ПОЧЕМУ ПОБЕДИЛА МОСКВА?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

Внауке принято избегать вопроса «почему», предпочитая

«как». Вистории поиски первопричин чаще всего уводят все

дальше в прошлое, порой в доисторические времена, где и вов-

се отсутствуют письменные свидетельства, а восстанавливать

события приходится по косвенным фактам.

Ивсе-таки попытаемся ответить на вопрос: почему Москов-

ское великое княжество вышло из феодальной войны окреп-

шим, восстановившим и усилившим свои позиции? Это про-

изошло несмотря если не на бездарность, то во всяком случае

заурядность Василия II.

По всей вероятности, народу надоели постоянные феодаль-

ные междоусобицы, те беспорядки, которые были вызваны про-

изволом тогдашних олигарховбояр и князей. Лучше уж

было терпеть от одного великого князя Московского, чем от

целой оравы удельных князей московских, великих князей иных

земель и от их удельных князей. Постоянные раздоры и хит-

рые политические интриги ослабляли каждое русское княже-

ство. Врезультате возрастала опасность подпасть под власть

сильных и агрессивных западных или восточных соседей.

Была еще одна важная причина, способствовавшая оконча-

нию феодальной войны. Феодалы противоборствующих сторон

захватывали общинные земли черносошных крестьян, то есть

лично свободных крестьян, несших государственные повинно-

сти. Такая «экспроприация» в ХV веке шла полным ходом (и

была в основном завершена в годы опричнины при Иване

Грозном).

Возникали многочисленные отряды «татей», как называли

тогда вооружившихся крестьян, вступавших в борьбу с угне-

тателями. Междоусобицы ложились тяжким бременем и на го-

родской небогатый люд, да и на богатых купцов тоже: ведь они

теряли торговые связи. ВМоскве, Можайске, Серпухове, Нов-

городе, Пскове происходили народные восстания.

Это пугало все слои феодаловот мелких дворян до бояр

и удельных князей. В одних случаях крестьяне поддержива-

ли своих князей в борьбе против Москвы. Вдругих выступа-

ли за московское господство. Беднота Устюга Великого открыла

ворота города Шемяке. Его крепкой опорой были жители

Вятской земли, где еще были сильны патриархальные поряд-

ки, а феодальный гнет был слабее, чем в Московском великом

княжестве. ВВятку стекались беглые холопы, готовые сражать-

ся с Москвой. Победа Василия II обернулась для многих из

них закабалением.

А крестьяне и горожане Московского великого княжества

поддерживали Василия II. Ведь каждый новый приход чужа-

ков приносил им новые тяготы, грабежи, разорение.

Впериод междоусобиц феодалы начинали чувствовать зыб-

кость своего положения. Они теперь во многом зависели от

более низких социальных слоев. Ате в свою очередь начинали

осознавать свои политические возможности. Это обстоятель-

ство их тревожило. Борясь друг с другом, они становились

слабее, попадая в зависимость от собственных подданных или

от чужеземцев или иноверцев.

Важную роль играла авторитетная православная церковь, ко-

торая выступала не только за стабильность, но и за объедине-

ние отдельных феодальных владений в одно государство. Впро-

тивном случае страну ждала судьба Византии.

Затянувшаяся смута утомила и господ, и подчиненных. Сла-

бость власти порождала не столько анархию, сколько хаос. Иес-

ли для воинственных князей ратные «потехи» были заняти-

ем привычным и естественным, то для простого людакрес-

Работа крестьян на монастырь. Рис. XVI в.

тьян, ремесленников, а также для купцов и торговцев постоян-

ные междоусобицы стали в конце концов невыносимыми.

Народ устал от беспорядка. Гарантировать установление мира

мог только сильный правитель. Учитывая центральное поло-

жение Московского великого княжества, таким правителем с

наибольшим успехом мог быть его государь.

Обратим внимание и на возросшее самосознание русского

народа. Как и многие славянские племена, восточные славяне

были миролюбивыми, не склонными к ожесточенным захват-

ническим войнам. Те, кто предпочитали вольную жизнь, могли

поселиться на свободных территориях на севере и юге Рус-

ской равнины.

Можно сказать, веками на Руси шел естественный отбор

двух основных типов характера: оседлого землепашца или

горожанина, занятого своим делом, миролюбивого и спокой-

ного, и вольнолюбивого, анархически настроенного челове-

ка. Для такого отбора были благоприятны условияи при-

родные, и социальные, и политические. Врезультате в цент-

ральном регионе страны оставались главным образом люди,

склонные к мирным занятиям, к общественному порядку. Ус-

тановление такого порядка было связано, как стало ясно в

период феодальной смуты, с признанием главного правителя,

центральной власти.

