наука имеет целью познание

природы. Технология имеет цель применения знаний о природе

на практике. Технология (хотя бы и примитивная) практически

имеется во всех обществах. Научное знание требует понимания

принципов, лежащих в основе феноменов природы. Такое

знание необходимо для развития передовой технологии. Связь

между наукой и технологией образовалась сравнительно недавно,

но привела к возникновению научно-технической революции,

развитию процесса модернизации, процесса, радикально

изменяющего современный мир.

Институционализация науки — сравнительно недавний феномен.

Вплоть до начала двадцатого столетия наука существовала

главным образом в форме непрофессиональных занятий

представителей интеллектуальной элиты, выступала как форма

познания истины как таковой. Ее стремительное развитие в

XX столетии привело к дифференциации и специализации научного

знания. Необходимость овладения специальными дисциплинами

сравнительно узкого, специализированного про-

филя предопределила возникновение институтов длительной

подготовки соответствующих специалистов. Технологические

последствия научных открытий сделали необходимым вовлечение

в процесс их разработки и успешного промышленного

применения значительных капитальных вложений, как частных,

так и юсударственных (правительством США финансируется

более половины научных исследований).

Потребность в координации специализированных исследований

привела к возникновению крупных исследовательских

центров, а потребность в эффективном обмене идеями, информацией

— к возникновению «невидимых колледжей» — неформальных

сообществ ученых, работающих в тех же или смежных

областях. Наличие подобной неформальной организации

позволяет отдельным ученым быть в курсе направлений в развитии

научной мысли, получать ответы на специфические

вопросы, ощущать новые тенденции, оценить критические замечания

на свою работу. В рамках невидимых колледжей были

сделаны выдающиеся научные открытия.

Возникновение сообщества ученых, осознание растущей

роли и предназначения науки, растущей социальной значимости

социальных и этических требований к ученым предопределили

необходимость выявить и сформулировать специфические

нормы, следование которым должно стать важной обязанностью

ученых, принципы и нормы, образующие моральный императив

науки. Формулировка принципов науки была предложена

Робертом Мертоном в 1942 г.1 В их числе: универсализм, комму-

нализм, незаинтересованность и организованный скептицизм.

Принцип универсализма означает, что наука и ее открытия

носят единый, универсальный (всеобщий) характер. Никакие

личные характеристики отдельных ученых: такие, как их расовая,

классовая или национальная принадлежность, не имеют

какого бы то ни было значения при оценке ценности их работ.

Результаты исследований должны оцениваться исключительно

по их научным достоинствам.

Согласно принципу коммунализма, никакое научное знание

не может стать личной собственностью исследователя, а должно

быть доступно любому члену научного сообщества. Наука основывается

на разделяемом всеми общем научном наследии и никто

из ученых не может считаться собственником сделанного им научного

открытия (в отличие от технологии, достижения в области

которой подлежат защите посредством патентного законодательства).

Принцип незаинтересованности означает, что преследование

личных интересов не соответствует требованию, предъявляемому

к профессиональной роли ученого. Ученый, конечно, может

быть законно заинтересован в своем признании со стороны ученых

и в возможно более положительной оценке его работы

И такого рода признание должно служить достаточной наградой

ученому, ибо его главной целью должно быть стремление к умножению

научного знания. Это предполагает недопустимость

малейшего манипулирования данными, их подтасовки.

Принцип организованного скептицизма означает, что ученый

должен воздерживаться от формулировки выводов до полного

выявления соответствующих фактов. Никакая научная теория

как традиционного характера, так и революционная, не може!

быгь воспринята некритически. В науке не может быть запретных

зон, не подлежащих критическому анализу, даже если политические

или религиозные догмы препятствуют этому.

Такого рола принципы и нормы, естественно, не формализованы

и содержание таких норм, их реальное существование

производно от реакции сообщества ученых на поступки тех.

кто нарушают подобные нормы. Такие нарушения нередки

Принцип универсализма в науке нарушался в нацистской Гер

мании, где пытались проводить различия между «арийской» i

«еврейской» наукой, а также в нашей стране, когда в кош и

40—50-х гг. проповедовалось различие между «буржуазной»,

«космополитической» и «марксистской» отечественной наукой,

причем к «буржуазным» были отнесены генетика, кибернетика

и даже сама социология. В обоих случаях результатом

явилось долгосрочное отставание в развитии науки

Принцип универсализма нарушается также в ситуации, когда

исследования засекречиваются под предлогом военной или

государственной тайны или скрываются под воздействием

коммерческих структур с целью сохранить монополию на научное

открытие.

