«Я ПРИШЕЛ ДАТЬ ВАМ ВОЛЮ!»

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

Укрепление централизованной государственной власти

процесс, как мы видим, противоречивый. Водном случае прихо-

дится жестокими мерами подавлять привилегированные груп-

пы (условно говоря, «номенклатуру»). Вдругом случае предос-

тавляются благоприятные условия для процветания «номенк-

латуры» за счет народа при ослаблении роли в обществе цер-

кви. По этой причине народные восстания происходили не при

Иване Грозном, а при «тишайшем» Алексее Михайловиче.

Наиболее знаменито восстание, руководителем которого стал

легендарный Степан Разин. По словам Г.В. Вернадского: «Бунт

донских казаков и крестьян под предводительством Степана

Разина был яростным выражением оппозиции московским спо-

собам управления и тяготам общественного строя Московии,

многие годы копившейся в различных слоях населения Руси».

Было бы точнее, на наш взгляд, говорить о слоях населения, на-

ходящихся в основании общественной пирамиды, которые обоб-

щенно принято называть народом.

До сих пор не все выяснено об этой смуте. Виной тому и

недостаток документальных данных, и противоречивый образ

Разинаразбойника, пирата, «вора» и в то же время умелого

дипломата, ставшего из атамана предводителем народного вос-

стания. Показателен интерес к нему Александра Пушкина, ко-

торый еще в 1824 году писал брату: «Вот тебе задача: истори-

ческое сухое известие о Стеньке Разине, единственном поэти-

ческом лице русской истории». Два года спустя поэт написал

три песни в народном стиле, посвященные атаману. Однако

несколько сот казаков и беглых людей. Внародной песне, за-

писанной в конце XIX века, об этих событиях сказано так:

Унас то было, братцы, на тихом Дону,

На тихом Дону, во Черкасском городу,

Породился удалой добрый молодец

По имени Степан Разин Тимофеевич.

Во казачий круг Степанушка не хаживал:

Он с нами, казаками, думу не думывал;

Ходил-гулял Степанушка во царев кабак,

Он думал крепку думушку с голытьбою.

«Судари мои, братцы, голь кабацкая,

Поедем мы, братцы, на сине море гулять,

Разобьемте, братцы, бусурманские корабли,

Возьмем мы, братцы, казны сколько надобно,

Поедемте, братцы, в каменну Москву,

Покупим мы, братцы, платье цветное,

Покупивши цветно платье, да на них поплывем».

Понятно, это не исторический документ, хотя почти все из-

ложенное в нем выглядит правдиво. Степан затевал походы, не

советуясь с казачьим кругом, на свой страх и риск. Сначала он

повел отряд по реке в Азовское море. Не сумев прорваться мимо

турецкой крепости Азов, вынужден был пойти на Волгу.

Здесь ему улыбнулась удача: удалось захватить и разгра-

бить богатый караван, принадлежавший московскому купцу

Шорину. Попутно были освобождены заключенные. Из Аст-

рахани против разинских разбойников был послан отряд

стрельцов. Но их количество было велико, да организовал их

атаман по-военному. Так что стрельцы были разбиты.

Дальнейшие действия Разина показывают, что он не имел в

виду поднимать народное восстание. Об этом пишет историк

Г.А. Санин: «Но вот загадка: отряд Разина к осени 1667 г. на-

считывал около 3000 человек. Царских войск в поволжских

городах почти не было: самый крупный, астраханский гарни-

зон, насчитывал 1600 человек. Разин был хозяином положения

и на Нижней Волге, и на Яике. Почему же он не пошел по

сравнительно поздно встал на путь цивилизации, жесткого го-

сударственного устройства.

Во времена Степана Разина для вольнолюбивых или оби-

женных господами русских людей оставалась возможность

бежать на Дон, к казакам. Всередине ХVII века этой возмож-

ностью пользовались многие, что заставило правительство уже-

сточить меры против беглых крестьян и холопов.

Но и на Дону житье беглым было не сладкое. Чтобы не обо-

стрять отношения с Османской империей, Крымским ханством,

а также с Ираном, русское правительство не поощряло набе-

гов казаков на побережья Черного и Каспийского морей. Бег-

лый люд бедствовал и вынужден был идти в услужение к

богатым казакам. Ведь на Дону казакам запрещали занимать-

ся хлебопашеством, опасаясь, что с крупными землевладения-

ми придет на Дон и крепостное право.

По некоторым сведениям Степан Разин, принадлежавший к

зажиточной казацкой семье, неоднократно участвовал в соста-

ве посольств (станиц) на дипломатических переговорах в

Москве и у калмыков. Вряд ли он помышлял о каких-либо

выступлениях против существующей власти до 1665 года. Но

в том году был несправедливо казнен царским воеводой Дол-

горуким старший брат Степана, лихой казачий атаман Иван

Разин.

На следующий год летом произошло неординарное событие.

