ИТОГИ БОЛЬШОЙ СМУТЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

Финал этого периода достаточно точно охарактеризовал

С.Ф. Платонов:

«Нижегородскими вождями социальная борьба была лик-

видирована. После поражения и разгрома боярского правитель-

ства 1610 года, после распадения ляпуновского дворянского пра-

вительства 1611 года дело дошло до «последних людей» (как

выразился один современник), и почин этих последних мос-

ковских людей, посадских тяглецов Нижнего Новгорода при-

вел к решительному успеху. По очереди, в порядке сословной

иерархии, брались за дело государственного восстановления

разные классы московского общества, и победа досталась сла-

бейшему из них. Боярство, богатое правительственным опытом,

гордое «породою» и «кипящее» богатством, пало от неосто-

рожного союза с иноверным врагом, в соединении с которым

оно искало выхода из домашней смуты...»

Прервем цитату. Вновь вспоминается ситуация в СССР вре-

мен правления Горбачева и Ельцина. Тогда быстро стало ясно,

что взят курс на соединение олигархического капитала и оли-

гархической власти в СССР-России с иностранными и при-

чем постоянно враждебными нашей стране силами. Это вело к

предательству интересов содружества социалистических госу-

дарств, а затем и нашей страны.

Прикрывалось это фальшивыми лозунгами борьбы с тота-

литаризмом и за права человека. Но вскоре выяснилось, что

насаждается жесточайший экономический тоталитаризм и обес-

печивается свобода для наихудших категорий населения при

бесправии трудящихся и уничтожения под предлогом борь-

бы с милитаризмом и нерентабельными производствами наи-

более наукоемких, экономически выгодных, хорошо развитых

отраслей.

Для того чтобы не замечать и не понимать всего этого, надо

было обманывать прежде всего самих себя, в надежде полу-

чить какую-то долю материальных благ с барского стола, пусть

бы даже принадлежащего теперь иностранным хозяевам. Ста-

ло вдруг принято обращение не «товарищи», а «господа». Толь-

в царскую канцелярию, где царь и его ближайшее окружение

знакомились с ними. Принятие окончательного решения по

каждому вопросу зависало от самого царя, но он выносил его,

считаясь с мнением большинства соборных заседателей».

ВСмутное время Земской собор, существовавший с середи-

ны ХVI века, оказался наиболее важным государственным ор-

ганом: при нескольких претендентах на царский трон и фак-

тическом безвластии именно он стал ведущей организующей

и направляющей силой, благодаря которой Русь была спасена.

Собор выбрал царя, а не наоборот. И правил Михаил хотя и

под патронажем своего отца, патриарха Филарета, но при ак-

тивном участии Земского собора.

Правда, это учреждение прекратило свое существование к

началу ХVIII века. Идля этого были серьезные объективные

причины. Они обычно то ли забываются, то ли не осмыслива-

ются теми, кто постоянно сетует на «рабскую душу» русского

народа, восточную деспотию, характерную для России, и дур-

ные дороги. Апричины прежде всего в том, что отличает нашу

страну от других европейских государств: огромнейшая тер-

ритория, преобладание сурового климата, соседство с агрессив-

ными воинственными соседями на Западе. Конечно, на состо-

янии дорог последнее обстоятельство не сказывается, но и пер-

вых двух достаточно.

Сошлемся в этой связи и на мнение Л.Е. Морозовой: «Осо-

бенности российской государственности связаны с тем, что

страна в течение веков была вынуждена не только вести вой-

ны с враждебными соседями, но и осваивать новые террито-

рии и держать в подчинении большие географические про-

странства. Все это требовало жесткой централизации и еди-

новластия, которое обеспечивала монархическая форма прав-

ления». Добавим, что при этом неизбежен и хорошо налажен-

ный многочисленный аппарат чиновников, бюрократия.