Результатом успешной научной деятельности является приращение

научного знания. Вместе с тем наука как социальный

институт испытывает воздействие социальных факторов как

общества в целом, так и в сообществе ученых. Процесс научного

исследования включает в себя два момента: «нормальное»

развитие и «научные революции»1. Важная особенность научного

исследования заключается в том, что оно никогда не сводится

к простому накоплению открытий и изобретений. Чаще

всего в сообществе ученых в рамках единой научной дисциплины

образуется определенная система концепций, методов и

предложений о предмете исследования. Томас Кун называет

такую систему общих взглядов «парадигмой». Именно парадигмы

предопределяют, в чем заключается подлежащая исследованию

проблема, характер ее решения, суть достигаемого открытия и

особенности применяемых методов. В этом смысле научное исследование

представляет собой попытку уловить многообразие

природы в концептуальную есть актуальной парадигмы. По сути,

именно изложению существующих в науке парадигм и посвящены,

в основном, учебники. (Понятие парадигмы в науке,

в особенности в социологии, более подробно рассматривается

в гл. 2 данного учебника.)

Но если парадигмы являются необходимой предпосылкой

исследования и научного открытия, позволяя координировать

исследования, достигать быстрого роста знания, то не менее

необходимыми являются и научные революции, суть которых в

замене устаревших парадигм и замене их парадигмами, открывающими

новые горизонты в развитии научного знания. «Подрывными

элементами», накопление 'которых ведет к научным революциям,

являются постоянно возникающие отдельные явления, не

укладывающиеся в данную парадигму. Их относят к отклонениям,

исключениям, их используют для уточнения существующей

парадигмы, но со временем возрастающая неадекватность такой

парадигмы становится причиной кризисной ситуации, возрастают

усилия в поиске новой парадигмы, с установления которой

и начинается революция в рамках данной науки.

Наука не представляет собой простое накопление знаний.

Теории возникают, используются и отбрасываются. Существующее

наличное знание никогда не является окончательным,

неопровержимым. Ничто в науке не может быть доказано в абсолютно

окончательном виде, для любого научного «закона»

всегда найдутся исключения. Единственной возможностью ос-

тается возможность опровержения гипотез, и научное знание

как раз и состоит из пока что не опровергнутых гипотез, способных

быть опровергнутыми в будущем1. В этом отличие науки

от догмы.

Технологический императив. Значительная доля научного знания

в современных индустриально развитых странах используется

для создания высокоразвитых технологий. Влияние технологии

на общество столь велико, что дает основания для выдвижения

технологического динамизма в ведущую силу общественного развития

в целом (технологический детерминизм). Действительно, технология

производства энергии накладывает явные ограничения

на образ жизни данного общества. Использование лишь мускульной

силы ограничивает жизнь узкими рамками небольших,

изолированных групп. Использование силы животных расширяет

эти рамки, позволяет развить сельское хозяйство, появиться

прибавочному продукту, что ведет к социальной стратификации

(расслоению на классы, группы, слои), появлению новых

социальных ролей непроизводительного характера.

Появление машин, использующих природные источники

энергии (ветер, воду, электричество, ядерную энергию), значительно

расширило поле социальных возможностей. Социальные

перспективы, внутренняя структура современного индустриального

общества неизмеримо сложнее, шире и разнообразней,

чем когда-либо в прошлом, что позволило сложиться мноп

миллионным массовым обществам. Стремительное развит!

компьютерных технологий, невиданные возможности переда'

и получения информации в глобальном масштабе предвещаюi

(и уже ведут) к серьезным социальным последствиям. Все более

выявляется решающая роль качества информации в деле повышения

эффективности как научного, промышленного, так и

социального развития. Тот, кто лидирует в развитии программного

обеспечения, совершенствовании компьютерного оборудования,

компьютеризации науки и производства, ~ тот лидирует сегодня

и в научном и промышленном прогрессе.

Однако конкретные последствия технологического развития

непосредственно зависят от характера культуры, в рамках которой

это развитие происходит. Различные культуры принимают,

отвергают или игнорируют технологические открытия в

соответствии с существующими нормами, ценностями, ожиданиями,

господствующими устремлениями. Теория технологического

детерминизма не должна быть абсолютизирована.

Технологическое развитие должно рассматриваться и оцениваться

в неразрывной связи со всей системой социальных институтов

общества — политических, экономических, религиозных,

военных, семейных и других. Вместе с тем технология

является важным фактором социальных перемен. Большинство

технологических нововведений прямо зависят от роста научного

знания. Соответственно усиливаются технологические нововведения,

что в свою очередь ведет к ускорению социального развития.

