Приложение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 

Социология в России:

слухи — опыт эмпирического исследования

Слухи как специфический вид межличностной коммуникации

давно стали неотъемлемой частью бытия россиян. В данном

разделе будут изложены результаты исследований, проведенных

А. Т. Хлопьевым в 1991 — 1995 гг. и В. В. Латыновым в

1994—1995 гг. Предметом их анализа выступают масштабы распространенности

слухов среди различных групп населения,

динамические изменения в частоте соприкосновения людей с

неподтвержденной информацией, причины и роль слухов в современной

российской действительности.

Исследования указывают па тенденцию расширения ареала, области

распространения носителей недостоверной информации.

Слухи овладевают массовым сознанием, рекрутируя в ряды носителей

и трансляторов недостоверной информации все большее

число россиян (с ними сталкиваются порядка 70—75% населения).

Доминирующими факторами включенности респондентов

в атмосферу непроверенной информации являются

образование и уровень доходов, причем зависимость между

ними такова: чем выше уровень образованности и выше материальный

достаток, тем больше предрасположенность к слухам. То

есть мы имеем дело с неким социальным «парадоксом».

В качестве основного источника слухов на первый план выдвинулись

средства массовой информации. Кроме того, сохранили

свою роль в качестве питательной среды распространения недостоверной

информации место работы, улица, транспорт,

квартира, телефон. Несколько повысилась значимость канала

общения с соседями. Существенным фактором выступает и социальное

положение респондентов. Так, рабочие основными

проводниками слухов называют средства массовой информации,

завод, улицу и транспорт; крестьяне — работу, соседей,

прессу; ИТР — работу, газеты, радио и телевидение, улицу и

транспорт Аналогично распределение этих проводников слухов

у служащих, интеллигенции, не занятой на производстве,

предпринимателей. Студенты указывают на СМИ, улицу и

транспорт, учебные аудитории; пенсионеры — на соседей,

очереди, СМИ.

Как показывает сравнительный анализ, основное содержание

слухов за последние годы (1992—1995) смещается в сторону

политики, кроме того, часты «финансово-хозяйственные»

слухи. Судя по результатам исследований, интерес к неразгаданным

и «таинственным» явлениям в природе, психике человека,

а также к событиям в мире искусства постепенно отступает

на задний план. Своеобразна динамика слухов, связанных

с межнациональными отношениями. Если в 1991 г. такого рода

слухи занимали второе место, то уже через год они сдвинулись

на пятое, но сейчас в связи с событиями в Чечне вновь заняли

свою прежнюю позицию.

Каковы же точки зрения представителей социальных наук

относительно места слухов в российской политической жизни?

Была предпринята попытка сравнить представления о слухах у

так называемых наивных участников исследования (студенты)

и тех, кто более компетентен в политической сфере (ученые-

социологи и политологи). Участникам исследования задавались

вопросы, касающиеся причин появления слухов, роли слухов

в современном политическом процессе, влияния слухов на общественное

мнение, их достоверности.

В качестве причин появления политических слухов эксперты

называли отсутствие достоверной информации об объекте слу-

хов; недоверие населения к средствам массовой информации и

официальным сообщениям; некоторые черты психологии человека,

такие, например, как «предрасположенность к сенсационному

восприятию и оценке ситуации», интерес к политике,

а также нестабильность общественных отношений.

Структура ответов «наивных» участников исследования на

вопрос о причинах слухов была несколько иной по сравнению

с экспертами. Прежде всего обращает на себя внимание большее

количество названных причин и меньшее единодушие в

оценке их значимости. Вес ответы были сгруппированы в семь

более общих категорий (эксперты выделили четыре категории).

Самыми распространенными причинами слухов были указаны

преднамеренные действия политиков и недостаток точной информации.

Реже в качестве причин назывались деятельность

СМИ, активность людей по интерпретации событий, недоверие

к политикам, напряженная обстановка в стране, неудовлетворенность

жизнью.

Что касается ответа на вопрос о роли слухов в современном

политическом процессе, то большинство экспертов солидарны

в оценке их высокой роли. В качестве конкретных примеров отмечался

факт влияния слухов на отношение к официальной

политике и даже к ее формированию (в определенной мере),

отмечалась значимость слухов для дополнительного информирования,

выражения позиций и мнений различных групп.

«Наивные» участники оказались не столь солидарными в признании

высокой роли слухов: более половины из них согласны с

подобной позицией, остальные оценивают роль слухов как незначительную

или слабую. Более серьезное отношение к слухам у

экспертов связано, по-видимому, с более глубоким пониманием

механизмов и источников слухов, а также с большей информированностью

о роли слухов в принятии реальных политических

решений.

Сравнение данных опроса экспертов и «наивных» участников

свидетельствует о том, что эксперты не просто могут привести

больше примеров слухов, но качественно по-иному оценивают

российский феномен слухов. Большинство экспертов

солидарны в оценке высокой роли слухов в современной России.

«Наивные» же участники хотя и признают роль слухов, но

все-таки оценивают ее ниже. Значительно разделились мнения

экспертов по вопросу о спонтанности/преднамеренности появления

слухов. Половина из них уверена в значительном влиянии

на зарождение слухов преднамеренных действий людей,

другая половина, напротив, отмечает преобладание в слухах

элемента стихийности, спонтанности. «Наивные», как правило,

единодушны в том, что источником зарождения политических

слухов можно считать преднамеренные действия людей.

Вместе с тем отмечается и общее в представлениях экспертов

и «наивных» участников: признание связи нестабильности в

стране с количеством циркулируемых слухов, а также признание

ижорирования, отрицания их наиболее характерными реакциями

политиков на слухи.

Если кратко описать отношение экспертов к слухам, то для

них характерно глубокое понимание механизмов и серьезное

отношение к роли слухов в обществе; у «наивных» же участников

отмечается некоторая поверхностность понимания и недооценка

общественной роли слухов.

Широкое распространение слухов в современной России —

это в значительной мере отражение радикальных социально-

экономических трансформаций, свидетельство существенных

изменений в массовом сознании. В условиях значительного изменения

объема и структуры информационного вещания слухи

помогают людям ориентироваться в. новых, изменяющихся условиях.

Вопросы для закрепления материала

1. Как и по каким признакам можно определить термин

«коммуникация»?

2. Какова структура коммуникативного процесса?

3. Охарактеризуйте основные современные подходы к изучению

массовой коммуникации.

4. Какое воздействие оказывает массовая коммуникация на

детей и подростков?

5. Какие факторы опосредуют влияние телевизионного насилия

на агрессию в реальной жизни?

6. Какое воздействие оказывают слухи на индивидов, социальные

группы и общество?

7. Какие приемы используются для борьбы со слухами?

Литература для дополнительного чтения

Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие: Социально-психологические

проблемы. М., 1990.

Андреева Г. М. Социальная психология. М., 1995.

Богомолова Н. И. Массовая коммуникация и общение. М.,

1988.

Донцов А. И. Проблемы групповой сплоченности. М., 1979.

Моль А. Сопиодинамика культуры. М., 1984.

Обозов Н. И. Межличностные отношения. Л., 1979.

Проблемы эффективности речевой коммуникации / Отв

ред. Ф. М. Бе резин. М., 1989.

Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969.

KapfererJ.-N. Rumours. N. Y., 1990.

Littlejohn S. W. Theories of Human Communication. N. Y.,

1989.

Media, Children/and the Family / Ed. N. Zellman. N. Y., 1994

Shibutani T. Improvised News: A Sociological Study of Rumor

Indianapolis, 1966.