Итак, еще раз повторим, что, на наш взгляд, завершением Смут-

ного времени следует считать осень 1611 года, когда весь народ

поднялся на защиту Отечества. Брожение умовглавнейший

признак кризисного состояния обществапрекратилось.

Как показывает опыт Смутного времени, позиция «средне-

го класса» в критический период становится решающей (ведь

тогда даже бунтовавшие крестьяне были, по верному опреде-

лению И.В. Сталина, «царистами», то есть предполагали ус-

тановление царской власти, или стихийными анархистами).

Иэта социальная группа продемонстрировала патриотизм,

мужество, политическую зрелость, ясный рассудок. Можно ли

то же сказать о среднем, а уж тем более правящем социальным

слое СССР-России конца XX века? Нельзя.

Если надо тут что-либо доказывать, сошлемся хотя бы на

то, что в результате горбачевской «перестройки» и ельцинс-

ких «радикальных реформ» был почти полностью уничтожен

именно средний класс. Теперь под ним подразумевается незна-

чительная (около 20%) категория, в которую входят преиму-

щественно те группы, которые обслуживают имущих власть и

Стрельцы

ко вот ни безработный, ни бомж, ни мелкий бесправный слу-

жащий, ни скудно оплачиваемый пролетарий физического или

умственного труда в эту категорию никак не вписывались. А

вписались в нее те, кто говорили на блатном жаргоне.

Вновь приходится с горестным чувством повторять, что в кон-

це XX века в России народ оказался морально, интеллектуаль-

но, духовно на значительно более низком уровне, чем в начале

ХVII столетия. Ведь духовный и даже умственный уровень из-

меряется не числом аттестатов и дипломов, кандидатов и док-

торов, академиков и народных артистов на душу населения, а

теми поступками, той великой интуицией, которая позволяет

народу сохранять свою независимость, культуру, чувство соб-

ственного достоинства, готовность к великим свершениям...

Впрочем, вернемся в ХVII век и продолжим прерванную ци-

тату: «Служилый землевладельческий класс, несмотря на то, что

владел воинской организацией, потерпел неожиданное пораже-

ние от домашнего врага, в союзе с которым желал свергнуть ино-

земное иго. Нижегородские посадские люди в начале своего дела

были сильны только горьким политическим опытом и научи-

лись на чужих примерах бояться неверных союзников больше,

чем открытых врагов... Это была общественная середина, кото-

рая не увлекалась ни реакционными планами «княженецко-

го» боярства, ни тем исканием общественного переворота, кото-

рое возбуждало крепостную массу крестьян и холопей».

Если снова перекинуть мысленный мостик в конец XX века,

то нельзя не отметить, что именно средний класс составлял по-

давляющее большинство советского общества. Вотличие от ка-

питалистических стран, здесь не было ни чрезмерно богатых, ни

безнадежно бедных. Разница между самыми богатыми и наи-

менее обеспеченными составляла небольшую величину, примерно

как в Швеции, при среднем уровне доходов, отвечающем сред-

неевропейскому. Хотя в нашей стране природные условия зна-

чительно более суровые, чем в США или Западной Европе, гео-

графическое пространство более обширное и удовлетворять жиз-

ненные потребности населения труднее, чем на Западе. Тем бо-

лее что наша страна в XX веке пережила две разрушительные

войны с внешними врагами и одну гражданскую.

привело в конце концов к закрепощению крестьян, то теперь

экономическое закрепощение охватило практически всех тру-

дящихся.

Давняя победа дворянства стала торжеством нового эксп-

луататорского (в марксистской терминологии) класса. Но при

этом он осуществлял и важные государственные функции как

в мирное, так и в военное время.

Победа олигархов и вороватых чиновников-казнокрадов в

СССР-России стала торжеством не только антинародности, но

и антигосударственности. По-видимому, многие оголтелые ни-

зовые «демократы» не понимали, что они свергают «комму-

нистическую диктатуру» под лозунгом: «Свободу эксплуата-

торамОни почему-то решили, что эксплуататоры будут гра-

бить кого-то другого, но только не их, и будут радостно делиться

этим награбленным со своими обездоленными ближними.