Ускоренное научное, технологическое развитие вызывает к

жизни одну из самых серьезных проблем: каковы могут быть

результаты такого развития с точки зрения их социальных последствий

для природы, среды обитания и для будущего человечества

в целом. Термоядерное оружие, генетическая инженерия

— лишь некоторые примеры научных достижений, содержащих

потенциальную общечеловеческую угрозу. И только на

общечеловеческом уровне такие проблемы и могут быть решены

По своему существу речь идет о возрастающей необходимости

создания международной системы социального контроля,

ориентирующей мировую науку в направлении созидательного

развития на благо всего человечества.

Центральной проблемой современного этапа развития науки

в России является преобразование статуса науки из объекта

директивного планового государственного управления и контроля,

существующего в рамках государственного снабжения и обеспечения,

в экономически и социально самостоятельный, активный социальный

институт. В области естественных наук открытия,

имевшие оборонное значение, внедрялись в приказном порядке,

обеспечивая привилегированное положение соответствующих

научных учреждений, обслуживавших военно-промышленный

комплекс. Промышленные предприятия за пределами

этого комплекса в условиях планируемой экономики не имели

Реальной заинтересованности в модернизации производства,

внедрении новых, научно обоснованных технологий.

В условиях рынка преимущественным стимулом промышленного

развития (и обеспечивающих его научных разработок)

становится запрос потребителей (где государство — один из

них). Крупные хозяйственные единицы, производственные

объединения, компании, чьи успехи в конкурентной борьбе

(в борьбе за потребителя) в конечном счете будут зависеть от

успехов в развитии наукоемких технологий, самой логикой такой

борьбы ставятся в зависимость от успехов в разработке и

внедрении новейших технологий. Только подобные структуры,

располагающие достаточным капиталом, способны производить

долгосрочные вложения в исследование фундаментальных проблем

науки, решение которых ведет к выходу на новый уровень

технологического, промышленного развития. В подобной ситуации

наука как социальный институт приобретает самостоятельное

значение, приобретает роль влиятельного, равноправного

партнера в сети социально-экономических взаимодействий, а учреждения

науки получают реальный импульс к интенсивной научной

работе — залогу успеха в конкурентной среде.

В условиях рыночной экономики роль государства должна

выражаться в предоставлении юсударственного заказа на конкурсной

основе предприятиям, обладающим современной технологией,

основанной на новейших научных достижениях. Это

должно составить динамический импульс для таких предприятий

в деле предоставления экономической поддержки научным

учреждениям (институтам, лабораториям), которые способны

снабдить производство технологиями, обеспечивающими

производство конкурентоспособной продукции.

За пределами прямого действия законов рынка остаются, по

преимуществу, науки гуманитарного цикла, чье развитие неотделимо

от характера и особенностей той социально-культурном

среды, в рамках которой формируется и само общество, и его

социальные институты. Именно от развития таких наук во многом

зависит общественное мировоззрение, его идеалы, его

нравственный, моральный облик. Великие события в этой сфере

часто предвещают, ведут к решающим социальным сдвигам

(философия Просвещения). Естественные науки открывают законы

природы, науки гуманитарного цикла стремятся познать

смысл человеческого существования, природу и характер общественного

развития, во многом определяют общественное самосознание,

вносят вклад в самоидентификацию народа — осознание

своего места а истории и в современной цивилизации.

Влияние государства на развитие гуманитарного знания

внутренне противоречиво. Просвещенное правление может содействовать

таким наукам (и искусству), но проблема заключа-

ется в том, что и само государство (как и общество в целом)

— важный (если не важнейший) объект критического

научного анализа дисциплин обществоведческого цикла. Подлинно

гуманитарное знание как элемент общественного сознания

не может напрямую зависеть исключительно от рынка или

от государства. Само общество, обретая черты гражданского общества,

должно развивать гуманитарное знание, объединяя интеллектуальные

усилия его носителей и обеспечивая их поддержку.

В настоящее время науки гуманитарного цикла в России преодолевают

последствия идеологического контроля и международной

изоляции, с тем чтобы ввести в арсенал современной

науки лучшие достижения российской и зарубежной мысли.

В развитии общества участвуют классы, социальные слои,

массы людей. Технический прогресс зарождается в исследовательских

коллективах. Но один факт неоспорим: идеи, которые

движут обществом, великие открытия и изобретения, преобразующие

производство, рождаются только (и только) в индивидуальном

сознании, здесь зарождается все великое, чем гордится

человечество, что воплощается в его прогрессе. Но творческий

интеллект — это достояние свободного человека, свободного

экономически и политически, обретающего свое человеческое

достоинство в условиях мира и демократии, гарантом которой

выступает правовое государство. Россия стоит лишь в начале

такого пути.