Вновь следует подчеркнуть проницательность, чувство са-

мосохранения и политическое чутье, которое продемонстриро-

вал народ. Этот патриотический инстинкт русского народа

позволил не только преодолеть негативные последствия сму-

ты, но и превратить этот кризис в предварительный этап пе-

рехода в новое состояние общества, к созданию единого госу-

дарства на Руси. Врезультате феодальных распрей произош-

ло не разобщение, а объединение отдельных княжеств. Произош-

ло не сразу, но закономерно и последовательно.

...Обратившись к современности, к смуте конца XX века, мы

увидим нечто прямо противоположное. Могучая держава без

особых катаклизмов была расчленена на большое количество

так называемых «независимых государств», из которых все

стали несравненно слабей экономически и политически, чем

прежде. Скажем, эстонцу в СССР принадлежалакак пол-

ноправному гражданинувся гигантская территория круп-

нейшей в мире страны от Балтики до Тихого океана. Его пра-

ва ничем не были ограничены по сравнению с преобладающим

русским населением.

Правда, теперь богатый эстонец волен разъезжать по всем

странам мира. Но для подавляющего числа населения провин-

циальный национализм оказался не более чем средством их

полного закабаления местными олигархами. То же относится

и ко всем «независимым» государствам. Трудящимсявклю-

чая интеллигенциютам теперь живется намного хуже, чем

при централизованной власти в единой могучей державе.

Если здраво рассудить, то так оно и должно быть. Несмот-

ря на излишне крупные затраты на оборону страны, единая пла-

новая экономика при нормальной организации имеет явные

преимущества перед стихийно развивающимися раздробленны-

ми экономиками соседствующих, но разобщенных государств.

Тем более что у каждой из них будет недоставать сил для про-

тиводействия агрессивным крупным державам.

В то время как США включают в сферу своих экономичес-

ких интересов огромные регионы по всему земному шару, в то

время как европейские страны создают единое экономическое

пространство, мощная сверхдержава расчленяется и превра-

щается в весьма непрочное «содружество» экономически сла-

бых государств.

Не вдаваясь в теоретические обоснования, следует трезво оце-

нить непреложный факт: совокупный экономический потенциал

так называемых независимых государствбывших союзных

республикв несколько раз ниже того потенциала, которым

обладал СССР!

Под фальшивым лозунгом демократизации и националь-

ной независимости произошло невероятное для XX века: пе-

реход к феодальной раздробленностисобытие прямо про-

тивоположное тому, что происходило на Руси в XV веке. Тог-

да смута предшествовала и определила создание единой могу-

чей державы. Теперь смута привела к распаду великой сверх-

державы и, в частности, к разобщению славянских народов (не

говоря уж об отчленении русского этноса).

Это был процесс экономической, политической, военной, куль-

турной и в целом общественной деградации. Если учесть его

длительный характер, надо признать, что он был не случаен и

не определялся только внешними враждебными силами.

У СССР были еще более мощные и агрессивные враги, и он

смог с ними справиться. Так что главная причина в том, что

принципиально изменился правящий слой, а также социальные

слои, прежде всего интеллигенция.

Отчасти это стало следствием сталинской национальной по-

литики, которая была направлена не на подавление нацио-

нальных культур и национального самосознания даже малых

народов, а наоборот, на их сохранение и укрепление. Создав

национальные автономии и предоставив там преимущества

местному населению (исключение составила только Российс-

кая Федерация), создав Совет Национальностей, центральная

власть тем самым ослабила свое влияние в регионах. Икак

только к управлению страной пришла преступная «команда Гор-

бачева», вся структура социалистической системы государств

расшаталась, а затем и рухнула. При этом не обошлось и без

предательства.

Преодолеть буржуазную потребительскую и паразитическую

идеологию не так-то просто. За долгие годы мирной жизни она

стала разъедать общественное сознание, поражая прежде все-

го и преимущественно высшие общественные слои, партийную

номенклатуру. Соединившись с национализмом, буржуазная

идеология обрела взрывоопасный характер, агрессивный и

злобный.

Кто же выгадал от расчленения СССР? Олигархи разного

пошиба и «феодальные князья» с националистической окрас-

кой. Кто прогадал? Практически все народы и все культуры

на этом огромном постсоветском пространстве. Ипроизошло это

в результатепомимо всего прочегоутраты значительной

частью русского и советского народа реального представления

о мире и своего места в нем, утраты глубинного инстинкта са-

мосохранения и национального достоинства, понимания тех

преимуществ, которые может предоставить своим гражданам

сильное, независимое, экономически и научно-технически раз-

витое государство.

Русские люди XV века если не всегда это ясно осознавали,

то глубоко чувствовали. Это и стало одним из важных факто-

ров, способствовавших прекращению феодальной смуты и со-

зданию великого государства.