Надо иметь в виду, что Смута начала ХVII века действитель-

но сильно смутила умы людей, привыкших к верховной царс-

кой власти и видевших в ней промысел Божий. «Но потряса-

ющие события смуты,— писал Платонов,— и необходимость

Московские щеголи XVII столетия

капиталы. Это менее всего похоже на дворянство или «трудо-

вую интеллигенцию», а скорее в большинстве своемна хо-

лопов при олигархах или крупном начальстве...

«Всмуте окончательно погибла вековая московская знать, не-

добитая Грозным,— писал Платонов.— Озлобленные его го-

нениями «княжата» все-таки пережили Грозного и видели ко-

нец его династии... Новое правительство образовалось без них

в Ярославле; новая династия была создана без них в Москве».

В смуте конца XX века борьба за власть шла между двумя

группами партократов: новыми, жаждущими буржуазного рая

как вполне достижимого (для себя) идеала, и старыми, старав-

шимися сохранить прежние общественные устои, коммунисти-

ческие идеалы. Победили «новые». Не только потому, что за

них были тайные и явные олигархи, а также ведущие страны

Запада. Преобразилось большинство представителей среднего

класса, прежде всего многие идеологические работники и де-

ятели культуры, а также значительная часть обуржуазивших-

ся служащих и рабочих, научных работников, инженеров.

Все эти людине менее трети населенияразительно

отличаются от тех «старых русских», которые вышли победи-

телями из самых страшных испытаний, необыкновенно быст-

ро преодолели большую Смуту начала ХVII века, победили в

двух отечественных войнах. Кконцу XX века средний класс в

СССР в значительной мере выродился, морально и интеллек-

туально ослаб, утратив самостоятельность мышления и высо-

кие идеалы (попытка компенсировать их стояниями в церк-

вах со свечками стало отвратительным лицедейством).

«Смута не изменила общественного строя Москвы,— про-

должим цитировать Платонова,— но она переместила в нем

центр тяжести с боярства на дворянство. Произошла смена гос-

подствующего класса, и новый господствующий класс сохра-

нил на будущее время за собой и право на крестьянский и

холопий труд, и право на придворную и служебную карьеру».

В конце XX века фактически господствовавший в СССР

средний класс добровольно передал власть олигархам и их при-

служникам, представителям местного и чужеземного капита-

ла, криминально-экономическим кланам. Иесли в ХVII веке это

166 Р. БАЛАНДИН, С. МИРОНОВ ТАЙНЫ СМУТНЫХ ЭПОХ 167

спешников, а охотно смирился с их безраздельным и разори-

тельным хозяйничанием в стране.

Совсем иначе обстояли дела после Смуты начала ХVII сто-

летия. «В 1613 г. позиции боярства все еще были не блестя-

щи,— писал Г.В. Вернадский,— а противоречия между раз-

нородными элементами боярства оставались острыми. Поэто-

му неудивительно, что самым влиятельным человеком в Думе

был не аристократ, а думный дворянин, Кузьма Минин... Вне

всякого сомнения, что Минин продолжал действовать в тесном

контакте с Пожарским...

Примечательно, что поляки, прекрасно осведомленные о мос-

ковских делах, называли Минина «казначеем и главным уп-

равителем» Московии, добавляя, что немало людей его соци-

ального статуса занимали основные позиции в администра-

тивных ведомствах. Поляки даже насмехались над боярами,

утверждая, что в Москве «посадские, поповичи и простые

мясники» допущены управлять государством и земскими де-

лами и даже руководить внешней политикой».

Как видим, на Руси в результате Смуты произошло нечто

невиданное по тем временам: государством правили не оли-

гархи-бояре, окружающие царя, а руководили возникшие эле-

менты народовластия, и общая беда заставила сплотиться пат-

риотические силы вокруг избранного государя.

