О СЛАВЯНСКОМ ЕДИНСТВЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

За последние полтора-два десятилетия о славянском един-

стве говорилось неоднократно и на высоком государственном

уровне в частности. Хотелось бы вкратце затронуть эту тему в

связи с событиями ХVII века в Восточной Европе.

Нынешние разговоры о братском единении трех восточнос-

лавянских народоврусского, украинского, белорусского

вызывают противоречивые чувства. Содной стороны, вряд ли

можно усомниться в том, что во всех аспектах (историческом,

этнологическом, культурном, экономическом, духовном)— наи-

более важных для обществаэти народы не только очень

близки, но и прочно взаимосвязаны. Сдругой стороны, их рез-

кое и практически насильственное расчленение (что называ-

ется, резали по живому), которое произошло скоротечно, по-

чти мгновенно в исторических масштабах времени, за многие

годы так и не привело не только к объединению, но даже к

заметному сближению.

Правда, политики ссылаются на независимость. Однако Ук-

раина, к примеру, никогда не находилась в такой экономичес-

кой зависимости от других держав, как ныне. Ее состояние

немало писали в оппозиционных изданиях. Большого эффек-

та это не произвело, потому что значительная часть населения

(не менее трети) соглашалась передать власть в стране и на-

циональные богатства в руки олигархам и иностранцам, в на-

дежде получить богатый куш за, прямо скажем, распродажу

Родины.

Изменилась не просто национальная политика. Изменилась

та часть населения, которая имела возможность активно вли-

ять на судьбу страны. Это вырождение определило особенно-

сти Смуты конца ХХ века. В старые времена за сохранение

независимости страны выступили практически все слои на-

селения, и конечно же мужчины. Вновые времена вершителя-

ми судеб явились представители номенклатуры, служащих,

интеллигенции (прежде всего работники средств массовой ин-

формации), а среди избирателей преобладали женщины (они,

как известно, наиболее внушаемы, эмоциональны, поддаются аги-

тации и пропаганде, склонны к самообману).

ступали удельные владыки (местные олигархи), не желавшие

делиться с центральной властью своими доходами, а также внеш-

неполитические силы, опасавшиеся создания великой державы.

Однако в ХVII столетии появились мыслители, понимав-

шие необходимость самого широкого объединения славян.

Одним из таких был Юрий Крижанич, хорват по националь-

ности, получивший хорошее образование в Венской семинарии

и Болонском университете, где изучал главным образом бого-

словие и юриспруденцию. В 1640 году (ему было двадцать три

года) он поселился в Риме и вступил в коллегиум Св. Анаста-

сия, учрежденный католической церковью для распространения

унии, власти папы, над православными греками. Однако пос-

ле посещения Стамбула (Константинополя) Юрий проникся

неприязнью к грекам, как он писал, за их высокомерие, лжи-

вость и невежество.

В 1658 году он поступил на службу к царю Алексею Михай-

ловичу. Однако его не устраивали некоторые русские обычаи,

которые он считал варварскими. Ктому же он, причащаясь в

православном храме, отказался вторично креститься по право-

славному обряду. Его отправили из столицы в Тобольск, где

он получал денежное пособие и трудился над своими сочине-

ниями. Здесь он оставался 16 лет, до смерти Алексея Михай-

ловича, после чего получил разрешение вернуться в Москву.

Решение Земского собора

о воссоединении Украины с Россией

может радовать разве

только лютых недругов

украинского народа, воро-

ватых политиков и биз-

несменов, да оголтелых на-

ционалистов, которым до

народа нет, в сущности, ни-

какого дела. Во многом

они-то и привели богатую

страну к упадку.

В ХVII веке все было

наоборот. Вмае 1648 года

в битвах при Желтых Во-

дах и под Корсунью укра-

инские казаки под предводительством гетмана Богдана Хмель-

ницкого разгромили польские войска. Казаков поддерживали

украинские крестьяне, а такжепо договору с ханом Ислам-

Гиреемкрымские татары. Началось освобождение Украи-

ны от польского владычества. Вконце года казаки взяли Киев.

Вянваре 1654 года в Переяславле состоялся верховный со-

бор (рада) украинского казачествапо инициативе гетмана

Богдана Хмельницкого. Рада приняла решение: воссоединить Ук-

раину с Русским государством. Вту пору разумные украинцы

ясно понимали, что обеспечить их независимость и достойное

существование может лишь вхождение в состав братской Руси.