Казачий атаман Василий Ус, под командованием которого на-

ходилось полтысячи человек, двинулся походом в Централь-

ную Россию. По пути к нему присоединялась голытьба, беглые

крестьяне. Возникали местные бунты, крестьяне грабили по-

местья своих господ. Отряд Уса увеличился в несколько раз,

превратившись в своеобразную народную армию. Однако она

была плохо организована, и на серьезные военные действия

атаман не решился. Не дойдя Тулы, он повернул обратно. Сним

пришли на Дон толпы беглых крестьян и холопов. Здесь Ва-

силий Ус и его ближайшие сподвижники были арестованы

и подверглись наказанию плетьми.

Поначалу Разин не имел намерений повторять поход Уса.

Он был лишь атаманом, под начальством которого находилось

204 Р. БАЛАНДИН, С. МИРОНОВ ТАЙНЫ СМУТНЫХ ЭПОХ 205

хической республики Либерталии, якобы созданной пиратами

на Мадагаскаре; между прочим, одно время у Разина была база

на острове недалеко от Баку, но ни о каких попытках превра-

тить ее хотя бы в долговременное поселение неизвестно.)

С богатой добычей Разин возвратился в низовья Волги. Его

люди щеголяли в роскошных нарядах, приводя в изумление

местных жителей. Астраханский воевода не посмел их задер-

жать и разоружить. Царицынского воеводу Разин велел вы-

пороть за злоупотребление властью. Трудно сказать, какие те-

перь были планы у Разина, когда он после столь успешного

(по части обогащения) похода пришел на Дон. Вполне возмож-

но, что у него был замысел пойти на Москву. Ведь он знал о

Разинцы в захваченной Астрахани

Волге на север, почему, пе-

резимовав в Яицком город-

ке, двинулся на юг, на Пер-

сию? Ответ может быть

только один: весной 1668 г.

Степан Разин вовсе не со-

бирался воевать с москов-

скими боярами. Ему нуж-

но было быстрее, пока не

собрались правительствен-

ные войска, вывести каза-

ков за пределы России». Выйдя в Каспийское море, разинская

вольница принялась грабить приморские поселения. Послан-

ный для их усмирения персидский флот был разбит.

Обычно эти набеги историки расценивают как пиратские

акции с единственной цельюграбежа, взятия заложников

(их чаще всего обменивали на русских, находившихся в раб-

стве). Но есть и другая версия.

«Целью похода,— пишет Г.А. Санин,— был не примитив-

ный грабеж, а создание свободного казацкого поселения, подаль-

ше от жестких и жадных рук российских бояр. Это была на-

родная утопия о свободной «подрайской землице», о «стране

Беловодье», в поисках которой землепроходцы освоили Си-

бирь и дошли до Тихого океана. Конечно, ничего не получи-

лосьпришлось заняться грабежом. Многие города северно-

го побережья Персии были разграблены, казацкие струги за-

биты до отказа дорогими восточными товарами».

Трудно согласиться с тем, будто в Сибири искали «подрай-

скую землицу»: слишком уж мало походит природа Централь-

ной, а тем более Северной Сибири под описания райских са-

дов. Но у Разина, возможно, и была надежда обосноваться со

своей армией где-нибудь в Южном Прикаспии. (Приходят на

память не вполне достоверные сведения о существовании анар-

Степан Разин

в персидском одеянии

206 Р. БАЛАНДИН, С. МИРОНОВ ТАЙНЫ СМУТНЫХ ЭПОХ 207

якобы ответил: «На что церкви? Кчему попы? Венчать, что

ли? Да не все ли равно: станьте в паре под деревом, да про-

пляшите вокруг, вот и повенчались».

После того как разинцы захватили несколько крупных го-

родов, чиня расправу над местными властями и сжигая дело-

вые бумаги, разбойный поход превратился в самое настоящее

народное восстание. Городская беднота порой сама открывала

крепостные ворота перед восставшими. По-видимому, Степан

Тимофеевич был готов к такому развороту событий. Теперь он

замыслил поход на Москву не с Дона, а от Волги. Об этом можно

судить по описанию Н.И. Костомарова:

«Посланцы Стеньки разошлись по всему Московскому го-

сударству до отдаленных берегов Белого моря, пробираясь и

в самую столицу, распространяли в народе «прелестные» (в

смыслепрельщающие.— Авт.), в которых он извещал, что

идет истреблять бояр, дворян и приказных людей, искоренять

всяческое чиноначалие и власть, установить казачество и учи-

нить так, чтобы всяк всякому был равен. «Яне хочу быть ца-

рем,— говорил и писал Стенька,— хочу жить с вами как

брат». Он знал, что крепко насолили народу бояре, дворяне и

приказные люди, и удачно направлял свои удары; но знал он

также, что крепко в народе уважение к царской особе, и ре-

шил прикрыться личиной этого уважения. Он распустил слух,

будто с ним находится царевич Алексей (который в действи-

тельности умер, а его роль исполнял какой-то черкесский кня-

зек.— Авт.) и низверженный патриарх Никон. Посланцы

Стеньки толковали народу, что царевич убежал от суровости

отца и злобы бояр, и Стенька идет возводить его на престол, а

царевич обещает льготы и волю».