Прежде в трудные времена русский народ демонстрировал

свою сплоченность, твердую волю, мудрость и духовную мощь.

Вконце ХX века он оказался разобщенным, слабовольным, ин-

теллектуально немощным, духовно опустошенным. Вэтом, как

нам представляется, главный фактор краха СССР и последую-

щей деградации России. Все остальные факторыа их нема-

лоотступают на второй план. Ибо без негласного соучастия

значительной части населения невозможно было произвести тот

колоссальный переворот, который привел в изумление весь мир.

Как пишет американский буржуазный журналист (русского

происхождения) Павел Хлебников: «Превращение России из

мировой сверхдержавы в нищую странуодно из самых лю-

бопытных событий в истории человечества. Это крушение про-

изошло в мирное время всего за несколько лет. По темпам и

масштабу этот крах не имеет в мировой историй прецедента».

строить дом без «хозяина» (т.е. царя.— Авт.) заставили

московские умы прозреть и понять, что страна без государя

все же есть государство, что «рабы» суть граждане и что на

них самих лежит обязанность строить и блюсти свое обще-

житие. Возникли системы местного самоуправления.

«На той же самой основе,— продолжал Платонов,— воз-

ник и выборный «Совет всея земли»— в тот момент, когда

советные люди из городов соединились впервые в общеземс-

ком соборе и стали считать себя высшей властью в государстве...

Рядом со старым понятием «царя государя и великого князя

всея Руси» стало новое представление о «всей земле», олицет-

воряемой ее выборными... Старинный вотчинно-государствен-

ный быт уступал место новому, более высокому и сложному,—

государственно-национальному».

Поначалу избранный царь и собор были едины в своей за-

боте о сохранении и усилении государства. «Всякое «вели-

кое государево и земское дело» делалось тогда «по указу ве-

ликого государя и по всей земли приговору». При этом госу-

дарев указ охотно опирался на земской приговор».

Ивновь приходится признать, что в конце XX века в Рос-

сии произошло нечто прямо противоположное. Избранный пре-

зидент пошел наперекор Верховному совету, выполняя волю

олигархов и зарубежных сил. Он не остановился ни перед чем

в стремлении сохранить свое господство, расстрелял Верхов-

ный совет и его защитников. Это чудовищное преступление

совершалось на глазах сотен миллионов людей во всем мире.

Под личиной «борца с привилегиями» и радетеля «свобо-

ды личности» в Кремль пролез человек с низким интеллекту-

альным и нравственным уровнем, не гнушающийся предатель-

ства и обмана, худший представитель партократии. Его отвра-

тительные качества стали проявляться сразу же, как только

он достиг «высшей власти» путем предательства интересов

Великой России (СССР) и русского народа.

Но дело даже не в том, каков тот или иной лидер сам по

себе (подлецов и предателей немало у каждого народа), а в

том, каково состояние общества, каково самосознание народа,

который не отверг с презрением такого лидера и его при-

Безусловно верное суждение. Если не считать того, что «лю-

бопытное событие» с его позиций явилось для нас националь-

ной трагедией.

Когда некоторые церковники призывали русский народ к

покаянию за «грехи» советского периода, это было невольной

(или сознательной?) провокацией, клеветой на советский на-

род, совершавший поистине подвиги в труде и сражениях на

благо Родины, отстоявший независимость Отчизны в боях с

иностранными интервентами и в Первую мировую, и в Граж-

данскую, и в Великую Отечественную войну. Так что если и

надо каяться, то нынешним предателям Родины и тем, кто

поддержал и благословлял их. Если мы не найдем в себе силы

признать чудовищные преступления этих деятелей перед Рос-

сией, ее народом и культурой, то ни о каком возрождении стра-

ны не может быть и речи ни вскоре, ни во веки веков...

Надо знать ПРАВДУ о себе и своем окружении, о стране и

природе. Путь лжи привел нас к краху.