Полякитоже сильная ветвь славянстваотносились к

украинцам и белорусам свысока, как вельможные господа к

холопам. Сходным было и отношение их к русским, что осо-

бенно ярко проявилось, когда «паны» захватили Москву. Не-

удивительно, что в те далекие времена и белорусы, и украин-

цы тяготели к Москве, а не к Варшаве.

Как мы уже говорили, осознали свое единство не сразу даже

многие русские племена. Как обычно, против этого активно вы-

Богдан Хмельницкий

оно было разрушено по тем причинам, о которых мы упомина-

ли выше.

При всем уважении к русской духовной культуре Крижа-

нич с негодованием обрушивался на низкую бытовую культу-

ру знати, привилегированных групп общества. Он отмечал, что

простой люд на Руси живет в общем лучше, чем во многих

западных землях. В то же время государственные служащие

нещадно грабят народ и быстро богатеют, имея даже неболь-

шое жалование. «Чем они живут?— вопрошал Крижанич и

отвечал:— Легко понять: продажей правды. Неудивительно, что

в Москве много воров и разбойников».

Впорыве негодования он обвиняет и весь русский народ:

«Привыкшие всякое дело делать скрытно, потакать ворам, все-

гда находиться под страхом и обманом, русские забывают вся-

кую честь...» Причины этого он видел в социально-политичес-

кой зависимости людей: «Везде кабаки, монополии, запреще-

ния, откупы, обыски, тайные соглядатаи; везде люди связаны,

ничего не могут свободно делать, не могут свободно употреб-

лять труда рук своих и пота лица своего».

Свободу Крижанич понимал, сообразуясь с западными нра-

вами. Например, предлагал и русским беспощадно сжигать ере-

тиков, как это принято было в Западной Европе, и подавлять

лютеранство, кальвинизм и гуситов, храня дружеские отноше-

ния с католической церковью. Он призывал к избавлению от

инородцев как таковых, вне зависимости от их талантов и го-

товности честно служить России.

Ив те времена, и раньше, и позже нередко заедино высту-

пали русские с татарами, башкирами, мордвой и другими не-

славянскими народами. Исторически сложились менее дружес-

кие отношения русских с этнически родственным славянским

народом католиками-поляками, чем с мусульманами-татарами.

Одно уж это показывает, что в дружбе, как и в политике, дале-

ко не всегда важна принадлежность к одному и тому же пле-

мени или к одной религиозной конфессии. Тут ситуация зна-

чительно сложней. Крижанич этого не учитывал. Хотя в рус-

ском народе было на этот счет более верное понимание.

Окакой же свободе действовать, «употреблять труда рук сво-

Не слишком гостеприимный прием, который был оказан ему

на Руси, не озлобил Юрия Крижанича. Он с гениальной про-

зорливостью отметил достоинства русского языка (зная хор-

ватский, немецкий, итальянский, латинский и греческий) и

значение Руси для объединенияна этой культурной осно-

вевсех славян. Сравнивая сочинения, написанные на разных

славянских языках, он признавался: «Яне могу читать киевс-

ких книг без омерзения и тошноты. Только в Великой Руси

сохранилась речь, пригодная и свойственная нашему языку,

какой нет ни у хорватов и ни у какого другого из славян.

Это оттого, что на Руси все бумаги государственные, приказ-

ные, законодательные и касающиеся народного устроения пи-

сались своим домашним языком». Тем не менее Крижанич

предлагал выработать еще более полный и общедоступный

славяно-русский язык (что и произошло в конце ХVIII— на-

чале XIX веков).

Развитие самобытной русской культуры и экономики тор-

мозится, по мнению Крижанича, засилием немцев, особенно в тор-

говле, производстве и управлении. Россия должна поощрять в

первую очередь русских и, более широко, славянских деятелей.

«То, что заявил Крижанич,— писал Н.И. Костомаров, —

остается в главной своей мысли неизменною истиною: только

Россияодна Россия может быть центром славянской вза-

имности и орудием самобытности и целости всех славян от

иноплеменников, но Россия просвещенная, свободная от наци-

ональных предрассудков». (Заметим, что подобные предрассуд-

ки у русских выражены несравненно слабее, чем едва ли не у

всех народов мира.)

Эти идеи подхватил через три столетия после Юрия Кри-

жанича В.И. Вернадский. На лекции в Праге (1922 год), по-

священной проблемам геохимии, он сказал во введении: «Втес-

ном единении всех славянских ученыхв их более влиятель-

ном положении в жизнилежит будущее всех славянских

народов».