Как видим, была развернута идеологическая война (говоря

по-современному). Разин ясно сознавал, что надо заручиться

поддержкой общественного мненияне в господствующих

кругах конечно же, а в народе. Хотя в те времена сделать это в

короткие сроки и в больших масштабах было практически

невозможно.

При Степане Разине народ, узнав о начавшемся восстании,

пришел в волнение. Там и сям вспыхивали отдельные бунты

тяжелом положении и недовольстве крестьян, готовых к вос-

станию.

Но сколь бы ни была сильна и авторитетна личность Сте-

пана Тимофеевича, сколь убедительно ни умел он выступать

перед народом, далеко не все зависело от его желаний. Он был

вынужден считаться с мнением большинства.

Если верить тамбовскому воеводе Я. Хитрово (у которого

были, конечно же, среди казаков свои люди), Разин в Черкас-

ске на казачьем Кругу задал три вопроса. Первый: хотят ли

казаки идти на Азов? Ответом было молчание (как знак не-

согласия). Вторым был вопрос, на который Разин, возможно,

хотел получить согласие: на Русь ли, на бояр идти? Немногие

крикнули «любоИ тогда пришлось спросить, уже заранее

предполагая ответ: идти на Волгу? Раздалось дружное:

«Любо

Понять казаков было нетрудно. Поход на Москву опасен, а

успех его вызывает сомнения, да и предприятие чересчур гран-

диозноенастоящая война. То ли делопохозяйничать на

Волге: где еще сыщешь столь богатые купеческие караваны при

незначительной охране?

Расчет оказался верным. Легко овладели Царицыным, а

затем с боем взяли Астрахань, учинив жестокую расправу над

защитниками. Взахваченных городах учредили систему управ-

ления по образцу казачьей вольницы. «Фактически Разин

начал создавать новый государственный аппарат»,— пишет

Санин. Но допустимо ли говорить о госаппарате, когда нет

соответствующего государства? Скорее, речь должна идти о

местном самоуправлении анархического типа (что вовсе не ис-

ключает дисциплину и порядок).

Былинно-песенный эпизод о том, как Стенька бросил матуш-

ке-Волге в подарок персидскую княжну, некоторые историки

считают поэтическим вымыслом. Свидетельств, его подтверж-

дающих, не имеется. Более правдоподобен другой эпизод,

подчеркивающий «вольнодумство» и здравый смысл Степана

Разина.

Некоторые казаки обратились к нему с просьбой выделить

средства на восстановление храмов, сгоревших в Черкасске. Он

виселицы и на каж-

дой висело по сорока

и по пятидесяти тру-

пов, валялись разбро-

санные головы и ды-

мились свежею кро-

вью, торчали колья,

на которых мучились

преступники и часто

были живы по три

дня, испытывая неопи-

суемые страдания».

Несмотря на это

бунты вспыхивали

по-прежнему, а там,

где «народ безмолв-

ствовал», его симпатии были явно на стороне восставших. Про

Разина ходили легенды; считалось, что он заговорен от пуль.

Тем временем церковные иерархи внесли свою лепту в борьбе

с бунтовщиками, предав анафеме вора и богоотступника Стень-

ку Разина со всей его вольницей. Авоеводы продолжали жечь

мятежные деревни и проводить массовые казни. Предполага-

ется, что тогда на Руси погибло около ста тысяч человек!

Как тут снова не сопоставить царствование «тишайшего»

Алексея и Ивана Грозного. При первом страдал народ, а жертв

было в 20—30 раз (!) больше, чем в опричнину, которую «де-

мократически» настроенные публицисты и историкипрежде

и теперьименуют не иначе как «террором».

Или другое сопоставление. Если при Сталине в 1930-е годы

русский народ увеличивался в числе, а террор был направлен

главным образом на привилегированные группы, то при «де-

мократизаторе» Ельцине русский народ стал невероятно быс-

тро вымирать (!).

Расправа

над восставшими.

Гравюра XVII в.

против угнетателей. Мародерствовали банды разбойников.

Пожары огненным вихрем пронеслись по городам, деревням, а

более всегопо имениям. Была самая настоящая смута... Но

не было единой организации, согласованности действий, ясно-

го понимания смысла и целей восстания.

Царские войска легко подавляли бунты, жестоко казня вос-

ставших. Главный карателькнязь Долгорукийпревратил

свою резиденцию в Арзамасе в место массовых пыток и убийств.

По свидетельству современника: «Страшно было смотреть на

Арзамас; его предместья казались совершенным адом: стояли

«Прелестная грамота» Разина