Всередине XX века такое политико-экономическое и куль-

турное единство сформировалось на основе СССР и друже-

ственных ему стран Восточной Европы. Однако к концу века

идея глобализации. Под нее начинают подводить и теорети-

ческую базу.

Однако в мировом хозяйстве, как в биосфере или экосисте-

ме, огромное, а то и решающее значение имеет принцип разно-

образия. Он исходит из разнообразия природных условий Зем-

ли, сложной организации живых организмов. Уменьшение раз-

нообразия есть признак деградации, наиболее четкий показатель

которойстандартизация социумов, культур и личностей.

Можно возразить: а как же тогда оценивать вхождение в

состав единого государства представителей разных народов и

культур? Икак тогда расценивать требование признания еди-

ного государственного языка?

Все зависит от того, на каких условиях осуществляется та-

кой синтез культур и народов. Если сохраняются условия рав-

ноправия, сохранения и развития национальных культур (что

предполагает, конечно, знание родного языка), то такое госу-

дарство отвечает критерию разнообразия.

Украинские и белорусские (к чести белорусовмалочис-

ленные) националисты упирают почти исключительно на то,

что их не устраивает гегемония русского языка. По узости своих

воззрений они не желают замечать безусловно всемирного зна-

чения именно русской литературы и русской науки, а в начале

XX века еще и русской философии. Это и есть тот фундамент,

на котором стоит и стоять будет русская культура. Если рус-

ские писатели Достоевский и Толстой признаны величайши-

ми писателями XIX века; если Ломоносов, Менделеев и Вер-

надский были (во всяком случае Менделеевсогласно ре-

зультатам опроса иностранных специалистов) величайшими

учеными соответственно ХVIII, XIX и XX веков, то почему бы

украинцам и белорусам не считать себя причастными к той

культуре, к которой они принадлежали? Ведь это не унижает,

а возвышает их. Иразве плохо, что их на Западе продолжают

называть русскими?

Кстати сказать, В.И. Вернадский был по национальности

украинцем, организовал Украинскую академию наук и был ее

первым головой (президентом). И он по праву считал себя

представителем великой русской культуры. Но националис-

их» говорил Крижанич? Ведь он, в отличие от демократов, при-

знавал необходимость и справедливость самодержавной вла-

сти царя. Он имел в виду освобождение народа. из-под ига чи-

новников и олигархов (говоря современным языком):

«Свобода есть единственный щит, которым подданные мо-

гут прикрывать себя против злобы чиновников, единственный

способ, посредством которого может в государстве держаться

правда. Никакие запрещения и казни не в силах удержать чи-

новников от худых дел, а думных людей от алчных, разоритель-

ных для народа советов, если не будет свободы». При этом царя

он желал видеть просвещенным, добродетельным и гуманным.

Интересны замечания Крижанича, относящиеся к развитию

культуры. По его словам, «мудрость переходит от народа к на-

роду». Ив то время как одни, ранее отличавшиеся высоким раз-

витием, могут впасть в невежество, другие, напротив, обретают

высокую культуру. «Теперь пришло время для нашего народа

учиться,— писал он.— Бог возвысил на Руси такое славян-

ское государство, которому подобного не было в нашем наро-

де в прежних веках, а мы видим у других народов: когда госу-

дарство возрастает до высокой степени величия, тогда и на-

уки начинают процветать в народе».

Исторический опыт подтверждает три его обобщения. Во-

первых, культурный (духовный, интеллектуальный) уровень на-

родов может не только возрастать, но и падать. Хотя, добавим,

признать последнее многим мешает именно недостаток куль-

туры. Во-вторых, периоды подъема культуры наблюдаются у

разных народов в различное время. В-третьих, развитие наук

и народного просвещения зависит от состояния государства.

При всей кажущейся простоте мыслей Крижанича они до

сих пор недостаточно оценены и поняты не только обществом,

но даже специалистами-историками и философами. Наиболь-

шей популярностью в Новое время стали пользоваться гипо-

тезы неуклонного прогресса, поступательного развития духов-

ной культуры, прежде всего науки. В XX веке, когда стихийно

сложилось более или менее единое мировое хозяйство при

господстве технической цивилизации, подавляющей локальные

культуры, приводящей их к единому стандарту, реализуется

по его указаниям. Но важно, что он понял объективность и

неизбежность этого процесса и сделал его объектом философ-

ского осмысления. Ясность его мысли контрастирует с предель-

но политизированными, стоящими вне нравственности рассуж-

дениями современных националистоводних из вдохнови-

телей и зачинателей смуты в СССР, как тогда называлась ве-

ликая Россия.